Маковое поле

Слэш
NC-17
В процессе
0
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 8 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Run, boys, run

Настройки текста
Это был чудесный солнечный день, полный стрекота кузнечиков и щебета птиц. По нежно-голубому небу плыли пушистые, словно сладкая вата, облака. Алые цветы слегка колыхались от редких порывов теплого ветра. Это был конец мая и маки распустили свои хрупкие бутоны совсем недавно. Их тонкий аромат переплетаясь с запахами других луговых цветов плыл над полем как фимиам, и от него так и хотелось погрузится в сладкие грёзы. Было удивительно то, что они выросли в таком суровом северном крае с обжигающими морозами и свирепыми метелями - зимой, и обыкновенно серым и дождливым летом. И то, что мечтательный маленький мальчик с пронзительно-голубыми глазами и пушистыми белыми волосами нашёл это поле, находящее в нескольких километрах от его дома тоже было удивительно. Коля лежал в благоухающей траве и шелковистые лепестки цветов мягко щекотали его тонкие руки и слегка загоревшие ноги. Это было очень приятное ощущение. Только когда маки касались "звёздочек" было немного больно. Он закрыл глаза и представил будто это феи случайно задевают его своими прозрачными крылышками, пролетая мимо. Из-за реки доносилась веселая мелодия, и хотя это определенно была игра на пианино Коле нравилось думать, что это эльфы играют на увитых лозой золотых арфах в своём зачарованном лесу. Мальчик очень любил истории про фей, эльфов, драконов и злых колдунов (хоть последних он и боялся до мурашек). Он никому об этом не говорит, но он верит в сказки, а ещё в то, что он настоящий волшебник. Ему очень нравится это место. Коля нашёл его ещё в апреле, в свой день рожденье и это был самый лучший подарок за все восемь дней рождений, которые у него были. С одной стороны поля бежала небольшая река за которой идеально ровными рядами выстороилась цепочка дорогих двухэтажных коттеджей, а с другой стороны находился тот самый лес, который мальчик, по причинам понятным лишь ему, считал зачарованным. В лесу он гулял почти каждый раз, когда был на лугу, а вот через реку никогда не переплывал, во-первых потому что плавать он не умел, а во-вторых потому что боялся, что когда окажется на другой стороне его кто-нибудь увидит и начнёт задавать вопросы. А когда ему задают вопросы это всегда заканчивается одинаково. Конечно ему хотелось разглядеть поближе эти чудесные коттеджи, которые будто сошли со страниц книг про сказочные королевства. Особенно один. Тот из которого так часто доносится музыка. Он смог определить, что это коттедж, который стоит к реке ближе всего, но с поля можно было увидеть только песочного цвета стены и крышу из красной черепицы. Вот и сейчас он слышит радостные переливы фортепьянных аккордов. Иногда в том же коттедже играют на другом инструменте, но на каком Коля не знает потому что на уроках музыки записи похожие на эту им не ставили. Если честно на уроках музыки они всегда пели веселые детские песни под баян, и запись пианино слушали лишь однажды, когда их учителя заменяла какая-то молодая девушка из музыкального колледжа. Мальчик открыл глаза, когда музыка внезапно резко оборвалась, непонятно почему, но незаконченная композиция посеяла у него в душе смутную тревогу. Но на поляне царило такое безмятежное спокойствие, что вскоре он совсем забыл об оборвавшейся мелодии. Каждая травинка, алые маки, бабочки и божьи коровки - всё купалось в ярко-золотистом полуденном свете майского солнца. Среди всего этого сверкающего великолепия Коля чувствовал себя Алладином. Он даже сравнивал красные бутоны маков с рубинами, а резные листья одуванчиков с изумрудами. Эх, если бы только это правда были драгоценные камни он бы смог купить огромный коттедж, как те , что стоят за рекой. Нет, он купил бы настоящий дворец и настоящего пони и играл бы с ним целый день. А ещё он бы пошёл в цирк. Несколько дней назад он слышал как мальчишки на детской площадке взахлёб рассказывали друг другу, что видели в цирке. Вот там были настоящие чудеса! Огромные бурые медведи ходят на задних лапах и катаются на велосипеде; бесстрашные канатоходцы гуляют под самым куполом, гимнасты летают на воздушных лентах; а ещё там есть змеи, жонглёры и клоуны в разноцветной одежде и странных башмачках! У Коли перехватывало дыхание от одних только рассказов, а что было бы если бы он был там? Этот день наверное стал бы для него самым счастливым! Он тогда так замечтался, что не заметил, как слегка высунул голову из своего укрытия, стараясь не пропустить ни одного слова из мальчишеских рассказов. И вдруг старший из них - Саша(ему было одиннадцать и телосложения он был крепкого) внезапно повернулся в сторону Коли, брезгливо уставился на него, а затем презрительно спросил: - Что? Тоже хочешь в цирк? - Коля не уловил нотки презрения в его словах, поэтому лишь утвердительно кивнул. - В твоих лохмотьях тебя как раз туда возьмут... клоуном. Все мальчишки звонко рассмеялись, а у Коли на глазах выступили слёзы. - Смотрите этот заморыш обиделся. Такой ранимый, а клоуны всегда должны быть веселыми, - Саша медленно начал приближаться к беседке рядом с которой стоял Коля. - Даже когда их бьют, - добавил он прищурив глаза. Почувствовав угрозу, Коля попытался "убежать" - так он называл ту странность, которая с ним иногда происходило - но в этот раз у него почему-то ничего не получилось и Саша вместе с остальными мальчишками сильно его избил, смеясь и называя клоуном. Когда мальчики ушли, а он остался лежать на земле, ощущая скрипящий на зубах песок, его не волновала ни острая боль в спине или саднящие раны на ногах, но то, почему он не смог "убежать" и пугающая мысль ядовитой змейкой прокралась в его голову. А что если он больше никогда не сможет "убежать"? Он не заплакал. Его глаза на мгновение остекленели и в них застыл немой ужас. Мальчик открыл глаза. Он всё также лежал на этом чудесном маковом поле и солнечные лучи переливались на его синяках, делая их похожими на сверкающие звёзды. Коле очень нравилось думать о них как о маленьких звёздочках застрявших под его кожей, а у звездочек ведь острые края, верно? Вот поэтому ему и бывает немного больно. Он улыбнулся, щурясь от яркого солнца. Как он мог испугаться, что его способность внезапно "убегать" куда-то исчезнет? Он же точно знает, что он волшебник. А ещё сегодня он сделает то, что делают все настоящие волшебники - он отправится в далёкое путешествие. Или останется на этом прекрасном поле на несколько дней. Он пока точно не решил. Но зато он точно решил, что сегодня не вернётся домой. И вообще он больше никогда не вернется домой. Если убежать один раз очень далеко - тогда не придётся постоянно "убегать". Только плохо, что у него нет пони - с пони путешествовать было бы веселее. Николаю Гоголю восемь лет. Он слегка застенчивый ребенок, вечно "витает в облаках" и у него не ладятся отношения со сверстниками. Его мать ушла когда ему не было и года, а его отец пьёт тридцать три дня в месяц и кулак у него намного тяжелее, чем у соседских мальчишек. Но ничего страшного, потому что Коля настоящий волшебник и когда ему слишком страшно или больно он умеет исчезать и оказывается в каком-нибудь тихом и спокойном месте. Но, к сожалению, после его неконтролируемых "фокусов" с исчезновениями жизнь мальчика становится только хуже. Оказывается быть волшебником это не всегда хорошо и поэтому он решает отправиться на поиски такого места где будет много "волшебников". И где его будут любить.

***

Федя не любил церковные службы. Его всегда пугало мрачное помещение, освещенное лишь несколькими оплывшими свечами, и высокие бородатые батюшки в длинных чёрных рясах, похожие на огромных воронов, пытающиеся своим острым взглядом вывернуть души прихожан наизнанку. И он знал, что Аню церковь тоже всегда пугает, а точнее вызывает ужас. Но его родители, особенно мама, были очень набожными и поэтому Феде и его семилетней сестренке Анюте приходилось терпеть эту пытку каждое воскресенье. Церковь, по мнению родителей, была неотделимой частью плана по идеальному воспитанию детей. Для самих детей это была одна из причин частых ночных кошмаров. В план по идеальному воспитанию также входили частная и музыкальная школа, бесконечные занятия с репетиторами, театры и балет по выходным. Походы в кино, комиксы или просто детские книги со сказками были запрещены. На полках домашней библиотеке стройными рядами стояли книги отца по финансам и психологии и классическая литература, способная, как говорил отец, взрастить в юных умах разумное, доброе, вечное. Сегодня священник рассказывал об аде и рае. Такие службы Федя ненавидел больше всего, потому что знал, что после этих рассказов Анюте почти всегда снятся кошмары, а значит ему среди ночи придётся бежать в соседнюю комнату и успокаивать её. Ему конечно и самому снились кошмары о том, как он попадает в ад, но он об этом никому не рассказывал, даже Анюте, потому что ему уже девять и он должен защищать свою маленькую сестрёнку, а не показывать свой страх. Но в глубине души он очень боялся попасть в ад. Батюшка торжественно продолжал: - "А сыны царства извержены будут во тьму внешнюю", - он выдержал небольшую паузу, - "и там будет плач и скрежет зубов". Анюта вздрогнула и крепко вцепилась в рукав выходного костюма Феди. Федя искоса взглянул на неё. На ней был было воздушное белое платьице, а в волосах красовался большой белый бант, похожий на бутон только что распустившегося пиона. Несмотря на каштановые волосы она выглядела как настоящий ангелочек и Федя подумал, что в ад она точно никогда не попадёт. Когда родители в конце службы пошли ставить свечки, она вспорхнув со своего места тоже последовала за ними. Обернувшись к Феде она улыбнулась и сказала: - Я помолюсь, чтобы мы с тобой хорошо выступили в консерватории. И Федя улыбнулся ей в ответ. Она не только выглядела как ангел, но и душа её была чиста как у ангела.

***

Федя был очень живым и любознательным ребенком. Ему хотелось изучить абсолютно всё, хотя его старая няня добродушно посмеивалась над ним и говорила, что знать всё не может никто, даже Бог. Он проводил в школе и на дополнительных занятиях почти весь день, но если вечером у него были свободные полчаса он проводил их в саду, изучая растения и насекомых. Анюта часто спрашивала у него что-нибудь о цветах и тогда он начинал цитировать ей энциклопедию по ботанике. Она восхищалась своим братом, который по её мнению уже знал всё и непонятно зачем он продолжал читать столько книг. Но перед сном Федя обязательно читал какую-нибудь книгу из библиотеки отца, и если он чего-то не понимал, то обязательно спрашивал об этом свою няню, но в последнее время он задавал такие вопросы на которые она не знала, что ответить. И тогда Фёдор решался спросить о чем-нибудь отца, но тот всегда был слишком занят работой, так что редко что-то подробно ему объяснял. Его отец, Михаил Андреевич, не имел ничего против чтения и прогулок в саду, однако мама как только видела, что Аня и Федя играют в саду поджимала губы, прикрикивала на няню, что та не соблюдает расписание и тогда их отправляли заниматься музыкой. Мама Фёдора была одной из лучших скрипачек столицы, её постоянно приглашали на светские мероприятия или умоляли выступить с концертом в самых престижных филармониях не только России, но и Европы, а однажды её даже приглашали в Америку. Но поехать она тогда так и не смогла, потому что Аня только родилась и после этого Марии Фёдоровне пришлось долго восстанавливать своё здоровье. Но сейчас она снова была высокой, красивой женщиной, с собранными в высокую причёску тёмными волосами. Взгляд её карих глаз всегда был прямым и ясным. И всё в ней - каждое движение, надменно приподнятый подбородок, уверенность и непреклонность в тоне голоса, сама манера речи и даже изгиб бровей - говорили о неисчерпаемой внутренней силе. Носила она почти всегда тёмно-фиолетовое платье, которое когда-то привезла из Европы, преподавала в консерватории и все её мысли всегда были посвящены этюдам Паганини и Вивальди. Она была великой скрипачкой, но величайшей так и не стала. Её и сейчас приглашают выступать, но уже не так часто, поэтому она с раннего детства обучала музыке Фёдора и Аню и сейчас они отлично играют: Аня - на скрипке, а Федя на виолончели. И оба они довольно хорошо играют на пианино. Мария Фёдоровна разрешала детям поиграть на нем, когда их руки уставали держать смычок и им нужно было размять пальцы. Последние несколько недель в их доме была очень напряжённая