Расколотый камень

Слэш
NC-17
Завершён
26
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
34 страницы, 5 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
26 Нравится 3 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 3

Настройки текста
После прошедшей выставки Валери развела бурную деятельность и не позволила Энди долго почивать на лаврах. Окрыленная впечатляющим успехом его работ, она договорилась о нескольких хороших предложениях и контрактах. Теперь Энди предстояло написать на заказ несколько картин, сумма вознаграждения которых была для него более чем хорошей, а также готовиться к следующей выставке, которую собирались устроить в конце года. Энди вновь погрузился в работу, только так чувствуя себя в своей тарелке. Творчество – единственное, что позволяло ему продолжать нормально жить, и он был рад и благодарен за возможность вновь сбежать в работу. Он крайне редко покидал пределы своей студии, предпочитая даже продукты заказывать вместе с доставкой на дом, а если выбирался куда-то, то только ночью, когда мог спокойно и без чужих взглядов просто побродить по улицам. Клинику он тоже посещать перестал, хотя курс таблеток решил пропить до конца. Доктор Филлис звонил ему несколько раз, но Энди намеренно не поднимал трубку. Он больше не хотел заниматься самообманом. Если ему было не суждено завести детей, так тому и быть, чем тешить себя бесплодными надеждами и мучиться от болезненных процедур. Незаметно пролетели несколько недель. Валери не могла нарадоваться продуктивности своего подопечного, но начинала беспокоиться из-за того, что тот стал слишком замкнутым и неразговорчивым. - Энди, тебе нельзя сейчас надолго выпадать из новостей, - говорила она. – Пока ты пользуешься успехом, его нужно закрепить, иначе через полгода все про тебя забудут. Сходи на пару вечеринок, пофлиртуй с кем-нибудь, попозируй перед камерами. - Вэл, я пишу свои картины вовсе не ради того, чтобы мое имя начали трепать во всех таблоидах, - отмахнулся Энди, удерживая плечом телефон и продолжая работу над картиной. – Меня вполне устраивало, когда я оставался известен только небольшому кругу лиц. - Тогда можешь продолжать рисовать для благотворительных сельских ярмарок и не зарабатывать ни цента! – начала сердиться агент. - Значит, так тому и быть, - согласился Энди. - Вот что с тобой делать, парень, ты просто убиваешь ту гору титанической работы, которую я провернула, пытаясь вывести тебя в люди, - вздохнула девушка. – Ладно, приятель, сегодня можешь быть свободен, но в субботу пойдешь со мной на открытие театрального сезона. И только попробуй отвертеться, иначе ищи себе другого агента, а я умываю руки. - Хорошо, я согласен, - засмеялся Энди. - Другой разговор, - смилостивилась она. – И оденься поприличнее, там будут люди, с которыми тебе будет очень нужно пообщаться. К назначенному сроку Энди, во взятом напрокат смокинге, вел под руку сияющую Валери, ослепительную в своем синем платье, под вспышками камер собравшихся у входа в театр журналистов. Он неловко махнул рукой, не зная, как именно должен их приветствовать, и Валери гордой походкой утащила его внутрь, пока он не натворил глупостей. Перед началом премьеры Энди удалось побеседовать с несколькими знакомыми художниками, которых он давно не видел. Валери представила его руководителю центра, занимающегося поддержкой молодых талантов. Ричард Джонсон показался Энди вполне достойным человеком. Они немного поговорили о прошедшей выставке, и Энди приятно удивился, когда понял, что тот не только слышал о ней, но и выразил желание поддержать новый проект Энди. Оставив Валери решать с ним организационные и финансовые вопросы, Энди отошел к столу освежиться, когда его позвал голос, от которого у парня будто током прострелило позвоночник: - Приятно увидеть тебя вновь, Энди, - сказал Джейсон Дэвлин, подходя ближе. Энди резко обернулся, напоровшись на ничуть не изменившийся улыбающийся взгляд. - Ты хорошо выглядишь сегодня, передай мисс Ретчелл мои комплименты. - Как ты здесь оказался? – грубовато спросил Энди. - Сегодня премьера сезона, а мне по должности нельзя пропускать такое большое событие, - ответил Джейсон. – Плюс одна птичка напела, что сегодня нелюдимый художник явится, наконец, народу, и я не мог пропустить это волнующий момент. - Я убью Вэл, - вздохнул про себя Энди, - она специально это сделала. - В нашем мире все слишком тесно общаются, чтобы не заметить, что ты завел роман с одним из членов ассоциации. - А разве у нас был роман? – спросил Энди, с каждой секундой все больше возвращая себе уверенность. Он чувствовал, как злость на Джейсона и раздражение придает ему сил. – Я думал, у нас легкая интрижка и секс ради удовольствия. - Так и было, – ответил Джейсон, приблизившись к нему настолько, что Энди мог чувствовать тепло его руки возле своей, – до того момента, как мне позвонила Валери и поинтересовалась, что я сделал с ее любимым художником, который теперь забаррикадировался в своей студии и его оттуда ничем невозможно выманить. - Уж поверь, с тобой это точно никак не связано. Некоторым людям приходится много работать, чтобы чего-то добиться, пока другие пропадают на вечеринках круглыми сутками. - Надеюсь, это выпад не в мою сторону, потому что ты знаешь, что встречи с людьми вроде тебя – часть моей работы, - криво улыбнулся Джейсон. От того, чтобы наговорить слова, о которых может впоследствии пожалеть, Энди спас только призыв всех посетителей занять свои места в ложе. Он бросил взгляд на Джейсона и ушел, разыскивая свою спутницу. Происходящее на сцене ничуть не затронуло Энди, хотя он честно пытался вникнуть в суть сюжета. Но мысли его были заняты внезапно объявившимся Джейсоном, его улыбкой, мурлыкающим голосом и теплыми глазами. Темнота в зале только способствовала возникновению мыслей о нем, и Энди уже не удавалось отогнать воспоминания о тех вещах, которые они творили вместе. Почувствовав, что невольно возбуждается, Энди поспешно вышел через коридор на открытый балкон, надеясь, что холодный воздух остудит его. Джейсон был уже там. Он стоял на крошечном балкончике, наполовину скрытом тяжелой портьерой, и курил, глубоко затягиваясь сигаретой. Энди пришло на ум воспоминание о первой встрече, о темном заднем дворе клуба, где они вместе курили и не волновались об именах, а потом наслаждались друг другом, как потерявшиеся в пустыне, которым было так необходимо почувствовать близость другого человека. Энди не стал скрываться и отступать, хотя такая возможность была, Джейсон так его и не заметил. Он спокойно подошел к своему бывшему любовнику и встал рядом. Тот попытался взглянуть на него невозмутимо, но было заметно, что он удивлен появлением Энди. Он протянул ему другую сигарету и тот взял ее, ничего не говоря. Когда она закончилась, Энди уже принял решение. Он оттолкнулся от перил балкона и пошел на выход, а потом обернулся к смотрящему вслед Джейсону: - Ну, так ты идешь или хочешь, чтобы тебя уговаривали? Джейсон улыбнулся ему так открыто, что Энди на миг стало больно от этой улыбки, а потом послушно пошел следом. *** В этот раз отель был другой, и номер был меньше, хотя и такой же дорогой. Очевидно, Джейсон не собирался здесь надолго останавливаться, как в прошлый раз, а был в городе проездом. Энди отмечал эти детали краем глаза, полностью поглощенный тем, чтобы содрать с Джейсона одежду как можно быстрее. Это был дикий животный секс на грани драки. Энди извивался на простынях и кусал целующие его губы, шумно дыша и едва не рыча от охватившего его безумия. Ему хотелось ощутить в себе Джейсона немедленно, прямо сейчас; он отчаянно нуждался в том, чтобы вжаться в Джейсона, слиться с ним в одно странное причудливое создание. Он больше мешал, цепляясь своими подрагивающими руками, чем ускорял процесс. Джейсону пришлось едва ли не навалиться на него силой и прижать к кровати, чтобы немного успокоить. - Тише, тише, мой хороший, - бормотал он, поглаживая его шею. – Сейчас все будет. Он ворвался в тело Энда, так и не успев подготовить его как следует, и Энди закричал от боли и облегчения. Грубые резкие толчки только сильнее возбуждали его, и Энди совсем перестал себя контролировать, насаживаясь на твердый член, скользящий внутри него. У него самого крепко стояло, и белесые капли пачкали простынь, но Энди этого не замечал. Он просто бился, как пойманная в силки птица, полностью отдавшись своему желанию. У него так давно никого не было, что он почти отвык от того ощущения, когда чужая ладонь скользит по разгоряченной коже, поднимая вздыбленные волоски. Сама мысль о том, что это снова Джейсон, это запах Джейсона, и этот знакомый вес его тела, сводили его с ума. Энди не думал, что когда-нибудь вновь окажется с Джейсоном так близко, и даже не подозревал, как сильно успел соскучиться по его рукам, члену и насмешливой улыбке. От очередного толчка внутри у Энди что-то екнуло, и он почувствовал, как член Джейсона выбрасывает внутрь сперму, будто помечая его собой. Энди шумно кончил следом, обессилено опускаясь на кровать, и мир снаружи него сузился до маленькой темной точки. Энди очнулся от того, что Джейсон звал его по имени и легонько гладил его скулу. - Ты в очередной раз удивил меня, приятель, - сказал он. – Сознание в постели со мной еще никто не терял. Энди неуверенно поднялся, мотая головой и приходя в себя. Он принялся поднимать свою одежду, неровной дорожкой ведущую к выходу из спальни. - Не хочешь что-нибудь выпить? – спросил Джейсон встревожено. Энди оделся и, пригладив волосы, пошел к двери. - Энди! – окрикнул его Джейсон и поднялся следом, не стесняясь своей наготы. – Я тебя не отпущу, куда ты поедешь в таком виде? Энди вырвал рукав рубашки, за которую схватился Джейсон, и, стараясь не смотреть на разворошенную кровать, чтобы не возникло искушения остаться, молча вышел за дверь. *** Джейсон приезжал в город на несколько ночей раз в две-три недели, и Энди не знал, дело ли в его работе или в том, что ему хотелось трахнуться. Он перестал слушать все рассказы Джейсона о его жизни, сведя общение с ним до коротких встреч, наполненных агрессивным голодным сексом. Джейсон вскоре это понял и перестал пытаться разговорить его. Он всегда звонил заранее за несколько часов, Энди откладывал в сторону любую работу, даже если у него был период вдохновения, шел освежиться, чтобы не тратить время на душ в отеле, где останавливался Джейсон. Ему было безумно тяжело принимать происходящее, но Энди понимал, что решение общаться с Джейсоном как со случайным парнем для перепиха было правильным, хоть и болезненным. Чем меньше он знал о делах своего любовника, тем проще ему было притворяться, что он относится к происходящему как к нормальному явлению. Джейсон был расстроен поведением Энди, и это было заметно по его изменившемуся взгляду, в котором осталось меньше от насмешки и больше от какой-то затаенной печали. Энди не мог не признавать, что даже в таком виде Джейсон привлекает его безумно, но он твердо решил остаться просто удобными партнерами по сексу. Временами посреди ночи ему хотелось кричать от этих мыслей в подушку. Джейсон настойчиво пытался наладить их отношения и вернуться хотя бы к тому общению, что у них было раньше, до первой выставки Энди. Он приглашал его поужинать вместе или сходить на какую-нибудь вечеринку или даже в клуб, где они впервые познакомились. Но Энди только упрямо качал головой, чувствуя, что с каждой новой встречей он все глубже увязает в трясине, куда загоняет его Джейсон, пытаясь завязать с ним отношения. Он боялся боли, которую ему причинят постоянные отношения с Джейсоном; он ненавидел боль, которую ему оставляли короткие встречи с ним. Это был порочный замкнутый круг, и Энди каждый день бился об его стенки, не в силах найти правильный выход. Он думал о том, чтобы переспать с другим мужчиной, который будет ему не знаком. Но сама мысль о том, что руки, которые будут его касаться, не будут руками Джейсона, и что он будет ощущать чужое дыхание на своей коже и чувствовать чужое прикосновение, внушала ему отвращение и брезгливость. Энди не хотел никого, кроме Джейсона, и это было еще одним фактом, который беспокоил его. Однажды, после нескольких месяцев коротких встреч в безликих номерах отелей, Джейсон встретил его радостно и даже как-то воодушевленно. - Вот, выпей со мной, - сказал он, улыбаясь и протягивая ему бокал с пенящимся шампанским. - По какому случаю? – хмыкнул Энди, пригубив край. - Получил сегодня повышение, - ответил Джейсон. Он был в светло-сером костюме с расстегнутым воротником рубашки и казался усталым, но очень довольным. – Было непросто добиться согласия от старика Морриса, но и он не выдержал моего обаяния и сдался. - Так ты теперь стал большой шишкой? – спросил Энди. - На самом деле не такой уж большой, просто мне, наконец, доверили возглавлять отдел, который занимается раздачей грантов всем этим молодым дарованиям, - ответил Джейсон. – Конечно, там придется много повозиться, потому что мой предшественник был самым рассеянным и непоследовательным человеком на свете, но, я думаю, мне удастся навести здесь порядок. - Погоди, что ты сказал? – не понял Энди. – В городе же находится только один филиал твоей организации. - Вот именно о нем и речь, - ответил Джейсон. – Это должность руководителя с переводом на постоянной основе. Так что больше никаких длительных командировок, придется просиживать штаны в скучном офисе. - Ты это специально сделал? – спросил Энди, чувствуя поднимающийся изнутри гнев. - Конечно, Энди, и это было нелегко. Вообще-то я думал, ты обрадуешься, что мы сможем жить в одном городе. - Ты заварил такую кашу и даже не спросил у меня, нужно ли мне это? – почти закричал Энди. Он был в таком бешенстве и так напуган, что у него затряслись руки, так что он поспешно отставил свой бокал. – Спросил ли ты меня, хочу ли я видеться с тобой так часто? Может, ты даже решил, что мы сможешь съехаться и жить вместе как влюбленная парочка? Нет, ты привык решать все самостоятельно. Ну так ты ошибся! Взгляд Джейсона стал сухим и сердитым. - Давай не будем пороть горячку, Энди, - сказал он. – Я понимаю, что это для тебя неожиданно, но я не хотел ничего говорить, потому что не знал, получится ли у меня перевод. - Вот в этом твоя проблема, Джейсон, - ответил Энди. – Ты считаешь, что можешь сам разрулить ситуацию, что только от тебя зависит, случится ли что-то или нет. Так вот в жизни не всегда получается иметь то, что ты хочешь! Ты можешь хоть в лепешку разбиться, но некоторые вещи никак не изменить! - Я знаю, что ты переживаешь о том, что не можешь иметь детей, - внезапно спокойно сказал Джейсон, и Энди ошарашено уставился на него. – Я же не слепой, а ты постоянно забываешь в ванной свои таблетки. Но Энди, поверь, меня это абсолютно не пугает, ты нравишься мне такой, какой есть. - Ты понятия не имеешь, о чем говоришь! – рявкнул Энди. – Ты никогда не испытывал этого чувства, когда тебя считают ущербным, когда тебя считают виноватым за все, что не сложилось, и ты ничего не можешь исправить! - Помнишь, я рассказывал тебе о своем женихе, о Патрике? – внезапно спросил Джейсон. – Однажды он заявил, что залетел от меня, и поверь, я был счастливейшим человеком на земле ту неделю, когда старался как можно скорее приготовить нашу свадьбу, пока мне случайно не удалось выяснить, что он просто водит меня за нос, надеясь наложить руку на деньги моей семьи. Так что я тоже долгое время упорно отказывался сближаться с кем-то, кто мог бы причинить мне однажды столько же боли, но потом я решил, что не позволю какому-то засранцу, чье лицо я уже стал забывать, испортить мне жизнь. А ты сейчас проходишь по тому же пути, но, Энди, пора остановиться и подумать, что ты делаешь со своей жизнью, то, что ты сейчас творишь, точно никому счастья не принесет. - Да кто ты такой, чтобы читать мне морали? – взъярился Энди. – Ты никто, ты просто случайный парень из клуба, которого я снял, чтобы было кому меня оттрахать. Ты просто живая замена тем игрушкам, которые я в себя засовываю, когда хочу развлечься, у тебя нет права голоса, чтобы указывать мне, как жить! Энди заметил, что уже кричит во весь голос и к глазам подступают слезы, а Джейсон смотрит на него обеспокоено, немного напуганный его внезапной переменой настроения. Он сердито вытер слезы тыльной стороной ладони и сказал почти спокойно: - Знаешь что, хватит с меня этого дерьма. Я ухожу, поэтому не звони мне больше и, будь добр, сотри мой номер, потому что твой я точно удалю. Энди выскочил из номера, хлопнув дверью, а Джейсон остался внутри, молча глядя ему вслед. *** В следующие несколько дней Джейсон пытался дозвониться до Энди, но тот не брал трубку, не рискуя совсем отключить телефон: могла позвонить Валери, и, если пропустить ее вызов, его агент из милой девушки могла превратиться в огнедышащего дракона. Энди был благодарен Джейсону за то, что тот не явился на порог его студии, и чувствовал себя из-за этого еще более жалким и подавленным. Казалось бы, у него все же получилось порвать мучительные отношения, но Энди не давало покоя их расставание, внутри он все еще боролся с желанием бросить все и помчаться к Джейсону, хотя он не знал, куда. Тот наверняка уже переехал из отеля в какую-нибудь квартиру, ведь теперь он оставался в этом городе надолго. И в этом заключалась еще одна проблема. Они вращались в примерно одинаковых кругах, и была велика вероятность, что однажды они вновь столкнутся на каком-нибудь мероприятии. Энди был не уверен, что сейчас готов к такому и поэтому на все требования Валери собраться и сходить на очередную вечеринку отвечал отказом. Как назло, здоровье у него совсем разладилось. Он часто чувствовал себя уставшим и подавленным, и темпы его работы заметно снизились. Часто Энди замечал себя за тем, что сидит на месте, глядя в одну точку, с рукой, занесенной над холстом, но так и не сделавшей ни одного движения. Усталость была постоянной, и чем больше Энди спал, пытаясь вернуться в норму, тем меньше у него было сил вылезать куда-то из-под одеяла. Он мог проспать и по десять, и по четырнадцать часов в сутки. И даже когда он силой заставлял себя подниматься и возвращаться к работе, он чувствовал, что буквально засыпает на ходу. Из-за новых таблеток, которые выписал ему доктор Филлис, по утрам его сильно тошнило, и даже в течение дня, хотя он и не съел ни одного кусочка, он чувствовал себя так, будто его вот-вот вырвет, особенно когда наклонялся за каким-нибудь предметом. Запах краски, с которым он сроднился настолько, что перестал замечать, стал каким-то едким и навязчивым. Даже когда он выходил наружу, ему казалось, что этот запах пропитал его одежду и волосы так, что отмыться не удавалось. В конце концов, Энди принял решение полностью отказаться от курса лечения и от таблеток, которые не приносили никакой пользы, а, похоже, только отравляли его организм. Он уже смирился с мыслью, что у него никогда не будет детей, и даже в какой-то мере стал относиться к этому спокойнее. Оставшуюся партию лекарств он выкинул в мусорное ведро, чтобы они не мозолили глаза. Однако стоило в последний раз показаться доктору Филлису, чтобы подписать отказ от дальнейших процедур и узнать, чем можно снять симптомы передозировки экспериментального лечения. Доктор Филлис пожурил его за безответственность и за то, что он так долго не появлялся в клинике, пропуская медицинские осмотры. Энди вяло оправдывался своей занятостью, желая как можно скорее закончить с формальностями и покинуть клинику, чтобы никогда больше не вспоминать об этом месте. - Тошнота? Головные боли? – встревожено спросил доктор, когда Энди попросил у него рецепт на какое-нибудь средство, снимающее последствия появившихся синдромов. – Энди, вам нужно было прийти, как только у вас появились эти признаки. Неправильно подобранная дозировка могла причинить больше вреда вашему организму, чем пользы. Энди тут же записали на ряд анализов, и все утро он провел, таскаясь из одного кабинета в другой, попеременно сдавая кровь, слюну и мочу. Когда ему в конец осточертела эта бессмысленная потеря времени, доктор Филлис наконец отпустил его восвояси, нагрузив пакетом из поддерживающих лекарств и витаминов. Остаток дня прошел как обычно, Энди пытался закончить картину, попеременно борясь с тошнотой и сонливостью, когда его телефон зазвонил. - Энди, я рад, что мне удалось так быстро до вас дозвониться, - сказал доктор Филлис. – У меня для вас очень хорошие новости, пришли результаты ваших анализов. Я вас поздравляю, у вас получилось забеременеть. Кисточка выпала у Энди из ослабшей руки. - Вы уверенны? – охрипшим голосом спросил он. - Абсолютно точно, - доктор был очень доволен, - вам повезло, на самом деле даже при помощи новых методов лечения процент мужчин с вашим диагнозом, которым успешно удалось зачать ребенка, не слишком велик. Но тем больше вы должны радоваться тому, что у вас это получилось. Я надеюсь, вы с вашим партнером будете счастливы, вы этого заслужили. Как я и говорил, жизнь, как и любовь, может возникнуть даже в самых немыслимых, кажущихся непреодолимыми, условиях. Но теперь не время расслабляться, завтра с утра я жду вас на новое обследование – теперь придется постоянно контролировать ваше положение, чтобы довести беременность до благополучного исхода. Энди несвязно поблагодарил доктора и обещал явиться, а потом повесил трубку. Тишина в его пустой студии казалось оглушительной, а шок навалился на него неподъемным весом, и, не выдержав его давления, Энди громко и горько рассмеялся.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования