На кончиках пальцев

Гет
NC-21
Завершён
99
Размер:
239 страниц, 23 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
99 Нравится 46 Отзывы 38 В сборник Скачать

Глава 10.

Настройки текста
Лея разглядывала свою руку, сидя на паре. Перебирала тонкими пальцами воздух и поражалась тому, что произошло вчера. Ее спокойную реакцию, когда Кир был не в себе. И необдуманное решение встать между двумя мужчинами, готовых к драке. Почему она так отреагировала? Почему не убежала, не сжалась в комок, как происходило всегда? И она его коснулась. Лея разглядывала пальцы и щупала пространство, словно воспоминания отмотают время назад, чтобы снова почувствовать, что произошло в тот момент. Утром Кир, как ни в чем не бывало, ждал ее в машине и отвез в универ. По дороге они захватили кофе, в этот раз снова соленая карамель. – Что за стиль у твоих татуировок? – поинтересовалась Лея, пока они ждали кофе. – Японский. Называется  «Ирэдзуми». Так как Лея промолчала, Кир поправил зеркало, чтобы лучше ее видеть, и сказал: – Даже не спросишь, что они значат? Обычно это самый популярный вопрос у девушек. – Предпочту оставить эту загадку себе. Как с картинами художников, смысл которых пытаешься уловить, – Лея отвернулась и уставилась в окно на проезжую часть. Сравнение с другими девушками ее задело. Это повторилось снова, как в тот раз, когда Кир ее поцеловал. Однако в коттедж он уже давно никого не приводил. Да и не видела Лея, чтобы он с кем-то даже разговаривал. Мысли обо всех сценах, которые ей довелось засвидетельствовать, когда Кир предавался гедонизму, скручивали ее живот. Хмыкнув, Кир достал из бардачка какую-то вещицу и положил между сидениями – туда, где через несколько минут окажется кофе. – Может пригодиться, – пояснил он, кивая на предмет, все так же не поворачиваясь к ней. С зеленой рукояткой на матовой поверхности лежало шило. Вот же черт, Лея просто не смогла сдержать смеха. Чем больше старалась, тем сильнее он вырывался наружу. Кир тоже смеялся, хотя отвернулся к стеклу и подставил кулак к губам. – Да, пригодится. Смотри, как бы оно не оказалось в колесах твоей тачки, если обидишь меня. – Ох, это меньшее, что может случиться, – просто ответил Кир. Но Лея не поняла, что он имел в виду. А в салоне машины вдруг снова стало давить от сгущающихся теней его напряжения. Шило отправилось в рюкзак ко всем остальным найденным вещицам. И Лея с трудом представляла картину, что Кир где-то прогуливается и вдруг обращает внимание на бесхозную безделушку. Сложнее всего поверить, что поднимает он ее ради девушки. Интересно, что в коттедже Кир успел позавтракать с мамой. Это был тот редкий случай, который он использовал, чтобы перекусить вместе и поговорить. Лея услышала несколько фраз, когда спускалась вниз в изумрудном платье «Лолита» с белой манишкой и подъюбником. Ботинки сегодня не захотели почему-то прогуляться в универ. И Лея надела черные туфли в стиле Братц от «Версаче». С одобрением Ирина говорила о футболе и обещала приехать на игру, когда точно будет в городе. Несмотря на то, что Кир позавтракал в коттедже, он все равно заказал себе кофе и выпил его вместе с Леей. Для нее он добавил блин с семгой. Пока девушка наслаждалась еще одним гастрономическим открытием, то успевала незаметно положить деньги в задний карман пассажирского кресла. Ну, а что? Пусть не думает, что она останется перед ним в долгу. После пар Кир отвез ее в агентство. Сегодня утром менеджер написала, что нашла модель для съемок и привезет договор с костюмами, чтобы сразу проверить, не нужно ли что-то подогнать под размер. Лея мысленно собиралась с духом, чтобы взяться за эту работу, стоя возле своего шкафчика для вещей. Платье оказалось великолепным и не могло не подойти, потому что верх был у него корсетом. Черные кружева покрывали красную ткань, спереди была декоративная шнуровка, а сзади стягивающая лента. Лея взглянула в зеркало и шумно выдохнула. «Вот блин», – корсет поднимал ее грудь и формировал ложбинку. Она помолилась, чтобы модель оказался геем. А потом чуть не взвыла, что не догадалась попросить об этом раньше. Но отступать поздно. Лея представила самый худший сценарий из всех возможных. Мысленно почувствовала, как кто-то будет ее касаться. Нет, даже представить это было просто невыносимо. Поморщившись и стиснув зубы, она прогнала все фантомные ощущения. Такая репетиция уже грозилась вызвать приступ панической атаки. Что же тогда ее ждет в действительности? Пытаясь выровнять дыхание, она медленно подняла голову и посмотрела на лицо отчима, что смотрело на нее из зеркала. – Убирайся к черту! – выплюнула Лея, преодолевая желания разбить стекло. Потом медленно досчитала до десяти, и все это время видела, как Кир делает это за нее снова и снова. Как тысячи осколков парят в воздухе от разбитого вдребезги стеклянного стола. В тот самый вечер, когда она ему во всем призналась. Лея завязала черную из тонких узоров маску. И подняла длинную до пола юбку. Красная ткань, покрытая черным фатином, успокаивала своим шуршанием, пока девушка выходила из раздевалки. – Лея! Это просто прекрасно, то, что нужно, – с радостью и облегчением в голосе произнесла менеджер, пока разглядывала ее внешний вид. – Молодой человек тоже сейчас должен появиться. Что? Стоп, он что здесь? Сегодня? Лея напряглась всем телом, дыхание становилось прерывистым, а ладони начали потеть, которые до сих пор удерживали юбку. Ее решительность унесло, как перышко порывом ветра. Панический ужас уже сцеплял свои липкие пальцы вокруг тонкой шеи. – О, а вот и он. Снова она принялась считать до десяти. Но уже на пятом счете повернула голову, чтобы взглянуть на напарника. Лее пришлось развернуться всем телом, чтобы убедиться, что ей не мерещится. Он стоял перед ней в черном смокинге и черной рубашке, гофрированной на груди. Привлекала внимание черная жилетка из блестящей ткани с черными узорами, что темнели сильнее всего остального в костюме. Белая массивная цепь пересекала центр его торса, пряча часы в кармане жилета. Белые перчатки и черно-белые туфли-оксфорды бросались в глаза, резко контрастируя с мрачным образом. И еще белая маска... Черные, как уголь волосы, скрывали ее наполовину, но Лея узнала бы его даже в костюме динозавра. – Так, ребята, мы еще не на съемках, – откуда-то из глубины реальности подала голос менеджер. – Мне уже стало жарко, – и помахала ладонью в подтверждение своих слов. Хотя это была всего лишь ирония. – Запомните эти ощущения. Лея, знакомься, это... – Что ты здесь делаешь? Кривая усмешка разрезала его лицо, придавая зловеще-манящий вид его и без того сказочному образу. – Нашей команде будет не лишней популярность, – словно говоря о погоде, ответил Кир. Снова его игры. Лея развернулась на каблуках и уселась на диван напротив менеджера. Слегка резким движением она сгребла бумаги со стола и начала перебирать. Ладони покалывало, и ей пришлось надавить ногтем большого пальца на подушечку среднего, чтобы унять дрожь своего негодования. Кир, довольный, как мартовский кот, уселся рядом, но на безопасное расстояние. Чтобы сосредоточиться хоть на чем-то, Лея отметила, что его перчатки служат некоторой защитой при контакте. Строчки договора мелькали перед глазами, но девушка не понимала ни слова. Адреналин вызывал чувство жизни, которая чуть не выскользнула из нее минуту назад. В голове фонила только мысль, что она рада стечению обстоятельств. Хоть и признавать ей этого не хотелось. И все же Кир лучше, чем кто-то еще. Окей. Даже лучше, чем гей. Горящая рука снова напомнила о прикосновении к его шее. И Лея почувствовала, что успокоилась. В голове вдруг все стало стерильным, и ни одна мысль больше не терзала ее. Как штиль после бури. Как приятная усталость после тренировки. Его-то она уже касалась. И он ее тоже... Вспомнив о поцелуе, Лея покосилась на Кира. Он крутил в руках айфон, уже подписав все бумаги.  Как только все формальности были улажены, каждый ушел в свою раздевалку. Лея не спешила переодеваться, она сидела на скамейке, подперев подбородок. Ей хотелось смеяться. Как так могло все выйти? Реклама для универа не помешала бы, и команда по футболу действительно получит свою славу после этой съемки. Она вспомнила, как Кира пожирают глазами все девушки мира, даже в модельном агентстве, и закатила глаза. Внезапный стук в дверь заставил ее резко повернуться. Это же общая женская раздевалка. Кто это может быть? – Войдите, – Лея поднялась и крепко сжала кулаки. Кир уже переоделся и стоял в дверях. Вместо привычного костюма он сразу надел тренировочную форму – красную мастерку и черные, практически обтягивающие спортивные штаны. Прежде чем переступить порог, он осмотрелся, есть ли тут кто-то. Никого не было. От неожиданного стука у Леи с колен упала маска. И она ее подняла, пока парень входил. В женскую, вообще-то, раздевалку! «Он же постучал, – шептал внутренний голос. – И что? Он долбаный донжуан теперь что ли?» Не успела Лея подняться и продемонстрировать Киру свое раздражение. Он уже в три шага пересек помещение. С нахмуренным и даже каким-то болезненным выражением, Кир уставился на нее. Лея открыла шкафчик и отвернулась, пряча смущение. Почему он все время это делает? Так на нее смотрит? Осторожно Кир убрал волосы Леи в сторону. Его взгляд прожег оголенные лопатки девушки, и ее сердце судорожно пустилось в пляс. Острые плечи быстро заходили от участившегося дыхания. Лея закрыла глаза и приготовилась услышать его вопрос. – Кто это сделал? – Отчим. Когда нашел меня прячущуюся в лесу. Когда я сбежала, – Лея расставляла четкие паузы между предложениями, чувствуя, как нервы трещат в опасном натяжении. – Что он сделал? – металлическим голосом процедил Кир, глядя на ее уродливый шрам, тянущийся от лопатки. Остальную его часть скрывал корсет. Увечье уходило еще далеко вниз, пересекая все ребра. – Избил торшером, сломав его об меня. Верхушка у него отвалилась, и острым концом он располосовал мне спину. Его дыхание превратилось в пыхтение. И Кир быстро отдалился от нее. Пальцами он вцепился в голову, меряя шагами комнату взад и вперед. Пока, наконец, со злым рыком не ударил один из шкафчиков. На нем образовалась вмятина. – Сука! – Кир был взбешен. С обреченным видом парень приблизился к Лее. Усилием воли он старался выровнять дыхание и успокоиться. Кир поднес руку к копне волос девушки и взял прядь. С таким чувством на лице, как будто хватался за последнюю надежду. С видом человека, который изо всех сил пытался повернуть время вспять для предотвращения катастрофы, Кир наматывал локон ее волос на свои пальцы. – Прости. Но знал, что ничего не может изменить. Скованному бессилием человеку остается только злиться. Подобно лису на своей татуировке он застыл в бесконечном прыжке, чтобы добраться до безобразной головы Бога смерти. Когда, наконец, смог успокоиться, Кир отпустил ее прядь и выпрямил дверцу шкафчика. Но небольшая неровность все равно осталась. – Зачем ты пришел? – вдруг опомнилась Лея в воцарившемся молчании. – Я спешу на тренировку. Сегодня дополнительная работа будет с форвардами. Поэтому Костя отвезет тебя домой. Он должен через пять минут приехать. И с этими словами Кир развернулся, чтобы уйти. Будучи уже в дверях Лея ему кинула в спину: – А написать нельзя было? – Нет, – посмотрев на нее через плечо, усмехнулся парень с волосами цвета ночи, – я же тебя заблокировал. Костя был сегодня несколько не в духе и почти не шутил. В его «Мазерати» они лишь перекинулись парой общих фраз по типу: «Как тренировки?» и «Как работа?» Казалось, мысли блондина были далеко не здесь. И Лея не мешала его раздумьям, разглядывая сменяющийся пейзаж за окном. Но на самом деле девушка еще продолжала недоумевать от упрямства Кира и того, что он ее заблокировал. Просто, чтобы быть правым. Невероятно. Когда Костя остановился возле ворот, Лея