Сплошное разочарование

Слэш
R
Заморожен
30
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 2 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
30 Нравится 10 Отзывы 4 В сборник Скачать

как ни крутись, у нас не выйдет избежать всех бед

Настройки текста
      Позов отказывался верить в происходящее. Позов не понимал, как они до такого докатились.       Они с Антоном попадали в разные передряги, вернее, Шастун попадал, а Дима всегда оказывался рядом и старался помогать. Но сейчас Шастуна, кажется, нисколько не тревожит эта ситуация. Он или ещё не заметил, или же, что самое ужасное, ему настолько стало плевать на других, что он намеренно игнорирует происходящее.       Время застывает в одном моменте. Дима вспоминает, что раньше Антон точно таким не был. Пока перед самым совершеннолетием не познакомился с одним очень неоднозначным молодым человеком — Позову этот парень не понравился сразу, чего он и не скрывал, но все попытки вразумить Шастуна заканчивалась лишь очередной его пьянкой в компании Влада. Можно подумать, Антон специально делал всё наперекор, добиваясь непонятно чего. Последние два года после каждой новой встречи он менялся, с ним становилось всё труднее общаться. Из светлого и непоседливого ребёнка он превратился в жесткого и резкого подростка. Парень потихоньку перенимал не только странные и чуточку аморальные привычки Влада, но и его премерзкую манеру общения, в которой каждое безобидное слово становилось грязным.       Возможно, в силу возраста, бушующих гормонов и перестройки мышления, Шастун не замечал всех этих изменений в своём поведении. Возможно, он свято верил, что ведёт себя круто, совершая тупые и необдуманные поступки.       Дима всю свою сознательную жизнь считал Антона не просто другом, а практически братом. Младшим, проказливым и до безумия забавным. А ещё Дима в какой-то момент счёл своим долгом помогать Антону во всём. Это его маленькая, но очень важная миссия, которую он придумал себе сам.       Но в этой ситуации Позов бессилен, и он чувствует свою вину, считая, что обязан отвечать за ошибки Антона.       Антон уверенно выходит из машины, громко хлопая дверцей — эта игрушка ему уже наскучила, плевать, что с ней будет. Именно так. Его совершенно не грызёт совесть. Он не ощущает ни грусти, ни разочарования. Ему давно начхать на всё и вся, и он показывает это всем своим видом. Сейчас он настраивает себя на неизбежный конфликт.       Какая разница, виноват он или нет, если всё равно нет.       Шастун останавливается между двумя машинами, ожидая выхода другого водителя, который медлит — через остатки стёкол видны нервные копошения.       Но он же в порядке?       Антон хмурится, отгоняя от себя глупые мысли.       Дверь открывается не сразу, рывками — как будто она была повреждена задолго до аварии. Человек пытается выйти, забыв отстегнуть ремень безопасности, от чего его забрасывает обратно в салон. Антон цыкает на это убогое зрелище, скрещивая руки на груди — ему наскучило ждать. Внимание перехватывают объезжающие их машины, из которых виднеются недовольные и даже иногда злые взгляды. Утро — все спешат на работу, а они создали препятствие. Если оглянуться, то уже проглядывается значительное снижение некогда интенсивного движения.       Антон задумывается, что нужно бы поставить тот ярко-оранжевый треугольник, который все ставят при аварийных остановках. Но, во-первых, он сомневается, что таковой в принципе имеется в только что купленной машине, а, во-вторых, он че, порядочный? Будет он ещё заниматься такой херней. Для этого у него есть Дима.       Наконец мужчина выбирается из ловушки безопасности, а Антон уже готов. Уж по части скандалов и истерик ему точно никто не уступит. Он уже в нетерпении делает шаг навстречу, но застывает.       И понимает, что ничего не понимает: незнакомец не выглядит хоть чуточку цепляюще, а совершенно… обычно. Волосы взъерошены, цвет лица и мешки под глазами ясно дают понять, что тот не спал нормально уже достаточно долго. Обычная недорогая одежда без какой-либо изюминки: выглаженные брюки и светлая рубашка, которая слегка выправилась из-за того, что мужчина суетился, пытаясь поскорее выйти к Антону.       За все свои двадцать с небольшим лет Антон впервые не знает, что говорить. Не так. Не знает, как говорить. Сейчас он способен только стоять и неотрывно глазеть на мужчину напротив. Шастун и не пытается улавливать смысл слов, адресованных ему, но вроде тон у собеседника обеспокоенный и совсем-совсем не злой, как он ожидал.       А глаза такие добрые, такие…       — Парень, с тобой всё в порядке? Вы с другом не пострадали?       Незнакомец приближается к Антону, и, словно по инструкции, начинает ощупывать шею, переходит на руки, грудную клетку и дальше, тараторя что-то про ушибы, переломы и боль. Шастун, не отрываясь, следит за мельтешением мужчины. В один момент в голове что-то перемыкает: он неожиданно резко хватает того за запястья, притягивая ближе.       — Ну а ты вроде ничё такой, не хочешь как-нибудь провести со мной время? Наедине. Компенсируем это маленькое происшествие, так сказать.       Мужчина тушуется, выглядит крайне растерянно — последнее, что ожидаешь услышать в сложившейся ситуации, так это предложение о «свидании» с каким-то малолеткой. Он задерживает воздух на вдохе, явно не зная, что отвечать. С проблеском надежды косится на вовремя подошедшего Диму, пытаясь найти в его взгляде ответ на единственный интересующий вопрос «какого чёрта?» или на крайний случай какую-никакую поддержку. К сожалению, Позов тоже не понимает абсолютно ничего.       — Прошу прощения? — мужчина переспрашивает, ожидая, что лишь ослышался.       — Шаст, ты башкой стукнулся? — Дима трясёт друга за плечо, стараясь переключить его внимание на себя.       — А чё такого? – Антон раздражённо цыкает, стряхнув руку Позова, и притягивает незнакомца ещё ближе к себе, но тот изо всех сил старается сохранить своё личное пространство. — Ну так что?       Мужчина с трудом отодвигает Антона от себя и отходит назад насколько это возможно.       — Да что вы себе позволяете, молодой человек? — начинает причитать он. Шастуна возмущения только веселят, он расслабленно облокачивается на помятый бампер и победно улыбается. Мужчине такое поведение кажется крайне хамским и неприемлемым, что чётко отражается на его лице. — Так. Всё. Я звоню в полицию, с этим всем нужно что-то делать.       Антон даже глазом не повёл, а вот Дима моментально засуетился:       — Нет, прошу, не звоните! — он подходит ближе к незнакомцу, на что тот, наученный горьким опытом, делает шаг назад. На всякий случай. — Пожалуйста, давайте поговорим спокойно, Антон просто не в себе.       — В полицию звонить нужно в любом случае, они должны зафиксировать аварию.       — Нет! — от такого напора незнакомец даже вздрогнул. — Понимаете, у Антона, — Дима запинается, нервничает. — У него нет прав, ему машину родители только утром подарили, а он сдуру… Поехал её испытать.       У мужчины пару раз дёргается глаз. Он громко и тяжко выдыхает, взглянув на парня, недовольно наблюдающего за ними с разбитого капота.       Ей-богу, у кота забрали любимое лакомство.       — Как вас зовут?       — Дима, а моего друга, как я уже сказал, Антон.       — Я — Арсений, — мужчина протянул руку для рукопожатия, Дима ответил на его жест. — Дима, вы производите впечатление человека, с которым можно нормально поговорить. У вашего друга… есть какие-то проблемы?       Антон, сидевший достаточно близко, чтобы слышать разговор, обиженно хмурится и достаёт телефон, начиная в нём что-то искать.       — Нет, ну то есть. Он не плохой, просто дурак. И обычно неопасный, я не знаю, что сегодня с ним случилось, — Дима приподнимает очки, чтобы потереть уставшие глаза. Ещё только утро, а он уже вымотался, и голова начинает болеть от напряжения.       — Тогда пусть воздержится от подобных предложений. Мне неприятно слушать такие слова в свой адрес, — тон у мужчины холодный, резкий.       — Конечно, — Дима робко опускает голову, словно уже полностью забрал вину на себя.       Сейчас Арсений не кажется таким наивным и добреньким, каким показался сначала. Сейчас он другой, такой строгий, такой уверенный. Настолько, что Антон снова зависает. Второй раз за день! И всё из-за одного человека! Отнюдь не хороший знак, с этим надо что-то делать. Он опускает взгляд на экран телефона, вспоминая, что не завершил одно дело. Большой палец нажимает на синюю кнопку «заказать» и телефон моментально отправляется в обратно в карман.       — Дима, вы понимаете, я не могу это так оставить? Хотя с первого взгляда кажется, что Арсений спокоен, но в его поведении прослеживается некая нервозность, которая не остаётся незамеченной для Шатуновского пронизывающего взора: мужчина постоянно поглядывает на часы, а в моменты пауз, пока Дима пытается сгенерировать текст, нетерпеливо постукивает ногой по асфальту, будто не может дождаться ответа.       — Понимаю, но, прошу, давайте обойдёмся без полиции. Мы оплатим ремонт и добавим туда моральную компенсацию.       — Господи, вы подумали, что я вымогаю у вас деньги? Нет. Поймите, мне просто страшно даже подумать о том, что ему, — мужчина коротко кивает в сторону Антона, — всё сойдет с рук. Он же и дальше будет гонять по городу. А если в следующий раз он собьёт кого-нибудь? Не думали, что в следующий раз на заднем сидении может действительно оказаться ребёнок? Да хоть кто.       Дима чувствует огромный несглатываемый ком в горле. Конечно думал, пока сидел в машине, успел напридумывать кучу кошмарных сценариев, заканчивающихся весьма и весьма трагично.       — Я поговорю с его родителями. Обещаю, он больше никогда не сядет за руль.       — Ну это уже крайняя мера, — неожиданно даже для себя Арсений смягчился. — Пусть сначала научится водить, а после уже разъезжает по городу.       — Конечно. И всё же. Ремонт мы оплатим. Я оставлю вам свой номер, а когда узнаете сколько, напишите сумму и куда переводить.       — Не думаете, что это не совсем справедливо, — спокойно подает телефон в руки Позова. — Виноват он, а платите вы.       — Не переживайте об этом, мы сами разберёмся. Или вы хотите писать Антону? — усмехается Дима.       — Не имею ни малейшего желания.       Забрав телефон, Арсений добавляет набранный номер в контакты.       Так. А что теперь? А теперь нужно решить, что делать с машиной, придумать, как добраться до работы, желательно не опоздав при этом.       Внимание привлекает остановившаяся белая тойота на обочине перекрёстка.       — А эт за мной, чао, — Антон, небрежно махнув рукой, лёгкой походкой подходит к подъехавшему такси, но прежде, чем сесть и закрыть дверь, обращается к Диме. — Поз, закончишь — я у Владика жду тебя.       У Арсения от удивления приоткрывается рот. Разве ж так поступают с друзьями? Хотя кто он такой, чтобы судить об их отношениях. Может, они и не друзья вовсе, может, Дмитрий вынужден присматривать за этим. Некультурным. Если это действительно так, то Арсений искренне сочувствует этому парню.       Позов провожает Антона тяжёлым взглядом и думает, что нужно звонить Андрею Александровичу.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.