Двойная неожиданность

Слэш
NC-17
Завершён
154
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
154 Нравится 7 Отзывы 25 В сборник Скачать

Настройки текста
Время только пол шестого утра. Красноволосому снова не спится. Снова эта ходячая ледышка, полностью закопанная в глубине своих переживаний, старается справиться с тяжёлой подавленностью. Обычно свежий, слегка прохладный воздух, ветерком посвистывающий из полуоткрытого окна помогает расслабиться, но сейчас его критически не хватает. Провалиться в бездонные сны уже не получится. Ни одна попытка принять комфортное положение для того, чтобы заснуть, не увенчалась успехом. Единственная разумная идея, которая посетила ноющую от боли голову Рагнвиндра - это вытащить себя на улицу. Может быть, атмосфера пустого города поможет опустошить голову от навязчивых мыслей. После вчерашней смены сил не было, так что он и не переодевался, может быть это к лучшему. Не придётся возиться с выбором одежды для всего-то одной прогулки. Молодой господин заставил себя подняться с кровати, но это не на долго. От недостатка гемоглобина в крови, в глазах стало темно. Беспокойно и темно. В голову ударил ещё один болевой молоток, а ноги рефлекторно ослабли. Пришлось повалиться на мягкую поверхность снова. Так не хочется глотать таблетки, чтобы избавиться от головокружений, хоть это и проще, Люк предпочитает обходиться без них. Вот он уже в сидячем положении, в этот раз поднимается не так резко, аккуратнее. Опять же, одеваться не пришлось. Возможно, если бы время года было холодным, необходимо прописаны тёплые кофты или куртки, однако, сегодняшняя погода позволяет не париться на счёт этого. Стоя на пороге, начинают появляться сомнения, но очередной внутренний выстрел по вискам принуждает опомниться. По классике - после того, как на изящных ногах Дилюка были обуты кожаные, чёрного цвета ботинки, как всегда глазам заметные, он мог со спокойной душой выйти на прогулку. Вскоре вовсе не удивительно одинокий мастер бродит по уже привычно безлюдным улицам Мондштата. Совсем недавно был ливень, слегка видный туман забирал все отчаянные мысли и очищал рассудок. Бледное солнце тускло освещало бездумные дороги в никуда, казалось, будто совсем скоро на душе станет настолько легко, что сознание окажется где-то далеко на верху за кучевыми облаками. Почти не ощутимые порывы ветерочка, распространяющего влагу, только напоминали о том, насколько прекрасны прогулки до семи часов утра. А ведь в девять, всего через три с лишним часа, красноволосому надо быть за барной стойкой, молчаливо принимая новых клиентов с заказами. Столь недолгой прогулки, которая как обычно пройдёт слишком быстро, действительно не хватит, чтобы полностью насладиться физическим одиночеством. Но никак не моральным. Он откидывает голову назад, чтобы глубоко вдохнуть, любуясь чистым небом. Безупречно тихое умиротворение нарушают невесомые шаги где-то неподалёку. Дилюк тревожно оборачивается и видит знакомую пшенично-золотую косу, после чего встречается с почти детским, таким солнечным и теплым, до мурашек знакомым взглядом. –Дилюк?— Тихо спросил сладостный голос, эхом застревая в голове обладателя алых волнистых полос. — Ты чего тут в такую рань делаешь? Опять не получается уснуть? — Нежно, но беспокойно спросил путешественник, делая шаг вперёд, чтобы ближе разглядеть туманного любителя. И снова он молчит. Снова старается укрыться от Итэра, повторяет бесполезные действия вновь и вновь. Так надоела эта беспомощность, просто пожирает изнутри. Черт побери, Рагнвиндр никак не может устоять перед этим волшебным тоном Итэра. Невозможно закрыться от этих мягких и внимательных глаз. Просто Дилюк - он такой человек, любящий перенести боль одному, но... Эти обжигающе горячие камни беспокойства всë давят, давят и давят на грудь, оставляют ожоги, напрочь перекрывая доступ к кислороду. Они оба устали, очень устали, опять ситуация в очередной раз повторяется: они спонтанно сталкиваются, решением становится провести чуточку времени вместе и в конечном итоге Дилюк, не удержавшись, изливает душу понимающему любое горе путешественнику. И всё же, этот травмированный в подростковом возрасте объект не единственный, кого парнишке приходится поддерживать. Огорчает понимание того, что Итэр для него никто иной, как обрывок бумаги, такой удобный: можно скомкать, разорвать, выбросить, сжечь, затопить. И ничего за это не будет, никто не осудит, не будет гнобить. Почему? Да потому что бумага жаловаться не может. Одни только глупости. Но что поделать, такова роль златовласого юноши в мрачной жизни других. Этот тонкий, но звучащий с тяжестью голосок раздаётся не отчаявшись: —Расскажи, ты в порядке? Ничего плохого не случилось? Ты можешь мне высказатьс... ... — . .. ... Время пролетает слишком незаметно, как и ожидалось. Это так обидно, ведь уже совсем скоро придётся распрощаться с дорогостоящим собеседником, зная только единственный твёрдый факт: они обязательно встретятся ещё раз, а может даже больше. Постепенно тёмная аура вокруг скудной оболочки господина с алыми, чуть сияющими волосами, начинает скапливаться всё больше и больше. Итэр как самый настоящий, опытный, надёжный друг, без особого труда может заметить, что воздух стал более дымным. Иными словами, дыхание начало сбиваться, и это доведённое до маскимальной чувствительности ощущение, может быть вызвано только его не разговорчивым товарищем. —Слушай, мне не х-.. — —Люк, что-то я не-.. — Перебивают друг друга участники диалога перед самым расставанием. —Говори. — Успевает первым попросить Дилюк. —Есть небольшая просьба. — осторожно начинает светленький паренёк. —Я хочу, кхм... Можно я пойду сегодня с тобой в таверну? Я могу быть официантом или помогать тебе в баре... — неожиданно выдаёт странник, сам не понимая того, нужна ли вообще ему эта заморочка. Даже красноволосого удивило такое внезапное предложение, настолько, что он даже замер, не находя в себе силы подать ногам команду идти дальше. Просто, время казалось нереальным, по правде похожим на сон - непривычно. А ведь если подумать, то со знакомым тебе человеком гораздо веселее работать. И как после этого отказываться? —Я... Ладно. Значит так, сейчас прийдём, я обьясню, что тебе надо будет делать. — Не обойдясь без формальностей, облегченно дал разрешение бармен, выпуская изо рта вздох вместе с небольшим холодным паром. Если возвращаясь к юноше... Ну, тут даже ничего и не скажешь. Радости на его лице не посчитать, однако молчание сохранилось, и приятно осознавать то, что эта беззвучная нота была совсем не натянутая. Прийдя в таверну, Дилюк тут же принялся копаться в вещах, пытаясь найти нужный размер одежды для худощавого тела гостя, пока тот осматривает всё помещение, будто в первый раз. Через пару минут, красноглазый дал форму Итэру, а сам остался скучать возле барной стойки. Слава архонтам, появилась небольшая идея, чтобы чуть-чуть взбодриться и отогнать ненужные переживания, всегда помогает. Дилюк распустил шелковистые, ярко-красные волосы, стягивая резинку и зажимая еë в зубах. Кожа головы тут же блаженно дала корням возможность расслабиться, спустя долгое время нахождения в натянутом положении. Руками сначала надо придать форму более "строгого" и подтянутого хвоста, если проще, то сделать высокий хвостик, что собственно говоря и творил Люк, а затем поддел худыми пальцами резинку и закрепил ей волосы. Идеально ровно. О Боже, знал бы он, насколько великолепно сейчас выглядит. Знал бы, что одна пара глаз уже заворожено наблюдает за ним. Итэру немыслимо повезло застать момент и успеть посмотреть на процесс укладывания божественных волос мастера. Везение - это правда когда неведомый зритель как раз вышел в рабочей форме, имея для себя полное право не отводить глаз от густых локон Рагнвиндра. Так и хочется поиграться с ними, расчесать, заплести, но... Кажется, красноволосый уже хранит роль на эти действия для кого-то другого. Наконец, путешественник открывает своё присутствие для отдельного вида восхищения, но Дилюк не особо придаёт этому значения. Стоит заметить, что форма на Итэре сидит идеально, и то если полуночный герой лишь безэмоционально приметил... —Должен признать, тебе очень идёт— ...то это безусловно говорит о том, что юноша смотрится прелестно. И в ответ с уст златовласки послышалось неловкое слово благодарности. Долго тянуть время не пришлось, так что опытный Рагнвиндр в кратце объяснил где что находится и добавил, что если новенький забудет, то может спросить у него. Всё, пора поторопиться и наконец официально начать адский рабочий день. Открыв дверь, бармен надеялся увидить уже привычную нахальную морду Альбериха - неумолимого пьяницы. Но нет. К удивлению, его не видно. Ладно, видимо этот придурок сегодня припозднился. Может быть, хотя бы меньше пить начнёт. Но...Что за чертовщина? Уже заходит третья традиционная утренняя компашка, чтобы напиться и поболтать, четвёртая, пятая... Где же Кэйа? Как только у знаменитого официанта лучшей таверны Мондштата появляется помощник на день, по всему городу мгновенно разлетается слух про милого, улыбчивого, в буквальном смысле сияющего бармена. Посетителей сегодня необычайно много - все они тут благодаря известию об Итэре. На удивление, главный из постоянных клиентов всё ещё не тут, особенно учитывая то, что его наверняка бы заинтересовал путник в виде официанта. Он до сих пор не напился в хлам с утра по раньше, даже не пришëл выпрашивать глотнуть чего-то холодного за несколько минут до открытия, странно как-то. Ах, да кто же может противиться этому мужчине? Смуглый, привлекательный, синеволосый мужчина, с тёмной повязкой на одном глазу - так можно описать одного преданного посетителя таверны. Наверное, если бы не его свойственная раскрепощенность, господин Рагнвиндр посчитал этого безумца самым обычным жителем, однако в нём есть что-то по истене заманчивое. Как же повезло Альбериху без особых усилий так просто полностью занять бесценное пространство мыслей Дилюка. Кэйа и его вызывающий, подразнивающий взгляд, раздражающие усмешки и бред, который он так старательно пытается донести до своего любимого бармена, когда напьётся. Всего один день он не встречался глазами с дорогим надоедливым Капитаном Ордо Фавониус, а уже его так не хватает. М-да, пора бы уже прекращать эту бессмыслицу. Весь день прошёл одиноко, не смотря на присутствие Итэра. Ему не хватало только одного человека - Кэйи, и осознавать это было крайне неприятно. Уже близится к вечеру. Очевидно синеволосый капитан не придёт, пора это уже принять, но так не хочется... Мастер скучающе смотрит в никуда, полулëжа оперевшись на стол. Итэр опять что-то не понял и зовёт Дилюка, чтобы он объяснил ему ещё раз. —В этом ящике берёшь лёд и в конце после всего остального добавляешь сверх-....— Не успев закончить, красноволосый замер, и путешественник тоже. Внутрь входят четверо человек с Ордо Фавониус. Угадайте, кто из них привлёк внимание рабочих? Конечно же Кейа, да, тот самый с огромным вырезом рубашки бесстыдно выставляющим на показ привлекательные ключицы и в плотно облегающих бёдра брюках. Сегодня праздничный день, наконец поручение от магистра Джинн было выполнено до конца. Это задание являлось настолько трудным, что пришлось даже выпивку отложить на вечер. Невозмутимо! За то есть огромный плюс. Теперь у Кэйи с собой есть две склянки с довольно интересными жидкостями, ещё и компашка друзей в комплекте. Должно быть, сегодня будет весело, они уже заходят в помещении таверны, интенсивно обсуждая утреннее дело, но один участник был принуждён подсознанием отлучиться. Взгляд Альбериха тут же падает на парня рядом со знакомым барменом, а потом уже и переключается на более высокую мужскую фигуру. Шокирует тот факт, что похоже хладнокровный герой Монда с нескрываемым спокойствием говорит что-то юноше рядом. — Неужели он умеет находить общий язык? —мысленно усмехается синеволосый проходя глубже в знакомое помещение. Теперь осмыслить надо откуда же появился мелкий парень. Светлое, миловидное личико кажется где-то увиденным, но память не поддаётся, воспоминания никак не желают всплывать. Что-ж, придётся привыкнуть, похоже, им довольно таки комфортно вдвоём... Однако от очевидного флирта с Дилюком, оставляя своих приятелей позади это не останавливает. Первым делом Капитан Кавалерии конечно же подошёл к барной стойке, упираясь об неё локтями и вытягивая голову ближе к очаровательной разозлённой мордочке Рагнвиндра, а он ведь даже и не сопротивляется. Итэр, в шоке наблюдающий за их бессловесной беседой, отошёл подальше, чтобы ни в коем случае не вмешиваться. Первым подаёт голос конечно же Кэйа. — Приветик, братец — Ехидно пролепетал клиент, через долю секунды, игрой в гляделки давая помощнику Дилюка по ту сторону стола, понять, что он тоже может учавствовать в разговоре. —И тебе здравствуй. Как я вижу, сегодня ты у нас будешь официантом. — Собственноручно замятый в угол подросток скованно кивнул, не давая воли сказать и слова. — Это ты его позвал? Тебе Чарльза не хватает на работе? Хм, а хотя.. Он что, в отпуске? Почему его сегодня нет? — Беспрерывно болтал Кэйа, обращаясь к Дилюку, но ответной реакцией было только молчание. —Ладно. Тогда, может выпьешь со мной? Я тут как раз с друзьями, было бы неплохо, верно? — Снова продолжил говорить он, словно говоря сам с собой. —Лююк, почему ты такой скучный? — Не выдержав, обиженно протянул синеволосый, с фальшиво а может и правда расстроенным видом. —Потому что ты слишком надоедливый. — Прищурившись от недовольства ответил он, ещё больше сокращая расстояние. Кажется, их носы почти соприкасались, но нет. Отвратительно маленькие сантиметры всё ещё разделяли губы двоих мужчин, так хотелось резко приблизиться и впиться в чужие, но такие прекрасные губы. Непривычно для всех наблюдающих, Дилюк несильно схватил шею Альбериха и потянул к себе так, чтобы фактически говорить прямо ему в приоткрытый рот. Несмотря на то, что в коем то веке инициативу проявил не Кэйа, что очень удивляет, всё равно это обидно. Альберих хотел почувствовать поцелуй, а не разочарование от очередной угрозы как... —Хватит меня доставать. Ты же понимаешь, что я могу тебя больше сюда не впускать. — Но капитан не сдаётся. —Люк, ну же, выпей со мной чего-нибудь, я всё оплачу. — Прошептал Кэйа, завороженный кровавого оттенка глазами настолько, что даже повысить тон не удалось. Незаметно для красноволосого, руки Альбериха почти неосознанно потянулись к подтянутому торсу Дилюка. Многие посетители уже привыкли к подобным картинам, так что это не особо смутило клиентов, а вот Итэр был в полном отсутствии спокойствия, его сердце колотилось так сильно, что казалось, будто оно вот-вот выпрыгнет. Дышал он неровно и шумно, впервые он себя так чувствует, но подобная ситуация заставила заволноваться. Рагнвиндру было не лучше, от тихого, даже чуть хриплого голоса Кэйи по коже бегали мурашки, а от прикосновения он заметно вздрогнул, на что синеволосый довольно усмехнулся. — Руки убери. — Прошипел бармен отстраняясь от придирчивого посетителя. Ясно, Альберих вообще отступать не планировал. —Один раз, просто выпей с нами чуток! — раздалось из-за спины Кэйи, это был один из его товарищей. —Да, давай, Люк — поддержал идею синеволосый виновник торжества. Тяжело вздохнув, господин сложил руки на груди. Что-то внутри ему говорило согласиться на столь заманчивое предложение, но были и противоположные мнения. Кхм, наверное, ничего настолько плохого не должно случиться, верно?.. — Ладно-ладно, отцепитесь. Что вы сегодня пожелаете заказать? — Спросил он, показательно закатив глаза. А компашка пришедшая с Ордо Фавониус радостно ликовала. —Как обычно «полуденную смерть», дорогой — Облизнул засохшие губы Альберих. Дилюк проигнорировал данное ему звание во избежание проблем. Достав нужный напиток, красноволосый предоставил посетителям бесплатное шоу. Стоит взглянуть как проффесионально он обращается со стеклянными ёмкостями, расставляя их в ряд на столе, выглядит необычно. Аккуратные руки бармена завораживали, когда так ловко и быстро разливали вино равномерно на пять бокалов. Вдруг, от сеанса наблюдения пришлось отвлечься. Все что-то бурно обсуждали, так что кроме Кейи никто не заметил, как Рагнвиндра зачем-то позвал Итэр. Так раздражает то, что его Дилюка снова забирают. Пусть и на совсем короткое время, но этого достаточно на то, чтобы в груди что-то защемило. Хотя, есть и хорошие стороны, которые полезны особенно для Кэйи. Друзья болтают и ничего не замечают, остальным клиентам это не так важно, а "жертву" отвлекли и он не увидит. Пора бы достать одну прозрачную жидкость. Точно ли это та баночка? А, да, всё верно. Афродизиак. Через пару минут красноволосый бармен был уже напротив Кэйи, складывая все бокалы на поднос. Приятели уже расположились за столиком в углу, а вот Альберих решил дождаться своего любимого. Конечно же не просто так. Ему надо было знать, какой бокал предназначен исключительно для Рагнвиндра. Вместе они дошли до остальных, пока парни решили оторваться от разговора и удовлетворённо полюбоваться бокалами, которые им уже расставляли. —Люк, позволь выбрать нам двоим по бокалу! — Мечтательно произнёс капитан, запоминая, какой из этих двух напитков он готовил для Дилюка. А тот не придал этому никакое значение, лишь фыркнул в знак недовольствия, он в очередной раз понимает, что Кэйа тот ещё ребёнок. Он отложил поднос, садясь рядом с Альберихом, и он не волнуясь ни о чем перекинул руку через плечо красноволосого. Огненный взгляд по-прежнему холоден, но с этого момента можно уверенно заявить, что он наблюдает за поведением обладателя крио глаза Бога, он отчётливо чувствует прохладу совсем не далеко от ключиц. Сразу становится понятно: у Кэйи наконец появилась возможность вдохнуть этот кисловатый запах гари смешанной с прохладным дождём и конечно же был приторно сладкий привкус винограда - так чувствовался аромат любимого всеми бармена, и ледяное дыхание капитана на мочке уха заставила последнего вздрогнуть с понимание того, что на нём зациклино внимание лишь одной важной для него персоны. Находясь настолько близко к незаметно открытой шее Дилюка, было невыносимо сложно сдерживать желание впиться в неё и оставить ярко выраженный след, чтобы все знали, что он принадлежит Альбериху. А когда синеволосый заметил, что тот даже не вырывается и глаза отвращение не высказывают, он еле слышно промурлыкал от удовольствия. Можно было сказать, что Кэйа улыбается как довольный кот. Интимно. —Ну что, давайте выпьем! — Озорной тон раздался со стороны одного из рыцарей Ордо Фавониус. —За свободу Мондштата! — Хором воскликнули рыцари, а Кэйа был слишком увлечён великолепной внешностью Рагнвиндра, что кое-как вымолвил тост. Кэйа вынудил себя оторваться от Дилюка, чтобы выпить весь стакан залпом. Капитан лишь зажмурился, но стоило ему приподнять веки, как в поле зрения сразу бросилось то, как элегантно пил красноволосый. Его безупречно выпирающий кадык, мягкие губы, прикрытые ресницы и длинные пальцы, аккуратно держащие бокал - это обожаемые моменты во внешности бармена. Да что уж там говорить, он идеален! Как всегда... Все пьяные до чёртиков, слишком много напитков заказали, завтра уже точно не будет лучшим днём в их жизни. Единственное "но" - это Кэйа, с одной стороны он вроде не дурачится и не делает глупостей. А с другой стороны... Какого хрена он так ожидающе пялится на своего так называемого "дорогого"? Конечно, создаётся впечатление, что Альберих пьян, но от чего? От вина или от красоты Дилюка? Остаётся только гадать, похоже, даже сам Кэйа не знает ответа на этот вопрос. Ой, а как там путешественник? Это разве он, который прикладывает все свои услилия, чтобы успеть сделать каждый заказ?Его даже как-то жалко, совсем забегался, бедный, но внимание профессионала в напитках, а если проще, то Дилюка, должно быть сосредоточено только на синеволосом. Ладно, можно и подождать, когда-нибудь ему всë равно придётся посмотреть на Альбериха - успокаивал себя он. Через несколько минут, ему наскучило наблюдать как остальные в прямом смысле сходят с ума, и как он заметил, Люк тоже был не особо рад находиться рядом с этой группой так называемых «вечно пьяных идиотов». Наклонившись к покрасневшему ушку скучающего красноволосого, Кэйа вкрадчиво прошептал.. —Милый, пойдём к барной стойке. Кажется твоему сегодняшнему помощнику без тебя очень трууудно! — Такую улыбку Капитана Кавалерии нужно было видеть, еë вызвал шумный вздох Рагнвиндр, в добавок к этому, ушки будто залились краской, сразу же давая возможность сравнивать их с оттенком алых волос. —От того, что ты составляешь мне компанию, мне только хуже. — Снова перечит. Ну и зачем? Всё равно два силуэта с яркими кудрями, словно огонь и вода, уже встают из-за стола, решая оставить остальных на их волне. Синеволосый сидит прямо напротив Дилюка, который даже не догадывается, что с его телом сейчас происходит, пока Итэр начинает уже подозревать, ведь состояние Рагнвиндра изменилось сразу после того, как они выпили. Можно подумать, что он опьянел из-за одного несчастного бокала вина - самые безобидные мысли путешественника. А капитан сидит и нагло наслаждается тем, как мучается Люк с "резким перепадом температуры в помещении" или ему "просто стало душно". Красноволосый уже безнадёжно руками решил опереться на стойку. Горящими, будто заживо сжигающими глазами, он заглядывал в глубину радужки ледяного тепла и притворства среди хлоднокровных осколков обиды. Как же невыносимо вглядываться в глаза столь близкого, но уходящего человека. Жар не давал покоя, оттягивая верхний краешек рубашки, Рагнвиндр пытался получить хоть какое-то смирение температуры, но нет. Наконец красноволосый начал замечать черезчур удовлетворённую ухмылку на лице капитана. Появились новые подозрения. —Кэйа. Это... Это ведь ты подстроил, да? — Вымолвил бармен, пытаясь дышать ровнее. Ответа не последовало, лишь ещё более подозрительный оскал. Альберих потянул свою руку к чужой, нет, не чужой, к руке родного Дилюка. Тот хотел сопротивляться, но не удалось, хватка была крепкой, а энергия совсем не хотела возвращаться в тело. Стройные пальцы Кэйи игриво залазили под кончик тёмной перчатки, специально длительно её снимая на половину, а затем опуская обратно. Рангвиндр позволил шумному выдоху сорваться с уст, вместе с тихим мычанием. Как ни странно, чувствительность на запястьях Рагнвиндра была совершенно не заметна, до этого момента. Красноволосый почти скулил от похоти, а придавливающие подушечки пальцев, которые проходились ровно по венам и чувствительным местам, только ухудшали ситуацию. Губа треснула под старательными попытками выровнять дыхание. —Прекрати. Хватит... Тут люди. — Желал остановиться Люк, стараясь убрать руку. Тут всё ещё есть присутствующие клиенты, но большинство из них уже в стельку пьяны и если они уйдут, то только с пинком под зад. Всё равно уже скоро таверна должна будет закрыться. Осталось только попросить Итэра вывести всех наружу. Взгляд бармена с трудом проскальзил до светловолосого помощника. —Итэр.— Подозвал он к себе гостя. —Можешь пожалуйста сказать, что мы закрываемся, я неважно себя чувствую. — Чтобы сказать это ровно, без запинок и отдышек, пришлось приложить большие усилия. Но путешественник понял, о чем его попросили и как только тот ушёл закрывать таверну, Дилюк отдернул руку и рывком направился за угол, чтобы никто его не видел в таком состоянии. Никто, кроме Кэйи. Он конечно же последовал за красноволосым. —Как тебе мой подарочек, сладкий? — Хитро улыбаясь, спросил Альберих, наблюдая как Рагнвиндр опирается на стену спиной, одной рукой держа свою голову. Сейчас даже вспотевшие ладони были подобны снегу, когда мастер прислонил одну ко лбу. —Ужасно.. Уйди, я не могу с тобой нянчится сейчас. — Красноволосый думал, что это звучит как угроза, но уверенная реакция синеволосого говорит об обратном. Он еле как сдерживал себя, они оба были до предела возбуждены. Кэйа явно нарывался, стараясь вывести Рагнвиндра на грубости по отношению к самому себе. Но глупенький, пугливый дурачок слишком сильно заботится о Кэйе, хоть и хочет наброситься на него, словно голодный зверь. —Люк, знаешь, ты такой зануда.. — Легкомысленно прошептал синеволосый, медленным шагом направляясь ближе к Дилюку, а тот не пытался найти путь отступления. Он сдался. Кэйа подошёл впритык к кипящему от возбуждения телу. Жар сумел преодолеть границы, докатившись и до синеволосого. Придётся Альбериху взять эту ситуацию под свой контроль, иначе сегодня они оба будут мучиться с прочным комком внизу живота. Чтобы осуществить свою затею, решено опуститься на колени перед сдерживающим себя Дилюком. Синяя макушка стала ему видна с высока, он не смог отогнать желание пропустить пальцы через мягкие волосы, пока их обладатель ловко расстегивал застёжку брюк. Руку убирать не хотелось, хотя ещё есть вагон времени, когда Рагнвиндр успеет изучить всё тело партнёра, целиком и полностью. В голове уже давно плутали само-созданные картины как можно будет сжимать в кулаке эти чуть растрёпанные пряди, оттягивать, не сильно, но ощутимо, поглаживать кожу головы, чтобы больно не было... Эти фантазии бесконечны и все назвать не получится. Возвращаются помутневшие от мыслей глазки обратно в реальность, только с помощью любимого капитана. Ну и конечно же его извилистого языка. Кэйа причмокивал крупную головку члена, втискивая узкий кончик языка в уретру, пока руками невесомо придерживал основания, иногда с мелким нажимом водил ими по всей длине. Самое главное - этот бесстыжий придурок даже не разрывал контакта их глаз, они смотрели на друг друга, им обоим было приятно видеть знакомые черты лица. Не прекращая испытывать терпение Дилюка, Альберих продолжил языком играться с головкой, пока руки переметились на бёдра красноволосого, он прикрыл глаза, чуть расслабляясь и...Люк вновь сорвался с ограничений, руки дрогнули, одна из них сжала синеватые волосы, натягивая на себя ещё сильнее, сверху донёсся приглушённый, покусыванием пухлых губ, стон. О святые архонты, как же резко Кэйа впустил в свои разгоряченные стенки горла член Рагнвиндра, но это лишь на половину, несомненно, Дилюк поможет ему справиться со всей длиной. Альберих уже начинает незамедлительно двигать головой, а рука поверх его головы давит ещё сильнее, жгуче оттягивая корни волос, и Капитан Кавалерии стонет, отдавая вибрациями по горячо заполненному рту, это настолько напряжённо ощущается, что всë хладнокровие полуночного героя в миг исчезает. Они ведь даже не подумали о других людях в таверне, но стало так тихо, кроме хриплого мычания бармена и пошлых звуков причмокиваний Кэйи ничего не было слышно. Беспокоиться по сути не о чем, никого тут нет, но... Стоп. А где Итэр? Вдруг вспомнил про временного помощника Люк. Он наверное тоже ушёл, но даже если нет, сейчас это не имеет никакого значения, останавливаться никто не собирается. Что-ж, прекрасно. Но Итэр не ушёл. Золотые, почти безобидные глазки удивлённо наблюдали за ними.. Это так странно, путешественник не находил себе места, свою одежду в начале дня пришлось оставить у Дилюка, так что уйти в форме он себе не позволит. Почему-то становится так горячо, ноги будто за долю минуты стали чувствительнее, просто, это так непривычно. Итэру безумно стыдно за себя, хочется сбежать и провалиться под землю, надеясь, что никто не догадается, чем насыщались его взоры. В низу живота что-то сжалось, а брюки стали невероятно тесными. Неужели всего-то оказавшись в такой нелепой ситуации, путешественнику приспичило возбудиться? Опустив бегающий взгляд вниз, Итэр невольно потянулся к резинке штанов, пальцами залезая под ткани и почти позволяя коснуться себя, но сознание выигрывает эту гонку. Он быстрым движением убрал руку от нижней части тела, а второй прикрыл рот, чтобы случайно не вскрикнуть от смущения. Ноги попятились назад, пока он не столкнулся с барной стойкой. Раздался несильно громкий треск, кажется, две стеклянных посудины столкнулись на маленькое мгновение. Златовласый уже готов был молиться на то, чтобы его не услышали, однако, им было мягко говоря наплевать. Они были очень заняты своим личным процессом. Неловко. Один раз можно взглянуть, почему же никакой реакции не последовало, даже после неожиданного звука, и снова приходит понимание, Итэр влип. Пара страстно целовалась, не давая друг другу возможности сделать и глотка воздуха. Дилюк помогал Кэйе избавиться от лишней одежды, а с этим идиотом, любящим наряжаться, снять эти проклятые брюки с множеством ремешков - это точно ад. Хотя бы извилистый и влажный язык помогал отвлечься, сжимая губы воедино. Альберих, кажется, вообще не думал о том, как остаться без нижнего элемента одежды, он только и желал вжаться пахом в бедро красноволосого, в надежде, что если получится потереться, то станет хоть немного легче, но кислорода словно только убавлялось с каждым малым движением. Вскоре Люк замучился бороться с неумолимым желанием Кэйи, так что пришлось остановить не очень терпеливого капитана. Раздался громкий шлепок по ляшке синеволосого. А затем последовал недовольный, протяжный стон с уст Альбериха. Наконец-то получилось снять почти всю одежду, они оба оставались в одних рубашках, ничего лишнего не позволялось. Дилюк без слов мог догадаться, что заниматься этим Кэйа предпочитает на чем-то, где можно опереться, иначе со столь грубым обращением к своему телу он долго на ногах не продержится. Не разрывая поцелуи, сам Капитан Кавалерии уже вскоре оказался прижатым к барной стойке, пока Дилюк открывал смазку, ранее найденную в кармане штанов синеволосого. Где же Итэр? Он успел убежать и не оставить за собой следов? Нет. Путешественник успел спрятаться за угловым выступом стены так, что из-за его худобы и краешка не было видно. Ощущения незнакомые. Он будто стал свидетелем сладкого отравления, причём жертва которого, не имела ничего против. Кажется, даже насыщалась своими пытками. Стоило Итэру снова взглянуть, как раздался прерывистый стон. Люк уложил партнёра на барную стойку, занимаясь растяжкой. Кэйа всем весом навалился на грудную клетку, от такого давления было совсем каплю неприятно, но остальные чувства покрывали неприязнь. Вскоре в чуть сжатое колечко мышц, Дилюк подразнивая вставлял третий палец, нарочно лишь легонько касаясь простаты, хоть и была возможность дать Кэйе получить удовлетворение. Синеволосый так пытался насадиться на гибкие пальцы, но вторая рука Рангвиндра крепко сжимала бедро, заставляя жалобно скулить. Взгляд упал на расстёгнутую рубашку, сквозь которую видно очертание мышц Капитана Кавалерии, даже если еë застегнуть. — Как тебе только хватает наглости ходить в этих тряпочках, зная, о своём статусе. — Чуть ли не прорычал Дилюк, сильно надавливая на комочек нервов. Ответная реакция - жалкий стон. Путешественник не мог отрицать того, что такое зрелище впрямь затягивает, но то, что творится в его сознание уже можно смело называть грешностями. В какой-то момент влажные звуки прекратились. Дилюк приставил набухший член к разработанному анусу, а его нетерпеливый партнёр прилагал все усилия чтобы насадиться на него. Только крупные ладони молодого господина больно сжимали бока, не давая шанса воплотить желание самому. —Люк, ну же, скорее.. Пожалуйста, просто-! — Он не выдержал жалобных просьб Кэйи, грубо толкнувшись внутрь. Не ожидая такого резкого прилива наслаждения, Кэйа выгнулся дугой и несдержанно простонал - добился своего. Терпения не осталось, как и выдержки, Рангвиндр вошёл на всю длину, выбивая из синеволосого протяжный стон. Дилюк не дал и минуты привыкнуть к горячей заполненности. Влажные стенки слишком приятно сжимали возбуждённый член, требующий разрядки. Движения рывком начались. Фрикции были грубыми, в добавок к этому, после такого длительного времени, проведённого в ожидании, в мгновение ослабшее тело Альбериха воспринимало каждый резкий толчок по простате безумно остро. Синеватые глазки начали потихоньку слезиться от приятных действий, которые Кэйе позволял прочувствовать самый дорогой для него человек, брови свелись к переносице, а поблеклые губы приоткрылись, позволяя хриплым стонам заполнить помещение. Альберих был на пределе, сил выкрикивать имя любимого параллельно оказываясь на седьмом небе от наслаждения, уже не хватало. Но Дилюка вывели из себя, его надоедливая маска исчезла и теперь он не собирается останавливать себя на пике удовольствия. Большим пальцем Рангвиндр закрыл уретру Кэйи, ублюдок, издевается. Скрывать неприлично прирывестые стоны капитана не было смысла, многоуважаемый мастер Дилюк был нестерпимо грубым. Смотря на это Итэр уже не удивительно для себя видит, как внушительно мокрое пятнышко на штанах темнеет от большего количества влажности вызванной сильным возбуждением. Стимуляции получаемые от красноволосого могли за просто свести капитана с ума. Удовольствие уже превысило шкалу дозволенного. Толчки стали более рваными и не ритмичными, натирая простату ещё больше. Люк был уже близко, а Кэйа уже был где-то за пределом сладкого наслаждения. Про разумные мысли даже и речи не могло быть. Рангвиндр дал волю желанию, убирая руку от члена синеволосого. Их обоих словно ударило приятным током отражающимся по всему телу волнами безумной услады. Пальцы на ногах Альбериха поджались до слышного хруста, а рука неосознанно сжала деревянную поверхность оставляя белые царапины. Дилюк закрыл глаза, изливаясь в тело брата, а тот кончил с жалобным вскриком. Они оба дрожали от вспышки удовлетворения после столь сильного перевозбуждения, если Рангвиндр ещё держался на ногах, то Кэйю ноги вообще не слушались, опорой, как предполагалось, служила стойка. Красноволосый нашёл в себе силы наклониться и утешительно оставить дорожку лёгких поцелуев вдоль позвоночника капитана. Создаётся впечатление, что Альберих уже отключился, но в нём просто не осталось никакого запаса сил. И тут пусть вам откроется секрет: Кэйа изначально знал, что путешественник смотрел за ними, может быть, его цель была доказать, что Люк к нему гораздо ближе, чем это себе представлял златовласый, но в любом случае сейчас он максимально доволен произошедшим. Дилюк вышел из обмякшего тела, тут же удерживая его на руках и оставляя после себя непривычную пустоту. — А мне понравилось.. — Хрипло начал Кэйа. — Люблю когда ты начинаешь грубо вдалбливаться в меня, но тебя надо за ручку, как ребёнка, довести до такого— Устало договорил он, сонно посмеиваясь. Молодой мастер обнимал брата, расцеловывая нежную кожу шеи. — Ещё пару таких словечек, и твой "ребёнок" устроит тебе второй раунд похуже, раз ты такой похотливый. — Не всерьёз, но глубоким и низким голосом предупредил измотанный господин, а партнёр ответил лишь слабой усмешкой. Итэра покрыло тряской, разрядки так не хватает, но он уже смирился, придётся уйти в форме. Путешественник забил себе в голову: больше ни ногой не оставаться до поздна в таверне в смену Дилюка. Если такое повториться, он уже без сомнений будет уходить из окна с любого этажа.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.