уже отсюда услышала шум, доносящийся из коттеджа. К счастью, главный вход располагался рядом с лестницей на заветный второй этаж. И Лея смогла прошмыгнуть в комнату, оставшись незамеченной. Оказывается, Ирина продолжала принимать гостей, и сегодня у них был светский ужин. На взрослых вечеринках ей точно делать нечего. Поэтому до самого вечера она не намеревалась покидать своей комнаты. До наступления сумерек Лея успела сделать всю домашку на завтра и почитать книгу. Что приходил Кир, она не слышала. Так что без угрызений совести решила пойти на свою тренировку, не дожидаясь его. Отложив свою первую книгу, которую смогла купить, на прикроватную тумбочку, Лея начала собираться. Один нож девушка сложила в ботинок, а второй в карман огромной черной худи. Незаметно для гостей, Лея вышла на улицу. Пока добиралась до стадиона, уже окончательно стемнело. Но дойти до него так и не удалось. В неосвещенном пролете между зданиями, она услышала, что кто-то дерется. Лея, было, пошла дальше, отгоняя нехорошее предчувствие. Однако остановилась. Ее прошиб озноб, пока сознание склеивало всю информацию, полученную от органов чувств. – Сука, – выругался знакомый голос, сжавший ее сердце в тугие тиски. Без всяких промедлений и раздумий Лея вбежала в густой мрак, попутно раскрывая нож в своем кармане. Двое парней держало Кира за руки, пока третий его пинал. Всего пары секунд хватило, чтобы бесшумно подкрасться сзади и приставить нож к горлу обидчика. Тот замер. Как и все вокруг. Время начало неестественно двигаться, замедлив свое обычное течение. За считанные доли Лея смогла разглядеть недоумение на лицах тех двоих, кто был с Киром. Сам же он тоже был удивлен, но всего мгновение. И Лее показалось, что она заметила тень улыбки на его красивых губах. Девушка почувствовала, как парень с приставленным к горлу ножом нервно сглотнул, раскинув руки в примирительном жесте. Но воспользовался тем, что Лея держит дистанцию, и повернулся. Ей удалось разглядеть лицо молодого человека. Не старше ее – уже хорошо. Омерзительная улыбка расползлась по его физиономии, когда он понял, что перед ним девчонка. К счастью, ее маневра хватило, чтобы Кир высвободил руку и двинул локтем в нос одному, а второму заехал четким ударом кулака снизу в подбородок. Тот, кого отвлекла Лея, начал замахиваться на нее. Слишком медленно. В темноте девушка видела лучше своего противника. В детстве ей часто приходилось сидеть в потёмках из-за неуплаты за электричество. А в школе прятаться ночами от охранника. К тому же, сейчас Лея благодарила себя за все тренировки с завязанными глазами. Легкими движениями ей удавалось уходить от ударов парня. – Беги отсюда! – рявкнул Кир в паузах между борьбой с теми двумя. «Ты идиот?» – успело промелькнуть в уме девушки, когда она сделала подсечку. Сильно надавив, Лея вывихнула руку и перевалила своего врага через плечо. Безотказный прием! Парень застонал от удара о землю и боли в руке. Сердце колотилось, как бешенное, и Лея совершенно не понимала, что делать с ним дальше. В растерянности она посмотрела в сторону Кира, того держал за горло один из напавших, а второй бил в живот. Лея пнула парня, что душил, в заднюю часть колена, так что нога его подогнулась. И не жалея никаких сил, вмазала ему в лицо. Руку прожгла ужасная боль, и девушка поморщилась. И как только Кир все время это терпит? Похоже, на своих тренировках она себя жалела. Тем временем он вырубил одного парня сильным ударом и яростно набросился на второго. А ее соперник уже успел подняться и угрожающе двинулся на Лею. – Ах, ты гребаная сука! Давно готовый нож сверкнул, высвобождаясь из кармана, и полоснул по наведенному кулаку. Парень истерически завизжал, как будто Лея его проткнула насквозь. Хотя, судя по легкости скольжения лезвия, – лишь слегка задела. Вырубленный Киром юноша начал подниматься. Вот черт. А силы уже были на исходе. Кто бы мог подумать, что в драке можно так уставать. Поэтому Лея просто не нашлась, что может сделать еще, кроме как метнуть в его сторону нож. Желая лишь чуть-чуть припугнуть, она метим движением воткнула его штанину в землю. – Блядь, пошли отсюда! Нахуй это все, – выругался он, вытаскивая нож из гачи и бросая куда-то в темноту. – Мы еще не закончили, – с противной ухмылкой прорычал ее враг с раненой рукой. И в ней тоже блеснула заточка. «Черт». Лея потянулась к своему ботинку за вторым ножом, но парень потерял к ней всякий интерес и двинулся прямиком на Кира. Они столкнулись в схватке. И Лея не понимала в темноте, кто и кого бьет. Все происходило слишком быстро. Выставив нож перед собой, она ждала, что другие двое начнут нападать. Но только сейчас заметила, что оба еле держатся на ногах. Кир хорошенько их отметелил. От тихого стона ее язык налился свинцом, и слюна наполнилась металлическим привкусом. «Нет, нет, нет!» – вихрем проносилось у девушки в голове. – Уходим, – скомандовал ее противник, когда наконец-то отцепился от Кира. Не помня себя, Лея бросилась к Киру. Он держался за живот, но все равно сам смог поднялся. – Какого черта, ты не убралась отсюда? – Какая разница?! Ты ранен! – прикрикнула она на него в ответ. – Тебя вообще могли убить. – Нет, – он достал мобильник, чтобы вызвать такси, – они хотели вывести меня из игры. – Что?! Дай мне, – вырвала она телефон из его трясущейся руки, чтобы вызвать такси самой. – Они знали, кто я. И, судя по их разговорам, я перешел кому-то дорогу. Тот с ножом целился в ноги, – будничным тоном сказал Кир. И кивнул на свою руку, зажимающую рану. – С глазомером у него плохо, – мрачно пошутила Лея. – Нет, мы едем домой! – рявкнул он и выхватил телефон обратно. Когда увидел, что Лея указывает адрес ближайшего травмпункта. – Ты что? Тебе нужно в больницу. – Нет! – резко и громко отрезал он. – Только не больницу. – Тебе жить надоело? У тебя могут быть повреждены внутренние органы. – Херня. Рана неглубокая, но сама не заживет. Дома подлатаю себя. Лея уставилась на него как на полоумного. Он что, шутит? Как будто каждый день только этим и занимается. – Но никто не должен знать! Ясно? – грубо и зло прикрикнул он, как будто это она сумасшедшая и ничего не понимает. От стадиона до коттеджа было ехать минут пять. Согнувшись, Кир вышел из машины и поковылял до дома. Перед входом он бросил ей через плечо, еще раз предупредив: – Родителям ни слова. Кир спрятал окровавленную руку между ребрами и другой рукой, таким образом еще прикрыв пятно на своей красной мастерке. Они воспользовались входом через гараж – это был самый короткий путь до ванной комнаты на первом этаже. И хоть этого и не требовалось, Кир все равно с прямой спиной прошагал до нее, на случай, если кто-то встретится. Лея последовала за ним. В ванной, к счастью, оказалась аптечка. И Лее не придется идти на кухню, как тогда, когда она обрабатывала его костяшки. Ее может увидеть Ирина и заподозрить неладное. Вот только ниток с иголкой здесь не было. Для этого предстоит подняться в комнату. – Я схожу за иголкой, постучу три раза. – Возьми виски. – Вообще-то для раны нужен спирт. – Виски нужен мне, – даже будучи в таком положении Киру удалось ухмыльнуться. Чтобы миновать гостей и не пестрить на этом вечере красивых нарядов в своей спортивной одежде, Лея пошла обходным путем. Для этого нужно было снова спуститься в гараж. Там как раз находился погреб, откуда девушка выудила первую попавшуюся бутылку. И затем побежала к главным воротам, чтобы со двора войти на второй этаж. Этой лестницей воспользовались те двое, что подкинули Киру наркоту и смылись. Взяв все необходимое, Лея со всей скоростью, на которую только была способна, побежала обратно к Киру. Все это время она повторяла только одно слово, словно мантру: «Пожалуйста... пожалуйста... пожалуйста». Добавить к нему «не умирай»  у нее просто не хватало духа. Запыхавшись, она постучала три раза и начала отсчитывать гул своего трепыхающего сердца в висках. На одиннадцатый его удар Кир, наконец, открыл двери. Он уже снял свою мастерку и футболку, которые валялись на полу. Стирать он их, конечно, не будет, а выбросит. Придется университету выделить бюджет на новую форму. Небольшая затрата, учитывая сколько побед им принесет Кир. С голым торсом Кир сел на краю ванной. Весь его живот был в крови. Лея щедро полила спиртом чистое полотенце и начала обрабатывать рану. Кир шумно вдохнул воздух через стиснутые зубы, но ничего не сказал. Только его рука потянулась за виски. – Я хранил его для особого случая, – с упреком сказал парень. – Думаю, это, – надавила Лея, выделяя интонацию, – тянет на особый случай. Не вынуждай меня вырубить тебя. Кир снова хмыкнул, но она не шутила. Сейчас от нее требовалось полное сосредоточение. Когда Кир сделал приличный глоток, Лея надела перчатки, которые очень кстати оказались в аптечке. Смочила иголку с ниткой в спирте и начала его зашивать. Кровотечение не останавливалось и мешало ей видеть кожу. Но Кир был прав, рана оказалась неглубокой. Но как же много крови! Нужно действовать быстро. В какой-то момент ему станет настолько хорошо, что он просто может потерять сознание. – Прекрати пялиться, это раздражает. – Это вообще-то мое тело, я должен проконтролировать, что ты все делаешь ровно. Даже в такой момент он заботился о своей красоте, серьезно? Лея слишком резко вогнала иголку, и он снова вдохнул со свистом. Лея старалась концентрироваться на проделываемой работе, а он ее отвлекал. Вообще-то не каждый день ей приходится кого-то зашивать. Это ее первый раз. Вспоминалось, как ей прокалывала уши деревенская девчонка, когда им было лет по десять. Наверное, она ощущала примерно то же, что и сейчас Лея. Ее серьезное лицо в тот момент живо представлялось, пока кожу Кира пронзала игла. А потом она вспомнила свое лицо, когда, стоя перед зеркалом, сама себе прокалывала раковину внутри уха. Тот катетер был толще раз в шесть этой иглы. Ей было больно. Хрящ не сравнится с болью прокола мочки. Зрачки ее тогда расширились, и Лея видела, как лопаются капилляры в глазах. Но оказалось, что прокалывать хрящи себе или терпеть боль от руки другого человека намного проще, чем причинять ее кому-то. – Я вообще-то пошутил. Мне пофиг. Я все равно собирался набить тату. Просто сделаю ее на этом месте. Это же осо-о-бый случай, – спародировал он ее. Лея посмотрела на Кира исподлобья. Выражение лица у парня было таким же равнодушным, как и в тот раз, когда она чуть не попала в него ножом во время тренировки. Кир спокойно попивал виски, как будто пол ванной не было залито его кровью, а они просто сидели на пикнике. Ужас, испытанный ею тогда, вмиг материализовался в теле и отдавал ноющим чувством под ложечкой. Тогда Лея могла бы его убить. И снова ощутила ту растерянность, когда завалила сегодня парня, и не знала, что с ним делать дальше. Нет, причинить боль кому-то она не может. Лицо отчима заставило ее остановиться. А ему бы смогла? Много лет Лея мечтала, чтобы он умер. Но смогла бы это сделать она? Бушующий огонь всколыхнул недра памяти и заставил вспомнить ее горящую мать. Словно вспышку, Лея увидела то, что забыла, потому что тогда не способна была понять. Тот ужас на лице матери, когда отчим насиловал ее дочь. Но она ничего не сделала и не сказала. Неужели ее мать так боялась потерять этого ублюдка, что была согласна даже на это? Нами управляет только то, чего мы боимся. – Лея, – полупрозрачными губами позвал ее Кир, выдергивая из пучины тьмы. Она посмотрела на его рану, осталось сделать еще столько же стежков. Занесенная рука с иглой вдруг дрогнула, и Лея почувствовала укол в груди. Пока она протыкала кожу Кира снова и снова, из глубин ее существа поднималось новое и незнакомое чувство, которое согревало ее и укутывало, словно плед. То чувство, с которым она пошла сегодня в драку. Чувство, с которым она встала между Киром и тем парнем на дне рождения у Ирины. Оно было новым, но как будто родным. Тяжелая ноша, которую Лея волокла за собой все эти годы, отравляла ее душу. Прошлое следовало за ней по пятам, и она бежала. От себя, от своего жалкого существования с ненавистью в сердце к себе и к другим. Но это чувство сияло в ее груди и возрождало из пепла. Чувство, когда ты кого-то защищаешь. – Я думал ты нахлебница, – неожиданно заговорил Кир, глядя куда-то перед собой. – Мне казалось, что мама заплатила за твое поступление. Ей всегда хочется любить весь мир. Дать эту любовь даже тем, кто ее не заслуживает. Кто ее не заслуживает? О ком он говорил? Может, у Кира начался бред? Лея продолжала зашивать рану и не смела поднять глаза. – Я видел сегодня в столовой, как ты листала объявления с арендой квартир. Тогда, когда ты появилась, я мечтал о твоем исчезновении. Я тебе не верил. Думал, ты одна из тех, кто хочет легкой жизни и находит себе спонсоров. Я, как последний урод, делил людей на категории... – Что я говорила о том, что вырублю тебя? От твоих разговоров кожа шевелится. Потом только попробуй сказать, что я криво зашила. Лее не хотелось этого слушать. Делил на категории? Прямо, как его отец. Но Кир все равно продолжал. – Останься. Это я позволил Маше насмехаться над тобой, – вот сейчас он смотрел уже на нее, покрывая каждый сантиметр кожи Леи россыпью искр, от которых бежали мурашки. Ну, нет. Это было уже слишком. Точно бредит. Или уже напился? Опять попахивает какой-то выплатой долгов. И чтобы сменить тему, Лея спросила: – Почему ты расстался с Машей? – Я с ней не встречался. У меня никогда не было девушки. Категории людей. Расходный материал. Пора заканчивать поскорее. «Останься». Когда Лея справилась со швами, она еще раз обработала рану и вытерла чистым полотенцем кровь с его живота. Мастерку с футболкой сложила в мусорный пакет и завязала. Кир медленно поднялся с ванной, пока Лея возилась с бинтом, складывая примочку. Когда Кир стоял перед ней, ожидая перевязки, Лея успела отметить что, несмотря на рану, его рельефное безупречное тело выглядит еще красивее. И облепила бинт с четырех сторон пластырем. – Черт, тут даже халата нет, чтобы я дошел до комнаты, – посетовал он, пока Лея последней полоской формировала квадрат. Отвернувшись, Лея сняла с себя худи и протянула Киру. Но потом передумала. Он точно без помощи не справится. К тому же поднятые руки грозят тем, что вся ее работа полетит насмарку. Тогда она взяла ножницы и разрезала переднюю часть кофты, чтобы он спокойно мог одеться. Здесь у Кира проблем не возникло. К счастью, парень действовал аккуратно, чтобы не повредить швы. И еще наверняка потому, что ему было больно. И сейчас в ее модернизированном худи он выглядел забавно. То, что для Леи было велико на несколько размеров, для него оказалось впору. И она просто не смогла сдержать улыбку. –  Что смешного? Вместо ответа Лея закусила губу, чтобы не засмеяться. Не хватало еще разразиться здесь в истерическом смехе, как утром в машине. Вот только приступ неуместного веселья быстро утих, когда Кир выдохнул через приоткрытый рот. Взгляд его стал обжигающим. На фоне бледности лица от потерянной крови, сейчас чернота глаз стала еще более затягивающей. Воздуха в ванной вдруг стало не хватать. Да и сама она теперь казалась ужасно тесной. Кир был слишком близко. Меньше метра между ними. Он подошел чуть ближе. Медленно Кир завел руку за ее спину, не прерывая зрительного контакта. Топ, в котором была Лея, стал невыносимо жарким и как будто севшим после стирки. Дыхание участилось, сердцебиение тоже. Позади раздался щелчок. Кир всего лишь отомкнул замок и открыл дверь. – Не бойся, я не притронусь к тебе. Только мама заслужила твое доверие, – Лея вспомнила, как обняла ее за сырники, удивившись, что он это запомнил. – Я нет. И, как будто наказывая себя, он мучительно долго смотрел на ее губы. А потом просто вышел.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.