На кончиках пальцев

Гет
NC-21
Завершён
99
Размер:
239 страниц, 23 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
99 Нравится 46 Отзывы 38 В сборник Скачать

Глава 20.

Настройки текста
Сразу же после тренировки Кир отправился в особняк Алены. После душа волосы еще были влажными, но открытые окна авто служили вместо фена. На заднем сидении лежала спортивная сумка с экипировкой, сейчас же он был одет в черный смокинг. Телефон молчал, Лея ему так и не ответила на сообщение о том, что он сразу же поедет на бал. Под ложечкой засосало от волнения, но вчерашняя ссора еще была свежа в памяти. В конце концов, на сегодня у нее не было планов, кроме вечера, поэтому волноваться не о чем. И дома ведь мама, рейс у родителей сегодня только в семь. Значит, с ней все будет в порядке. Воспоминания о ссоре заставили его сжать челюсть до боли в зубах и вцепиться в руль до побелевших костяшек. Сильнее проступившие шрамы только больше усугубляли его тревогу. «Ты же поклялся, мудак», – пробубнил он сам себе. Но смотреть в ее глаза после вчерашнего не мог. «Трус». Сегодня она будет на этом балу, и что ему остается делать? Кир заглушил мотор на парковке, прибыв на место, но выходить из машины не спешил. Уставившись на руль, он даже не посмотрел в зеркало заднего видения, чтобы проверить, как высохли волосы. Свое собственное отражение ему было противно. Приехал он слишком рано, и народ только подтягивался. С облегчением парень заметил, что Леи еще нет. И видеть сейчас Кир хотел только одного человека. Но и Алены нигде не было. Чтобы скоротать время и обдумать, что скажет, он отправился на второй этаж. Рука машинально потянулась за вейпом в карман, но его там не было. Кир чуть ли не взвыл от того, что приехал на машине и не может выпить. Так еще и курить он бросил. И снова мысль о Лее сжала его ребра. «Из детства я помню только то, что табачный дым был нормальным воздухом...» Слова Леи проникли под кожу, просочились в каждый уголок его тюрьмы. И добрались до самой души, что парень думал навсегда потеряна. Поэтому в ту же ночь Кир перестал курить. С алкоголем оказалось сложнее. И сейчас нервы натянулись, как струна, а спустить их нечем. Внизу уже становилось шумно, и Кир слез с подоконника, на котором отсиживался перед неминуемой встречей. Из тени колонны он выглянул, чтобы посмотреть вниз на собравшихся. И именно в этот момент в зал вошла она. Лея. На миг у него перехватило дыхание, и парень поправил слишком тесно сжимающую горло бабочку. Все звуки вокруг поглотились, люди исчезли. Ее острые плечи были оголены, бюст приподнят корсетом. Она выглядела словно принцесса, сошедшая со страниц сказки. Этот ее всегда бросающий вызов всему миру взгляд. Холодный и колючий словно мороз. Как листья покрытые инеем. И такой теплый, как трава, проступающая из-под снега, когда эта девушка смеется. Когда она улыбается. Ему. Лея окинула своими зелеными глазами помещение и модельной походкой пошла в гущу людей. Но что-то Кира смутило. Вот только он не понял, что именно. Прежде, чем с ней объясниться, он должен увидеть Алену. Вернувшись снова в коридор с дверьми спален, он ожидал, что вот-вот должна появиться хозяйка этого вечера. Будет хорошо, если их никто не увидит, поэтому он перехватит ее здесь. Телефон завибрировал в кармане пиджака, уведомляя о сообщении: «Встретимся в третей комнате слева. Жди меня без одежды». Словно сто килограмм груза свалилось с плеч Кира. И он от облегчения расплылся в улыбке, что все складывается таким образом. Войдя в комнату, он присвистнул от роскоши ее убранства. Что ж, его ждет королевская ночь, и обстановка под стать. Быстро скинув с себя костюм, Кир улегся на кровать и стал ждать ее. От одной мысли, что они тайно встретятся здесь, он возбудился. Ручка двери начала медленно проворачиваться, и Кир облизнул губы в предвкушении. Ее взгляд был игрив и насмешлив. Покручивая пояс от сливового шелкового халата в пол, расшитого золотом, Алена мягко, как кошка, подступала к нему. Губы ее касалась легкая улыбка, когда она, развязала пояс и распахнула халат. – Какого хрена ты здесь делаешь? – спросил Кир. Вместо ответа девушка сняла одежду, оставшись полностью обнаженной, как и Кир. Алена легла на бок рядом с ним на кровать. И сначала опустила взгляд на его эрекцию, так что ее наращенные ресницы доходили почти до скул, образуя тени. А потом подняла свои огромные глаза на него и, наконец, сказала: – Пришла удовлетворить твои потребности. В груди что-то сжалось будто бы тисками. И Кир вспомнил их вчерашний разговор перед матчем. Между парами Алена подошла к нему. Единственной реакцией на ее вызывающий наряд была даже больше насмешка, а не отвращение. С чего бы? Раньше Кир мог возбудиться только от того, что кто-то повилял перед ним бедрами в подобной мини-юбке. Потому что точно знал, что за этим последует. Именно она его сделала таким. Но в этот раз он поймал себя на мысли, что ждал, когда Алена подойдет к нему. Минуло уже три года с тех прошлых событий, что их связывали. Отметки в Инстаграме так и пестрили их именами, и он подозревал, что это произошло не без ее участия. Осталось только выяснить, как далеко решила зайти стерва на этот раз? – Как дела? – приторным голосом спросила Алена, поравнявшись с ним, высокомерно глядя на Кира снизу вверх. Рост у неё был небольшой. – Если хочешь потрепаться, у меня нет на это времени. – То, что я хочу, обычно всегда совпадало с тем, чего хочешь ты, – сказала она, проводя пальцем по его груди вниз. Кир даже не вздрогнул. Никакой реакции, словно перекати-поле пронеслось по пустыне, подгоняемое ветром. – Уже давно все не так, – сказал парень, четко разделяя каждое слово, чтобы она успела почувствовать отвращение, сочившееся в его голосе. – Мои желания находятся в миллионе световых лет от тебя. В параллельной вселенной. Ну, знаешь, – так, что мы никогда не пересечемся. Улыбка дрогнула в уголке его губ. Кир получал наслаждение от пошатнувшейся самоуверенности Алены. – Ах, ты о своей маленькой собачке, которую таскаешь везде с собой, словно чихуахуа? И что? Она удовлетворяет тебя? Дает тебе те эмоции, которые ты привык испытывать? – с каждой фразой, она прижималась все теснее к нему. Кир непроизвольно отстранился. У Алены не было вообще никаких границ в голове. И сейчас она нарушала его собственные. И как Кир раньше не замечал этого? Что не каждого может подпустить близко к себе. Лея научила его это чувствовать. Оказывается, тело могло так много сказать. И подойдя совсем вплотную так, что ее губы оказались рядом, Алена прошептала: – Ты ведь как ненасытный зверь трахал меня, и я всегда была готова. Ее слова выпустили внутреннего демона и запустили корни в воспоминания. Тяжелая мысль сдавила горло, как он не удовлетворил Лею ночью. И это задело его сильнее, чем парень сам мог себе признаться. Страх поселился в его душе и сейчас Кир ему скормил ее слова. А вдруг он никогда не сможет удовлетворить Лею? И она просто оттолкнёт его. – Ага. Пока ты морочила голову нам обоим, – повторил он слова Кости, когда друг подошел к нему в больнице. Три года назад Кир, увидев реакцию Кости, когда он их застукал, просто не мог сказать, что это был не первый их перепихон. Другу было слишком больно в тот момент. В признание Алены он не поверил ни на секунду. Они были слишком одинаковы, чтобы Алена могла знать, что такое любовь. Когда Костя полез в драку после ее слов, Кир лишь машинально ударил в ответ. Тело, привыкшее драться за годы унижений, просто действовало рефлекторно. А дальше Кир позволил другу колотить себя, пока не выйдет весь его гнев. Кир это заслужил. В глубине души он просто боялся, что станет разочарованием для своего друга. Костя был для него, как брат. И лишиться его он не смог, поэтому и скрыл правду. И если отекшее лицо, головная боль и небольшая потеря крови будет ценой за то, что он его не потеряет, то это меньшее, что он может заплатить. Чувства Кости были настоящими, в отличие от его. Так что больно в этот момент было только одному из них. И когда правда всплыла, Кир ожидал, что Костя от него отвернется. В игре они были товарищами по команде, и это ничто не могло изменить. В футболе важна сплоченность. Каждый четко должен знать и выполнять свою работу. Быть техничным и следовать тактике. Важен каждый игрок и несмотря ни на что нельзя сдаваться. Тренер видел, что друзья повздорили между собой перед матчем. Но после того как вышли на поле и оставили свои разногласия, он сделал Кира капитаном своей сборной. За пределами же поля Кир был готов попрощаться со своим другом и принять его потерю. Но он оказался сильнее. «Она морочила голову нам обоим. Ни к чему ворошить прошлое», – Костя пожал его руку и в глазах парня Кир видел, что боль наконец-то отпустила его. Причиной тому был разговор с Кристиной или нет, но его друг смог освободиться. – Я был бесчувственным кретином, а Костя нет, – сказал Кир, стоя перед Аленой в коридоре универа. Перед тем злосчастным интервью. Накануне краха. Кир никогда не знал и не подозревал даже, что Алена могла встречаться с его лучшим другом. Они все держали в тайне. Сам же он лишь удовлетворял свою потребность. «Просто возьми то, что хочешь», – сказала она, когда Кир оказался в доме Алены с его родителями, будучи пацаном тринадцати лет. Алена была у него первой. И он стал брать. Всех. Его искаженное понимание своих желаний тогда наглухо закрыло настоящие стремления. Он никогда не знал, чего хочет на самом деле. Раньше не знал. Оттолкнув Алену в коридоре, как можно более спокойным тоном он произнес: – Ты нихрена не знаешь. – Неужели? – и Алена рассмеялась. – Ты такой же, как я. Хочешь доминировать, тебе просто необходим этот контроль, не так ли? Ведь поэтому ты так никогда и ни с кем не встречался? – Алена наслаждалась собой и оружием связывающего их прошлого. – Что, с ней так не получается? Я видела, как ты вьешься вокруг нее. Вот только твои потребности она не удовлетворит. Она не даст тебе того, что ты хочешь. Не даст почувствовать себя свободным и всевластным. Желваки дернулись на челюсти Кира от слов отца сегодня утром: «Возьмись за ум, и прекращай тратить время на эти глупые игры. Вам повезло, что вы прошли так далеко. Но в следующей игре вы вылетите. И ты поймешь, что зря меня ослушался». Злость и ненависть сжигали все в районе солнечного сплетения, и словно по невидимым каналам лава ярости распространялась по всему телу. Его кулаки сжались в желании придушить эту суку, но она была тут ни при чем. Винить в своей несвободе он мог только себя. Алена лишь вскинула бровь и с самой мерзкой улыбкой, оставляющей уродливый шрам в его душе, развернулась и пошла в свою аудиторию. Сейчас же, лежа в одной из комнат ее дома, его возбуждения как и не бывало. Несмотря на то, что она была обнажена, Кир снова чувствовал желание ее прибить. Не ее он ждал в этой спальне. Ссора с Леей пустила волну ненависти, которую он со вчерашнего вечера направлял на самого себя. И ему никогда не забыть тот ее взгляд, когда она покинула стадион. Он был готов вынести обиду, злость, негодование... Но только не ее разочарование, которое она оставила ему на том интервью и опустевшем поле. Но он не мог сказать. Если отец доберется до Леи... Кир не мог допустить даже мысли, что Андрей причинит ей вред. Кир всю жизнь терпел. И начал бороться только благодаря Лее. И сейчас ему нужно сначала разобраться с Аленой. Чтобы прекратить уже этот весь балаган. – Какого хрена это было перед репортерами? Это был дешевый хайп даже для тебя. – Неужели? Тогда почему же ты не опроверг? И когда Кир промолчал, отвернувшись от нее, Алена продолжила: – Зато сегодня мы с тобой самая обсуждаемая новость. Перед вашими матчами такой ажиотаж не помешает. – Нет никаких «мы», лживая ты сука, – схватил он ее за запястья и вдавил в кровать, стараясь не прикасаться к ней телом. – Как ты только себя выносишь? – А ты? Мы стоим друг друга, – смеялась она, попадая в самое больное место. – Ты просто всегда была под рукой. Доступная и легкая, – спокойно говорил Кир. Каждое слово, казалось, выходило из самых глубин, где он похоронил свою жизнь. – А разве не это тебе всегда было нужно? – Да, это было удобно, – он мог легко приходить к ней, потому что у Алены не было принципов, как и у него. А значит, он никогда бы не смог ее разочаровать. Она для него ничего не значила. Добавить сюда воспитание отца и Кир на все вокруг смотрел лишь, как на ресурсы, не уважая ни своих чувств, ни чужих. Но все изменилось, когда появилась Лея. – Удобно, потому что не нужно было бороться. Так легко обвинить в провалах своей жизни других людей. Это не свобода, а бегство. И только Лея научила меня сражаться за себя. С тобой я научился только трахаться. А с ней жить и чувствовать. Дверь открылась, и на пороге стояла Лея в своем прекрасном платье. Но что у нее было с лицом? Значит, ему не показалось. Ее кто-то ударил! Пока он тут тратит время на разборки с Аленой. Но потом до него стало доходить... Взгляд Леи расколол реальность на части, словно сама смерть стала свидетелем происходящего, и потом собрал вновь. Он лежит голый вместе с Аленой, – как это должно выглядеть? Приготовившись к чему угодно, он ожидал, что Лея сейчас просто воткнет нож в его грудь и прикончит. И на миг Кир ощутил, что больше всего хотел бы именно такого исхода. Что Лея начнет кричать и требовать объяснений, швырнет в них стулом, который стоял рядом со входом, и на котором висел его смокинг. Но вместо всех придуманных человечеством реакций эта девушка просто закрыла дверь и ушла, забирая всю жизнь мироздания с собой. Его Лея. Он никогда не сможет разгадать ее. Эта девушка всегда будет делать то, чего он не ожидает. Переворачивать все его искаженное понимание этого мира. Заставлять снова и снова смотреть в самого себя. – Лея! – закричал он, не узнавая свой голос. Срывающийся, беспомощный, жалкий. Сначала он, было, кинулся за ней, но потом понял, что раздет. Здравый смысл подсказал, что дорога будет заказана в полуфинал, если его так сфотографируют. Но внутренний голос вопил, как сирена при пожаре: «Беги за ней!» Взяв клатч, который она обронила, Кир наспех натягивал брюки и носки с туфлями. Рубашку он уже застегивал в коридоре. Но этого хватило, чтобы потерять Лею из виду. Подбежав к Косте, он схватил его за плечо и прокричал, что тот от неожиданности подпрыгнул: – Где она?! – Черт, Кир! Она пошла к тебе. Значит, он не видел, как она спустилась. Кир не знал то ли ему радоваться, что друг не помешан на Лее, как он, и не замечает ее в толпе людей. То ли удивляться, как вообще возможно ее не замечать? Зайдя в женский туалет, он проверил все кабины и убедился, что Леи там нет. Не обращая внимания на вопли девушек, он чуть не снес с петель дверь, когда выходил из уборной. Куда еще она могла пойти? Выбежав на улицу, он прощупал глазами двор, но не увидел ни одного гребаного дерева, под которым бы сидела девушка с рыжими волосами. Ее мобильник не отвечал, и Кир удержался от порыва разбить свой об асфальт парковки. Вдруг она позвонит. Без единой мысли, что делать дальше, он сел в машину, закинув ее клатч на заднее сиденье. И отправился искать. Не успев далеко отъехать, он встрял в пробку. Сигналить было бесполезно, но он, задыхаясь от холодного ужаса, сжимающего горло, давил на клаксон. – Там на мосту авария. Мы здесь надолго, – сказала какая-то женщина из машины по соседству. Разум снова включился, и вышел из состояния оцепенения. Тогда Кир решил свернуть на развилку и припарковать машину на обочине под мостом, а дальше отправиться пешком. Быстро миновав пробку, парень увидел, что авария, в общем-то, небольшая. И никто, к счастью, не пострадал. К тому же перекрыли они только начало моста, а за ней движение было обычным. Пока он оценивал ситуацию на дороге, шагая по тропе для пешеходов на мосту, его взгляд зацепил блестящую черную ткань. И внутри все расслабилось от облегчения. Он нашел ее! Но потом внутри все упало. Оборвалось. Разбилось. Кир потерял связь с реальностью происходящего и как будто прирос к земле. Юбка платья взметнулась в воздухе, и Лея полетела вниз с моста. Время, словно превратившись в кривую петлю, сопротивлялось бегу Кира. Слишком долго, слишком медленно и не дотянуться... Нечеловеческим голосом он прокричал ее имя и, в один шаг запрыгнув на перила, полетел за ней. *** И почему ей все время нечем дышать? Сколько еще она будет задыхаться в этой жизни? Легкие спазмировались и никак не могли высвободиться от заполняющей их воды, сколько бы Лея не напрягалась. Кира поднял ее юбку и вытащил нож с ремня на бедре. Одним движением он вспорол шнуровку корсета, и Лея закашлялась. Вода противно выходила, внутри все как будто сморщилось, выталкивая жидкость наружу. Казалось, Лея сейчас выплюнет свою диафрагму, настолько сильно она болела и сокращалась. Жадные глотки воздуха стали поступать внутрь, ребра легко расширялись при каждом вдохе. Перекатившись на спину, девушка увидела небо, испещренное бороздками облаков. Солнце уже зашло за горизонт, и последние лучи позволяли опускаться сумеркам на свою смену. Небо всегда было таким прекрасным? – Раздевайся, – скомандовал Кира, пока разрывал на себе рубашку вместе с пуговицами. Лея чувствовала его праведный гнев, который был чуть ли не осязаем. – Быстро! Ветер был сильным и уже холодным. Все-таки зима, а от мокрой одежды, тело било мелкой дрожью. Лее показалось это таким странным. Еще минуту назад она думала, что умрет, пока вода забирала то, что осталось от ее жалкой жизни. А сейчас ее тело способно чувствовать холод. – Сдохнуть решила! – проорал Кира, стягивая брюки. Как будто не выдержал уже этого молчания, и сдерживая себя изо всех сил. – Так какого черта одна? Я бы подох с тобой! Прыгнули бы вместе, – твердым, как камень тоном, прокричал он. Дыхание его было сбивчивым и тяжёлым, словно у разъяренного зверя. От переполняющей злости, от того, что плыл с ее бездыханным телом до берега... От разрывающей боли. Лея стояла перед ним раздетая, только ремень не стала снимать с бедра, который крепился к поясу. Чехол от ножа надежно сберег оружие и не дал ему уплыть вместе с течением, в отличие от их обуви. Несмотря на пускающую заряды в пространство злость, по лицу Киры пробежала волна облегчения. Что все позади, и она сейчас стоит невредимая перед ним. Молча он отправился в сторону моста, – течение унесло их от него. И сейчас они голые шли по берегу. Благо, никого не было вокруг и уже темнело. Поднимаясь вверх по траве, Лея увидела, что на обочине стоит «Мустанг». Ничего не говоря, они сели в тачку. На пассажирском сидении лежал его телефон, который Лея убрала на подставку. Двигатель заревел, и Кира сразу же включил обогрев. Когда зубы перестали стучать, и тело обмякло, звенящая пустота в голове стала рассеиваться. Все, что произошло до этого, казалось таким нереальным, далеким и неважным. Все, что сейчас имело значение, свелось только к одной мысли: «Он прыгнул за мной». Единственное, за что она смогла зацепиться после своего воскрешения. Подобно первому крику ребенка после рождения. И ее тело продолжало гонять кровь по венам, вырабатывать тепло, каждая клетка боролась за ее существование. Она была жива. Ей не нужно было даже смотреть на него, чтобы понять свои чувства. Кира без промедления, не задумываясь о том, что мог погибнуть или не найти ее тела в пучине мутной воды и сильном течении, прыгнул за ней. «Я бы подох с тобой». Это звучало так просто из его уст, как будто нет ничего естественней. То, что он с Аленой, не причиняло уже боли. Пускай так. Все, что у нее есть – это только этот миг. Все, что будет дальше – неважно. Если это было послание небес, чтобы Лея обрела веру, то ради этого стоило умереть. Она еще не знала, что делать с этим знанием. И как все обернется. Каждый последующий шаг был неважен. Кроме настоящего момента. Просто делать вдох. Просто смотреть на небо. И видеть парня, которого ты любишь. Миг – это самая большая драгоценность, которая есть у человека. Ни планы на будущее и ни скорбь о прошлом. Только то, что происходит сейчас. Вышли из машины они так же молча. Кира взял телефон и пошел вперед. Спина его была напряжена, походка стремительна. Лея была уверена, что он сейчас что-нибудь разнесет. И этим может оказаться любой предмет, попавшийся на его пути. Но Кира включил камин и стал кругами расхаживать по гостиной, закрывая лицо ладонями и проводя ими по еще влажным волосам. – Грейся, – скомандовал он. И указал на место рядом с камином, где был кухонный стол в виде острова с покрытием из черной мраморной плиты. Прислонившись к этому высокому столу, на котором обычно повар их семьи готовил, Лея смотрела в пол, не в силах что-либо сказать. Какой в этом смысл? Больше она никогда не увидит его. Зачем-то ее жизнь снова не оборвалась, и все, что ей остается, – это как-то существовать дальше. Но сейчас думать об этом хотелось меньше всего. Словно прочитав ее мысли, Кира подошел к ней и взял указательным и большим пальцем ее подбородок. Наверняка косметика смылась, пока она была в воде, да и синяк стал сильнее заметен, набирая больше синего и фиолетового пигмента. В отличие от выражения лица прикосновение его было нежным и еле осязаемым, словно в своих руках Кира держал что-то хрупкое. Лея чувствовала покалывание от его кончиков пальцев на своей коже, что вызвало тепло во всем теле посильнее, чем от камина. – Кто это сделал, – процедил он сквозь зубы, словно резал металл. – Александр, – врать не было смысла. Да и значения это уже никакого не имело. Ни для него, ни для нее. Как и ожидалось, Кира не стал ничего крушить, не стал говорить, что убьет его и что клянется вечность защищать ее и быть тенью. Все кончено. – Лея, – начал он, отходя на два метра и отворачиваясь, будто не в силах смотреть на нее. – Кира, не... – хотела перебить его Лея, чтобы он не утруждал себя в объяснениях. Она сейчас просто соберет вещи и уйдет. – Молчи, – словно в мольбе обрубил он. – Я не сказал на интервью, что ты моя девушка... – Лея мысленно попросила, чтобы он не продолжал, потому что не хотела смотреть на его мучения. Но во всем его существе сейчас читала несгибаемую твердость. Так выглядит человек, который принял решение и больше не отступится от него. – Потому что у меня никогда не было девушки. Я просто эгоист. Нет, я просто трус. Его слова не находили понимания, и Лея смотрела на него в недоумении, как будто он вдруг заговорил на китайском. – Я все время бежал от ответственности за свою жизнь. Мне было легче винить отца в своих поступках и Алену в своей бесчувственности. Мне было проще спать со всеми подряд, но никого и никогда не подпускать близко. Чтобы никто не увидел, как я на самом деле слаб и как мне страшно. Я спал со всеми подряд, доказывая самому себе, что могу делать, что захочу. Лишь бы закрывать глаза на то, что я пустое место и ничего сам не могу. Так было проще, чем признаться себе, что моя жизнь мне никогда на самом деле не принадлежала. Он повернулся к ней, в глазах стояли слезы. И Лее хотелось остановить его монолог, потому что каждое его слово причиняло ей боль, пока его трясло от злости. – Но появилась ты и перевернула весь мой гребаный мир. Ты поверила в меня, и я стал играть. Ты добралась до всех моих чувств и нашла там что-то хорошее. Я просто испугался, что опять все изгажу. Что я облажаюсь, и потеряю лучшее, что было в моей жизни. Что я не могу вот так просто получить тебя. Все, чего я стою, так это дешевой лжи этой стервы. Я никогда не знал, чего хотел. Но я еще ничего в жизни не желал так страстно, как тебя! Гнев снова стал сверкать в его глазах, ноздри раздувались, кулаки сжимались. – Какое же я дерьмо, если ты не нашла никакого выхода, кроме как убить себя. – Ты не виноват. И я сделала это не из-за тебя. – Я знаю, что не из-за меня. Но не виноват? Ты дала мне шанс все исправить, а я как последний дебил его просрал. Если бы ты успела зайти раньше, это был бы лучший вечер в наших сраных жизнях. – Что? – не поняла Лея. – Мы бы помирились, и ничего этого не случилось, – махнул он рукой на телефон. – Но ты же был с Аленой... – Эта дура пришла раньше тебя и пыталась меня соблазнить. Самоуверенная сучка. – Пыталась соблазнить? Но ты же сам позвал меня в комнату, чтобы я все увидела и поняла. – Что? – теперь Кира смотрел на нее, как будто она говорила по-китайски. Взяв и разблокировав телефон, он смотрел несколько секунд на экран, лицо его покраснело. И он сжал смарфон, грозясь раздавить. – Стой на месте, я сейчас вернусь. В ладони он нес ее клатч, который она оставила в особняке. Точно, он же выскользнул у нее из рук, когда она их застукала. – Где твой телефон? – В сумке. – Его там не было, я звонил, когда ты убежала. – Не может быть. Лея проверила клатч. Действительно, телефона не было. – Ты прислала мне сообщение, – заявил он, сжимая телефон и показывая ВотсАпп. Зеленое облачко гласило: «Встретимся в третей комнате слева. Жди меня без одежды». Отправитель «Моя Лея». – Я не отправляла, – в недоумении моргая, сказала Лея. Тогда как Кира обо всем догадался. – Вот мразь, я сверну ее тощую куриную шею. Голова ведь все равно нужна для мозгов. Он был взбешен и снова начал мерить шагами комнату. Пока у Леи картинка только складывалась в голове. Похоже, что телефон выскользнул из клатча, когда ее толкнула Маша. Точно, Лея не заблокировала тогда экран, потому что хотела написать сообщение Кире и спросить, где он. Но к ней подошли друзья. И Лея решила, что сделает это чуть позже. Неужели Маша специально это сделала? И взяла ее телефон, чтобы отнести к Алене? Так значит Кир не с Аленой? И это все просто... Подстава? Они чуть не умерли сегодня. Но вместо того, чтобы возненавидеть Алену, которую Кира клял на чем свет стоит, она снова чувствовала всем своим существом, что он прыгнул за ней. И сейчас эта мысль была уже другой. – Кира... – Гребаная тварь! – Кира! – Что? – посмотрел он наконец-то на нее. И его мысли об Алене испарились. Он хватался за Лею долгим взглядом, как будто она вот-вот исчезнет. Но она уже все поняла. Если и есть в этом мире место для нее, то это сердце Киры. И просто улыбалась, ожидая, когда он к ней подойдет. Словно уловив электрические разряды в воздухе, он возбудился, и почти бегом подошел к ней. Кира одним движением, ухватившись за ягодицы, посадил ее на стол. Разместился между ног Леи, и его губы нашли ее. А потом он заключил ее лицо в свои ладони и сквозь слезы срывающимся голосом сказал: – Как же я ненавижу тебя... – А я люблю тебя, Кира, – тоже плакала она. – Люблю... Лея... – Кира так отчаянно целовал ее, передавая все, что чувствовал на самом деле. Полностью открываясь ей. – Моя Лея... Как же сильно я люблю тебя. Поцелуи перемешались со стонами, рыками и укусами. Руки его жадно блуждали по ее телу. Каждый осознавал, что мог потерять другого навсегда этим вечером. Но вместо этого они сошлись, как две галактики, неминуемо гонимых силой притяжения друг к другу. Кира положил ее на стол, не прерывая поцелуй и продолжая исследовать ее тело пальцами. Его помутневшие от желания глаза попытались еще по привычке найти разрешение прикасаться к ней. Но во взгляде Леи было только безоговорочное: «Да». Кира втянул ее сосок, что Лея выгнулась от удовольствия. Затем начал ласкать второй, пока его пальцы гладили другой. И спустился вниз. Его язык, горячий и настойчивый, заставлял ее хотеть большего. – Я тоже хочу, – сказала Лея и спустилась вниз. Встав на колени, она обхватила его рукой. – Лея, не... О, Боже... – простонал он, когда она сделала то же самое губами. – Черт возьми... Слушая его стоны и резко втягиваемый воздух, Лея подстраивала свои движения под реакции его тела. Хоть, совершенно, не знала, правильно ли все делает, она просто доверилась ему. Похоже, адреналин ещё бушевал в крови, потому что боли в челюсти она практически не почувствовала. А потом поднялась и повернулась к нему спиной. Больше ей не страшно. Они чуть не умерли сегодня и не потеряли друг друга навсегда. Все стены пали, она хочет его в разных позах, без всяких запретов. Она хочет его всего. Но Кира все равно заботился, чтобы ей было максимально комфортно и хорошо. Поэтому, пока надевал презерватив, нежно ласкал ее пальцами. Медленно он вошел в нее, давая телу привыкнуть к нему. И начал двигаться. Лея почувствовала, что будет удобнее поднять ногу. Так что закинула правую стопу на стол. – Черт, Лея, я и забыл, что ты так умеешь, – сжимая бедро с ремнем для ножа, прохрипел он и убрал ее волосы вперед. Обнимая за живот, он слегка нагнул Лею и провел языком по ее шраму снизу вверх. Когда добрался до шеи, то снова поднял, обнимая двумя руками и плотнее прижимая к себе. – О, моя Лея... моя девочка, – шептал он словно в бреду. Затем его рука снова нашла ее клитор, а другой он принялся ласкать соски. Лея стонала, не стесняясь своего блаженства. Ее поясница выгнулась дугой, подаваясь навстречу к его толчкам. Кира ускорил темп, пока его пальцы соединяли все точки удовольствия в ее теле, которое концентрировалось внизу живота. И Лея задрожала от оргазма, выкрикивая его имя. Кира вышел из нее, и Лея чуть не взвыла от этой утраты. Но он развернул Лею лицом к себе и, легко подняв за ягодицы, вошел в нее снова. Обвив его ногами и держась за плечи, Лея целовала его, уже не разбираясь, где его язык, а где ее... где его тело, а где ее... Кира, продолжая приподнимать и опускать ее бедра, переместил их на пол. Положив Лею у камина и нависнув над ней, он стал двигаться быстрее, поставив ладони у ее рёбер. Они смотрели неотрывно в глаза и дышали друг другом. Каждый наслаждался красотой своей любви. Пока их тела касались друг друга. Знакомое чувство снова нарастало внутри, желающее вот-вот взорваться. – Только не останавливайся, – попросила Лея. Моля, чтобы это чувство пришло. Кира ещё ускорил темп, как будто ее слова лишь усилили его страсть. И прильнул к ней. Их тела сплелись. Лея одной рукой обнимала его шею, а второй впивалась в стальные мышцы спины. Тогда как Кира притягивал ее за талию и целовал уши и лицо Леи. – О, Лея, – выкрикнул он, кончая вместе с ней. Когда они уже отдышались, лежа на полу гостиной его дома, Кира посмотрел на Лею странным и долгим взглядом, прежде чем сказать: – Я хочу каждый день просыпаться, Лея, и видеть твое лицо. И за это я выиграю все в этой долбаной жизни. А потом поднял и понес в душ на второй заход. *** Когда Кир и Лея лежали в его комнате и наступила ночь, шок от произошедшего уже отпустил. Они обнимались не в силах оторваться друг от друга. И хоть их ноги и руки были переплетены, им все равно было мало. И хотелось оказаться еще ближе, плотнее прижаться друг к другу. Оба плакали от осознаний этого вечера и от того, что могли всего лишиться из-за своих страхов. – Почему ты за мной прыгнул? В комнате горели лишь лампы, что стояли на прикроватных тумбах. Лея всматривалась в каждую черту этого мужчины, чтобы не упустить больше ничего, и целовала его слезы. – Я никогда не забуду тот миг, когда ты впервые запела. Те самые первые строчки песни, что прозвучали из твоих уст: «Знаешь ли ты, за что в этой жизни стоит сражаться, Когда умирать за это уже не стоит?»* Меня пробрало до самых глубин. Я как будто очнулся ото сна. __________ *Green Day – 21 guns И Кира вздохнул. – Все мы понимаем Кристину, так или иначе. Она просто была той, кто решилась. Что?! – Ты хотел убить себя? – Моя жизнь никогда не имела смыла, – ровным голосом продолжал Кира. – До тех пор, пока в ней не появилась ты. Раньше я много раз думал о том, чтобы свести с ней счеты. И сейчас Лея поняла, что видела в нем. Как будто пришел ответ на ее столь долгое разгадывание этого человека. Его пустой взгляд на всех школьных фото. То, как он равнодушно посмотрел на воткнувшийся нож, когда Лея в него чуть не попала. И понимание в его глазах, когда увидел руку Кристины. – Расскажи мне, – осторожно начала она. – Про своего отца. Мускулы на его щеках дрогнули. Но каждый человек хочет, чтобы его историю услышали. – Он меня никогда не бил. «Помимо физического насилия есть и моральное». «Он его наказывал». Вспоминала Лея слова Кристины. – Я знаю, что отца строго воспитывали, потому что помнил деда. Он был суровым, словно солдат. Никогда не проявлял чувств, как и отец. Все, что я слышал от своего отца, так это то, какое я ничтожество. Постоянные оскорбления на любое мое действие. Даже если делал что-то правильно, он все равно придирался. Злоба во мне медленно копилась. И рано или поздно выстреливала. Я начал бросаться на детей в школе. Любое неодобрительное слово, критика в мой адрес или косой взгляд, и я выходил из себя. Тогда отца все время вызывали к директору. После таких встреч он орал на меня и обзывал, какие только существовали оскорбления, на всю школу. Так, что стены гремели. Естественно, все вокруг это слышали. Это было унизительно. Но не так, как он заставлял меня на следующий день идти с ним в класс, вставать перед всеми возле доски... – Кира стиснул челюсть и выдавил из себя: – И повторять все эти слова. «Я неудачник», «я дебил», «я урод»... Лея больше не в силах сдерживать всхлипы, обрушилась на него с рыданиями. И была уверена, что это самые безобидные слова, которые ему довелось произносить тогда. Остальное он ей просто не сможет сказать. Вот почему Кира всегда считает себя виноватым во всех бедах, что случаются. Ему так сложно поверить в то, что с ним все в порядке. Что у него что-то получится. Поэтому он каждый раз замыкался в себе и уходил от любого проявления заботы. Ведь ему проще было думать, что никто его не полюбит. Что он никогда не выиграет. Никогда не добьется чего-то. И никогда не сможет быть с Леей. «Но Кир же все в точности делал до наоборот. Он ввязывался в драки снова...» Вспоминались слова Кристины. Тогда Лея не стала расспрашивать о том, что знала она. И сейчас Кира рассказал ей все. Но каждый раз он отчаянно боролся за свое право жить и быть собой. «Мальчик всегда был очень силен и дрался, как в последний раз». Отбивал все пальцы на ногах, оттачивая технику исполнения ударов. Выкупил все журналы, потому что хотел быть с Леей. Крепко прижимая к груди, Лея шептала: –Ты самый лучший. Кира, я буду говорить об этом, пока у меня язык не отвалится. А даже если я лишусь дара речи, то испишу все заборы и мосты. Если у меня не будет конечностей, чтобы это сделать, я отдам себя на опыты по искусственному интеллекту к тем разработчикам, что инвестируют твои родители, и стану вирусной рекламой во всем интернете. – Лея... – целовал он ее, произнося имя девушки, словно молитву. – На самом деле я испугался, что потеряю тебя в первый раз ещё тогда, когда вошёл вслед за тем патлатым в твою комнату. Сначала я подумал, что он идёт к тебе, потому что ты его ждёшь и меня это выбесило. Но потом понял, что что-то не так. Чего? – Я миллион раз хоронил тебя Лея, – шептал Кира, гладя ее по волосам. – Когда ворвался в твою комнату и увидел кровь. Когда ты отправилась без меня тренироваться. Когда ты рассказала свою историю. И каждый раз, я сам умирал от страха, что потеряю тебя. Что тебя просто не будет со мной. Что ты меня никогда не выберешь. Но ты каждый раз выбирала меня. И я безвозвратно влюблялся. Ещё с самого того момента, когда ты вытащила меня из «обезьянника». – А как же тот счёт, который ты открыл? – Это всего лишь был прикол. Ты спасла меня от тюрьмы. Никакие мои заслуги не смогли бы перекрыть этот долг перед тобой. Признаться, меня это бесило. Вот я и выдумал этот счёт, чтобы потешить своё самолюбие и хоть как-то оправдаться. Но ляпнул по глупости. Зато смог выпросить у тебя подарок. Потому что, – Кира сделал паузу, глядя на нее с обожанием, – случайно увидел, как ты танцевала. И мое чертово сердце заявило о том, где оно находится. – Почему ты мне списал долг тогда за то, что спас? Кира озадаченно на неё посмотрел, и Лея уточнила, потому что этот вопрос мучил ее: – Ты тогда сказал «2:2», но был счёт «3:1». – Счет был только со спасением из тюрьмы и твой подарок. Больше я его не вел. А по очку я накинул за стойку в планке. Ведь мы оба выиграли. Лея тихо рассмеялась. Все это время она вела игру сама с собой. – Хотя даже если бы я и вернул тебе тогда долг, я проиграл ещё в тот момент, когда подумал, что кровь в спальне твоя. И твои безжизненные глаза... Черт, я сам чуть не умер. Я тогда впервые в жизни почувствовал, что мне не все равно. – Я тогда думала, ты меня ненавидишь. – Ненавижу? Я ненавидел себя за то, что влюблялся в тебя. Твой счёт полетел в бесконечность, Лея. Почему я прыгнул за тобой? – и он усмехнулся. – Вообще это того стоило, чтобы ты мне поверила. А потом уже серьезно добавил: – Лея, я никогда бы не поступил с тобой так... Он не смог продолжить, но Лея поняла, что Кира имеет в виду подставную сцену с Аленой. – Мне было сложно поверить, что я для тебя что-то значу. – Ты все для меня. Я прыгнул за тобой, потому что ты внесла в мое пустое существование смысл. Без тебя его просто не будет. Я не хочу как раньше. У меня не было ни мечты, ни цели. – А теперь? – Футбол – цель. Ты – мечта. – Почему я мечта? – Потому что я никогда не буду тебя достоин. Лея взяла в ладони его лицо и заглянула в самую глубину его существа. Туда, где был маленький мальчик, которому внушили, что он чего-то не достоин. – Я твоя. Мое место в твоём сердце, помнишь? Ты подарил мне там дом. – Самое подходящее место для мечты. – Только ты можешь быть со мной, Кира. Кира бесконечно долго всматривался прямиком в ее душу, и в его взгляде Лея видела саму жизнь. Как будто парень наконец-то принял себя. Как момент прозрения. Как идея, за которую готов умереть. – Я люблю в тебе все. Но больше всего я люблю твою тьму и твоих демонов, Кира. – Похоже, наши демоны просто заключили друг с другом контракт, – сказал Кира с озорными огоньками в глазах. И поцеловал ее так, будто давал еще одну клятву.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.