атмосфера, потому что Фёдор и Аня должны были выступать в консерватории на концерте вместе с выдающимися музыкантами столицы. Марии Фёдоровне было непросто договориться об этом выступлении с директором консерватории, о чём она неоднократно говорила детям, так что для них это был очень ответственный день, которого они ждали с благоговейным трепетом. В эти недели они играли по четыре часа в день, не считая занятий в музыкальной школе, а на выходных Федя и Анюта играли по восемь-девять часов. Пальцы Феди были в мозолях, а по ночам он долго не мог заснуть из-за болей в спине, но он знал, что жаловаться маме не стоит, иначе она может его наказать и запретить прогулки в саду. А если он хорошо выступит, тогда он попросит у неё разрешения ходить купаться на реку вместе с другими мальчишками. Он мечтал об этом ещё прошлым летом, но родители решили, что достаточно того, что он ходит в бассейн два раза в неделю, а в этой грязной речке ему делать нечего. Хотя на самом деле речка была кристально-чистая - Федя знал это, потому что часто рассматривал её в свой телескоп. А ещё Федя представлял сколько новых растений, насекомых и пресмыкающихся можно будет изучить на реке. И ради этого он очень усердно учил сюиту №1 Баха, но часто брал фальшивые ноты, потому что вместо того, чтобы сосредоточится на игре думал о том, как здорово будет ловить лягушек на речном берегу. Федя, конечно, не будет сажать их в банку, а просто будет наблюдать за ними и определять их вид. Но как только он отвлекался, мама прикрикивала на него, и тогда он с головой уходил в чудесную мелодию, и она лилась из под его смычка, подобно той кристально-чистой реке о которой он так мечтал. Когда он полностью сосредотачивался на музыке его игра была великолепной, но стоило ему лишь на секунду отвлечься и хрупкая гармония звуков рушилась как стеклянный замок. Зато игра Анюты была завораживающей. Когда Федя смотрел на сестрёнку ему казалось что в мелодии её скрипке и в ней самоё есть нечто божественное, настолько одухотворённой и полной чистых, искренних эмоций была её игра. Вечером перед концертом Мария Фёдоровна зашла в комнату к сыну перед сном. На ней всё ещё было дневное платье, но вид у неё уже был очень усталый. Фёдор не сразу заметил, что в комнату кто-то зашёл, потому что был полностью поглощён "Поисками"* Пруста. Когда он поднял глаза и увидел маму, то очень растерялся. Она очень редко заходила к нему в комнату, особенно перед сном, даже будила его обычно няня или Анюта. Взгляд её карих глаз был очень серьёзен и пронизывал Федю насквозь, так что ему на мгновенье стало страшно. - Фёдор, завтра очень важный день. От вашего с Аней выступления зависит поступите ли вы экстерном в консерваторию или нет, поэтому я очень надеюсь, что ты меня не разочаруешь. - Женщина произнесла это холодно и почти грубо. "Наверное даже у тех японских роботов больше эмоций" - подумал Федя, он только недавно читал в газете статью о новых роботах и искусственном интеллекте. Под суровым взглядом матери он чувствовал себя словно кролик, попавший в капкан. -Хорошо, мама, - уверенно произнёс он. Но на самом деле в своих силах он вовсе не был уверен. Через некоторое время после мамы в комнату заглянула Анюта. Она всегда заходила к нему перед сном пожелать спокойной ночи. Она подошла к брату и с любопытством заглянула в книгу. - Что читаешь? - Можешь посмотреть, - он отдал ей книгу, загнув уголок страницы на которой остановился. - Она же совсем без картинок, - разочарованно протянула сестрёнка. Федя лишь слегка улыбнулся. Он с самого начала знал, что её она не понравится, но если Аня хочет о чем то узнать лучше дать ей шанс сделать это самостоятельно, иначе бы она очень долго расспрашивала у него про эту книгу. Девочка отложила книгу в сторону и села на краешек Фединой кровати.- - Волнуешься из-за выступления? - спросила она продолжая с интересом смотреть на обложку книги. Ей очень хотелось быть такой же как Федя и читать вот такие вот книги без картинок. Для неё он всегда был примером и она всегда восхищалась своим самым умным, самым смелым и самым лучшим старшим братом. - Да, - тихо произнёс он. Он сидел на кровати, прижав коленки к груди, его черные волосы резко контрастировали с полосатой пижамой, а его обычно блестящие карие глаза при свете настольной лампы казались совсем тусклыми. В этот момент он показался Анюте очень маленьким, прям как она, или как крохотный полевой мышонок, которого они иногда видели в саду. - Я тоже, - она посмотрела на него с улыбкой, - но мы ведь отлично справимся. - Конечно, - немного повеселев ответил Федя, - давай кулачок. Они стукнулись кулачками, как делали ещё с раннего детства. Аня пожелала ему спокойной ночи и ушла. Книгу он больше не открывал. Выключив настольную лампу, он подошёл к окну и посмотрел на звёзды. Он конечно не верил во всю эту чуши с загадыванием желаний, потому что это было никак научно не обоснованно, но сейчас он очень хотел увидеть падающую звезду. В ту ночь он почти не спал из-за тревоги.

***

В консерватории было много людей. Мужчины одеты в свои лучшие костюмы, а на женщинах поблёскивают драгоценные камни. Их семья одета также как и в церковь - отец в бархатном коричневом костюме, мама - в сиреневом платье, только сегодня на ней ещё сапфировое колье, Анюта в своём "ангельском" белом платьице, а Федя - в черном костюме и белой рубашке, но сегодня на его шее ещё, подобно удавке, завязан галстук. В присутствии стольких людей у Феди начинается паника и пока родители дружелюбно общаются со всеми и представляют его и Аню каким-то известным музыкантам и дирижёрам, все что хочется сделать Феде это убежать. Из-за галстука ему тяжело дышать. Он видит с каким презрением и усмешками поглядывают на них с Аней студенты консерватории. Наконец-то весь это кошмар с представлениями и светскими разговорами закончен. Мария Фёдоровна и Михаил Андреевич проходят в зал, а детей отводят за кулисы. Они выступают последними, уже после того как студенты закончили основную концертную программу. Когда Федя выходит на сцену он старается смотреть только на виолончель, но как только он садится и берёт смычок перед ним оказывается огромный концертный зал и со всех сторон на него смотрят люди. "Господи, сколько же тут людей!" думает мальчик. От волнения он едва вспоминает какое произведение должен играть. Дрожь его пальцев передаётся смычку и струны виолончели тоже дрожат. Сотни взглядов устремлены на него. Наконец Федя начинает играть. Он снова чувствует себя кроликом, загнанным в западню. Однажды, когда он был с отцом на охоте, его окружила свора собак и каждая злобно рычала на него и готова была разорвать его на мелкие кусочки в любой момент. Ох, нет. Только не сейчас. Ему не нужно вспоминать об этом сейчас. Но уже поздно. Он сбивается. Писклявое дребезжание струн прорезает воздух, будто крик раненной птицы. Федя очень напуган. В панике он продолжает играть, но видит что некоторые люди в первых рядах смотрят на него с неудовольствием. И он снова сбивается. После того как он сбивается ещё несколько раз уже весь зал смотрит на него с нескрываемым раздражением. В каждом взгляде он мог прочитать нежелание терпеть его сбивчивую игру, в том числе и во глазах своих родителей. Он не выдерживает этих взглядов, в горле появляется комок, а на глазах наворачиваются слёзы, но Федя продолжает играть. Он видит как мама презрительно поджала губы, заметив его слёзы. Отец опустил голову - он не хочет видеть позор сына. И в этот момент мальчик не выдерживает. Он бросает смычок и в слезах убегает со сцены. Последнее что он слышит это как кто-то в первых рядах возмущённо говорит: "Кто вообще пустил его на сцену?". Испуганная Анюта пытается его успокоить, но тут её приглашают выступать. Напряженная атмосфера в зале меняется как только его маленькая сестрёнка начинает играть на скрипке. Всё вокруг, кроме её смычка, будто замирает. Даже золотистые пылинки на мгновенье перестают танцевать в свете софитов. Её исполнение прекрасно. Федя видит из-за кулис с каким благоговением люди слушают Анюту. Слёзы боли, разочарования и зависти падают на его белоснежную рубашку, оставляя серые пятна. И, под очаровательную скрипичную мелодию, краски его жизни тоже тоже меркнут. Он понимает, что теперь ему стоит забыть о реке, о лягушках и даже наверное о прогулках в саду. Когда Анюта доиграет им придётся идти к родителям и Федя этого безумно боялся. Если бы только можно было простоять за кулисами всю жизнь... Или убежать. Ему казалось, что он не переживет осуждающих взглядов старых профессоров и самодовольных студентов. Анюта доигрывает последние аккорды и весь зал встает, рукоплеская маленькому талантливому ангелочку. Федя не аплодирует, он лишь смотрит на всех этих людей и понимает, что ему они так аплодировать никогда не будут. Оказалось что смех студентов и профессоров, разочарование и наказание родителей всё-таки можно пережить. Вот несколько правил, которые Федя выучил после этого дня: нельзя плакать; нельзя жаловаться на наказания; нельзя отвлекаться на что бы то ни было, если перед тобой стоит важная задача. Так что он не плакал даже когда оставался один в своей комнате, просто долго лежал и смотрел в потолок пытаясь понять, что с ним не так и почему ни в одой книги нет ответа на вопрос "Как стать талантливым?". Во всех книгах писали, что нужно очень долго тренироваться и тогда у тебя обязательно всё получится, но когда он взял виолончель в руки через несколько дней после выступление мама строго приказала ему положить инструмент на место. На следующий день после того как Аня была зачислена в консерваторию, и это стало сенсацией, так как она была самой младшей из всех кого когда-либо туда зачисляли, родители устроили грандиозный праздник на котором собрались не только друзья семьи, но и профессора консерватории. Тогда мама строго приказала Феде не выходить из комнаты. Анюта говорила, что ей будет страшно на этом "празднике", если с ней рядом не будет брата, так что он попробовал сказать об этом маме, но вместо разрешения, получил хлёсткую пощёчину и комментарий о том, что он лишь хочет купаться в лучах славы сестры. Так он понял, что жаловаться больше не стоит. После нескольких недель, в которые мальчик разговаривал только с няней, он спросил у мамы можно ли ему играть хотя бы на пианино и она молча кивнула. И в тот момент он решил, что если он больше ни на что не будет отвлекаться то возможно добьётся успехов в игре на пианино. Анюту в последнее время он почти не видел, так как весь день у неё был расписан по минутам. Теперь она редко заходила к нему перед сном, потому что обычно засыпала в машине ещё по дороге домой, а отец бережно относил её на второй этаж. Отец всё время работал, мама тоже. К тому же Мария Фёдоровна участвовала в организации какого-то благотворительного бала, так что домой возвращалась только в девять вечера. Вот так и получилось, что всё время после школы, в те дни когда у него не было кружков и секций, Федя стал проводить с пианино и старой няней, которая или дремала в кресле или вязала. Часто ему хотелось бросить пианино и пойти почитать, но он думал, что если будет отвлекаться, то не сможет научиться играть так же виртуозно, как Аня на скрипке. Няня слышала о том, что произошло на выступлении и пыталась подбодрить мальчика. Она заметила, что после того дня Федя стал более задумчивым и серьёзным и она даже скучала по его сложным вопросам, потому что теперь он почти всё время молчал.

***

Был лишь один день недели, который семья Достоевских неизменно проводила вместе - воскресенье. После церковной службы в это воскресенье Михаил Андреевич предложил поехать обедать в ресторан, но день был жаркий, так что сначала он решил заехать домой переодеться и немного отдохнуть. Мария Фёдоровна пошла на кухню выпить лимонаду, отец поднялся в спальню, а Федя и Анюта остались ждать в гостиной. Ане было очень грустно от того, что после того выступления её брат всё время ходил угрюмый. Вот и сейчас он сидел и задумчиво смотрел в сад, даже не пытаясь с ней заговорить. - Давай я что-нибудь сыграю, - она хотела как-то поднять ему настроение и раз её жизнь последнее время вращалась вокруг музыки она не придумала ничего лучше, чем сесть за стоящее рядом пианино. Федя ничего не ответил. Она начала наигрывать какую-то весёлую мелодию. И как же легко и весело у неё это выходило! Эта мелодия была такой же беззаботной как соловьиная трель летним днём. Её пальцы бегали по клавишам словно неуловимые солнечные зайчики. И даже несмотря на то, сколько сил в последнее время Федя вкладывал в игру на пианино у него не получалось играть также бойко и непринуждённо. Внезапно его охватила злость, хотя раньше он почти никогда не злился, особенно на Анюту. Он подошел к ней и ядовито спросил: - Хочешь отнять у меня ещё и это? - взгляд мальчика был холоден, но где-то на дне его черных зрачков плескалась боль. Его лицо было бледным, а губы поджаты. Анюта испугалась. Брат никогда не выглядел так как сейчас и не разговаривал с ней таким тоном. - Федя, что... - закончить фразу она не успела, потому что Федя грубо толкнул её в локоть и громко крикнул: - Отойди! - но в его голове в этот момент звучала другая фраза. "Лучше бы тебя не было." Он не понял как всё произошло. Анюта упала со стула и внезапно брызнула кровь. Кровь была на его белой рубашке и на его лице. Его маленькая сестренка лежала на полу и вокруг неё растекалась кровь. Её платье теперь было не белоснежным, а алым. Её белый бант тоже был обагрён кровью, а её глаза медленно закрывались. На губах Ани застыла несказанная фраза. Федя упал на колени перед ней с расширенными от ужаса глазами: - Анюта! Анюта! - душераздирающий крик девятилетнего мальчика ударился о каменные стены коттеджа, и разбившись на мелкие осколки стекла, слетел на окровавленный пол. Он кричал так громко, что слышно наверное было даже за рекой, но только сестрёнка его уже не слышала. Мальчик судорожно соображал как ей можно помочь, но повсюду была кровь и он даже не мог разглядеть, где именно была рана. Испуганная отчаянным криком Феди, с кухни прибежала Мария Фёдоровна и застыла в около дверного проёма. Увидев страшную картину, она, парализованная шоком, громко спросила: - Что ты сделал? - Федя испуганно оглянулся. Он снова почувствовал себя кроликом. Медленно поднявшись на ноги, он посмотрел на маму. С его бледных рук капала кровь. - Я...я...- но он так и не смог ответить. Он задыхался. На миг он подумал, что кровь как-то попала и в его легкие и сейчас он тоже умрёт. И он был бы очень рад, если бы это произошло. Мама подбежала к Анюте и горько заплакала, а он выскочил из дома помчался к реке. Он слышал окрик отца, но он не до конца понимал, что это отец зовёт его. В его голове слышались только рыдания матери, вопрос "Что ты сделал?" и собственный истошный крик "Анюта!". Камни кололи ноги, но он этого не чувствовал. Он бежал со всех ног, ему казалось что так он сможет убежать от той кровавой картины и от этого ужасного вопроса "Что ты сделал?" и от последнего взгляда Анюты. На берегу он, не задумываясь, бросился в прозрачную воду. Он хотел утонуть, растворится, а потом оказаться на небесах вместе с сестрой. Но в последний момент, когда его лёгкие уже были наполовину заполнены водой внезапно в нём вспыхнула надежда. Может Анюта всё ещё жива? Ведь отец и мама уже точно вызвали скорую. Да, она потеряла много крови, но вдруг...Вдруг он ещё увидит её ясные глаза и ангельскую улыбку здесь - на земле, а не на небесах. И он начал грести, изо всех сил пробиваясь через толщу воды к солнечному свету. Выплыл он уже на другом берегу. На его одежде всё ещё были мокрые кровавые разводы, но крови на руках уже не было. Откашлявшись и отдышавшись, он сел на берегу и посмотрел на свой дом. Он был прав - скорая уже приехала. Значит всё будет хорошо. Но какая-то настойчивая мысль пыталась пробиться в его сознание так же, как он несколько минут назад пытался пробиться через толщу воды. Он знал правду, просто не хотел верить. Он знал, что врачи уже не помогут. Он знал, что он потерял сестру навсегда. Он знал это, потому что когда он обнимал её окровавленное тело её сердце уже не билось. С трудом поднявшись на ноги, мокрый и испуганный, почти не осознавая происходящее, Федя побрел через зеленый ковыль и дальше, на маковое поле. Всё вокруг опять было красным. И всё расплывалось в красном мареве. Он был будто одурманен произошедшим и ароматом полевых цветов. "Что ты сделал?" "Лучше бы тебя не было." Он ведь не хотел этого на самом деле. Никогда не хотел. Если бы он мог отдать свою жизнь и спасти Анютину - он бы сделал прямо сейчас. Его глаза начали слезиться, наверное из-за слишком яркого солнца. Федя чувствовал себя очень слабым и с каждым шагом идти становилось всё тяжелее. Когда он увидел мальчика с белоснежными волосами, бегущего к нему навстречу, то решил, что Бог послал ему настоящего ангела, чтобы наказать его за то, что он убил Аню. Он вытянул руку вперёд и хотел прокричать "Стой!", но из его груди вырвался лишь сдавленный хрип. Ангелам нельзя к нему приближаться. Ангелов он убивает. В это мгновенье мир перед его глазами потемнел. Он упал на землю и последнее, что он видел были жгуче-алые, кровавые маки.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bungou Stray Dogs"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования