starstruck

Слэш
PG-13
Завершён
49
Пэйринг и персонажи:
Размер:
12 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
49 Нравится 7 Отзывы 10 В сборник Скачать

song of my heart

Настройки текста
Примечания:
      Пальцы Джеюна болят от долгой игры на гитаре, но его труды совершенно не окупались. Он перебирал аккорды часов пять без перерыва, но так и не смог ничего написать. Он всегда знал, что творческий кризис поджидал за углом, особенно, когда Джеюн месяц до этого каждый день выдавал новые песни. И, конечно, сначала он вошел в раж и выпустил несколько песен на Ютуб, где некоторые из них получили большой отклик. Большой для него – это пятнадцать тысяч просмотров и от силы две тысячи пальцев вверх. Приятные цифры, взяв во внимание то, что подписчиков на его канале — четыре тысячи. Негусто, но их он набрал самостоятельно, без рекламы и прочего блата, привилегий «богатеньких». Джейк таковым не был, он родился в семье со средним достатком, жил в обычном доме, где не было золотых унитазов и трех этажей. Это был обычный дом с одной единственной спальной комнатой на втором этаже — она принадлежала непосредственно Джейку, и одной ванной комнатой для него же. На первом было две спальни — родительская и гостевая, и соединяющая две комнаты ванная. Там же гостиная с плазмой, не новая модель, одна из старых, купленных в лихие десятые годы, но плазма. И там сейчас сидит Джеюн, выминая дыру в старом диване (но удобном до невозможности), щелкает каналы, пока его взор не цепляется за одну передачу. Обычно, тут он смотрит сопливую дораму каждую пятницу в восемь часов вместе с мамой, но никак не слушает молодого артиста, поставивший на кон свою личную жизнь и свободное время. Ли Хисын, ещё до карьеры певца, был известен тем, что его отец – бизнесмен и какая-то важная шишка в Корее. Он часто появлялся на каких-то конференциях, Джейк смотрел несколько трансляций оттуда, чтобы просто поплевать в экран, глядя на богатеньких дядек и их сыночков. Через год, может два, стало известно, что Ли Хисын отказался перенимать бизнес своего отца и дропнул какой-то трек, который, по непонятным причинам, стал очень популярным. Может, девочки тащатся по такому? Песня о любви и о том, как сильно он любит ту самую. Ту самую – это кого? Наверное, им нравилось представлять, что они и есть те самые, Джейк правда не знал, ведь не он же — та самая, верно? Но для него правда была одна — мажорик просто прославился за счет своей внешности (этого нельзя отрицать — он невероятно красив) и кучи денег. Купил рекламу, накрутку и всё – о тебе знают на каждом углу, ты главная тема для обсуждения и тебя все, почему-то, любят. Может и не все, потому что в одном спальном районе почти на окраине живет паренек Шим Джеюн и тихо ненавидит этого зазнавшегося пацана. А он таким был, конечно. Джеюн очень много читает, когда не занят писанием музыки, но, к сожалению, не книги, а новости и все слухи медиа индустрии. Возможно, он надеется увидеть статью «Начинающие музыканты», где будет его ник из Ютуба, возможно он хочет увидеть провал многих артистов в прямом эфире. Скорее второе, чем первое. И благодаря тому, что времени для развития у него много, а желания развиваться мало, то остальные часы уходят на слежку за популярными личностями. Так он узнал, что Хисын грубо и публично отказывает дать автограф, чего уж говорить о фото, когда этот осел даже автограф оставить не может. Ещё он узнал, что Ли Хисын использует какую-то крутую туалетную бумагу, он погуглил этот бренд и офигел. Чего ему обычной не вытирается-то? Но считать чужие деньги ему не сильно хотелось, только иногда, когда противный комок душит сильнее. Так что сейчас он без сильной агрессии (и вообще без всяких эмоций на лице) слушает чужое пение. — Так много автотюна, айщ, — шипит Джейк и нажимает красную кнопку на пульте. Да даже он, человек, которому на ухо медведь наступил, будет петь словно ангел, если бы ему подкрутили автотюна. «Чего же не поешь тогда?» грязным оскалом прошлось в его голове. Правда, чего же? А вот он пойдет и докажет! После этого Джеюн ещё два часа просидел за гитарой, пока мама не вернулась с вечерней смены и не приготовила ужин. Пришлось занять пальцы палочками, а не струнами. Всё-таки, как там говорят? На сытый желудок и думается проще. Ну, если никто не говорит — тогда Джейк будет первым. — Как успехи, сынок? — мама налила Джеюну воды в стакан и поставила рядом, лениво опираясь бедром о кухонную тумбу. — В чем? — не понял вопроса Шим и продолжил медленно жевать рис. — Ты так долго играл сегодня. Получается? — кстати об этом. Мама его желание стать музыкантом поддерживает от и до. По её рассказам, в подростковом возрасте она сама мечтала стать певицей, но из-за взглядов родителей не смогла осуществить свою мечту, вот и старается поддерживать сына в любом его начинании. Но эти рассказы о её молодости и упущенных возможностях заставляют кипятиться. То есть, он мог родиться в семье музыкантов? Так почему же он не? Во всём он винил вселенную: за несправедливость, за мозоли на пальцах, за маленькое количество лайков. — Нормально, — он повел плечом и попытался стряхнуть с себя чужой взгляд. Было неприятно. — Стараюсь изо всех сил. — Я всегда рада помочь тебе, ты же знаешь, — миссис Шим улыбнулась и провела ладонью по кудрявым волосам сына. Джейк улыбнулся и встал из-за стола, чтобы вымыть пустую посуду. — Спасибо за ужин, сладких снов заранее, — он оставил поцелуй на щеке мамы и ушел в комнату. Папа, к сожалению, сегодня на ночной смене.       В двенадцать часов утра его телефон начал умирать от бесчисленных звонков. Прошлой ночью он выложил очередную песню, которую написал в экстазе. Выложил и отправился спать, даже не зная о том, что ближе к десяти часам его видео, длящееся две с хвостиком минуты, попадет в рекомендации. А телефон продолжал трещать, даже после того, как Джеюн, не стараясь вытащить свою голову из-под подушки, сбросил несколько раз звонки. «Может, что-то важное?» легкая тревога ударила ключом и, кажется, отшибла последние мозги парня. — Да? — его голос сонный и хриплый, он даже не пытался скрыть того, что спал, чтобы человеку, который ему позвонил, стало стыдно. — Здравствуйте, это Jake2002Ssi? — чужой голос был взволнованным и гипертрофированно веселым. Кто бы с таким озорством стал называть его никнейм из Ютуба? Ну, видимо, этот мужчина на другом конце трубки. — Да. — кажется, его мозг разучился давать другие ответы. — Звоню от лица YEBLESHIN entertainment с деловым предложением. Вас может такое заинтересовать? — Да? — Можем ли мы встретиться сегодня в любое время? Место можете сами выбрать, — Джейк прикусил губу, всё ещё заспанный и мало соображающий, отдал ответ на автомате. — В четыре? В кафе, которое, ну с этими, как их… С собаками! — Jake2002Ssi, Вы… Вы уверены? — мужчина, кажется, не особо любит собак, раз не горит желанием выпить кофе с собачьей шерстью. — Да. — Тогда, до встречи. Когда на другом конце послышались гудки, Джеюн поднял голову от подушки и осмотрел свою комнату. Всё то же самое, ничего не изменилось, кроме того, что он спал в обнимку с гитарой и ноутбуком. Шим встал с кровати и направился в ванную комнату, где в зеркале на него смотрело ничто иное, как чудище. Вообще, это называется отражение, но сам с собой он может называть вещи своими именами. Когда Джейк привел себя в более человеческий вид, до его головы дошло. Сегодня в четыре в собачьем кафе. Встреча с кем? Какой-то представитель. Кто вообще звонит в такую рань, чтобы предложить какую-то деловую встречу? На часах час дня.       Джейк пришел на пятнадцать минут раньше, чтобы поглазеть на собачек и немного успокоиться. Он волновался, потому что понятия не имел, что от него хотели. Денег? Да ему бы кто подкинул. А что еще тогда? Самое странное было то, что его называли по никнейму из Ютуба, ведь в других сетях стояло что-то более приличное, где хотя бы фигурировало полное имя, а не глупое Джейк-две-тысячи-два-щи. В кафе, помимо него, была какая-то парочка и несколько официантов, которые следили за порядком и животными. Ну, еще разносили заказы. Колокольчик над дверью зазвенел и на Джеюна упала тень взрослого мужчины. Но от взрослого мужчины была лишь тень, потому что перед ним его сверстник - не старше. — Jake2002Ssi? — Это я. Шим Джеюн, если можно, — он улыбнулся и жестом руки пригласил присесть рядом. — А Вы? — Меня зовут О Сехун. Я представляю YEBLESHIN entertainment. — Понятно. А что от меня хотели? — Сегодня Вы выпустили… песню, — видимо, у этого мужчины не поворачивался язык называть ее таковой. Это была обычная мелодия с тихим голосом Джеюна, который вместо слов, просто промычал мотивчик. — И мы бы хотели купить её. С этими словами он достал договор. Джейк хотел спросить, что-то на подобии «Почему?», но не успел, так как его перебили: — Прежде чем отказаться, взгляните, что от вас требуется, — он указал на листы, скрепленные между собой скрепкой (почему не степлером? так же удобнее) На листах черным по белому было напечатано, что они хотят купить все права на эту песню, в замен Джеюн получает деньги и упоминание в кредитах. Ого, его смехотворный ник где-то будет? — А для кого? — он поднял взгляд на мужчину и отложил договор в сторону. Это было странным и непривычным. Его песню правда хотят купить? Рад ли он этому? Он сам пока не знает. То, что крупное агенство хочет купить его песню — тешило самолюбие, но станет ли он популярным, если его укажут в кредитах какого-нибудь бесполезного певца? — Ли Хисын, — это имя, кажется, преследует его. Чужое имя хотелось сплюнуть и никогда больше не слышать, но сколько бы он не плевался, этот Ли Хисын появлялся снова и снова. — Хах, — Джеюн не смог сдержать смешок. Он знал, что этот парень чистая бездарность. Покупать песни? Как мило. Такой ему совет: возьми гитару в руки и попробуй сочинить что-нибудь сам. Шиму хотелось отказаться. Скорее, чисто из принципов и убеждений, что Ли Хисын ничтожество, но сумма была кругленькая, а ему уже вот-вот и нужно сменить струны на гитаре. Карманных ему, конечно, могло хватить, но всё бы вышло тютелька в тютельку и лишних денег бы не было ещё ближайший месяц. А на следующей неделе еще день рождения у матери, так это сколько придется денег тратить? — Гарантируете? — Что? — Отметить меня в кредитах, — пояснил Джеюн и кивнул сам себе. — Да, конечно. Ваш ник… Jake2002Ssi… Будет указан в кредитах, — кажется, этому О Сехуну не очень нравилась такая идея, что в кредитах, среди брутальных имен будет его. Ну а что? Подгадить этому пареньку тоже хотелось. — Хорошо, — пожал плечами Джейк и подписал договор. Глаза менеджера просияли. Он правда так легко продал песню? Может, нужно было дать ему поменьше денег? Но деньги уже отправлены, а Джеюн идет спокойный домой, даже не подозревая о том, чем это всё обернется.       Следующая неделя оказывается очень дикой. Он постоянно куда-то ездит по домашним делам и у него совершенно нет времени сесть за написание песен. Прямо сейчас парень с огроменными пакетами в руках идет по самой оживленной улице и молится о том, чтобы пакеты выдержали. Пакеты в этом супермаркете были не самые качественные и не самые крепкие, так что его продукты могли в любой момент от него укатиться. Но пакеты его не подвели, подвел какой-то чувак, резко врезавшийся в его плечо. — Широкий дофига? — хмыкнул Джеюн ему в спину и начал собирать продукты, которые выпали из бедного пакета. — Пошире тебя буду, — этот незнакомец в кепке, маске и черных очках, явно пытался скрыть свою личность, хотя своим видом только сильнее привлекал внимание, выглядя как торчок или вор. — Ты-то? — с явной издевкой в голосе усмехнулся Джеюн осмотрел парня с головы до ног. Ничего такого. Полный среднячок. — Я-то! Ты знаешь, кто я такой? — он подошел ближе, не настроенный на драку, но явно желающий почесать языком. После этих слов парень стянул с себя очки и опустил маску, предоставляя Джеюну чужое лицо. Эту физиономию он узнает из тысячи. Ли Хисын. Говорят, что встретить кумира миллионов, как главный герой какого-то дешевого фильма — невозможно. Но что это такое? Прямо сейчас Джейк стоит напротив человека, который почетно занимает первое место в его личном рейтинге самых противных людей на планете. Звезда ухмыляется, когда видит чужое растерянное лицо. Очередной фанатик? — Такой ослиной морды я давно не видал! — первое, что пришло ему на ум, глядя на довольное выражение чужого лица. — Че сказал? Ты, ничтожество, лучше последи за языком. Я тебя одним взмахом руки уничтожу. — О, не сомневаюсь. Ты же только так проблемы решать можешь, верно? Деньгами и славой. Только вот, если бы не твой папаша, который рвал зад сутками, ты бы не был таким самоуверенным сейчас! — Правда? Так попробуй порвать свою жопу, чтобы получить хоть что-нибудь, — он выплюнул это в чужое лицо и ушел по-английски. Джейк поступил точно так же.       С того дня Джеюн начал ненавидеть Ли Хисына ещё сильнее, хотя, казалось, куда ещё. Он оказался не только глупой задницей, пустышкой и бездарностью, но и полным мудаком. Каждый день Джейк прокручивал у себя в голове этот диалог и убеждался только сильнее, что Ли Хисын — ничего не стоит и вся его популярность держится за счет денег и милого личика. После того дня Шим старался избегать любого упоминания о певце, который так сильно испортил ему настроение. Но когда мама переключала каналы и остановилась на ангельском (по ее словам) пении, Джеюн понял. Это его мелодия. Его тот самый мотивчик. Неужели, песня уже вышла? Ему не понадобилось много времени, чтобы найти эту самую песню — на нее даже клип снят. Но, что там с кредитами? Ничего. Никаких Джейков две тысячи два щи, ничего подобного. Музыка? Ли Хисын. То есть, как? Как это — Ли Хисын? Они лично купили у него песню. Даже осталась копия договора. Джейк, совершенно не раздумывая, звонит по номеру, который так и остался неопределенным. — Алло? — первым делом говорят на том конце, на что Джеюн только сильнее злится. — Хуем по лбу не дало? — он зол. Кровь кипит и вот-вот превратится в лаву, но он старается держать себя в руках. Ключевое слово «старается». — Вы обещали, что впишите мое имя в кредиты. Но, Боже, что же я там вижу? Ли Хисын? Ли Хисын?!? — чуть громче повторил Джеюн, не давая вставить и слова человеку по ту сторону. — Так вы мне отблагодарили? Просто денег дали? Думали, что, раз я такой непопулярный, то меня можно обвести вокруг пальца? — Ты че несешь, пацан? — это был не голос О Сехуна, который покупал у него песню. Это был другой, противный и надменный голос. — Какие кредиты? Это банк? — Нет, это полиция правосудия! Почему меня нет в кредитах к песне, которую вы купили у меня? — чужие приколы его вовсе не смешат, заставляют силой сдерживать гневный крик и желание крушить всё вокруг. — К песне? — незаинтересованно, скорее просто так спросил Хисын и хмыкнул. — Ну, а кому ты нужен? Как тебя там, Джейк что-то там, верно? Так, послушай сюда, Джейк что-то там. Такой тебе совет: не продавай песни слишком крутым людям, чтобы не оставаться Джейком что-то там. Доходчиво? — Пошел ты, — в этот раз, по-английски отключился Джеюн.       В следующий раз ему снова звонят с того номера. В этот раз звонил Сехун и долго извинялся за мерзкие слова Хисына, а потом объяснил где находятся кредиты. Он зря устроил ту сцену, потому что Джеюн действительно был там. Под видеороликом. Было приятно. Когда он видел свой нелепый никнейм в кредитах — ему хотелось петь громче, чем обычно. Наверное, именно так и родилась следующая его песня. В этот раз Джейк записал свой голос погромче, но пел он всё так же неуверенно, но даже так атмосфера песни сохранилась. Номер, к счастью, так и остался неопределенным. — Джеюн! Думаю, скоро мы с Вами породнимся! — голос О Сехуна был веселым и расслабленным, совсем не таким, как в первую их встречу. — Вы на счет песни? — догадался Шим и поджал губы. — Я отказываюсь. Не хочу продавать песню кому-то вроде Ли Хисына. — его имя на языке отдавалось горечью и чем-то кислым, наверное, это было его лицо, когда он слышит что-то об этом парне. — Не спешите отказываться! Что если, Хисын извинится? Как Вам такое? — хотя Джейк не видел чужого лица, он был уверен, что О продолжал улыбаться. — И на колени встанет? — Прошу Вас, без наглости, — он усмехнулся. Джеюн сделал вывод, что менеджер сам мечтает его на колени поставить. — Предлагаю встречу сегодня в пять тридцать. Встречу Вас в агенстве у входа. Втроем всё решим. Джейк не успел толком обдумать всё, как сразу согласился. Он мечтал увидеть, как Ли Хисын будет унижаться для него. Он не из тех людей, Джеюн уверен, кто любит извиняться. Он точно будет держаться за остатки своей гордости крепкой хваткой, но Шим обязательно посмотрит на то, как этот человек соскользнет с вершины своего раздутого эго.       Встреча состоялась, но без виновника торжества. О Сехун извинялся и пытался заговорить Джеюну зубы, пока они ожидали принцессу, которая не опаздывает, а задерживается. Чтоб ему пусто было. Больше всего Джейк ненавидит людей, которые опаздывают. А еще Ли Хисына. Комбо. — Извините, — парень дышал тяжело, как будто бежал, возможно так и было, но Джеюн все-таки сомневается. — Ты? — с отвращением в голосе произнес Ли и указал пальцем на младшего. — Я, — пожал плечами Джеюн и развел руки. — Вы уже знакомы? Славно. Хисын, давай, — Сехун улыбнулся и легким движением руки указал на Шима. — Черта с два! Ни за что! Он гад! Подонок! Ублюдок, черт возьми! — Чего ты соратников своих так часто упоминаешь? — съязвил Джеюн и сложил руки на груди. — Не особо вам нужна песня, я смотрю, — это было адресовано менеджеру. О Сехун взволнованно смотрел то на Джеюна, то на Хисына, который как упрямый козел уперся рогами в стену. — Никому твои песни не сдались! — хмыкнул Хисын и отвернул голову, как будто ему неприятна чужая компания. Так, наверное, и было. — Ха, думаешь? Благодаря мне, твоя крайняя песня стала хитом! Без меня ты бы так и остался… бесталанным ничтожеством, — он выплюнул только половину своего яда, что он припас на сегодняшний день. — Только благодаря мне она всем понравилась, не зазнавайся, — он помотал головой и сверкнул темными от злости глазами. — Хён, скажи ему свалить! — Спрятался за мамину юбочку? Я сам уйду. Буду наслаждаться своей песней, которую ты не испортишь своим мерзким голоском, — Джеюн встал с мягкого кресла в вестибюле и направился к выходу. Сехун начал что-то объяснять Хисыну на повышенных тонах, но Джейк уже не слушал. Он не хочет видеть этого идиота больше никогда.       Джеюн лежал на кровати звездой и о чем-то размышлял. Его мысли были хаотичные, без четкой темы, но они всегда крутились вокруг одного человека. Его имя, кажется, скоро станет тем, которое нельзя упоминать. После всех ситуаций, которые произошли, Джейк сделал один большой вывод: Ли Хисын — подонок, каких только надо поискать. Он злой, противный, совершенно не умеет признавать свои ошибки, и самое главное, Хисын чертовски горячий. И это бесило ещё больше. Он ненавидел артиста, его тембр голоса, от которого шли мурашки по телу, его темные глаза, которые становились острее и темнее, как только он злился (а это он только и делал в компании Джейка), а ещё эта гаденькая, но такая сексуальная ухмылка на его губах. Джейк правда не помнит тот момент, когда его лютая ненависть превратилась в похоть. Эти мысли раздражали и в голове от этого появлялось ещё больше вопросов. Но был один вопрос, который бы он не хотел задавать даже сам себе. Ответа он точно знать не хочет, но скорее, он даже и не сможет найти его. За окном кто-то посигналил. В спальном районе это редкость, люди обычно в дверь стучат, а не будят всех в округе. Джеюн лениво поднялся с кровати и заметил черный тонированный минивэн. Кто-то из людей Хисына приехал убить его? Что ж, если это спасет его от мыслей о сексуальности Ли Хисына, то Шим готов прямо сейчас накинуться на этих людей, чтобы они поскорее прикончили его. Но из машины никто не вышел, лишь посигналили снова. Может, это даже и не к ним? А к кому-нибудь из дома напротив? Но ему всё еще было интересно, кто же это такие. Но его внимание отвлекло сообщение, только что пришедшее на телефон. «Я вижу как ты смотришь, выходи, надо поговорить.» Видит? Джейк резко задернул шторку и скатился вниз по стене. Кто это? Все-таки люди Хисына решили прибить его? Или он сам готов это сделать? Но это было бы ещё хуже, ведь пока бы Хисын его душил, Джеюн точно не отказал бы себе в мыслях о том, как же его руки хорошо смотрятся на его шее. «Это Хисын.» Все-таки это он. Джеюн наспех накинул на домашнюю футболку какую-то кофту на замке и побежал из дома. Родители давно спят, как и нормальные люди, но, видимо, Джейк и Хисын не относились к этой категории. Он вышел из дома через главный вход и медленно подошел к машине. Окно медленно опустилось и за рулем минивэна сидел Ли Хисын. Зачем пригонять сюда такую махину? — Запрыгивай, — Хисын открыл двери изнутри и пустил сжавшегося от холода парня внутрь. — Я хотел сказать тебе, что… Хисын медлил и не спешил извиняться. Но Джейк не торопил. Даже несмотря на то, что он не хочет ничего слышать от Хисына — извинения получить все же хотелось. По крайней мере, в замен за моральный ущерб, который Хисын наносит ему, когда его транслируют по телеку. — Извини. — Не расслышал, что? — Джейк играет с огнем и в его руках нет огнетушителя, но их взаимоотношения всегда были такими. — Повтори. — Извини, — Ли сказал это чуть громче и нахмурился. Неужели, они так сильно нуждаются в этой песне? — Я думаю, мне жаль, что я тебе наговорил столько гадостей. Надеюсь, тебе тоже. — Да, мне тоже жаль, что ты мне это всё наговорил, — легко согласился парень, но совершенно не с тем, с чем ожидал старший артист. — Хватит. Ты, должно быть, умираешь от радости. Я, собственной персоной, приехал к тебе, чтобы извиниться. Черт, да ты счастливчик. — Тогда распишись мне на сиськах. Ли Хисын, не зазнавайся, — Джейк повторил чужие слова и хмыкнул себе под нос. — Ты мне не нравишься ровно настолько, насколько я тебе. — О, рад, что это взаимно. Они молчали недолго, несколько мгновений, прежде чем это стало совсем неловко, Хисын решил открыть рот: — Так, ты продашь песню? — Продам, — с тихим вдохом, то ли сожаления, то ли усталости, согласился Шим. — Куда съездить подписать договор? Когда Джейк покинул машину и вернулся в свою любимую комнату, то принялся рассуждать, да, всё ещё о Ли Хисыне, но не как о мудаке, придурке и бездарности, а как о бездарности и придурке, который все-таки может извиниться.       Договор вновь подписан, у Хисына новая песня, а Сехун не может перестать так широко улыбаться. Его менеджер казался святым человеком и Джеюну стало его жалко. Он уверен, что Хисын совсем не заботится о нем, так что решил позаботиться сам. Принес два кофе — для себя и для О Сехуна, на что Хисын устроил сцену, что, раз приносишь кофе — приноси всем. Они снова поругались. Вообще, О Сехун по-секрету ему рассказал, что Хисын на самом деле не такой придурок, каким кажется. Но в это было трудно поверить. А ещё было трудно поверить в то, что Ли Хисын, оказывается, следит за аккаунтом Джеюна довольно давно. Даже сказал его ник на Ютубе. Дома он обязательно проверит. Но пока что — это кажется полной чушью, совсем не связанной с реальностью.       Дома, к сожалению, Джейк не забыл о том, что пообещал себе проверить один ник. Он зашел в подписчиков и среди них нашелся тот самый. Ну, может Сехун решил подтрунить его и смягчить их взаимоотношения, выставляя Хисына не сволочью, а просто цундеркой. В то, что Хисын действительно знал о Джеюне раньше — поверить сложно, но не невозможно.       Спустя несколько ночей, за окном снова показался тонированный минивэн. С Ли Хисыном за рулем. Он почти ничего не говорил, лишь бросил сухое «Давай прокатимся.». Это было утверждением, точно не вопросом, потому что Джеюн даже не успел ответить, как они тронулись с места. Катались они час, может полтора, но время пролетело невозможно быстро. Он ещё никогда не катался по ночному Сеулу. Особенно красиво было рядом с рекой, где стоял мост, который красиво переливался. Джейк подавлял в себе желание выйти из машины и сделать несколько фото, ведь на улице было холодно, а на нем снова ничего, кроме домашней одежды и кофты, надетой наспех. Хисын, который, кажется, почувствовал чужое желание, снял с себя легкую курточку, подстать погоде, и остался в пушистом свитере (это что, настоящая шерсть?). Джейк отмахивался и говорил, что ему вовсе не холодно, но вставшие волосы на ногах и мурашки говорили об обратном. Чужая куртка была теплой. Фотографии грели душу ещё сильнее. По приезде они ещё немного сидели в машине. Никто не спешил рушить комфортную тишину. Каждый думал о своем, но конкретно Джейк думал о том, что это чудо — он ни разу не съязвил ему. Появилась мысль о том, что Хисын себя ведет зеркально: как с ним — так и он с ними. Это хотелось проверить. — Было весело, — на пробу сказал Джейк и аккуратно взглянул на старшего. — Я замерз из-за тебя. Нет, все-таки Ли Хисын — ослиная задница.       Ночные прогулки стали глотком свежего воздуха. Его мозг, подобно рептилии, сбросил старую кожу и оброс новой, свежей и горящей новыми идеями. Он писал без остановки, игнорировал любые раздражители, а после с чистой душой выкладывал новые треки, пока на его телефон не приходит слишком подозрительная СМСка. «Оказывается, ты не бездарность». Номер не определен, но с него уже приходили сообщения. Но даже по содержанию было понятно кто был автором сообщения. Их ночные поездки стали негласным развлечением в четверг. Он приезжал в одно и то же время, возвращал так же, и за все те часы, которые они проводят в машине вдвоем, они обмениваются минимальным количеством слов, но если такое бывает, то от едких комментариев не может сдержаться никто. Правда, всему приходит конец. В следующий четверг машины не оказывается в назначенное время, спустя час тишина, а спустя ещё три Джеюн выдохся и лег спать. Сообщения больше не тревожили его телефон, а менеджер не пытался связаться с ним. Казалось бы, стоит радоваться и кричать на весь свет «От меня отстал Ли Хисын!» как он и мечтал, но когда это по-настоящему случилось, Джейк понимает, что это совершенно не приносит ему радости. Чужое отсутствие слишком сильно ощущалось, из-за чего Шим чувствовал это грустное одиночество, которое раньше его совершенно не беспокоило, а сейчас, когда он узнал каково это — находиться в кругу других людей, он понял, каким обжигающим было нахождение в полном одиночестве. Стены душили, гитара казалась слишком тяжелой, струны слишком жесткими, пальцы слишком корявыми, голова слишком сильно забитой Ли Хисыном. Любая другая мысль о Ли Хисыне приветствовалась, если бы это не было одно и то же слово, которое волнением отдавалось по сердцу и недоумением по мозгу. Скучаю. Лежа на постели, Джеюн думает о том, скучает ли Хисын тоже. Но Шим думает, что нет, потому что таких как Джеюн у него много. А у Джейка он был такой один. И от этого становится неприятно. Дело в том, что он не единственный для Хисына или в том, что Хисын для него единственный? Джейк не знает, но впервые, когда он хочет узнать ответ. Недолго думая, Джейк набирает номер и слышит несколько гудков, прежде чем ему отвечает женский голос. — Алло? — она хихикает, когда на заднем плане раздается какой-то шум и отдаленный мужской голос. — Джейк? Это ты? — теперь это был голос Хисына. Кто та девушка? Почему она была с ним? Почему Хисын с ней… а не с ним? Джеюн сбросил и прикрыл рот рукой. Ответ найден был слишком быстро. Он вляпался. Хисын звонит ещё два раза, которые Джеюн игнорирует, прежде чем начать строчить сообщения. Шим не хотел читать их, видел лишь обрывки на всплывающих окнах. «Джейк, что-то случи…» «Ты в безопасности? Почему ты не отве…» «Перезвони, умоляю…» «Тебе есть, что сказа…» Дальше Джеюн решил не читать. Хисын глупый. Он глупый и странный. Непонятный, как каша из школьной столовки. Ему бы не хотелось его знать, но сердце кричит об обратном. Мозг готов сопротивляться еще недолго.       На следующий день, не ночью и не в четверг, к его дому подъезжает машина. Но никто не сигналит, вместо этого в дверь раздается стук. Джейк спускался медленно, просто потому что надеялся, что человек по ту сторону устанет его ждать и попросту уйдет. Но он не ушел, потому что был придурком. Ли Хисын стоял в своих глупых солнцезащитных очках и кепке в этот пасмурный день. Маскировка и все такое, но он выглядел как полный идиот. Джеюн пропустил парня внутрь и вопросительно изогнул бровь. Язвить почему-то не хотелось. — Почему ты вчера звонил? — удивительно, но и Хисын не язвит. От этого, или от самого Хисына, у Джейка дрожат руки. Он замечал за собой такое ранее, но списывал на стресс или еще что-нибудь, каждый раз отрицая очевидную симпатию к Ли. — Я? Звонил? Когда? — Джейк врет, чтобы не признаваться в том, что скучал. Врет, чтобы не признаваться в том, что ревнует. — Ты что-то перепутал. — Перепутал? — Ли хмурится и глупо пялится на Джеюна. — Может это ты что-то перепутал? Я не таксист, чтобы слоняться без дела и ездить к тебе просто так! Раз не звонил, ну и черт с тобой! Плевать мне, понятно?! Джейк опешил. Что это с ним? Если у Шима получается неплохо сохранить самообладание, то у Хисына явные проблемы с этим. Менеджер был прав? Хисын просто цундере? — Понятно! — хмыкнул Джейк и сложил руки на груди. Почему-то сейчас вспоминается та девушка. — Иди дальше отдыхай с той девушкой, понятно? — Понятно! — проходит мучительная секунда, прежде чем до Хисына доходит смысл его фразы. — Не звонил, да? — Ага, не звонил, — кивает Джейк и отворачивается от парня. — Но о девчонке знаешь, — подловил его Хисын, с хитрой улыбкой на губах наблюдая за тем, как Джеюн отнекивается. — Угадал. — Угадал значит. — Именно. Но Хисын устал играть в кошки-мышки. Устал в тот четверг, когда не приехал. Понял, что скучал в тот вечер, когда Джеюн неожиданно позвонил. Понял, что тот скучал тоже, в этот момент, когда Джейк мило дул губы и отрицал очевидное. Но когда Хисын поцеловал Джейка, то он понял, что главную очевидную вещь он не отрицал. Это были его чувства.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "ENHYPEN"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования