Как получить Улучшенный аккаунт и монетки для Промо совершенно бесплатно?
Узнать

ID работы: 12219295

Туман вокруг горы Фудзияма

Гет
NC-21
В процессе
8
Награды от читателей:
8 Нравится 0 Отзывы 4 В сборник Скачать

Проблеск: Сценография

Настройки текста
Девочка медленно пила чай, стараясь унять дрожь. Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как она пила или ела что-то нормальное. Чувствуя на себе давление из-за пристальных взглядов врача и мужчины, спасшего её жизнь, юная пациентка слегка съёжилась и оставила чай недопитым. Ей было тяжело поднять голову и посмотреть в ответ на присутствующих. Они говорили о чём-то, но их слова почти не доходили до её ушей. Громкие возгласы, взрыв, стрельба – эти воспоминания главенствовали в сознании. - Только недолго, ладно? – сказал врач, улыбаясь. Он обращался к мужчине. - Конечно, - согласно кивнул тот, и проводил врача взглядом. Затем, он вновь посмотрел на девочку. - Прости, что потревожил. Я просто… хотел знать, как ты. Иностранка тут же подняла голову. - Как… тебя зовут? – спросила она. - Масуми Аракава. А как твоё имя? - Почему… ты здесь? Этот вопрос застал его врасплох. Никаких дальнейших уточнений девочка давать не собиралась. Иностранка озвучила самую первую мысль, которая возникла, как только она проснулась и ей сообщили, что у неё посетитель. - Ты не представилась, - улыбнувшись, ответил Масуми. - Я не помню имя, - пациентка опустила глаза на свои руки. – Я не помню… Аракава замолчал. Доктор предупредил его, что ввиду травмирующих событий такое вполне могло произойти. Ему не хотелось рисковать и ломать её психику ещё больше, надавливая на память и заставляя вновь вспоминать произошедшее. По крайней мере, так потом рассказывал Масуми. Она заметила, что мужчина слегка призадумался. Нужные слова на японском не приходили на ум, слишком болела голова. - Что мне теперь делать? – девочка перешла на английский. Якудза чуть встрепенулся. – Прости, я не очень хорош в английском, но… где твои родители? - Мы были… были… - пациентка ухватилась за голову. – Я не знаю, не знаю, где они… - Тише, тише! – Масуми быстро вскочил со стула. Осторожно положил руку на плечо девочки. Та вздрогнула, затем дала себя уложить на больничную койку. - Прости, - услышала она, прежде чем снова провалиться в сон. *** - Я знаю, куда тебя везти, - голос резко вывел Фудзимару из омута воспоминаний. Только тогда, он почувствовал холодные прикосновения мелких снежинок, попадающих на лицо и под воротник. Ассасин сел к названному брату в машину, сложил руки на груди. Прикрыв глаза, он мгновенно вернулся в прошлое. *** Период физического восстановления занял три недели. Боль от раны прошла, но врач сказал, что шрам останется на всю жизнь. Девочка восприняла эту информацию спокойно, грустно улыбнувшись. В тот же день, она узнала от своего спасителя, что её бывшие сёстры по несчастью, включая Эмико, живы и здоровы. Когда пришло время выписываться, Масуми незамедлительно вызвался ей помочь. Она видела его редко, но он всегда приносил фрукты. Однако, за неделю до выписки, Аракава принёс что-то ещё. - Это fuji, глициния. Подарок тебе от моей девушки. - Как её зовут? - Аканэ. Она считает, что глициния тебе подходит. – Аракава поставил веточку в вазу, затем переложил сосуд на подоконник. - Только не трогай её, ладно? - Спасибо… Аканэ-сан. Лиана-образная веточка накрыла большую часть белой вазы. Листья и соцветии были не очень крупными, и всё же, безумно прекрасными. Солнечные лучи касались лепестков голубого оттенка, одаривая их нежной заботой. - Fuji… – медленно повторила девочка, слабо улыбнувшись. Вместе с ней, заулыбался и молодой человек. - Хочешь услышать короткую легенду? – неловко спросил мужчина. Девочка утвердительно кивнула. Масуми выдохнул. - Название цветка созвучно с названием одной из наших священных гор, Фудзи. Говорят, в светящемся облаке, над кратером этого вулкана, обитает богиня, с веткой глицинии на плече. - Ух ты… - ребёнок с восхищением глянул на веточку ещё раз. - Что ты скажешь, если я дам тебе имя? – спросил молодой человек. - А? – девочка не поняла. - По крайней мере, все будут знать как к тебе обращаться. Это намного удобнее, согласна? - Наверное… а какое? – поинтересовалась она. Масуми посмотрел на веточку глицинии, затем снова на девочку, пристально её оглядев. - Фудзимару. Девочка чуть помолчала, прокрутила в голове имя, затем одобрительно кивнула. - Хорошо! - А когда подрастёшь, я расскажу тебе о твоём имени. Ты так и не сделал этого, Масуми… Кроме молодого якудза, никому из врачей и медицинского персонала так и не удалось её разговорить. Иностранка не рассказывала о себе, попытки расспроса не приносили никаких результатов. Как позже выяснилось, Масуми уладил все вопросы касательно законности её пребывания в больнице, взял на себя ответственность за неё и увёз в день выписки. Ребёнку ничего не оставалось, кроме как плыть по течению – позволить мужчине помогать. Она не возражала, не перебивала, не добавляла ничего к тому, что он говорил персоналу больницы. Не то, чтобы она в полной мере понимала о чём вообще шла речь. Для юной девочки, попавшей в такое положение, этот мужчина со шрамом был личным ангелом. Он спас её, убил обидчика – того, кто научил ненавидеть, впервые за её немногочисленные годы. Дал ей имя. Она очутилась у чёрного входа какого-то заведения. Якудза постучался, и дверь незамедлительно открылась. На пороге стояла женщина, в тёмно-зелёном платье и с кудрявыми каштановыми волосами. - Ох, вот и вы! – сказала она. - Это Такэко Кацусика-сан, – Аракава обратился к ребёнку. – Кацусика-сан знает английский, она поможет тебе освоиться. С этого дня, ты будешь жить у неё и её супруга. - Милая барышня, как тебя зовут? – поинтересовалась Такэко. Вспомнив правила приличия, которые она совсем недавно узнала от Масуми, девочка ответила: - Меня зовут Фудзимару, очень рада знакомству! – и поклонилась. - Бог ты мой, какая воспитанная! – сказала Кацусика-сан, на английском. – Ничего, дорогая, я помогу тебе с японским. Тебе у нас понравится, обещаю! - Спасибо ещё раз за помощь, - сказал якудза. – Как и договаривались, любые расходы на мне. А сейчас, простите, мне пора идти. Фудзимару наблюдала за тем, как Аракава скрылся за поворотом. Он ничего не сказал на прощание, просто исчез за пару мгновений. - Не волнуйся, Масуми - хороший человек… даже если и якудза. Он ни за что тебя не бросит, - ободряюще потрепав плечо девочки, женщина повела её внутрь помещения. - Хоку-чан, посмотри, кто здесь у нас! Фудзимару познакомилась с владельцем кафе «Альпы», Хоку Кацусика. Это был вежливый, сдержанный мужчина. Однако, Фудзимару тогда ещё трудно давалось общение с представителями мужского пола – она всё время держалась хозяйки кафе. Единственный, кого она не боялась, показывался редко. Девочка посвящала всё своё время изучению японского языка. И, о боги, как же это было трудно! Этот язык казался большим мешком, у которого попросту не было дна. Ей несказанно повезло с терпеливыми учителями. Кацусика-сан практиковала с ней как письменность, так и чтение. Масуми помогал более детально разобрать письменность, изучать отдельные кандзи, разбирать их смысл и варианты использования. Постепенно, девочка втянулась в процесс и старалась как можно больше говорить на японском. Она замечала, что с каждой новой встречей, якудза становился всё более напряжённым. Думала, не из-за неё ли? Стеснялась спрашивать напрямую: что вообще он мог рассказать ребёнку? Она не поднимала этого вопроса, не отвлекаясь от своих важных дел. Ей нравилась манера речи хозяина кафе. Он всегда был спокоен, никогда не повышал голос, даже при возникших проблемах. Потому девочка старалась копировать его поведение и тон. Плюс ко всему, Фудзимару помогала с делами в кафе – вытирала столики, подметала пол, мыла посуду. Вслушивалась в разговоры посетителей, а иногда, улавливала нехорошие слова – да такие, что взрослые напрочь отказывались объяснить ей их значение. На работе тоже сначала всё шло туго, но все навыки приходили с опытом. Фудзимару не хотелось быть обузой для такой работящей и счастливой супружеской пары. Так образом, при всей своей занятости, под конец дня девочка попросту проваливалась в сон, стоило ей коснуться подушки. Кошмары исчезали, это не могло не радовать. Она делала всё правильно. Однажды, когда Масуми вновь зашёл в гости, Фудзимару вышла его встречать. На лице якудза отразилось удивление. - Ты так изменилась! Ну-ка, покрутись. Очень трудно было не заметить, что длинные волосы девочки преобразились в стрижку пикси. Другим ярким элементом оказался бордовый японский бомбер с V-образным вырезом на шее, и рисунком на спине, изображающим белого тигра под золотой надписью «Japan». Новый образ кардинально изменил впечатление о ней: Фудзимару выглядела более уверенной, и у неё получалось становится похожей на местных подростков. - Госпожа Кацусика помогла мне с выбором, - Фудзимару улыбнулась, обрадованная реакцией Масуми, хоть он и выглядел измотанным и злым. - А где сама госпожа? – поинтересовался Масуми. - Никого сейчас нет дома, уехали по делам. - Вот как… - якудза развернулся к выходу, собираясь уходить, но остановился, уловив звук исходящий из живота девочки. - Мне им… что-то передать надо? – Фудзимару выглядела слегка расстроенной. - Ты не голодная? – вдруг спросил якудза. Фудзимару не ожидала такого резкого отскока от темы. - А? Ну… может немного, совсем чуть-чуть! - Не хочешь пойти в город погулять? Я угощаю, - мужчина улыбнулся. - Хочу! – тут же ответила девочка. – Только подожди меня, я сейчас! Я быстро! Фудзимару побежала причесаться, не переставая улыбаться и радоваться возможности провести время с Масуми. Тот, с свою очередь, написал короткую записку чете Кацусика о том, что забирает Фудзимару на несколько часов. Оставил на тумбочке у выхода. Вечерний Камуро-тё казался ещё более оживлённым, чем обычно. Молодой мужчина и девочка неспеша шли по Розовой аллее. Засмотревшись по сторонам, Фудзимару резко врезалась в протянутую руку Масуми. - Что такое? - Отойди-ка назад, - строго сказал тот. Перед ними остановилось трое небрежно одетых мужчин. Каждый из них был вооружён бейсбольной битой. - Эй, кореш! – заговорил мужчина в центре. – Не одолжишь 10000 йен? У нас дела срочные, очень надо! Троица рассмеялась, показательно выставляя биты вперёд. - Возвращайтесь откуда пришли, прошу по-хорошему. Пока что, - сказал им Аракава. - Героя перед братиком младшим не строй! – сказал другой агрессор, указывая в сторону Фудзимару битой. «Братом?» - пронеслось в голове девочки. Чуть взъерошенные короткие волосы и свободная одежда – этого было достаточно для полупьяных уличных уродов, чтобы принять Фудзимару за мальчишку. Она ничего не говорила, лишь поддалась внутреннему позыву и встала прямо, расправила плечи. - Гляньте, щас пацан вместе со старшим огребёт! Аракава заметно напрягся. Размял кулаки и шею. Недо-грабители и понять не успели, как якудза оказался прямо возле них и раскинул их всех за считанные мгновения, используя лишь толчки и удары ногами. Это было настолько молниеносно и точно, что Фудзимару стояла с раскрытым ртом - единого слова вымолвить не могла. - Ах ты, су… - прошипел тот самый, что грозился избить и «младшего брата» Масуми. Однако, ему не посчастливилось сразу же потерять сознание, ведь ступня якудза с силой впечаталась в его голову. Аракава вернулся к Фудзимару, на лице которой уже был восторг и трепет. Судя по удивлению Масуми, он явно ожидал другого от неё. Но девочка не могла сдержать своего восхищения мастерством этого якудза. Под мастерством, тогдашняя Фудзимару подразумевала скорость и красоту движений. - Извини за это, - Масуми улыбнулся, поправил воротник рубашки. – Ты в порядке? Девочка согласна кивнула, и они направились дальше. Не успев далеко отойти от места драки, они увидели что им навстречу бежал старый мужчина, в белом фартуке. В руке он держал кухонный нож. - Молодые люди, вы не видели… Ах, вот вы где, гнилые листья пекинской капусты! – заверещал старик, заметив что троица бандитов лежала на дороге. – Эх, жаль не успел догнать, я бы их на сашими пустил! - Им не повезло наткнуться на нас, - сказал Масуми. – Что они натворили? - Нажрали счёт на 7000 йен, и благополучно удрали! – ответил мужчина. – Вниз по улице моя раменная - эти скоты мало того что сбежали, не оплатив счёт, так ещё и грозили мою телегу разбить! Тьфу на них, хорошо, что по морде получили, - старик махнул рукой в сторону ублюдков, затем вытер ладони о фартук. - Так, а вы двое куда? - Искали место… поесть, - ответила Фудзимару. - Вот и замечательно, ай-да ко мне! Я вас угощу за то, что сброд проучили, - сказал хозяин раменной, встав позади Фудзимару и Масуми. Он положил им руки на спины и слегка подтолкнул вперёд. Аракава посмотрел на девочку и пожал плечами, улыбнувшись вновь. Отказаться от такого щедрого предложения было невозможно. Дойдя до старомодной раменной, хозяин попрощался со своим другом, который присматривал за ресторанчиком, пока повар яростно выискивал негодяев. Клиенты условились на том, что хозяин угостит их тем, чем сам захочет. Старик недолго думал, приготовил две большие порции рамена Сёю. Для Масуми он подал саке, а для Фудзимару заварил чай. - Спасибо… что защитил опять, - сказала Фудзимару, чуть отдыхая от активного поедания щедрой порции рамена. - Не неси ерунды, какое такое «спасибо»? – Масуми вскинул бровь. - А как у тебя дела… вообще? – спросила девочка. – Как дела у Аканэ? Мужчина пригубил напиток, затем отложил сакадзуки в сторону. Его щёки чуть порозовели. Он устало вздохнул. - Я… давай не будем об этом, - сухо, даже немного злобно ответил он, принимаясь за еду снова. Фудзимару поникла. Через пару минут, Масуми ощутил, что ладонь девочки чуть надавила на его предплечье. Когда он посмотрел в её сторону, она вымученно улыбнулась ему. - Спасибо тебе за всё. - Ладно, иди сюда, - Масуми осторожно протянул руки (места было мало) для объятий, и девочка, спрыгнув со своего стула, подалась вперёд. – Перестань меня благодарить, хорошо? Я не такой святой, как тебе кажется. - Не кажется мне… просто, ты мой герой! - «Герой»? – горько ухмыльнувшись, переспросил Масуми, понизив голос почти до шёпота. – Ты же видела сама, я людей убиваю. Фудзимару прижалась к нему сильнее. - Забавно, есть силы чтоб убить, но нет сил, чтобы быть мужиком и сказать боссу правду… Девочка не понимала смысла его слов, но расспрашивать не стала, хоть и очень ей этого хотелось. *** - Уёбок, куда прёшь! – Хэбимару нервно сжимал руль, наблюдая за нарушителем дорожных правил. – Ещё раз увижу, полетишь вместе с машиной в реку! *** - Что ты имеешь ввиду? – Масуми стоял, скрестив руки на груди. – Ты ещё разговаривать нормально не умеешь, ошибок столько, что хоть волосы на голове рви! Кто сказал клиенту кафе что ему стоит попробовать карри из… - Ну, хватит мне это припоминать! – перебила его Фудзимару, затем виновато потёрла затылок и опустила глаза в пол. - А парфе из дикой травы ты не забыла? - Не забыла, - буркнула она. - Ещё раз, о чём ты просишь меня сейчас? - Научи драться! – ответила она, вновь оживившись. – Пожалуйста, я буду очень стараться учиться! - Давай-ка мы самообороной займёмся чуть позже, - ответил Аракава. - Я хочу быть как ты. - Ты… что?! – Масуми, не думая, вскинул руку для удара – но вовремя пришёл в себя и остановился. Фудзимару вздрогнула, но и не думала отворачиваться. - Я думала о том, что ты сказал тогда в раменной. Я решила: ты быстрый, ты сильный и умеешь драться против этих… этих уродов! Я тоже так хочу! Аракава задумался. Фудзимару не удавалось понять о чём конкретно он думал, ведь с каждой новой встречей он становился всё более отстранённым. Она была готова умолять на коленях, лишь бы Масуми согласился! - А что, если тебя рядом не будет, а на меня нападут такие же уроды, как и две недели назад?! - А ну, прекращай ругаться, - отрезал её Масуми. – Мелкая ещё для таких слов. И никто на тебя не нападёт, ты по вечерам на улицах одна шататься не будешь. Он сказал это как-то неуверенно, выдал, буквально не подумав. - Так, ладно… пару приёмов я покажу, но на большее не рассчитывай. Пока не заговоришь как человек, даже не думай что я буду тебя учить ещё чему-то. Этого стимула было достаточно. Фудзимару продолжала усердно заниматься домашним обучением и помогать семье Кацусика в кафе «Альпы». Мало по малу, прогресс был виден, и Масуми начал обучать Фудзимару самообороне. К счастью, ловкости, воли и силы духа у неё хватало сполна, чтобы выполнять упражнения. Масуми предупреждал её о том, что сама она в драку лезть ни за что не должна. - Защищайся, если другого выхода нет, - говорил он. – Если противников больше трёх, о драке вообще не думай. В любом случае, пытайся сбежать при первой возможности. Силы у тебя не хватит, только побьют. Повтори вслух базовые правила. - Не приближаться, не разговаривать, сбежать. Если нельзя убежать, бить… кулаком в челюсть, а ногами - в живот, - сказала Фудзимару. - Ещё. - Если взрослые что-то хотят плохого, сразу начинать верещать и орать во весь голос. - Правильно. Дальше. - Одна в узкие переулки и тёмные углы не ходить. Людей со значками на пиджаках и в пёстрых рубашках вообще обходить стороной. - И самое главное? - Я ничего не знаю, я ничего не видела и не слышала. Никогда. Вообще. Масуми удовлетворённо кивнул. Так продолжалось ещё несколько месяцев, до конца декабря. На носу был Новый год. Госпожа Кацусика радостно рассказывала Фудзимару о японских новогодних традициях, пока готовила ужин. - Мы с мужем обожаем играть в ута-гарута! – подметила женщина. Фудзимару взяла ручку и блокнот, и попыталась прикинуть кандзи этого слова. - Тебе тоже должно понравиться, это очень весело. Кстати, мне кажется, колода у тебя в комнате, в коробке возле шкафа. Ты не открывала? - Нет, госпожа, - ответила Фудзимару и протянула женщине лист с написанными кандзи. – Посмотрите, правильно? - Умница! Всё верно, - сказала хозяйка кафе. – Давай зайдём к тебе в комнату, как раз подготовлю карты к празднику. Когда они зашли к Фудзимару в комнату, Такэко-сан замерла и осмотрела стену над футоном девочки. - Неужели тебе так понравился этот постер? - На нём Масуми, ещё и такой красивый, - ответила Фудзимару. – Вы мне рассказали про то, что он играл в театре когда-то, и я не могла перестать об этом думать. Вот и повесила постер, потому что ему очень идёт этот… этот… - Образ, милая? – подхватила женщина. - Точно. На первый взгляд, на картинке была изображена молодая девушка, одетая в белое кимоно с золотым поясом оби, держащая обнажённый танто и напряжённо смотрящая в объектив. Под кимоно виднелся алый воротник – такого же цвета были и губы девушки. У неё была белоснежная кожа, тёмные глаза и чёрные волосы, собранные в стиле нихонгами сикэ. Мало кто из непосвящённых, скажем так, мог понять что на постере вовсе не девушка – а юноша-актёр. Роль онна-гата будто действительно была создана для него. На постере присутствовал и сценический псевдоним: Таро Араёши. - Почему бы тебе не поспрашивать Масуми об этом? – поинтересовалась госпожа Кацусика, держа в руках колоду карт для ута-гарута. Фудзимару не ответила. *** «Я буду как ты. Обещаю.» *** - Фудзимару, отнеси, пожалуйста, два кофе к дальнему столику, - попросил хозяин кафе. – Сегодня Рика-чан не вышла на смену. Ну что за день такой... - Конечно, Кацусика-сан, - девочка взяла поднос с кофе и отнесла заказ посетителям. Она осторожно положила кружки на стол. Когда Фудзимару собралась поклониться и пожелать гостям приятного кофе, в заведение вломился Аракава. Он выглядел побитым, а его одежда - помятой, грязной от крови. В кафе не было много людей, но пару секунд на вошедшего все пялились. Однако, как только Масуми заговорил с хозяином, все сразу же потеряли к нему интерес. Но только не Фудзимару, которая поспешила подойти к мужчинам. - Пойдём, девочка, ты мне поможешь, - сказал Кацусика-сан, и увёл её на кухню. Она шла следом, но смотрела лишь на раненого Масуми. Хоку дал ей полотенце со льдом, попросив отнести его раненному якудза. - Только не мельтеши сильно перед глазами гостей, не наводи панику. Фудзимару, всё ещё сохраняя молчание, выполнила поручение. Отошла на несколько шагов, чтобы не мешать якудза – его почти что знобило, но Аракава продолжал набирать номер на стационарном телефоне. Ему не отвечали, он шумно и злостно выдохнул, прижимая полотенце со льдом к своей голове. В разуме Фудзимару всплывали самые разные мысли, и живот скрутило от страха. Чтобы не стоять истуканом, девочка принялась вытирать досуха помытые стаканы и чашки. Прошло достаточно долгое количество времени, но Аракава не отходил от телефона. Он не смотрел в стороны, даже не обращал внимание на то, что Фудзимару была от него на расстоянии вытянутой руки. Он был так испуган, так замучен! Это его новое обличье совершенно не нравилось Фудзимару, хоть она иногда и видела его ссадины и раны. Всё происходящее пугало её, чувство безопасности исчезало. Подавленность и отчаяние – снова это состояние было рядом с нею. По её спине прошли мурашки. И вот, наконец, телефон зазвонил. К тому времени, посетителей и персонала в кафе более не было. Масуми, не промедлив ни секунды, снял трубку. Фудзимару сконцентрировалась лишь на том, что говорил Аракава. - Аканэ?! -… - Где ты была?! Я уж подумал, случилось худшее… «Аканэ? Разве это не девушка Масуми?» - спросила себя Фудзимару. «Он так и не познакомил меня с ней…» - Что? На лице Масуми отображалась взволнованность, его голос дрожал, а рука крепко удерживала трубку телефона. - Где ты сейчас? Я приеду к тебе! -… - Хорошо. Оставайся там и попытайся смешаться с толпой. Мужчина собрался положить трубку, но голос по ту сторону продолжил говорить. - Аканэ… они ищут женщину с ребёнком. Спрячь ребёнка в шкафчик камеры хранения и отходи потихоньку. «Ребёнка?» - Не волнуйся! Я заберу его сразу, как только смогу! Как будешь в безопасности, позвони управляющему кафе «Альпы» и скажи ему, где ты. Скорее, клади ребёнка в шкафчик! – Масуми был не на шутку встревожен. -… - Аканэ! Эй, Аканэ! Чёрт! Не успел мужчина положить трубку, как заметил подъехавшую к кафе машину. - Кацусика-сан, уведите отсюда Фудзимару! – воскликнул Аракава. - Его нет, Масуми. Он сказал что отойдёт, госпоже Кацусика плохо, - тихо ответила Фудзимару. – Что… кто они такие? – девочка указала на мужчин, которые шли ко входу. - Уйди на кухню, живо! – раздражённо бросил Аракава и кинул полотенце в сторону. Фудзимару послушалась, и спряталась за дверьми кухни, оставив небольшой проём чтобы видеть происходящее. В кафе вошло пятеро крепких мужчин из семьи Хикава, и без всякого введения, Масуми злобно прокричал и бросился в бой. Девочка наблюдала как Аракава пытался атаковать, и в то же время, защищаться от атак пятерых врагов. Они били точно туда, где, по возможности, виднелись ссадины и синяки – а в каком состоянии было тело под одеждой… думать об этом стало страшно. Якудза буквально рычал от боли, но продолжал драться. Страх всё сильнее завладевал Фудзимару. Ей хотелось забиться в угол. Это выглядело как вновь вернувшийся кошмар. Однако, отражение на алюминиевой поверхности двери пробудило в ней нечто иное. Она уже не была той девочкой, попавшей в ловушку. Через слабое и размытое отражение, на неё смотрел совершенно другой человек. «Ты уже делала это раз. Близкому снова нужна помощь.» Шрам на животе будто бы снова заныл, как напоминание. Стоны боли Масуми донеслись до её ушей вновь. Дрожащими руками, она тихо подобрала нож сантоку со стола, затем, так же осторожно выскользнула из кухни и юркнула за кирпичную стойку рядом с телефоном. Все были слишком заняты дракой и никто не смог заметить её. На четвереньках придвинулась к краю, чтобы осмотреть ситуацию. Держала нож крепко, пытаясь уловить удачный момент… но для чего? Что именно она хотела сделать? Фудзимару не знала, действуя почти что интуитивно. Трое уже лежали без сознания, Масуми пытался справиться с оставшимися двумя. В ход шла и мебель кафе. Нещадно ломались удобные мягкие стулья и маленькие столы. Противник в пурпурной рубашке ударил Аракаву по коленям, а противник в жёлтой рубашке хотел нанести удар сзади, прямо по шее Масуми. Это и стало сигналом для Фудзимару. Как только якудза в желтой рубашке занёс кулак, его товарищ заметил, что первый попросту застыл. На его лице было недоумение. - Эй, какого хера ты делаешь?! – недовольно поинтересовался нападавший в пурпурной рубашке. Правый бок его товарища заметно побагровел. Жёлтый цвет оказался перекрытым большим количеством крови. Масуми быстро нанёс удар в челюсть противнику спереди, воспользовавшись его замешательством, затем резко повернулся назад. Раненный якудза упал на пол, истекая кровью. Только тогда, Аракава увидел что Фудзимару стояла позади, держа в руках окровавленный сантоку. Она смотрела на него широкими глазами. - Фудзимару, что ты… - Масуми бросило в холодный пот, он не мог подобрать слов. Она убила ублюдка. Её сердце бешено колотилось. - Не стой! – оживившись, сказала девочка. Она будто уже и не замечала труп возле себя, подскочила к мужчине и стала пытаться его поднять. – Идём, идём за ней! Думать о том, что произошло, времени не было. Аракава даже не стал убеждать Фудзимару побежать домой, он просто схватил полотенце и в спешке вытер от крови её руки. Затем, вместе с ней выбежал из кафе, в надежде поймать такси как можно скорее. Ехать на машине семьи Хикава было чистым безумием, так как они могли привлечь этим внимание других «охотников» из семьи. *** - Нет, Мицу, сейчас с ним поговорить нельзя, - Хэбимару пытался припарковаться, говоря по телефону. – Я наберу потом, не кисни. Кстати, ты как вообще мой номер узнал? -… - Чёрте что, цирк какой-то! *** - Пропустите! – Фудзимару услышала громкий возглас который издал Аракава. Он пытался протиснуться сквозь толпу, и люди сразу дали ему дорогу. Девочка стояла возле такси, не закрывая двери со своей стороны. Она смотрела как Масуми бежал со всех ног, держа в свои грязных от крови руках младенца. Для неё, всё это происходило словно в замедленной съёмке, а гул на вокзале служил просто фоновым приглушённым шумом, вместе со звуками проезжающих машин и голосами людей. Сама того не поняв, она уже сидела на пассажирском сидении позади, держа младенца, пока Масуми уговаривал таксиста ехать как можно быстрее – он был готов заплатить любые деньги. Новорождённый почти не дышал и был очень бледным. Она не отводила от него глаз, пыталась правильно держать его и без остановки что-то ему шептала. - Маленький, всё будет хорошо… - услышал Аракава. Доехав до больницы, Масуми спешно забрал младенца и помчался внутрь, заплатив перед этим таксисту. - Отвезите её куда скажет, - сказал он. Но спустя пару часов, когда Масуми вернулся на главный этаж, он увидел что Фудзимару сидела в зоне ожидания и высматривала его среди остальных посетителей. Якудза, еле находя силы чтобы двигаться, хромая подошёл и опустился на стул рядом. - Фудзимару... - Как малыш? – она нервно теребила рукава своего бомбера. - Переохлаждение… вызвало необратимые процессы. Если бы я… если б я добрался раньше хоть на пять минут! – гневно прошептал Аракава, прижал ладони к лицу и застыл в согнутом положении. – И от Аканэ никаких вестей, твою мать! Фудзимару заметно погрустнела, ведь даже при отсутствии пояснений, всё звучало и выглядело очень нехорошо. Затем, она куда-то отошла, и вернулась с несколькими мокрыми салфетками. Девочка попросила: - Можешь убрать руки? Никакого ответа не было. - Масуми, пожалуйста… - Ты должна была быть дома уже, какого хрена ты ещё здесь?! – нервно спросил Аракава, резко убрав руки в стороны. – Мне некогда ещё с тобой возиться! Фудзимару сердито глянула на мужчину, протянула руку к его лицу, в которой держала мокрую салфетку и принялась молча, но весьма агрессивно вытирать кровь. Спустя две минуты, она избавилась от мусора и села рядом с Аракавой. Оба сидели в согнутом положении и держали перед собой руки в замке. Каждый думал о своём, пока тишину не прервал мужчина. - Извини, я… Я, вообще, хотел с тобой поговорить, - сказал якудза. – Я не смог найти твою семью. - О чём ты? - Ну, твоих родителей. - Ты моя семья теперь, - уверенно сказала Фудзимару, глядя на свои ладони. Чуть помолчала. – Если позволишь мне остаться, обещаю, я не буду тебе мешать. Я хочу… я хочу быть рядом с тобой всегда. Я готова сделать что угодно. Ведь тебе нужна будет помощь с малышом, да? Я всему научусь, ты же знаешь! Я не стану бесполезной! Через мгновение, они крепко обнялись и тихо заплакали. Фудзимару навсегда сохранила воспоминание о том самом тёплом чувстве укрепления своей связи с Масуми. Ситуация была довольно мрачной, но в то же время, они стали ещё более роднее, чем когда-либо. «И я ведь не почувствовала никаких угрызений совести за то, что прирезала тогда мудака собственными руками… хочешь – не хочешь, а мы с ним повязаны кровью ещё до того, как я стала якудза.» Через два дня, Фудзимару узнала, что Аканэ мертва. И с того самого момента, взгляд Масуми помрачнел навсегда. *** - Чёрт. - Херовое время чтобы сходить на кладбище, согласен, - Генкей громко вдохнул и выдохнул. – Прям особо холодно стало как-то. Фудзимару взглянул на своего названного брата. Рассматривал его профиль, пока Генкей глядел в чёрное небо, держа руки в карманах брюк. Находится рядом с ним всегда было уютно. Ох, он тоже долго не спал. Даже такому весельчаку, как Хэбимару, не удавалось скрывать от брата своё изнеможение. - Ну, ты чего там, идёшь? – Хэбимару улыбнулся, повернувшись к Фудзимару лицом. Тогда, Аракава обратил внимание на мелкий шрам на подбородке Змея. «Это ж моих рук дело, точно…» Тело, словно на автопилоте, подалось вперёд, следуя за Хэбимару. А вот воспоминания унесли разум обратно, в 1979-ый год.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.