ID работы: 12225999

Последние одуванчики

Смешанная
NC-17
Заморожен
3
автор
Размер:
12 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено с указанием автора и ссылки на оригинал
Поделиться:
Награды от читателей:
3 Нравится 1 Отзывы 1 В сборник Скачать

Пролог

Настройки текста
Примечания:
— Вы действительно хотите услышать эту историю? И даже не забоитесь потом спать ночью одни? Старая кошка хитро прищурилась. В уголках ее глаз мелькнули веселые искорки. Еще совсем юные оруженосцы, окружившие старушку, как один закивали. — Мы честно-честно не будем бояться! — Да, мы уже взрослые и не боимся такого! Наперебой заговорили котики, пихая друг друга лапами в бока и пытаясь усесться поудобнее. — Ох зря вы так! От этой истории и бывалых воинов порой бросает в дрожь, что уж говорить о маленьких котятах… — Мы не маленькие котята, мы уже оруженосцы! — возмущенно завопила одна кошечка, Жуколапа. — Вот именно, нас почти луну назад посвятили! Нам уже можно рассказать! — энергично закивала в ответ ее сестра Каплелапка. Неожиданно голос подал третий оруженосец, до этого тихо сидевший чуть поодаль от двух сестер. — Мама занята, а я… Мы хотели бы услышать эту историю. Пожа-а-алуйста? Котенок смущенно потупил взгляд, на что старейшина лишь тяжело вздохнула. — Ну вот что мне с вами делать? Ладно, раз уж вы так уверены. Но потом не жалуйтесь родителям, мол, старая кошка на собрании вас запугала, – улыбнулась старушка прокашливаясь, а молодые котики тут же навострили ушки, приготовившись слушать. — Если и рассказывать, то с самого-самого начала, – ее синие глаза подернулись пеленой задумчивости. — А началось все очень давно, с одного маленького котенка, которому было суждено изменить лес, пожалуй, с самого своего рождения…

***

Это был теплый летний вечер. Такие часто бывают в самый разгар сезона зелёных листьев. Солнце медленно опускалось за горизонт, окрашивая верхушки сочной зелени деревьев в золотисто-розовые тона. Это прекрасные мимолетные мгновения, когда вся природа словно стремительно вспыхивает огнем, чтобы через еще пару часов столь же стремительно погаснуть. И тогда на мир опустится мрак, а на небе загорятся первые звезды, меняя убранство леса на ночное — тихое и утонченное, словно сотканное из тысячи серебристо-белесых нитей паутины и стрекотания сверчков. И так изо дня в день, из вечера в вечер. Но сегодняшний отчего-то пошел не по плану. Кажется, сегодня все шло не по плану… Между стволами деревьев мелькнул силуэт. Стройная бело-бурая кошка, настороженно оглядываясь по сторонам, торопливо шагала в глубь леса. За ней по пятам шёл маленький котенок. Поспевать за взрослой длиннолапой кошкой ему было трудно, малыш то и дело спотыкался, путаясь в собственных лапах от быстрой ходьбы, и жалобно скулил. Кошка же, будто специально игнорируя это, упорно продолжала идти вперед не сбавляя шага и лишь временами недовольно прижимала уши к затылку. В какой-то момент котенок выдохся настолько, что запнувшись об корень дерева распластался на земле и обессилено заплакал. — Ма-ам, я больше не могу, я очень-очень устал, давай остановимся? Кошка лишь кинула озлобленный взгляд на малыша, тихо шипя. — Вставай, живо. Идти осталось всего ничего. Ну же! — она нетерпеливо дернула хвостом, все же притормаживая. — Но я не могу больше идти, мам, лапки болят… – протянул малыш, чувствуя как в уголках глаз скапливается влага. Он чуть шмыгнул носом. С тихим вздохом закатив глаза, кошка быстрым движением приблизилась к сыну и схватив его за загривок подняла с земли, продолжая путь. — Мам, ну неужели нам обязательно так далеко идти, когда солнце почти село? Почему мы не можем продолжить завтра? Ночью ведь темно и страшно! Продолжал канючить малыш, тихо покачиваясь в пасти матери, на что кошка лишь тихо зарычала, давая понять, что котенку лучше молчать. Спустя пару минут пути она поставила сына на землю и осторожно принюхалась: через все ароматы леса из дичи, ягод и трав, особо выделялся один. Он был тягучим и чуть терпким, единым, но при этом столь многоликим. Словно запахи тысячи тел смешивались в один, могучий и устрашающий, говорящий о силе проживающих здесь существ. Они почти на месте. — Идем. Коротко и резко бросила кошка, вновь взяв сына в пасть и перепрыгнув через поваленное дерево. Впереди показались беспорядочные и колючие переплетения ежевики, закрывающие собой спуск в овраг. Но таковыми они были лишь на первый взгляд. Подойдя поближе можно было увидеть, что ветви, увешанные острыми шипами, были переплетены между собой так, что пролезть сквозь кустарники не поранившись можно было только через специальный лаз, к которому среди лесных трав была протоптана небольшая тропинка. Вздохнув, кошка чуть кивнула каким-то своим мыслям и прошла внутрь, спускаясь в овраг. В нос с новой силой ударил тот самый запах, который нельзя бы было спутать ни с чем на свете даже при желании. Запах племени. Стоило нежданным гостям появиться на пороге лагеря, как к ним метнулись несколько десятков кошачьих взоров. Кто-то смотрел с любопытством, кто-то с настороженностью, а кто-то откровенно вздыбил шерсть и зашипел. Кошка же в ответ невозмутимо поставила сына на землю, с некоторым презрением поглядывая на всю эту публику. Малыш почувствовав под лапами опору тут же сжался в комок, прячась за лапой матери. В этот момент шевельнулся вьюн, свисающий с каменного уступа с другой стороны лагеря. Выйдя из небольшой пещерки, вход в которую и перекрывало растение, к гостям приближалась песчаного цвета кошка с чёрными полосами. От нее волнами исходила строгость и грация, а гордый взгляд изумрудных глаз не выражал ровным счетом ничего, кроме спокойствия и странной отрешенности. «Как там он ее называл при наших встречах? Предводительница?», — хмыкнула про себя кошка, оглядев незнакомку, после чего чуть подтолкнула котенка вперед, словно прикрываясь им. — Кто вы такие и зачем пришли на нашу территорию? Даже голос этой кошки звучал на удивление беспристрастно, дополняя величественный образ. Подойдя ближе полосатая чуть повела хвостом из стороны в сторону, внимательно оглядывая сначала взрослую гостью, а затем и малыша, что был вместе с ней. — Я Тори, одиночка, – коротко и без лишних прелюдий бросила кошка в ответ. –А это, — она кивнула в сторону котенка, — Толстячок, сын вашего Белокрыльника, – с особой брезгливостью проронила Тори, поморщившись. По лагерю пронесся удивленный шепот. Многие вновь оглядели малютку, теперь уже с сожалением, но когтей не втянули. Ропот начал с удивительной скоростью нарастать, однако одного взмаха хвоста полосатой кошки хватило, чтобы все вдруг замолчали. — То что ты говоришь правда? — холодно спросила предводительница, прищурив глаза. — А мне есть смысл врать? — открыто усмехаясь, вопросом на вопрос ответила Тори, чуть склонив голову набок. — И что ты хочешь? — О, не переживай! От вас мне ничего не нужно! — вдруг резко бросила кошка, приобнажив клыки. Коты, окружавшие их, напряглись, атмосфера мгновенно накалилась еще сильнее. — Я пришла оставить его тут. Его отец, насколько я знаю, здесь, — Тори без капли стеснения толкнула шокированного котенка вперед, к предводительнице. — М-мама, ты что, хочешь оставить меня с… ними? Малыш робко повернул голову на мать. В широко раскрытых голубых глазах плескался ужас. Она ведь не может его оставить, верно? Она ни за что с ним так не поступит! Она же… Она его мама! Но кошка, кажется, чувств малыша совсем не разделяла. Развернувшись, Тори лишь раздосадовано дернула ухом и не утруждая более себя объяснениями, направилась к выходу. — Нет, мама, стой! Пожалуйста, не бросай меня! Ты нужна мне, прошу! Мама! Толстячок бросился было вслед за матерью, но тут же влетел лбом в заднюю лапу резко остановившейся кошки. Одиночка стояла, злобно прижав уши к затылку. В ее глазах зеленой молнией искрилась злость и неприязнь. Она наклонилась к уху котенка и тихо зашептала, словно выплевывая каждое слово: — А вот ты мне совсем не нужен. Несущий в себе одни проблемы бесполезный комок шерсти. Даже когда мы шли сюда, единственное что ты делал — мешал и ныл. Знаешь, ты столь же жалкий и никчемный как твой папаша. Вот и оставайся с ним. Слабак. Презрительно фыркнув ему в ухо, Тори вздернула подбородок, приосанившись, и не оборачиваясь более, быстро шмыгнула в ежевичный лаз, серой тенью растворяясь среди стволов деревьев. Потерянно глядя в пустое пространство, где еще мгновение назад стояла кошка, Толстячок медленно осел на землю. Он был ей не нужен. Совсем. Не нужен собственной матери. Котенок шмыгнул носом, чувствуя как слезы подкатывают к глазам, грозясь вот-вот вырваться наружу. Обидно и больно где-то глубоко-глубоко внутри. Словно по животу полоснули незримыми, но от того не менее острыми когтями. Котенок судорожно задышал, продолжая все чаще всхлипывать. Сдержать слезы становилось труднее. Мама, бывшая с ним с самого рождения, сейчас вот так запросто оставляет его с совершенно незнакомыми котами и уходит. Противное, гадкое чувство одиночества разливалось в груди. Хотелось громко закричать, взвыть, подняв голову к небу как одна из тех собак, что они с мамой видели вдали пока шли сюда. Но даже этого Толстячок сделать не мог — из горла вырывался лишь тихий хрип и частое рваное дыхание. Сзади вдруг накрыл чей-то мягкий хвост, притягивая к себе. Котенок обернулся. Та самая полосатая кошка. Только в ее взгляде больше не было и крупицы былой отрешенности. Теперь в зелёных глазах разливались печаль, сожаление и какая-то холодная уверенность. Она с пониманием посмотрела на малыша и нежно лизнула его в затылок. Не в силах больше сдерживать стоящий в горле ком слез, котенок расплакался. Обжигающие и солоноватые слезы градом лились на бежевую шубку, пропитывая ее насквозь, и душили, душили, пока сам Толстячок, в перерывах между всхлипами, осевшим голоском все продолжал звать маму, с надеждой глядя в ежевичный лаз. Сидящая рядом кошка тихо нашептывала ему что-то на ухо, прижимая к себе и согревая теплом своей шерсти. Солнце уже закатилось за горизонт, уступая пост бледному и тонкому когтю месяца. На небе зажглась первая звезда. Разошлись по палаткам остальные коты. В полной тишине на поляне оставались сидеть лишь двое: кошка, чья шерсть в серебристом свете казалась словно сотканной из звезд, и маленький котенок, устало уткнувшийся ей в бок…

***

Оруженосцы притихли, с замиранием сердца глядя на старейшину. — И что же было дальше? — негромко спросила Жуколапа, решившись нарушить тишину. Весьма пушистая для своего возраста старшая кошка вздохнула: — Конечно, племя не бросило малыша и вырастило его как своего. Однако вместе с ним выросли и его раны-… — Одиночка била своего сына?! — разом подскочили юные коты, распушая хвосты. — Да дослушайте же вы до конца, неугомонные! — осадила их хмурым взглядом старейшина, после чего продолжила нравоучительным тоном, — Раны ведь бывают не только от когтей врага. Порой, самые сильные раны наносят нам слова. К сожалению, такие ранения не в силах увидеть и излечить ни один целитель. И иногда коты проживают с ними всю свою жизнь… — А Толстячок? Как долго он ходил с такой раной? Тоже всю жизнь? — вновь подала голос любопытная Жуколапа. — Да… Кошка с грустью подняла взгляд на звезды, задумавшись о чем-то. На середину чистого и безмолвного ночного неба поднялась большая круглая луна. Официальная часть ночи Совета племен уже закончилась и сейчас коты расслабленно обсуждали между собой насущные проблемы. Отовсюду слышался тихий гул множества голосов. Поведя ухом в сторону, старейшина вновь глянула на оруженосцев. — Но на все воля Лоа. Однако давайте-ка оставим пока Толстячка и продолжим нашу историю, всё-таки ночь не бесконечна. Юные коты согласно закивали. — Что ж. В это самое время, на другой стороне Небесного озера и не догадывались о произошедшем. Там жизнь текла своим чередом… — кошка вновь погрузилась в воспоминания, чуть прикрывая веки.

***

— Пусть все коты, что ходят под покровительством Лоа, соберутся на поляне! — возвестил звонкий голос небольшой чёрной кошки. Тень Сияющих Звезд — а именно такое имя она теперь носила — стала предводительницей не столь давно — около пяти лун назад. Племя уже успело немного свыкнуться со сменой своего лидера, однако смешки и недовольство порой все еще проскакивали. Кто-то считал ее слишком мягкой и лояльной, кто-то видел в ней зануду и излишнюю перфекционистку, а кому-то и вовсе казалось, что она не доверяет своим котам — так часто теперь звучало «я сама», «это сделаю я», «можешь отдохнуть, я закончу» и прочее в этом духе. Но что бы кто не говорил о характере Тени Сияющих Звёзд, никто бы не посмел оспорить ее положение. Уж что что, а назвать ее плохой предводительницей было точно нельзя — несмотря на личные качества, свои обязанности Тень Сияющих Звёзд выполняла превосходно. Идеальная в каждом своем движении, решении и слове, она порой казалась окружающим даже не живой. Может ли обычная кошка действовать каждый раз столь смело и безошибочно верно, словно знает обо всем наперед? Что ж, видимо одна все же могла. Сейчас, возвещая о начале собрания с высокого камня, черная даже выглядела идеально: ровная поза, аккуратно уложенный вокруг лап длинный хвост, волосок к волоску прилизанная шерсть и чуть приподнятый подбородок. Окинув взглядом синих глаз котов, что понемногу выходили на полянку, Тень Сияющих Звезд приосанилась. Послышался тихий топот лап и вскоре позади нее на камне для собраний появился еще один силуэт. Тень Сияющих Звёзд улыбнулась. Ей не нужно было даже оборачиваться, чтобы узнать глашатаю. Подсолнух шумно сопела, пытаясь отдышаться. «Прости, Тень, я едва не проспала», — предводительница оглядела котов под камнем все с той же лёгкой блуждающей улыбкой. — Прости, Тень, после сегодняшней стычки в патруле хотела немного отдохнуть, а в итоге чуть не проспала собрание… «Почти», — Тень Сияющих Звезд кивнула, слегка повернув голову. — Не страшно, ты заслужила хороший отдых. Да и собрание еще толком не началось. — Просто не хотела оставлять тебя одну, – с улыбкой выдохнула Подсолнух, подходя ближе и касаясь хвостом спины предводительницы. Та вновь кивнула в ответ, ненадолго полностью повернувшись к глашатой. Взгляд больших синих глаз теплеет, на короткие мгновения встречаясь с таким же светло-голубым. — Я знаю. И я правда очень ценю это. Спасибо, – последнее она шепчет уже беззвучно. И вот вновь холодный гордый взгляд идеальной предводительницы обводит поляну. Пока эти коты нуждаются в ней и верят в нее — она ни за что не подведёт. Именно! Без ошибок, превосходно, как и всегда. Поведя плечами, предводительница вдохнула, начиная свою речь: — Сегодня я бы хотела передать вам радостную новость! Как вы знаете, вчера ночью наша целительница представила Лоа юного котенка, что избрала себе в ученики — Вьюночка. Толпа одобрительно загудела, а Тень быстро нашла взглядом спины двух врачевателей. Сделать это оказалось не так трудно — малыш всюду следовал за своей наставницей, а не заметить большую и пушистую Цвет Одуванчика, довольным светлым пятном восседавшую под самым камнем для собраний, было сложно. Тень улыбнулась и взмахнула хвостом, призывая к тишине. — Лоа одобрили это решение и согласны принять его в ряды целителей. А потому, с сегодняшнего дня Вьюночек официально является учеником целителя! — Вьюночек! Тут же раздался от куда-то снизу громкий радостный возглас. — Вьюночек! Вьюночек! Одно за другим к небу начали возноситься поздравления юного ученика. Сам котик смущенно опустил голову и лишь изредка поглядывал на Цвет Одуванчика. Старая кошка же задорно ему подмигивала и иногда что-то шептала на ухо, успевая в перерывах покричать поздравления вместе со всеми. Тень облегчённо выдохнула. Кажется, все прошло отлично? Да, все прекрасно, племя цело, сыто и счастливо. Так и должно быть. День сегодня вышел весьма насыщенным, но все же подходил к концу, теперь можно и немного расслабиться. Осталось лишь одно маленькое незавершенное дело. Черная кошка вскинула голову к ночному небу: — Вьюночек! Голос предводительницы взмыл вверх, смешиваясь с общим хором. Однако стоило Тени Сияющих Звёзд умолкнуть, как Цвет Одуванчика повернулась, глядя прямо на нее. Черная не видела этого взгляда, но чувствовала каждой шерстинкой. И от этого чувства ей почему-то становилось не по себе. Медленно, словно во сне, опустив голову, предводительница встретилась глазами с целительницей. Цвет Одуванчика молча кивнула в сторону своей палатки, от чего кисточки на ее ушах чуть дрогнули. Тень Сияющих Звезд замерла в нерешительности, после чего нахмурилась, прикрывая веки и склоняя голову вперед. Быстрый, едва заметный жест, однако и его было достаточно чтобы они поняли друг друга. Пятнистая спина целительницы тут же начала удаляться с поляны. — Тень? Что-то не так? Но даже этого «едва» было достаточно для Подсолнух, уже обеспокоено разглядывавшую спину Тени Сияющих Звезд. — Нет, просто… С чего ты взяла? Стараясь сохранять невозмутимое выражение лица, предводительница продолжала смотреть вслед уходящей Цвет Одуванчика. Глашатая подошла ближе, садясь почти вплотную. — По тебе видно, — просто пожала плечами Подсолнух, проследив за взглядом Тени Сияющих Звёзд. — Ты так напряглась, да и хвост дергается. Усы черной дрогнули в попытке скрыть несколько усталую улыбку. Смешная. Из всей массы котов, «видно» обычно всегда было только ей. Предводительница быстро глянула назад. Так и есть. Кончик хвоста лишь слегка подрагивал, и наврядли кто-то другой вообще мог бы сейчас сказать, что она переживает. — Мне сходить с тобой? — Предводительница отрицательно покачала головой. — Прости, не в этот раз. Судя по реакции Цвет Одуванчика, это что-то личное. Она задумчиво смотрит на веселящихся котов и неожиданно морда ее приобретает еще большую хмурость. — Присмотри чтобы все было спокойно. И если в мое отсутствие вернётся Нарцисс, скажи ему заглянуть в мою палатку. Дождавшись короткого ответного кивка от Подсолнух, Тень Сияющих Звезд спрыгнула с камня, направляясь к целительской. Быстрой змейкой лавируя между котами, черная с каждым шагом ощущала как сердце начинает биться все ниже и ниже, где-то в подушечках лап. У предводителя не должно быть сомнений, он всегда должен идти вперед с гордо поднятой головой, и вести за собой племя. Предводитель всегда и во всем идеален, верно? Но слова были куда проще реальности. Сколь бы совершенной и бесстрашной Тень не представала в глазах других, себя обмануть было нельзя — она боялась. И еще как. Страх это пытка. Один из многочисленных грузов предводительства, в которых никому нельзя признаться даже пред лицом смерти. Страх сопровождал ее уже очень давно, изматывая и забирая множество сил, но показать это перед соплеменникам, значило бы провалиться. Какой же она предводитель, если не умеет держать лицо? Разве оправдает она в таком случае надежды Мерцания Звезд, сделавшей ее своей последовательницей, и Лоа, наградивших ее даром девяти жизней? Нет, нет, нет. Она не может дать волю слабости и страхам. Чтобы не случилось, Тень Сияющих Звезд должна это принять, стойко вынести и не дать племени повод для волнений. Это битва лишь для одного. Такова ноша предводителя. Вокруг гудели и ликовали коты, все продолжая осыпать Вьюночка поздравлениями. Но черная предводительница пробиралась к своей цели, слыша окружающие звуки словно из-за другого берега Небесного озера. Слишком уж громкими были рой растущих сомнений и страхов, вместе с шумом крови в ушах. Со стороны это была все та же холодная поступь, но внутри кошки разворачивалась целая битва за каждый шаг в сторону целительской. Что-то внутри просто кричало, вопило о том страхе перед этим неожиданным разговором, умоляя развернуться и уйти. И даже дышать от этой неизвестности становилось труднее. Но кошка упорно шла вперед. Зачем ей звать Тень Сияющих Звезд именно сейчас? Что-то срочное? Или Цвет Одуванчика опять что-то взбрело в голову? Порой предводительница совершенно ее не понимала. Да что порой — она совершенно не понимала эту кошку! Цвет Одуванчика всегда была сама себе на уме. Из-за тесной связи ли это с Лоа, или личных ее качеств, но целительница слыла чудаковатой не только в своем племени, но и за его пределами. И как только Мерцание Звезд находила с ней общий язык? Остановившись на входе в палатку целителей, коей служил небольшой разлом в скале, Тень вновь замялась. Клубок из страха, странного смущения и собственной усталости все твердил — чтобы ей не хотели сказать, это всегда сможет подождать до утра. Потом, потом, все потом. Разве стоит нарушать с таким трудом выстроенную идиллию? Разве не хотелось бы ей сейчас убежать в свою палатку, подальше от этой неизвестности и страхов, и уснуть, забыв все тревоги? Но черная упрямо мотнула головой, делая шаг внутрь. Она предводитель и должна на первое место ставить племя. Во всем. А отлежаться успеет и после. Кремовая пятнистая кошка уже ждала ее внутри. Увидев Тень, Цвет Одуванчика нахмурилась, и все опасения и страхи черной тут же всколыхнулись в груди с новой силой, неприятно покалывая. — Ты меня звала, это что-то сро-... – начала было предводительница. — Верно, мне нужно сказать тебе весьма важную вещь, – бесцеремонно перебила целительница, тут же переходя к сути. — Лоа передали мне пророчество. Тень нервно сглотнула, ощущая как напрягаются лапы и как вновь начинает предательски не хватать воздуха. — Продолжай. Судя по твоему лицу, там было что-то… Не очень хорошее? О Лоа, пусть она не права и это просто очередная выходка этой большой кошки и ее удивительная склонность накручивать себя. Прямо сейчас предводительница была готова простить целительнице все на свете и даже вместе посмеяться с этой ситуации. Что угодно, только бы пророчество не несло в себе зла. Тень зажмурилась, слыша как громко отдается в ушах быстрый стук собственного сердца. Пусть ее глаза и разум обманывают! Лоа ведь не могут быть не милостивы к ее племени, Тень Сияющих Звезд ведь столько вложила в их счастье! — Если честно, я и сама не до конца понимаю смысл сказанного… Цвет Одуванчика хмуро царапнула когтями землю. Тень, все еще не решаясь открыть глаза, напряглась всем телом, ударяясь в слух. — Но я думаю, что хорошего там действительно мало. Глаза кремовой кошки уставились в темноту, а голос стал чуть ниже. — Созвездие сказал, что на лес грядет буря. Маленькое семя прорастет в огромное дерево, что упрется ветвями в сами небеса и перевернет весь наш мир. А потом он и вовсе сказал, что самый слабый лишится сердца… Тут Цвет Одуванчика замолчала, и взглянула на Тень Сияющих Звезд, явно ожидая ее мнения. Но черная замерла, не двигаясь и едва дыша. Она наконец открыла глаза, но взгляд ее словно остекленел: направленный в никуда, взор больших синих глаз не выражал ровным счетом ничего. — Тень Сияющих Звезд? Осторожно позвала целительница, подходя ближе и касаясь хвостом ее плеча. Черная кошка вздрогнула, судорожно выдыхая. — Я… Я не знаю, что и думать, – наконец тихо прошептала она, качая головой. — Тень Сияющих Звезд, ты-… Начала было Цвет Одуванчика, но теперь очередь прерывать перешла к предводительнице. Резко взмахнув хвостом, черная кошка продолжила. — Я не знаю что и думать, — повторила она уже более громко, поднимая голову, — но это не значит, что я не знаю что мне делать. В конце концов, моя задача направить племя к мирной жизни, верно? Да, мне не ведомо будущее, и я не знаю наверняка, что несёт в себе пророчество. Однако, я сделаю все что смогу, чтобы не дать племени Вольного Ветра поддаться смятению и пострадать. И уж тем более, я не буду сидеть сложа лапы, видя как кто-то «лишается сердца». Взгляды двух кошек пересеклись. Говорят будто глаза — зеркало души. У Тени Сияющих Звезд же это были скорее даже не зеркала, а озера. Большие, приятного синего оттенка, в них отражались все ее мысли и чувства. Отражались. Но предводителям не позволительна слабость. Ни в каком ее виде. Тень уже давно прекрасно знала, что именно должны «говорить» ее глаза окружающим. А потому и сейчас, растерявшаяся было на секунду кошка, уже успела скрыть все за маской привычно холодного и уверенного «все будет хорошо. Иначе не может и быть», отражающегося в синеве взгляда. Всем своим видом не оставляя места для сомнений: все будет так, как она говорит. Кошки синхронно выдохнули, и Тень, решив, что на сегодня хватит, двинулась к выходу. — Ведь именно такова доля предводителя? Цвет Одуванчика вдруг тихо усмехнулась, провожая взглядом низкую фигурку. — Именно. Тихо и уверенно ответила предводительница, улыбнувшись кремовой кошке через плечо. Солнце уже успело закатиться за горизонт, и черная почти полностью растворилась во мраке ночи, выйдя за пределы палатки. Идеальна в каждом своем решении. Как и сулит воинский закон. Как и всегда. Как и должно. *** — И что же было потом? Тень Сияющих Звезд смогла предотвратить пророчество? Или они потеряли сердце? Неугомонная Жуколапа, явно не оценив драматичной паузы старейшины, взорвалась новыми вопросами. Ее сестра согласно закивала. — Да, и как то дерево из пророчества «перевернуло мир»? Сейчас ведь все хорошо и лес на месте, как и все мы! — до этого тихий Пшенолап тоже удивлённо захлопал глазами, с непониманием глядя на кошку. — Ох, мои хорошие, я вам обязательно все расскажу, но говорите по порядку! Хотите побыстрее часть про пророчество? Хм, что ж, тогда нам придётся перенестись вперед более чем на двадцать лун… — Ого! Неужели все это время коты ждали начала предсказания?! — решила начать Каплелапка, раз все остальные уже спрашивали о чем-то. — Что? Нет. По правде говоря, спустя какое-то время про него забыли, ведь в лесу все было спокойно, и других пророчеств более не было ни для одного из племен. — Выходит, это пророчество было ложным? — очередь перешла к Пшенолапу. — И вновь нет. На самом деле, Лоа дали Цвет Одуванчика послание ровно в тот момент, когда «маленькое семя», о котором они говорили, было посажено. А для того чтобы вырасти всему нужно время. Просто… — Просто? — вновь подала голос Жуколапа тут же и сердито засопела: ее вопрос был потрачен впустую. Старая кошка тепло улыбнулась. — Просто Тень Сияющих Звезд ни за что не смогла бы помочь избежать пророчества, которое начало свое исполнение за пределами племени. — За пределами?! Это что получается, Лоа сказали все это, просто чтобы коты беспомощно смотрели? Разве так должны поступать могучие небесные покровители? Каплелапка быстро потянулась к сестре, стремясь закрыть ей рот, но та и не думала умолкать. — Это же не честно! Пшенолап, ну хоть ты им скажи! Жуколапа уже вовсю отбивалась от цепких лап Каплелапки и спустя мгновение сестры сплелись в один сопяще-пыхтящий клубок. — А ну тихо! — нахмурилась старейшина, и в глазах ее на секунду блеснуло недовольство и раздражение, — Вы хотите чтобы я рассказала вам историю, или хотите провести весь Совет в драке друг с другом? Кошка сердито подметала хвостом листья с земли, продолжая буравить оруженосцев взглядом, от чего те поспешили пристыжено вернуться на свои места. — Прости-и нас, – почти синхронно протянули сестры. — Те. — Какие? — Кто? — Простите пожалуйста. Проявляйте хоть немного уважения к старшим, – устало вздохнула старейшина, после чего продолжила свой рассказ. — Вернемся к твоему вопросу, Жуколапа. Это предсказание действительно не помогло бы предотвратить неизбежного. Ведь цель Лоа не изменить наше будущее, а скорее наоборот, сохранить его. Они лишь наблюдают за нами, иногда направляя на правильный и изначально предначертаный путь. А потому пророчества не всегда могут предотвратить грядущее. Скорее подготовить к нему. Сестры погрустнели и совсем умолкли, лишь Пшенолап с решимостью глянул кошке в глаза: — В таком случае расскажите мне. нам о том, про что предупреждали Лоа. Те события, спустя двадцать лун. — Более двадцати. Двадцать шесть, если быть точной. Да, именно тогда, осенним вечером как сегодня, пророчество вновь прогремело над лесом. И на этот раз времени до его совершения не было — оно уже начало свое исполнение…
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.