Иссоп цветение

Слэш
Перевод
G
Завершён
69
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
69 Нравится 9 Отзывы 15 В сборник Скачать

...

Настройки текста
      Почему-то Альберу очень любит отправлять ему цветы.       Кейл не знает когда или как принц додумался до этого. Хорошо, что его, по крайней мере, не просто так называли хитрым ублюдком. Кажется, он планировал постоянно слать ему подарки с тех пор, как они вступили в отношения. Или, возможно, это началось раньше? В любом случае, каждую пятницу Кейл находит дюжины цветочных букетов.       Поначалу он думал, об этом, как об ухаживающих подарках от Альберу, но он продолжал охотно дарить цветы, особенно те, что выглядели очень дорого, даже когда не было подходящего случая. Каждую неделю в один и тот же день в час дня они просто появлялись в его доме, и каждый раз это были разные цветы.       Кейл не был экспертом в области ботаники. Даже до того, как он трансгрессировал в этой мир, он никогда не был из тех, кто мог развлекать себя, узнавая о смыслах каких-нибудь растений. Независимо от его прошлого подаренные Альберу букеты всегда красивы. Они были яркими, как краски, упавшие на чистый белоснежно чистый холст; смешение цветов, которое разбивает игру каждый раз, когда ты бросаешь на них взгляд. Этого было достаточно, чтобы выглядеть как произведение искусства, которое подбирал лично наследный принц.       В самом начале юноша задавал Альберу вопросы всякий раз, когда подарки оказывались у него, хотя скоро он сдался, поняв, что блондин решил притворяться невежей. С тех пор Кейл получал их без лишних вопросов. Он попросил Раона наложить на них какое-нибудь заклинание, чтобы они больше не вяли и не умирали.       (Во время одного из видеозвонков Кейл спросил: «Те цветы, что ты вчера прислал, есть ли у них какое-то особое значение?» Ему они понравились, хотя ему всё нравилось. Это было целое поле букетов с переходом белого в розовый и привлекало внимание даже на расстоянии.       – Их название Альстромерия, – улыбнувшись, ответил Альберу, и от Кейла послышалось понимающее мычание.       – Они симпатичные, – он хотел сказать намного больше, чем получилось. Это должно было быть что-то вроде маленькой речи, чтобы показать, что он правда ценит эти подарки. Увы, Кейл– Ким Рок Су вырос и так и не научился правильно выражать свои чувства. Мужчина сказал то, что было на сердце и надеялся, что его собеседник поймёт его.       И Альберу понял. Конечно, Альберу не мог не понять.       Улыбка принца стала шире за секунду, казалось, что он засиял. (И также заставил Кейла решительно игнорировать некоторое тепло в груди, уже полной восхищения и, хорошо, любви.)       После удара или двух Альберу сказал: «Альстромерия – символ любви.» И после этих слов продолжил действия, и они точно опасны для сердца Хентьюза–       – Я тоже люблю тебя, – несмотря на его извечное стоическое лицо, Кейл не смог остановить нежность, что просачивалась в слова. Если бы другой присмотрелся повнимательнее в тот момент, то увидел бы, что бордово-красные глаза были окрашены любовью.       – Я люблю тебя. До конца. Всегда, – Альберу ответил до того, как звонок закончился с тихим щелчком.       Юноша позволил бабочкам свободно летать в его животе.)       Шло время, а внутри чёрного замка появился огромный сад, до краёв заполненный цветами. Это было похоже на теплицу, если прогуливаться по нему. Росистый запах, приветствовавший посетителей, мог бы даже заставить губы изогнуться в улыбке. Он был по-настоящему цветастый. Было удивительно (очаровательно), что кронпринцу удалось найти столько цветов, а ведь все они были с говорящими названиями.       Это было любимое место Кейла для отдыха. Рука на книге, убаюканные дети, заходящее солнце, что отливало на алых волосах золотистым ореолом. Тишина, скрывающая от опасностей мира. Цветы шуршали, когда пролетал ветерок. Это было потрясающее блаженство.       Он должен был поблагодарить принца – человек, который позволил ему и его семье беззаботно отдыхать в мирное время. Это было бесценно.       Но, пока, он не знает правильных слов, чтобы сказать «спасибо».

