truth/sooth

Слэш
PG-13
Завершён
29
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
29 Нравится 5 Отзывы 6 В сборник Скачать

●◉◎◈◎◉●

Настройки текста
Джон спускается следом за Шерлоком, пытаясь отойти от вида парня, нет, постойте, жениха, Молли. Это выглядит нелепо! По крайней мере, есть люди более очевидные, чем он сам. Да и лицо Шерлока стоило того, чтобы увидеть это. Такого полного недоумения и растерянности Джон никогда в нём не видел, впрочем, сам он не лучше. — С ума сойти, — не выдерживает он и хихикает. Шерлок оборачивается и смотрит на него. Уголки его губ приподняты, взгляд… нежный? Но он не смеётся, только смотрит на него снизу вверх, и Джону снова кажется, что он забыл как дышать. Словно не было этих двух лет, словно они просто раскрыли очередное дело, и Джон купается в сиянии Шерлока, бесконечно одаривая его восторженными эпитетами. Раньше он действительно никогда не сдерживался. И они меньше суток назад снова раскрыли дело, но слова ещё застревают в горле. Джон скажет, да, но ему нужно время после этой эмоциональной встряски. Этот человек. Этот невозможный человек заставил поверить его, что они умрут от взрыва (где-то мы это уже видели, не так ли Джон?), чтобы попросить у него прощения. Он практически стоял на коленях и выглядел таким потерянным и напуганным, каким Джон не видел его никогда. А ведь этот человек слышал его нелепое признание, что своей предполагаемой женитьбой Джон хотел воскресить своего лучшего друга и поймать Мэри, кем бы она ни была. Невероятно. Кстати, о Мэри. — Ты достаточно понаблюдал за ней? Что скажешь? — он кивает на верхний этаж, пока замерев с Шерлоком посреди лестницы. Если сейчас Шерлок скажет ему, что он ошибся, что Мэри обыкновенная скучная (по мнению Шерлока) женщина, будет стыдно. И ему придётся жениться. Это будет справедливо по отношению к ней в таком случае. Правда, что делать с чувствами, Джон не знает. Ему бы разобраться с Шерлоком, который сначала умирает и разбивает ему сердце, а потом чудесным образом оказывается жив. А ведь Джон не так молод для таких драматических поворотов, что, в свою очередь, никогда не останавливало Шерлока, настоящую королеву драмы. Шерлок поднимает бровь, внимательно изучает его — он и подумать не мог, что ему не хватает этого ощущения, быть объектом дедукции Шерлока — и склоняет голову в бок. — Хочешь использовать меня как предлог, чтобы бросить её? — это немного не то что ожидает услышать от него Джон. Слова кажутся резкими, как всегда прямолинейными, но звучит это грустно, словно Джон хочет его использовать. Но это не так. Хотя. И это тоже, только отчасти. В конце концов он никогда не был честен со своей невестой, а Шерлок знает его беспокойства и этот нелепый план. — Предполагалось, ты должен спасти меня от лгуньи-невесты, которая обвела меня вокруг пальца, до того, как я совершу главную ошибку в своей жизни, — он пожимает плечами, надеясь, что это звучит как шутка. Но атмосфера теряется, веселье ускользает сквозь пальцы, а в груди бьётся тревога. Всё это время Шерлок был… не таким. Непривычным. Слишком напряжённым, слишком сдержанным, словно пытался казаться меньше, держаться незаметнее. И они до сих пор не упомянули тот поцелуй на ночь Гая Фокса. Возможно, Джон не вспомнил бы о нём, если бы Мэри вскользь не упомянула о такой эмоциональной несдержанности, приписав это к отсутствию усов. Что ж, тогда он только закатил глаза на её подтрунивания и шутки про любовь-в-троём, хотя волна необоснованной ревности, что Мэри может иметь виды на Шерлока, была… отрезвляющей, если это можно так назвать. — Я оставлю это на десерт, тебе не о чем волноваться, Джон, — отвечает он. Его голос тише обычного. Возможно, он всё ещё пытается извиниться перед ним. Джон же ждёт возможности назвать его блестящим, чтобы вернуть то особое сияние в Шерлока, которое появляется после каждой его похвалы. Он очень хочет вернуть хоть каплю уверенности ему, но не хочет быть столь очевидным. Конечно же, Шерлок это не оценит и примет за жалость. Но Шерлок вернулся. И тот идеализированный — ещё больше чем в блоге — образ Шерлока из его галлюцинаций развалился как карточный домик. Он другой. Он стал другим. Неуловимо изменился. И при свете дня с живым Шерлоком рядом Джон чувствует себя немного глупо, но об этом стоит говорить с Эллой. Он полагает, что возвращение из мёртвых самого важного человека в его жизни тоже подразумевает наличие стадий принятия. — Спасибо, — он действительно имеет это в виду, а потом набирает в грудь побольше воздуха. В последние два дня он говорит слишком много, слишком много того, что никогда не осмеливался сказать вслух. Что ж. Шерлок выполнил свою часть сделки, совершил чудо. Джон в ответ на этот невероятный дар может быть честным. Эти мысли звучат правильно в его голове, потому он смотрит на напряжённые плечи Шерлока, его чуть натянутую улыбку и не может отказаться от мысли притянуть его к себе и обнимать дольше, чем того требовали бы любые приличия. Он должен дать знать, что действительно рад ему. Столько раз, пока Шерлок наконец не воспримет это серьёзно своими гениальными мозгами. — Я… Я просил тебя о чуде… На твоей могиле, — начинает он. Шерлок кивает, и Джон видит слишком много боли и страха в его глазах. Это как прыгнуть в реку посреди зимы. Он должен видеть больше. На самом деле, наблюдать, а не видеть. Шерлок вечно упрекает его в невнимательности. Пора исправляться. — Я слышал, — Шерлок сглатывает. — Но, как я уже сказал, бойся своих желаний, Джон. Пресса, — он криво улыбается, и Джон не может не ответить на эту улыбку, подходя ближе. — О да. Звучит ужасно. Они будут пытать тебя, чтобы ты рассказал им про два года и про то, как раскрыл террориста лорда Морана. Звучит как захватывающий пост для блога. Есть предложения по названию? — Всё, что сочтёшь нужным, Джон, — отвечает он, и Джону становится всё более неловко. Он пытается. Он честно пытается, но с Шерлоком что-то не так. Он даже не критикует его манеру выбора названий. Джон бросает взгляд на входную дверь, а потом в сторону открытой квартиры миссис Хадсон. Что ж. Возможно, им предстоит прямо сейчас неприятный разговор. Неподходящий момент, если такой действительно существует. Но он не хочет, чтобы их подслушал кто-то сверху или из журналистов за дверью. — Идём, — он кивает в сторону квартиры на нижнем этаже, а потом просто тянет Шерлока за локоть внутрь. Они не проходят на кухню, куда могут заглянуть навязчивые папарацци, а останавливаются посреди коридора между комнатами. Нет окон, далеко от входной двери. На взгляд Джона — идеальное место для разговора. Он набирает в грудь побольше воздуха, а потом прямо смотрит на Шерлока. Кто-то из них должен быть смелым, да? Кто-то должен суметь стать скалой, и Джон видит потребность взять эту роль на себя. Шерлок выглядит напуганным. Который раз он видит это выражение лица за последние четыре дня? Это не выглядит ни в коей степени обнадёживающе. Шерлок постоянно боится, и Джону больно от вероятности, что его первая вспышка гнева была тому причиной. Насколько он идиот, раз всё равно позволил себе наброситься на Шерлока, ударить его? Он же так ждал, так нервничал и надеялся. Он был почти разочарован тем, что вынужден делать предложение, когда Шерлок не появился. С другой стороны Шерлок не мог не появиться в максимально драматичный момент, когда Джон отчаялся, а Мэри начала брать ситуацию под контроль. Признаться честно, Джон даже не знает, в какой момент она забрала кольцо и утвердила их помолвку. События последних дней развивались довольно стремительно. Только вот Шерлок появился и устроил чистой воды фарс (Джон не отрицает, что сама помолвка также была им, и это именно Джон выбрал в декорации шикарный ресторан с официантами во фраках). И это было совершенно не смешно. А потом он настолько захлебнулся в собственной злобе и горе, что не дал ему шанса объясниться и озвучить свои выводы. Немного нехорошо, да. Но эти чёртовы два года он так жаждал попасть в эту ситуацию «немного нехорошо» с Шерлоком, что действительно должен был бояться своих желаний. «Немного нехорошо» случилось с ними, а не с Мэри, как он в душе надеялся. — Прошло… Два года. Многое изменилось, — Джон не уверен, что это правильное начало, но ему надо успокоить себя и Шерлока, создать какую-то почву для разговора. И пусть чёртовы журналисты подождут. Джон первый в очереди на интервью. Он и так ждёт слишком долго: два года и несколько бесконечных нервных дней. — Да, я заметил, — Шерлок кивает, говоря медленно и осторожно. — Молли Хупер обручилась со странным парнем, который одевается как я, — он чуть хмурится, и Джон не может сдержать улыбки. Этот факт действительно забавен, учитывая недоумение Шерлока. — Лестрейд развёлся. Андерсен тоже развёлся и организовал…фан-клуб… Пустой катафалк, или как-то так, — Шерлок сжимает губы в узкую полоску и панически смотрит на Джона. — Он заставил меня рассказать о технической части моего, мм, падения на камеру. И плакал на моей груди. — Звучит… сюрреалистично, — Джон не очень хочет представлять себе это зрелище. Он даже представить не мог подобный поворот событий. — И он впал в истерику, а я сбежал, — Шерлок напряжённо смотрит себе под ноги. — Нехорошо? — На твоём месте, я бы тоже сбежал. Это жутко. Я надеюсь, он не станет фанатиком… — Думаю, он уже. — Чёртов Ад, — Джон не может сдержать смешка и качает головой. Андерсон может стать настоящей проблемой для них, если он сохранил все скверные черты своего характера, сдобрив их нездоровым обожанием Шерлока. — А ты решил жениться, чтобы воскресить меня из мёртвых, — неуверенно подытоживает Шерлок, и Джон кивает с мягкой улыбкой на губах. — Верно, гений. А что насчёт тебя? — Джон опирается спиной о стену и внимательно смотрит на Шерлока. Тот выглядит неуверенным и теребит в руках охотничью шапку, которую ненавидит, но всё же продолжает с ней носиться. Конечно, он даже не выкинет её, ибо это один из немногих подарков-признания его талантов. Сантименты, Шерлок, не так ли? — А что я? — он наконец поднимает на него взгляд с лёгкой усмешкой на губах. — Я всего лишь Шерлок Холмс, — он пожимает плечами и натягивает на голову шапку, приминая свои кудри и пытаясь весело и непринуждённо улыбнуться. Но это не та улыбка, которую Джон знает. — Ты не в порядке, вот моя дедукция, — говорит ему Джон. Он не старается звучать устало, но так выходит. Он просто честен и хочет честности от Шерлока. Улыбка меркнет на губах того, и он вздыхает, потом кивает. Соглашается. — Расскажи. Ты можешь просто рассказать, если тебе станет легче от этого, — просит Джон, изучая напряжённую линию плеч друга, его опустошённое выражение лица. Шерлок тоже устал, это очевидно, но только теперь он не пытается скрыть это от Джона. Как долго бы он это делал ещё? Если бы Джон был достаточно слеп, сколько ещё бы он притворялся? — Не имеет смысла, Джон. — Не тебе судить, — Джон хмурится и медленно выдыхает. Он не может не злиться, когда Шерлок ведёт себя так. Опять держит всё в себе. Опять отгораживается от него. Дартмур. Крыша Бартса. Сколько ещё раз Джон будет вынужден оказаться за бортом, когда Шерлок не считает нужным сказать, что его беспокоит. Даже если это что-то смущающее, вроде чувств. Джон уже практически всё выложил про себя, а сам имеет лишь несколько слов миссис Хадсон и панический поцелуй Шерлока, пока он был едва в сознании. — Джон… — Нет, Шерлок, — Джон чувствует, что заводится, нужно быть мягче. Будь мягче, придурок, не пугай его. Он делает пробный вдох и выдыхает. — Ты постоянно напряжён, Шерлок. Ты вздрагиваешь от каждого шороха. Ты постоянно чего-то боишься. Боже, ты умудрился поцеловать меня в приступе паники! — Чёрт. Он морщится от своего излишне длинного языка. Об этом тоже стоит поговорить с Эллой. Этого не стоило упоминать. Лицо Шерлока бледнеет и вытягивается. — Это… Это нормально в таком состоянии, — пытается успокоить его Джон, но по правде говоря, не знает, как лучше реагировать на этот факт. — Не нормально, что ты вообще так легко в это входишь… В панику. То есть… — Джон тяжело выдыхает и трёт виски. — Я беспокоюсь, Шерлок. Миссис Хадсон сказала, что в ту ночь ты пережил несколько панических атак. И ты кричишь по ночам. Я просто прошу довериться мне сейчас… Я просто хочу помочь. Что бы ни было в твоей голове, что бы ни пугало тебя до такой степени. Пожалуйста, расскажи мне, Шерлок. Я твой друг. Ты мой друг. Мой лучший друг. Друзья так поступают. Делятся своими страхами. Это нормально. Шерлок смотрит в шоке на него. Между ними слишком мало пространства, но это кажется непреодолимым расстоянием. Джон знает, что есть что-то ещё, что-то, что миссис Хадсон не стала ему рассказывать, что-то, что сам Шерлок не спешит говорить, но он чувствует, что это важно. — Ты всегда говоришь мне, что я вижу, но не наблюдаю. Я наблюдаю, Шерлок, — тихо говорит Джон, когда ответа так и не следует. — И я наблюдаю за тем, как ты изменился. И мне не всё равно. Не всё равно, где ты был эти два года, что сделало тебя таким. И я хочу знать причины. Я должен понимать, с чем имею дело. — Вряд ли это имеет значение, Джон, — слишком холодным и ровным тоном отвечает он, и Джон чувствует себя ужасно пустым и жалким. Чем бы ни был занят Шерлок, он не доверяет ему, не хочет посвящать. А ведь когда-то он с такой радостью и нетерпением делился всевозможными историями и своими выводами. — Я не смогу тебе помочь, пока ты не скажешь мне сам, Шерлок, — грустно отвечает он и выдыхает. Злости больше нет, только это паршивое смирение. — Я постоянно разговаривал с тобой всё это время, но это никогда не сравнится с тем, чтобы слышать тебя живьём, Шерлок. Никогда. Джон морщится. Слова кончились, и ему действительно больше нечего сказать. Он не может давить или устроить допрос сейчас, когда наверху его невеста — и этот вопрос стоит решить как можно скорее, ему становится некомфортно от всего этого притворства. Конечно, когда Шерлока не было, он ухватился за этот извращённый способ почувствовать себя в его шкуре, но долго это продолжаться не может — и за дверью толпа журналистов. Справится со всем сразу прямо сейчас не представляется возможным, Джон не глупый человек, понимает это. Потому он сдаётся, опускает руки и передаёт мяч Шерлоку. Он сделал свой ход, не так ли? Дал ему знать, что он открыт для разговора и волнуется. Что бы ни решил Шерлок… — Джон, — Шерлок берёт его за руку и неуверенно сжимает его ладонь, когда Джон собирается уйти. Джон оглядывается на него, не вырываясь и позволяя Шерлоку держать его, говорить на его условиях. — Ты прав… Насчёт того, что я не в порядке. Это отвратительно признавать, — он опускает голову, словно пытаясь найти подходящие слова. — Мне жаль, мне правда жаль. Я задолжал тебе и не знаю, смогу ли когда-то вновь оправдать твоё доверие. — Ты знаешь, что я прошу. Нет никаких условий. Мы друзья, Шерлок. И это нормально… Ну, говорить о таком… — О чувствах. — Верно, — Джон морщится. Он не силён в этом, но все эти два года крутятся в основном вокруг них. — Быть честным и всё такое. Я готов тебя выслушать в любое время, Шерлок. — Не сегодня. — Ладно, — Джон кивает и поворачивается к Шерлоку полностью. — Что ж. На сегодня у нас грязные писаки и охота на ведьм. Весьма насыщенный график, — замечает он. — Полагаю, тебе позже придётся иметь дело… с ведьмой, — Шерлок смотрит на него. Джон читает во взгляде какую-то немую мольбу, но не может понять. Было бы неплохо читать мысли, как Шерлок. Тому удаётся это в подавляющем числе случаев. — Зависит, как пойдёт и что ты расскажешь. В конце концов мне тоже придётся быть честным с ней. В смысле, я не собираюсь притворяться, что люблю её. Я в основном устал от этих отношений. Не думал, что продержусь полгода. Знаешь, три свидания и вода в лицо были занятнее, — пытается он пошутить о временах, когда Шерлок доводил каждую его девушку. В ответ лишь слабая улыбка, и Джон вязнет в этой безумной неловкости между ними. — Короче говоря, мы разберёмся. В смысле, ты и я… Джон выдыхает и старается смотреть куда угодно, но не на Шерлока, сосредоточиться. Он не хочет становиться слишком сентиментальным, когда у них действительно много работы на сегодня. Шерлок ободряюще сжимает его ладонь. — Порядок, Джон. Думаю, люди заждались меня. Джон улыбается и смотрит на Шерлока, на его неуверенную улыбку. — О да, ты тоже скучал по этому, не так ли? — он ухмыляется. — Великий детектив в шапке, Шерлок Холмс. — Тебе не идёт сарказм, Джон, — Шерлок фыркает, но поддразнивания возвращают его на твёрдую почву, и он удаляется из квартиры, умудряясь взмахнуть полами пальто в столь ограниченном пространстве. Боже, он всё такой же выпендрёжник и мистер Крутой, раздражённый глупой шапкой, которую в тайне обожает, ибо его не узнают без неё на улицах. Очаровательно. И ладонь покалывает от недавнего контакта. В кои-то веки у Шерлока были тёплые руки. — Не отрицай, ты скучаешь по всему этому, — Джон двигается следом, почти готовый прыгнуть в бушующее море журналистов за окном. — Если ты так хорошо меня знаешь, — Шерлок оборачивается перед самой дверью, — То знаешь, что я скучал не только по этому. — И подмигивает! Джон смотрит на Шерлока, открыв рот и пытаясь осознать. Шерлок чёртов Холмс только что признался, что скучал по нему? Шерлок улыбается более открыто и привычно, а потом открывает дверь. Джон спешит за ним, чувствуя, как тепло распространяется в груди. Шерлок всё это время скучал. Чертовски непривычно знать такое, слышать почти прямое признание. Но это вселяет надежду. Они вдвоём против всего мира? О Боже, да!

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Шерлок (BBC)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования