ID работы: 12224887

А твоей маме зять не нужен?

Юрий Каспарян, Кино (кроссовер)
Гет
NC-17
Завершён
42
автор
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
42 Нравится 14 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Эмма едва прикрыла глаза, чтобы отдохнуть от тяжёлого дня, как ощутила, что её трясут за плечо. — Эмма! — Да-а? — девушка встрепенулась, фокусируя свой взгляд на Каспаряне. — Что случилось? — Помоги мне. Я нахрен не понимаю, как ты сделала это. Эмме всё же пришлось основательно приоткрыть глаза, чтобы посмотреть, чем занят Каспарян. — Ты дурак? — девушка рассмеялась, замечая то, как Юра мучает это тесто, чтобы сделать форму пельменя. — Это же тесто, с ним нужно быть нежнее. А ты его мнёшь так, будто бы это враг народа. Бережнее, Юр, бережнее. Эмма покачала головой, отпихивая в сторону мужчину, вставая за стол и начиная делать «волшебство». Юра всегда удивлялся её умениям, поэтому и называл это «волшебством». Хотя Эмма просто очень любит это блюдо и умеет его готовить. — Вообще не понимаю, зачем твоей маме эти пельмени, — непонимающе воскликнул мужчина. — Потому что у неё день рождение, это во-первых, а во-вторых, дурья ты башка, это наше с ней фирменное блюдо, которое ты не умеешь готовить. Мама его обожает. Вот и хочу сделать приятное. — Ой, больно нужно, — закатил глаза Каспарян, абсолютно случайно роняя скалку, которая с грохотом падает на пол, укатываясь куда-то под стол. — Там Витя в соседней комнате спит, после концерта отдыхает, так что лучше не шуметь, — прошептала Эмма, толкая Юру под бок, залазя под стол. — Это всё из-за твоих пельменей. Сидел бы я спокойно, спал, как дружок мой, — пробубнил он, совсем не замечая, что из-за его неаккуратности на пол тут же летит кастрюля. — Каспарян! — совсем недружелюбно выкрикнул Цой из соседней комнаты. — Что? — Что? Раздалось два голоса: мужской и женский. Юра и Эмма переглянулись. — Долбанные однофамильцы, — усмехнулся Виктор про себя, поднимаясь с дивана. Дойдя до кухни, он заметил, что Эмма сидела под столом, а Юрик возле неё. — И что это здесь происходит? — он удивленно посмотрел на эту парочку, облокачиваясь на косяк двери и скрещивая руки на груди. — Я скалку поднимала, — Эмма поднялась на ноги, продолжая спокойно накладывать мясо в раскатанные до этого тонкие лепешки. — Забери Юру, потому что он мне не помогает, а только мешает. — Куда я его заберу из его же квартиры? — Виктор тихонько посмеялся. — Давайте лучше я уйду, иначе от ваших падений кастрюль моя голова всё больше и больше начинает превращаться в дом советов. — Ты завтра же придёшь к маме? Она пригласила. — Приду, не волнуйся, — заверил Цой, напоследок поцеловав Эмму в щёку, а Каспаряну пожав руку, мужчина уходит. Юрик довольно улыбнулся, подходя к своей подруге, касаясь её щеки пальцем. — Мы одни… — томно произнес он, приближаясь лицом к лицу к Эмме. — Оставь в покое эти пельмени, давай лучше чем-нибудь другим займемся. — Например лепкой вареников? Моя мама их тоже очень любит, на самом деле, но только я их не умею готовить, поэтому… — Всю романтику испортила, — цокнул Каспарян, отстраняясь от Эммы, — своими пельменями и… варениками. Эмма видела, что Юра злился, но ничего с этим сделать не могла, точнее не хотела. Их «дружба» вышла из-под контроля. Секс по дружбе ей конечно нравился, но когда начали зарождаться чувства, её это испугало. — Слушай, а твоей маме зять не нужен? — не унимался Юра. — Ты пельмени не умеешь готовить, о каком зяте идёт речь? Тем более, второго Каспаряна в семье она не вынесет. Первый уже за хлебом двадцать лет назад ушёл. Они были однофамильцами. Поначалу Эмма думала, что это её какой-нибудь дальний родственник, но мама заверила, что такого просто не может быть. Единственное, что их связывало, так это ненормальность действий. Поэтому они, наверное, и стали лучшими друзьями. Чуть позже случайно переспали — вот так и зародилась их дружба, в которой было всё, кроме любви. — Она же меня очень любит, поэтому примет в ваше семейство, — мужчина подошёл сзади, утыкаясь носом в блондинистые волосы. — Ну меня она любит больше, так что, поверь, ей такого счастья не нужно. — Посмотрим, — рывком мужчина развернул Эмму, которая в руке держала тесто. Юра отложил его в сторону, усаживая девушку на стол. — Юра, я сижу на муке, — не поддавшись на провокации Каспаряна, промямлила она. Юра улыбнулся. — Давай закончим это? — Что закончим? — Каспарян отошёл чуть назад, внимательно всматриваясь в зелёные глаза, наполненные теплотой. — Ну… эту дружбу. — Ты хочешь сказать, что мы перестаем дружить? — Да. Юра усмехнулся, в эту же секунду грубо целуя Эмму в губы. Она легонько ударила его в грудь, начиная отпихиваться от него, но Каспарян был непреклонен, поэтому весьма грубо схватил девушку за руки, разводя их в стороны. От такого напора Эмма застонала в губы, сама того не понимая. Каспарян знал её, как облупленную, поэтому прекрасно знал, что ей это всё приятно. Она не будет отталкивать его, потому что сходит с ума по нему уже несколько месяцев. И он это видит. — Юр, пожалуйста, давай прекратим, — Эмма опустила голову вниз, нервно покусывая губы. — Ты уверена? — Да, да, да, и ещё раз да! — она подняла взгляд своих зелёных глаз, поднимая уголки губ вверх. Даже в такие плохие моменты жизни она улыбалась. Именно это Каспаряна и подкупило в ней. Несмотря на то, что он был старше её на семь лет, они смогли найти общий язык. — Ты просто не понимаешь! Это так сильно давит. — Что «это»? — Наша странная дружба. Не то чтобы я была против, но сейчас я не могу. — И почему же это? — Потому что… потому что у меня появился парень, — соврала она. Но Юра не верил, поэтому притянул Эмму к себе, целуя и снимая с неё рубашку и юбку, оставляя в одном нижнем белье. Без каких-либо слов Каспарян ответила взаимностью. Разорвав пуговицы на рубашке мужчины, Эмма потянулась к его груди, отмечая про себя, что невероятно сильно скучала по этим ощущениям. А запах… запах-то каков! Честно, Юра пах, будто бы искупался в бочке с мёдом, а потом обвалялся на поле в полевых цветах. — Поделишься потом парфюмом? Пахнет вкусно. — Конечно поделюсь, — улыбнулся мужчина, целуя девушку в висок, заставляя её ногами ухватиться за его торс. Каспарян снимает лифчик, отбрасывая его в сторону — он повисает на ручке двери. Остальная одежда тоже летит в разное направление. Ещё утром Эмма хотела основательно закончить эту дружбу, но сейчас она сидит голая на муке перед голым Каспаряном, и старается громко не стонать и кричать из-за эмоций внутри. За окном стоит жара. Ленинград приобретает новые краски, становясь цветным и по-настоящему ярким в такой период. Юра не выдерживает такого напряжения внизу живота, поэтому, чтобы поскорее закончить со всем этим, заставляет Эмму встать к нему спиной. Он немного грубо толкает её в спину. Девушка падает, грудью ляпаясь прямо в муку, чувствуя, как Каспарян входит. — Юрчик, ты можешь быть чуть нежнее? — оглянулась Каспарян через своё плечо, видя затуманенные от возбуждения глаза. — Прости, — он поцеловал девушку в затылок, проникая во внутрь, кусая Эмму в лопатку. Блондинка закатила глаза, вытягивая руки вперёд и хватаясь за край стола, чтобы тот элементарно не шатался и все приготовленные пельмени не оказались на полу. Но Юра, судя по всему, не видел ничего, кроме желанного тела, поэтому в порыве страсти умудряется скинуть миску с мясом, а следом летит и скалка. Эмма закинула одну ногу на стол, выгибаясь в спине и чуть поднимаясь, чтобы соприкоснуться спиной с грудью Юры. — Тебе же хорошо? — раздался шёпот над ухом блондинки. — Очень, очень хорошо, — девушка улыбнулась, будто бы кот, объевшийся сметаны, чувствуя приближение оргазма. — Юр, я сейчас кончу! — выкрикнула Эмма, помогая себе рукой. Им хорошо. Наверное даже больше, чем когда-либо.

***

— Этого не должно было случиться, — Эмма убиралась на кухне, пока Юра курил сигарету, выдыхая пар в приоткрытую форточку. — Эм, я же знаю, что никакого парня у тебя нет, — сигарета полетела в пепельницу. — Ты прав, но мы не можем это продолжать. — Почему? — Юра пытался вывести её на эти слова, которые он так ждёт. — Да потому что люблю тебя! — со злостью выкрикнула Эмма, кидая в раковину пустую миску. — Дурочка ты, — мужчина притянул её к себе, крепко обнимая. — Что? Это ещё почему? — И почему ты раньше мне не сказала? — А зачем же я тебе нужна? — Поверь, люблю я тебя любой. Даже всю вспотевшую и в муке. Слушай, а твоей маме зять всё-таки не нужен? — Юра обворожительно улыбнулся, отпуская Эмму из своих лап. — Пельмени сначала, — Эмма вручила Каспаряну в руки скалку и мясо, — а потом уже и секс, и свадьба, и дети. — Жестокая ты женщина. — Ты ещё мою маму не видел.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.