***

      Хентьюз сделал это в один день, когда у его семьи наконец появился выходной. Он помнил, как зашёл в знакомый кабинет с ещё более знакомой блондинистой макушкой за письменным столом. Золотистые локоны, на удивление, всё ещё держались зачёсанными назад после нескольких часов упорной работы на благо королевства, а небесно-голубые глаза были слишком сосредоточены на бумагах и не заметили чужого присутствия. Кейл мог бы опьянеть, просто смотря на него. Опьянеть от одного только чужого вида.       Его губы изогнулись вверх, когда он прошёл на своё любимое место. Хентьюз резко плюхнулся на диван и начал жевать печенье так, будто был у себя дома. Лишь тогда Альберу осознал присутствие другого человека.       Под чужим пристальным взглядом Кейл всё ещё оставался спокойным, будто и не замечая вовсе мерцающего в голубых глазах слабого восторга.       ― Хён, если ты продолжишь в том же духе, то рано или поздно в твоём офисе заведётся грабитель, ― заявил он, вызвав поистине не королевский смешок. ― Почему ты вообще не заметил моего появления?       Кронпринц ничего не сказал, вместо этого он встал, тонкими пальцами умело поправляя бумаги, которые могли рассыпаться по полу. Дюжины документов были разложены по аккуратным стопочкам. Закончив своё привычное занятие, мужчина пошёл в сторону посетителя, опускаясь чуть правее.       Они сидели лицом к лицу, и это было немного слишком для личного комфорта Кейла. Будум. Его сердцебиение подскочило. Это напомнило ему, как он чувствовал себя в тот день, когда они впервые поцеловались. Их сердца бились вместе намного быстрее, чем обычно, пока солнце садилось.       – Я сам смогу справиться с грабителями, спасибо, что беспокоишься обо мне, – наклонившись, сказал Альберу.       Ох, как сильно было в Кейле нарастающее желание ударить его по лицу. Нежно.       Бордово-красный встретил голубой. Кронпринц прикрыл лицо, чувствуя опасность. «Ему это нравится,» – подумал Кейл, и в этом не было ни единого сомнения. Альберу нравилось дразнить его, делать маленькие, но значимые действия, просто выманивая из Хентьюза реакцию, ведь тот не был особо эмоциональным человеком. Нет, это было далеко не так. Он выражал себя в действиях: улыбался, когда нуждался в этом, дарил подарки в знак признательности, когда сам того хотел. Под стоическим фасадом Кейл скрывал нежное сердце в противоположность тому, что он думал о себе.       И Альберу удалось забраться за эту маску, погрузиться туда, где сердце мужчины не умело лгать. Точно так же, как это случилось сейчас.       – Правильно, — наконец ответил Кейл, а другой, в конце концов, отстранился. Малая часть сознания гостя скучала по теплу, которым они обменивались всего секунду назад.       – Так зачем ты здесь? – его возлюбленный наклонился к другому подлокотнику дивана. Тишина продолжалась долго: пока принц снова не встал и не зашёл в свою кладовую. Кладовую специально для него, – Я правда не ожидал твоего визита из-за работы… В эти дни приходится делать намного больше вещей, потому что Белая Звезда причиняет неприятности всему континенту, – послышался смех, – Я сожалею, что ничем больше не могу помочь для продвижения.       Кейл нахмурился на этих словах. Он возмущался, что Альберу снова ушёл назад, отдавая и не получая взамен. Разве принц не понимает, что тех подарков, которые юноша получил, было уже более чем достаточно?       – Нет, сейчас я здесь, чтобы сказать тебе спасибо.       Альберу застыл как вкопанный. Запах чая разливался в воздухе вокруг них. Успокаивающий аромат был, скорее всего любимого бренда его парня. Секунды прошли, прежде чем кронпринц продолжил заваривать чай в тишине, возможно, думая о словах Кейла. На чужих губах появилась ужасно бесящая (и просто очаровательная) ухмылка, которая так хорошо дополнила бы его бойкий язык. Две изысканные чашки появляются на кофейном столике перед гостем, когда мужчина заканчивает.       – Между нами нет нужды благодарить, – говорит Альберу, садясь обратно. Его ладонь ложиться поверх руки его любовника, и, прежде, чем тот успевает выразить своё несогласие, кронпринц продолжает, – Это моё хобби. Я заинтересовался садоводством ещё ребёнком и очень любил слушать любые истории о назначении растений. Это удача для меня – встретить тебя. Я хочу поделиться чем-то, что мне нравится, с кем-то, кого я действительно люблю.       Кровавые глаза слегка расширились, но очень незаметно. Алая краснота, имитирующая цвет его волос, достигла ушей, опыляя их румянцем, который не возможно было скрыть. Кейл кашлянул в руку.       – В любом случае, я всё ещё хочу тебя поблагодарить, – в его сознании вспыхнули сотни цветов, раскинувшихся под солнцем, – это был сад, наполненный счастьем, – Всё, что ты подарил мне, абсолютно прекрасно, и если ты не хочешь принимать мою благодарность, то я… я хочу купить тебе что-нибудь взамен.       – Значит, после того, как мы уничтожим Белую Звезду?       – После того, как мы уничтожим его, – согласился Кейл. – Я куплю тебе цветы взамен.       Альберу переплёл их пальцы вместе, и, достаточно скоро, Хентьюз ощутил чужие губы на своих. Это было быстрое, скоротечное касание, больше похожее на чмоканье. «Я буду с нетерпением ждать этого. Мой донсен и правда задумчивый,» – промурлыкал он, и сейчас была очередь Кейла притянуть другого и пригласить в поцелуй. «На вкус он как мёд,» – рассеянно пронеслось в его голове.       Дневной свет озарил их, проливаясь из окон лентами и окрашивая всю комнату в оттенки оранжевого. Кронпринц, его парень, каким-то образом умудрялся выглядеть в этот момент ещё более невероятно. Как картина или дышащая жизнью скульптура. Без его ведома Альберу думал в похожем ключе – он рассуждал о том, насколько милым был Кейл. Наблюдал за тем, как солнце оставляло блики на красных волосах, создавая вкрапления плавленого золота, как тени формировались под чужими ресницами. Думал о том, что юноша позволял ему видеть ту сторону, которую не открывал никому. Это возбуждало в принце что-то – чувство абсолютной любви.       – Я правда задумчив. Спасибо, хён, – усмехнулся Хентьюз после поцелуя.       Им нет нужды слышать «Я люблю тебя» вслух. Им не нужно слышать это, чтобы знать.

***

      Кейл был из тех людей, что всегда держат своё слово. Он никогда не нарушал своих обещаний, потому что обычно думает дважды, прежде чем давать клятву или что-то в этом роде. Однажды Хентьюз обещал своему возлюбленному букет цветов, чтобы сказать спасибо, и именно поэтому юноша собирается сделать это сегодня.       Он шёл по заполненным суетливыми людьми улицам. До его ушей отовсюду доносились восторженные крики мещан да смех детей, играющих в этот солнечный день. Всегда прекрасно наблюдать за тем, как человечество постепенно восстанавливается после войны, ведь это был мир, который они достигли. Пусть битва с Белой Звездой была не столь уж долгой, но безумно напряжённой эмоционально. Всегда страшнее, когда над головой дамокловым мечом висит возможность потерять свой дом или того, кем дорожишь.       Но теперь всё кончено, Белая Звезда потерял свой трон и возможность вернуться сюда. Хотя, было бы лучше, если бы он просто умер. Взамен, Кейл наконец-то получил свою жизнь бездельника, о которой так мечтал с самого начала. Всё что ему осталось – подарить подарок своему первому и единственному парню.       – Ох, заходите, заходите, мистер! – приветствовала его флорист. Его не кликали эти раздражающими званиями, потому что юноша попросил накинуть на него магию краски на всего него, за исключением глаз, чтобы не привлекать внимание. Юная леди ярко улыбнулась посетителю: «Что я могу для Вас сегодня? У нас есть самые разные цветы, собранные везде: от Роана до Паэруна!»       Кейл тоже поприветствовал её, а потом наклонился и прошептал свои пожелания ей на ухо.       – Вижу, вижу! Вы, наверное, очень любите свою партнёшу, очень любезный мистер? – глаза флориста мерцали, а мысли уже летали где-то в другом месте, пока её ловкие пальцы быстро и аккуратно заворачивали подарок. Когда она закончила своё дело, то отдала букет ему, – Хахаха, держите. Спасибо Вам за Ваши щедрые деньги!       Юноша лишь кивнул в ответ.       Цветы в его руках переливались светло-розовым. Каждый стебель был настолько мал, что только вместе они могли показать всю свою чарующую красоту. Букет был обёрнут в белый шёлк. Высококлассный материал был приятен на ощупь и прекрасно дополнял цветы. Слабая улыбка растеклась по его лицу, когда он ощутил их в своих руках. Удовлетворённый собой Кейл вернулся в свою комнату (одолженную королевской семьёй), чтобы отдохнуть.       Позже вечером было событие, которое начиналось с закатом солнца и восходом луны. Юноша собирался отдать цветы последним, желательно, уже после того, как все разойдутся.       Кейл вернулся назад, чтобы вздремнуть немного, а трое детей безмолвно согласились, что поспать рядом с ним – это хорошая идея.       Когда Хентьюз встал, юному мастеру велели немедленно одеть подготовленную Роном одежду. Это, наверное, был наряд для мероприятия позже. То, как ткань ощущалась в руках чуждо, что было вполне понятно, ведь костюм шился специально для сегодняшнего мероприятия. Взгляд тёмно-бордовых глаз был чрезмерно долгим и глубоким. Чёрная одежда напоминала ему о том дне, когда он стоял напротив недвижных тел Чхве Чжон Су и Ли Су Хёка. Символ обиды.       После того инцидента на Земле Кейл поклялся самому себе, что не почувствует вновь потери, что закроется ото всех. Он пытался сохранить жизнь каждого, с кем встретился на своём пути. Он пытался. Да вот только сражение – вещь непредсказуемая. Даже весло знать, как юноша всё же потерял другого важного человека.       Это мероприятие никогда не было на первом месте.       Хентьюз просто хотел обмануть себя, что это просто один из тех банкетов, которые он в будущем будет избегать. Непонятное чувство отвращения к себе снова выгрызало его сердце, пока часть Кейла ненавидела себя за тот факт, что он не смог защитить своего любимого. Другое я великого командира было освобождено после долгих лет заточения.       Война закончилась. Белой Звезды больше нет.       Но Альберу Кроссман также погиб в этой битве.

***

      Кейл последним прибыл на событие – похороны.       Он сделал это намеренно. Так можно было не разговаривать с людьми, которые приветствовали его и выражали свои соболезнования. Юноша получил их слишком много за всю свою жизнь. Эти пожелания значат одновременно много и совершенно ничего. Просто суматоха из слов, которая спутывается в пустое выражение.       Кейл стоял напротив холодного надгробья. Мемориальный путь виднелся под восходящей луной, мерцающий слабым серебристым светом. Вокруг не было ни души, будто они вернулись в свои еженедельные свидания, где никто на свете не смел тревожить их. Сегодня будет их последнее свидание.       Юноша аккуратно положил букет сверху на надгробие, где было оставленное специально для него другими место. Светло-розовый букет дополнил другие, окружающие его.       – Хён, – голос Кейла был низким, но его было слышно слишком хорошо, – Я не лгал, когда сказал, что хочу хотя бы как-то вернуть тебе подарки. Говоря на чистоту, ты ведь знал, что я из тех, кто держит своё слово. Ты ведь должен был дождаться, не так ли?       (Отвратительно выглядящий лев-дракон вновь ожил, пытаясь нападать кронпринца и Эрухабена, которые старались нанести по монстру удар. Издалека Кейл видела, как они опытно увернулись от несущейся на них атаки. Им не нужны были предупреждения, ведь они уже держались намного лучше, чем Хентьюз мог бы ожидать. Кейл почувствовал, как из его груди вырвался вздох облегчения. Настала пора начать работать и другим частям его плана, и именно в этот момент, по позвоночнику юноши прошлись мурашки. Что-то было неправильно. Ужасно неправильно.       Командующий решил, что не повредит подойти поближе к полю боя, и сократил дистанцию до того, что устройство видеосвязи больше не было нужно.       Высоко в небе блистали огненные искры, чьё свеченье мешало зрению и заставляло щуриться. Были слышны выстрелы Таэранга. Ничего не было в порядке. Чувство в его сердце ни на йоту не ослабевало. Оно напоминало то, что было на Земле в день, когда небо почернело, и пошёл дождь, когда его нос уловил запах крови. Кейл нахмурился оттого, что горькие воспоминания пробирались в его сознание, и дал себе пощёчину, чтобы сосредоточиться на происходящей битве.       Он собирался закончить подготовку, пока всё было безопасно, но громкий, оглушительный крик раздался, словно эхо, повсюду.       Сперва завизжал лев-дракон.       Остальные упали вслед за ним.       Альберу и Эрухабен не беспокоились о крике, предупреждённые Кейлом ещё в самом начале, но они были застигнуты врасплох атакой земли. Хентьюз быстро повернул голову в ту сторону, откуда прилетел удар. Это был Белая Звезда в образе его отца.       Ублюдок ухмыльнулся и исчез. Путаница поселилась в сознании юноши. Что выиграл враг, скинув свою маскировку, чтобы атаковать? Когда Кейл увидел одинокую падающую фигуру, то уже не мог думать об этом. Тело мужчины пронзил длинный огненный меч.       Наблюдая за этой сценой, он чувствовал песок, разрывающий ему глотку.       Альберу упал–       –и солнце упало вместе с ним)       Кейл был тих. Холодный ночной ветерок обдувал его лицо, но ничто не могло сравниться с леденящим чувством в груди. Даже сейчас слёзы не текли вниз по его бледным щекам. Бордово-красные глаза неподвижно смотрели вперёд. Издалека не было понятно о чём думает юноша – всё в нём казалось загадкой. Головоломкой, которую понять мог только один человек. Человек, который покинул это мир чуть меньше месяца назад.       Хентьюз немного задумался прежде чем заговорить: «После твоего ухода твой брат смог добиться трона и начал править. Конечно, он не так талантлив как ты, но тоже делает хорошую работу. Королевство процветает под его контролем, но ты справился бы лучше. Если говорить о тёмных эльфах, то они смогли влиться в общество, у них сейчас хорошая жизнь.       – Я принёс цветы гвоздики. Знаешь, с тех пор, как я пообещал подарить тебе букет, мне захотелось подобрать что-то, что идеально тебе подойдёт. Я узнал много нового о них, о каждом типе, – тонкая улыбка легла на его губы, но этого не было достаточно, чтобы перекрыть лёгкий оттенок грусти, он прервался, а потом вновь заговорил. – Розовые гвоздики – это символ любви и горя.       Никто не прервал их момента кроме листьев, кружимых ветром, – нежного напоминания о том, что мир движется вперёд, не смотря ни на что. Время никогда не застывает в одном мгновении, и Рок Су знает это лучше всех. Кейл знал, что в будущем у него будет много работы и что Альберу не хотел бы видеть своего любимого, застрявшем на его смерти слишком долго. Он собирался не оставаться в прошлом, а хранить память под замком глубоко в своём сердце, как драгоценность. Единственную драгоценность, которую он никогда не потеряет, даже если всё остальное затеряется в вечности.       – Прости, хён, – Кейл заново вспоминал все фразы до этого.       – И я люблю тебя. До самого конца. Всегда.       Кронпринц, его друг, его хён, >его возлюбленный.       Он ушёл.

***

      На шее у него болтался медальон. Никому не нужно спрашивать, чтобы знать, что внутри него помещена фотография кого-то очень важного.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ю Рё Хан «Отброс графской семьи» («Я стал графским ублюдком»)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования