Программа "Преданность" или сбой системы?

Фемслэш
G
Завершён
11
автор
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

...

Настройки текста
Примечания:
      В тихой комнате задумчиво прозвучало:       — Ты бы согласилась?       Практически сию минуту прозвучал ровный тон:       — Я обязана делать всё, что прикажет Хозяин, кем сейчас являетесь Вы, госпожа Райдэн. Если Вы прикажете мне, я-… — её отчёт прервал женский крик:       — Хватит! Я это уже слышала. Скажи мне, — она положила ладони на холодные плечи, — скажи, Сара, что ты думаешь на этот счёт?!       Ей надоело слушать однообразные фразы. Терпение лопнуло, поэтому она в отчаянии трясла создание, стоящее перед ней в смиренной стойке, но тут же опомнилась:       — Прости… за это. Тебе не больно?       Сара наклонила голову набок, будто щенок, внемлющий своему хозяину. Несколько секунд происходила загрузка, затем голова выровнялась, и тут же снова последовала монотонная речь:       — Я не могу чувствовать боль, но из моих познаний «боль» — это острое ощущение, возникающее от повреждений организма. Если Хозяйка это имела ввиду, то Вам не стоит переживать, мой скелет сделан из специального сплава, внешняя оболочка более прочная, чем кожа людей. Повреждений нет, система работает без перебоев.       С каждым новым словом Сары, с каждым взглядом хозяйки на абсолютно безэмоциональное лицо её подопечной, в глазах Райдэн всё сильнее гас огонёк, застилаемый пеленой слёз.       — Ты!.. — отчаяние переросло в чувство беспомощности.       Взгляд Райдэн упал на дверь выхода, и, — «Вот оно, » — промелькнуло в подсознании, — «Моё спасение».       Ей, как Клановой Леди, нельзя было поддаваться порывам эмоций. Однако, в семейном кодексе было прописано несколько иначе.

«Не позволять другим увидеть Вашу эмоциональную слабость.»

      Всколыхнув детское сознание, — а всё-таки Райдэн была очень молода, даже юна, — она дала ему слабину и разрешила себе мыслить следующее:       — «Значит, мои чувства никто не увидит — всё должно быть хорошо?.. Должно быть…»       — Сара. Завари мне чай, пожалуйста, — и всё же она не могла оставить вежливость.       — Какой чай Вы желаете? У нас сейчас есть пять видов чая: зелёный, белый, чёрный с чабрецом, жасминовый и лавандовый.       — Жасминовый.       — Насчёт добавок-…       — Никаких. И без сахара. Иди.       — Слушаюсь, госпожа Райдэн.       Как только послушное создание скрылось в коридоре, ведущем на кухню, внутри юной Леди щёлкнул рычажок под названием «Пора».       Всё ещё пытаясь сохранить крупицу самообладания, уже, скорее, по привычке выпрямляя спину и шагая мерно, почти бесшумно, Райдэн направилась к заветной двери выхода.       Выйдя, прикрыла дверь так медленно, словно, как только просвет в комнату исчезнет, забудется всё, что только что произошло, словно ей было тяжко это вспоминать.       И было. Но что поделать? Да, не она выбирала себе судьбу Клановой Леди, не она хотела иметь власть, но не иметь свободы, не она вешала на себя ярлык «аристократки». Но ей досталась эта судьба, её воспитывали как следующую главу клана, и на её плечи, такие хрупкие плечи, положили ношу возглавить такое количество людей, которое можно было бы назвать целым народом. Иногда хотелось выть волком, иногда — безудержно рыдать. Это — её испытание. Она не может его вот так бросить; понимает, что в конце ждёт награда.       Обязательно ждёт.       Не может не ждать.       Есть Сара. Да, Сара. Она всегда была рядом. Она просто была рядом тогда, когда это было нужно. Сара стала родной для Райдэн, словно сестра, подруга… нет, больше. Сара стала частичкой самой Райдэн. Но своей безэмоциональностью иногда делала больно, как говорится, резала без ножа. И тем не менее, Леди была без ума от своей подопечной и смело это признавала. Её нахождения рядом было более, чем достаточно, чтобы Райдэн продолжала бороться с кознями судьбы.       — «Иначе бы я не протянула столько в этом змеюшнике», — прикинула количество покушений физических и моральных Леди.       Подобные рассуждения несвойственны юным умам, но Райдэн пришлось рано повзрослеть, как это бывает, когда ты была чьей-то помехой ещё до своего рождения, и продолжались до тех пор, пока Леди не вышла на крышу по небольшому ходу для дворецких. Или для их хозяев, чтобы скидывать оттуда провинившихся слуг. А что? Всякое бывает.       — «До такого пока никто не дошёл, слуги-то выдрессированные, как шавки в цирке. Даже смешно», — оглядывала вид девушка, но, оценив высоту падения, закончила:       — «Хотя нет. Жалко.»       Тем временем в чайничке на подносе Сары томился чай, который она так любезно-обязательно заварила своей Хозяйке и уже несла в кабинет, как вдруг не ощутила ничьего присутствия. Тишина. Гробовая. Даже в ванной не шелестела вода.       — «Значит, и там нет», — пронеслось в голове… а андроиды вообще умеют думать?       В любом случае, именно к такому заключению пришло сознание Сары. Поставив поднос на стол, решила-таки проверить во всех возможных комнатах, даже в кладовке, куда сама частенько пряталась вместе с Хозяйкой и Макото в их детстве, скрываясь от гнева их отца.       И ничего.       Странно. Надо искать дальше. Куда же слуга без своего хозяина. В общем-то, ситуация была ровно наоборот, но Сара об этом и не мечтала… а техника умеет мечтать?       — «Главное — убедиться, что с госпожой Райдэн всё в порядке», — пронеслось… а в прочем, неважно.       Сара, как самое логичное в мире создание, поспрашивала, не видел ли кто госпожу, и как личная служанка, нет, помощница Райдэн дала распоряжение горничным и дворецким сообщить, если узнают.       Комнаты. Комнаты и коридоры. Коридоры и лестницы. Лестницы и подсобки. Всё, что было рядом с кабинетом и дальше него. Всё, к чему могла иметь отношение Райдэн в любом возрасте и могла не иметь. Весь дом осмотрен не без помощи слуг, и наконец, крыша. А что делать на пустом пространстве? Самое нелогичное место пряток. Или, именно поэтому, самое логичное?       Крыша встретила Сару прохладой весеннего вечера. Дверь открылась абсолютно беззвучно, как бы говоря: «Я тут самая новая и дорогая!», и так же неслышно закрылась.       Ровно по центру в полушаге от края, изящно выпрямив спину, стояла её Хозяйка. Даже тут умудряется всё делать идеально, с толикой перфекционизма. Девушку-андроида охватила тревога: одно неверное движение и госпожа Райдэн получит повреждения. Не так. И Сара больше не увидит свою госпожу. Ведь ограждения были сделаны не для функционального пользования, а в качестве украшения фасада особняка. Непродуманно. Но от того здесь всегда пусто — опасно. А значит можно пообщаться со своей головой, отрёкшись от остального мира.       Неведомым чудом осознание всей прекрасности и опасности момента было произведено Сарой в кратчайшие сроки. Она вообще стала чаще обрабатывать информацию об эмоциях других лю… она не думала о других людях. Её стала всё больше интересовать Райдэн. Что-то в тревожном голосе, прозвучавшем недавно, и ещё несколько раз до этого, заставило её обдумать, хорошо ли она выполняет свои функции. И, кажется, да. Но, кажется, этого не достаточно.       — «Людям часто что-то кажется, но они не часто думают логически», — Сара сделала не самый приятный вывод о людях.       Она стояла неподвижно и безмолвно, загружая новые данные и алгоритмы для их обработки чуть позже, наблюдая за Райдэн.       — Ох, Сара, — со смехом выдохнула длинноволосая, медленно поворачиваясь к проходу, — я буквально слышу, что ты думаешь.       — Госпожа, — мягко, словно с новой программой подружилась.       Виду андроида представилась её прекрасная госпожа, стоящая спиной к своей возможной смерти, руки заведены за спину, на лице грустная улыбка и капли слёз в уголках глаз. Но взгляд понимающий.       — Почему Ваше снисхождение оказывает на меня пагубное действие? — вот так, прямо в лоб. А что ей скрывать?       Улыбка плавно перешла в искреннее изумление. О чём говорит подопечная?       — Соизволь объяснить свой вопрос.       Сара медленно подходит к Хозяйке, попутно загружая больше информации. Райдэн смотрит. Наблюдает.       — Когда Вы смотрите на меня, на Вашем лице отражается снисхождение. Позвольте думать, как если бы я являлась непослушным ребёнком, а Вы в свою роль родителя не вносили пункт строгости. Как бы выразились люди?.. — мгновение, и она продолжает. — Если бы я чего-то не могла понять, а Вы не смогли мне объяснить, потому что я была бы слишком мала.       Полупрозрачная пелена слёз снова застелила взгляд Клановой Леди.       Говорит.       Она говорит простым языком. И распознаёт эмоции. Как несвойственно ей. Райдэн не осознавала этого до конца. Это было невозможным. Отчего вдруг эта перемена?       Сара продолжает:       — От этого у меня появляются сомнения, хорошо ли я выполняю свою работу. Возможно, я что-то упускаю из виду? Госпожа Райдэн?       — Всё в порядке, не беспокойся. Ты отлично выполняешь свою работу. Время попытаться тебе кое-что объяснить, — да, лучше времени и не придумаешь. — «Его могло вообще не настать», — притихла Хозяйка Сары.       — Я не смею Вас не слушать, госпожа.       — Оборачиваясь назад, я вспоминаю. Сначала ты была моей тенью. Тебя привели ко мне, поставив перед фактом, что ты — моя слуга. Тебя нельзя было найти, ведь ты скрывалась, старалась не мешать. Затем стала хвостиком. Ты испугалась, что проглядишь момент, когда будешь нужна мне и стала везде ходить за мной по следам. За это время ты меня хорошо выучила, и начались наши маленькие приключения — детские проказы.       Сара внимала, будто дитя слушает сказку. Взахлёб. Отдаваясь воспоминаниям. Спрашивая взглядом, о каких проказах идёт речь, на что Райдэн усмехнулась:       — Что ж, я тоже не считаю, что съесть на одно яблоко больше, чем положено по расписанию, — проказа. Но я нарушила запрет, установленный старшей сестрой. Для меня это было крайне волнительно. — И снова небольшая пауза, чтобы Сара успевала обработать информацию. — Затем ты стала правой рукой. Ты оказывалась всегда рядом, если мне нужна была поддержка. Одно твоё присутствие для меня, словно защитная от проблем оболочка. Я не знаю, поймёшь ли ты меня, Сара, но сейчас всё несколько по-другому. Ты не просто помощница или «правая рука». Ты стала частью меня, частью моей души. Это… — впервые на лице Хозяйки подопечная увидела такую неуверенность, — я должна признать, чуть больше, чем близкий друг.       Ожидание. Напряжение. Сильное.       — «Как бы у тебя не перегрузилась система.»       — Я-… — замялась.       Впервые выглянув за занавесь «правил и необходимости» увидела столь важное для своей Госпожи. Впервые заметила Её искреннее волнение за неё саму. И впервые не знает, что с этим делать. Но решила всё же продолжить, раз у них такой разговор:       — Алгоритмы андроидов практически не справляются с эмоциями людей. Но, кажется, я смогу Вас понимать. Я обещаю попробовать. Нет. Я не позволю себе не стараться понять Вас, госпожа Райдэн. Могу я спросить, будет ли Вам пока этого достаточно? — почти шёпотом и так хрупко проговорила Сара, и если б не ненатуральная оболочка, Райдэн могла бы поклясться, что видела её слегка зардевшиеся щёки.       С этого момента Клановая Леди уже не сдерживала слёзы, хотя всё ещё по привычке не всхлипывала, а старалась ровно дышать для успокоения.       — Ты сама-то понимаешь, в чём призналась сейчас? — попыталась улыбнуться.       — Я сказала недопустимое? — перепугалась.       Какой спектр эмоций открывается, когда смотришь с другой стороны.       Райдэн выдохнула, сбросив груз с души, и заключила Сару в лёгкие объятия:       — Всё в порядке. Это лучшее признание в моей жизни, — по-доброму усмехнулась.       Сара, всё ещё не до конца понимая суть происходящего, могла лишь ответить не менее невесомым объятием.       — «Тепло», — подумала Сара.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования