Somewhere in oblivion

Слэш
NC-17
В процессе
1
автор
Размер:
планируется Миди, написано 5 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Глава 1

Настройки текста
Примечания:

1

"Ни одна страсть не околдовывает человека так, как любовь и зависть"

      Картинная галерея - это то самое место, куда направился наш журналист. Именно здесь известный по всему городу художник, выставляет на показ свои лучшие работы. Отличие главное у этих двоих - это то, что второму приносит работа радость, а первому лишь угнетает. Первый не получает всего того, чего желает, а второй берет о жизни все и очень много всего в себе питает. Чувства смешанные в нем, а зависть к другим растет с каждым днем. Зависть к счастливым по жизни людям, зависть к прохожей компании друзей, зависть берет из глубины души его. Пожирает, он от этого постепенно умирает. Не в физическом плане конечно, а в душевном, но душевные страдания бывают сильнее физической боли. Юноша был не беден материально, работал себе в удовольствие, мог позволить себе многое, но от этого ему становилось не лучше. Для него счастье истинное было не в деньгах, увы, а в том, чтобы найти новые краски. Краски эмоций и истинного счастья. Такого, чтобы окрыляло, такого, чтобы от всеобщих человеческих ценностей не отделяло. Грезил об этом он всю свою жизнь, а именно сегодня уже двадцать один год. Дата не юбилейная была, ну и что? Ему не было разницы никакой. Он не мог радоваться ничему тому, чему обычно радуются все люди. Для него вся жизнь - сплошное дежавю, которое он из покон веков проживает и смысла в своем существовании не сыскает.       Для второго же наоборот, самыми главными ценностями являлись слава и богатство, он всегда жаждал лишь этого. Ничего, кроме этих двух перспектив не приносило ему должного счастья. У него была и крыша над головой, и родители, и друзья. Однако, он все равно был этим недоволен, он хотел всегда большего. Для него слова о любви, поддержка и прочее, то чего так жаждал первый были пустым местом. Пустым местом, пустыми словами, пустыми действиями. Журналист был обычным скрягой, который хотел лишь материального благополучия, которого не волновали люди, та и сам он себя не очень то и волновал. Он жил, только ради того, чтобы стать богатым, знаменитым и умереть известным, в своем роскошном особняке. Таково было его основное желание. У него в этом заключался весь смысл его жизни, а точнее будет сказать это была цель, а смысла в его обычном существовании его не заботил. Он не радовался когда ходил на работу, он не мог радоваться солнечному дню, он не радовался получению аттестата. В последний раз он радовался только тогда, когда выиграл в лотерее тысячу йен. И то, потратил их на другие лотерейные билеты, в которых выиграл тридцать йен и потерял по итогу четыреста семьдесят.       Разные цели и разные взгляды на жизнь. Может они и в самом деле словно жили на разных планетах, но кто его знает, что на самом деле они хотели. Быть может они лишь прикрывали своими желаниями свои истинные мечтания? Мы никогда этого не узнаем и не сможем узнать. Если конечно только они сами не расскажут, но это вряд ли случится так скоро, как мы этого с вами ждем.       - Я не думал, что Вы все таки придете ко мне на выставку. - на лице Дазая было удивление приходу гостя.       Он не впервые видел своего одногруппника Чую. Да, в первые он увидел его только вчера. На занятиях он не видел его, потому что сам там не присутствовал. Потому что сам по себе наш знаменитый творец учиться не то, чтобы совсем не любит, но ему кажется отталкивающим сама идея сидеть в душной аудитории и каждый день на протяжении нескольких лет слушать лекции какого-то там профессора. За что его назначили профессором? За занудность и узкость мышления? Был такой один у них лектор, на протяжении всего выдаваемого на лекцию времени, он рассказывал всем о том, что они обязаны устроиться на работу и работать с графиком 5/2, чтобы потом была нормальная пенсия. Также твердил о том, какие же все студенты бездарные и о том, что они с такими-то знаниями никогда не смогут стать такими же гениальными, как его персона. Именно за такие величайшие заслуги университета, как душная аудитория и душный лектор он и не хотел посещать занятия. Сам университет был техническим, никому не было понятным то, почему Дазай, выбрал именно его. Может в другие его просто отказывались брать? В любом случае он все же решил посетить учебное заведение под конец второго семестра. Причиной тому было подписание диплома, красного диплома успешного окончания учебы. Видимо причиной получения этого диплома стала известность универа, после того, как художник прославился на весь город. Чуе поручили найти причину той его известности и доложить об этом своему начальнику. Хоть он уже день, как не студент и его задание вроде как было отменено, но он все равно хотел найти ответ. Он жаждал получить его и воспользоваться им. Ради этого он специально поджидал парня после выдачи дипломов, возле кафетерия, он почему-то был уверен на все сто, что он направится именно сюда. Он словно настолько сильно погрузился в раздумья о Дазае, что постепенно стал мыслить, как он. Со стороны он точно выглядел, как обычный сталкер. Но на самом деле он просто завидовал. Особенно забавным казался очевидный (ну или же не очень) факт. Практически все противоположности будут завидовать друг другу. Иногда на подсознательном уровне, а иногда зависть будет их поглощать настолько сильно, что они и не заметят, как погрязли в ней всем своим нутром.       При встрече этих двух противоположностей в тот самый вечер, можно было подумать, что началась Третья мировая война и в этом были замешаны только эти двое. Они стояли напротив друг друга в проходе кафе, где мешали людям нормально пройти к своим столикам. Взгляд рыжего выражал ненависть, а взгляд человека, который и вызывает в нем то самое чувство, выражал лишь негодование. Сравнить эту сцену можно было бы так же с битвой титанов, которая производилась так, что в качестве оружия был взгляд. После того, как они так простояли около пяти минут, парни наконец разошлись. Дазай подошел к столику и хотел было сесть, но тут в его личное пространство снова ворвался он. Теперь они сидели друг напротив друга и все так же таращились друг на друга. Стояла неловкая пауза. Осаму хотел взять инициативу на себя и наконец было начать диалог, но тут началось очень сильное землетрясение. Непонятные скачки, стены тряслись, а потолок постепенно обваливался. Чуя хотел бежать, но был прикован к стулу. Он кричал, он кричал, что есть силы, но он себя не слышал. Звон в ушах. Ничего, кроме шума от землетрясения и пронзительного звона в ушах. Из глаз его собеседника полилась черная нуга, похожа консистенцией на нефть и он продолжал сидеть с тем же выражением лица, которое у него и было. Все посетители замерли в пространстве, один лишь журналист пытался бежать, но не мог. Его дыхание перехватило, он чувствовал как сильно бьется его сердце, он задыхался. Парень не мог плакать, он лишь беззвучно орал во всю глотку. Звон в ушах охватил весь его разум.

Что произошло?

      - Эй, мистер! С вами все в порядке? - звон прекратился.       Они снова стояли в галереи. Не было землетрясения, звона, а у художника было все в порядке с глазами и лицом. Стояла тишина. "Наверное на меня нахлынули воспоминания со вчерашнего дня." - это первое, что пришло в голову парню. Он все еще пребывал в шоковом состоянии, это ощущение того, что ты хочешь кричать и бежать, но при этом не можешь ничего сделать худшее ощущение, которое могло бы возникнуть у человека. Дыхание все еще было прерывистым и присутствовало чувство дереализации. Его пугала такая внезапная тишина. Он напрочь позабыл о том, зачем пришел и что он здесь делал. Перед ним все также стоял художник, который уже во второй раз в своей жизни не понимал почему этот паренек сверлит его своим взглядом. Да, он все вспомнил, а может и не забывал.       - Я забыл зачем приходил, извините. - чуя собрался уходить, дабы его не приняли за сумасшедшего. - Извините, что я вас потревожил зря.       - Погодите, мы ведь не договорили о Вашей статье. Помнится, вы хотели задать мне пару вопросов о моем творчестве, но в тот день Вам стало плохо и Вы решили пойти домой.       - Я этого не помню, извините Дазай, я себя плохо чувствую. Снова. Я наверное пойду.       Через полчаса должна была начаться выставка картин, но художнику не хотелось ее проводить. Он не считал себя заслуженно тем, кем являлся. Он считал себя недостойным этого. Всех этих выставок, наплыва людей, интервью. Он не был достойным этого. Он так думал. Он был в этом уверен. Дело не в том, что ему надоела былая слава, а в том, что он не тот, кого показывают в газетных статьях и по телевизору. Он не великий творец искусства, он обычный парень, который вместо того, чтобы учится рисует каракули на холстах. Он обманщик. Он обманывает людей, говоря им, что на этих холстах картины со скрытым смыслом и красотой. На самом деле там нет ничего. В этой картине, которая висит у самого входа, та которая была самой любимой из всех тех, которые он писал, в ней нет никакого смысла. Не было его и в той картине, которая была на данный момент справа от него. Холст, кисть, немного воды и краска - краткий путь от ничего к ничему. Юноше не было понятным то, зачем к нему пожаловал снова этот журналистишка. Что он хотел еще о нем узнать? Он ведь лишь бездарность, он ведь лишь пустое место, в него надо лишь помидоры бросать, а не газетные статьи посвящать. Плохо было ему от этого, сейчас он только осознал насколько. Бездарность. Обманщик. Пустое место. Обычный человек, у которого на первый взгляд есть все, а на самом деле нет ничего. Эти холсты были всем, что у него было, но они все равно не могли его порадовать. Он смотрел на них часами и не мог поверить в написание их своими собственными руками. Чужие картины, написанные в чужом доме, чужими руками.       Осаму не понимал истинных намерений парня, он лишь мог предполагать ради чего он уже вторые сутки следует к нему. Конечно, тот прямым текстом заявил о том, что хочет узнать его секрет успеха. Но явно его целью являлась не статья, а нечто другое. "Быть может он хотел самолично воспользоваться этим? Но каким образом он может воспользоваться советом, который я мог бы ему дать, если я до конца сам не понимаю, как я добился этого всего? Случайность? Ошибка? Не знаю, но и не хочу узнать (наверное)" - размышлял парнишка, все еще смотрев прямо в душу гостю.       - Мне кажется, Вам следует отлежаться, прежде чем идти домой. А то в прошлый раз Вы чуть не ли падали, пока шли. - Осаму подошел ближе к журналисту. - Давайте охранник проведет Вас до комнаты служащих? Там в основном хранятся мои неудачные работы и материалы, но в этой комнате также есть удобный диван. Вы отдохнете и наберетесь сил, мы может еще сможем с Вами побеседовать касательно моего секрета. - он повернулся в сторону охранника, стоявшего возле входной двери. - Эй ты, да ты, подойди сюда и помоги этому парню добраться до комнаты служащих. И желательно побыстрее!       Журналист не стал перечить и сопротивляться. Он молча проследовал с охранником в комнату сотрудников, тот закинул его руку к себе на плечи и помогал идти. По пути Чуя засматривался на работы художника, они висели на каждом шагу. Их было настолько много, что не сразу верилось, что это все нарисовал один человек в таком юном возрасте. Все они были не то, чтобы шедевральные, они были написаны с душой. Складывалось впечатление такое, что будто в каждой картине была заложена душа автора и как будто в каждой из них он отражал какую-то свою мысль. Только, непонятно, какую именно. При взгляде на эти работы не было ощущения грусти или радости, скорее возникало желание разгадать их потаенное значение. Хотелось залезть целиком и полностью в мозги автора и посмотреть, что же там он у себя таит. Возможно именно в этот момент Чуя понял, что не было никакого особого секрета. Осаму просто на холсте выплескивал свою душу и эмоции, которые люди не могли сыскать в себе. Или же наоборот, находили в них частицу не только автора, но и себя. Неужели в этом заключался весь секрет? Этого он понять не мог.       Они уже подходили к пункту назначения. Дверь открыл охранник при помощи ключа, таких у него было довольно много в связке и ему еще пришлось их перебирать, дабы найти подходящий. Этот охранник, видимо, устроился на работу по объявлению размещенном в каком-нибудь плохом переулке. От него так и тянуло табаком и запашком от алкоголя. Он был неухоженным, а костюм наверное брался напрокат. Человек, который мог бы себе позволить профессиональную охрану, нанял на работу местного алкаша. Это не лезло в понимание Чуи. Или он боялся зазвездиться тем, что будет ходить с дорогой охраной? Снова непонятно. У юноши еще больше разгорелось желание поговорить с ним. Он не помнил того, как пошел домой в тот вечер. Все его воспоминания были крайне расплывчатыми и всегда кончались жуткими ситуациями. К примеру, как эта закончилась землетрясением и прочими странностями. Хотя было скорее ощущение того, что он видел кошмарный сон, а не предавался воспоминаниям. Когда дверь отворилась охранник отнес гостя на диван, посмотрел с деловитым видом на часы, которые явно были подделкой известного бренда и ушел снова ко входу в помещение. В комнате для служащих стоял запах кофе, как оказалось после, в самом углу комнаты за вешалкой с одеждой стояла кофемашина. Кофе пить не особо хотелось в тот момент, поэтому юноша решил осмотреться. Рядом с кофемашиной стояла на тумбочке микроволновка, с чуть приоткрытой дверцей. А уже поодаль нее на стене висел телевизор, напротив которого стоял диван, на коем сидел парень. Вся комната была освещена лампочкой, висевшей прямо по середине комнаты. И вот снова непонятная ситуация. Дорогой плазменный телевизор, а вокруг него какой-то хлам, купленный на дешевом рынке. Той самой кофемашине наверное было лет сто, а лампочка мало того, что от нее было крайне слабое освещение, так она еще время от времени мигала. Это создавало более убожеский вид комнаты. Ситуацию, как упоминалось ранее, спасал только дорогой телевизор и наверное более менее хороший диван. Обои лежали на стенах клочьями, нет они не обвисли, их изначально приклеивали к стене отрезанными кусками разных типов обоев. Это наверное было некое арт решение художника, но выглядело это очень по-бедному. Почему человек, который может себе позволить хороший ремонт и мебель живет, как нищенка?       Так же в другом углу стояли несколько его разорванных работ, а рядом мольберт с чистым на нем холстом. На полу валялись различные художественные инструменты, такие как кисти, краски и простые карандаши. На каждом из простых карандашей были разные латинские буквы, а на некоторых одна буква и цифра. Видимо это было их обозначение и каждый из карандашей отличался друг от друга. Журналисту стало интересно, чем же они отличаются и каким писать картины лучше. На удивление ему стало легче и он совсем уж позабыл о том, что несколько минут назад чуть не ли валился с ног. Он встал с дивана и направился в сторону мольберта, заодно прихватил с пола несколько карандашей. Парень не знал точно зачем ему надо было выяснять, чем они отличаются друг от друга, но у него появилось необъяснимое желание это проверить. Все же постоянные мысли о художнике и об его работах, вероятно сказались на этом. Захотелось попробовать себя в творчестве. Он решил сначала попробовать карандашом 9B и на холсте образовались две темные черные линии. Затем F, 3B и наконец карандашом 5H он закрасил пустые участки. На холсте из тех первых двух небольших черных линий, образовался целый портрет. Портрет не был очень красивым, он был скорее похож на рисунок, который дети в детском саду несут к своим родителям и кричат при этом, что смогли изобразить их на бумаге во всей красе. Ему стало даже неловко перед собой за неумение рисовать, он раньше считал это простой работой. Та что уж там, он даже работой это не считал, скорее глупым хобби. Надо было видеть его выражение лица, когда он после пятнадцатиминутной работы, взглянул на то, что вышло в итоге. Это была некая смесь злости и огорчения в одном лице.       - А у Вас неплохо выходит, скажу я Вам, сэр. - за спиной Чуи стоял художник, который с внимательным видом изучал мазню журналиста. - Может примете участие в моей выставке, хах?       - Откуда Вы, черт побери, взялись?! Я не слышал даже того, как Вы вошли в комнату!       - А Вы, между прочим, без спроса взяли мои материалы для работы. Так что один 1:1, хахах! - он продолжал изучать картину и казалось, что он не насмехается над ней, а наоборот увидел что-то интересное в этой работе. - А на счет предложения, то я был серьезен. Вы видимо хорошо постарались и думаю, что эта работа покажется занимательной нашим гостям.       Без лишних слов, художник взял работу и быстро покрыв ее лаком для волос, дабы придать ей контрастности, понес ее в сторону выхода из комнаты служащих. Чуя пытался остановить его, но тот оказался быстрей и поворотливей парня. Забавно. На холсте ведь был изображен сам художник.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bungou Stray Dogs"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования