ID работы: 12228079

Любовь божественному противоестественна

Слэш
PG-13
Завершён
258
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
258 Нравится 6 Отзывы 31 В сборник Скачать

Настройки текста
Примечания:
      Хочется большего, Итэр не спорит. Сяо распаляет его до кроваво-огненных углей, обнимает и позволяет себе слишком много, касаясь носом чужой молочной шеи. Наслаждается. Желает. Переходит свою же черту и отстраняется как ни в чем не бывало, складывая руки на груди и отдаляясь на добрый метр.       Итэр вообще не понимает, что происходит. Он добивался внимания и доверия адепта слишком долго и упорно, а рисковать странными вопросами точно не хотел, потому что Сяо был очень ветреным — любое неверное слово и он испарится в новом дуновении прохладного ветра, не собираясь слушать какие-то объяснения. Он не обижается, просто… хочет оградить Итэра от себя для его же блага. Легкомысленно и глупо, потому что путешественник хочет совершенно другого, а Якса думает слишком запутанно, чтобы понять эту простую истину. — Сяо, — тихо говорит Итэр, все ещё фантомно чувствуя чужие руки и губы на своём теле. Голова до сих пор пылала огнём, а щёки были раскалены до предела, и даже вечерний прохладный ветер практически не помогал, лишь приятно контрастируя своей прохладой к налитой кровью коже. — Я замечаю за тобой много действий, которые… — путешественник запинается почти через каждое слово, аккуратно их подбирая и краем глаза наблюдая за действиями сидящего рядом адепта. — Не совсем похожи на те, которые относились бы к друзьям или просто товарищам.       Сяо молчал, обдумывая сказанное. Янтарные глаза как-то вдумчиво рассматривали одно из созвездий на ночном полотне, после чего прикрылись, и Итэр даже задержал дыхание, думая, что он сейчас испарится в своей дымке. — Просто странные желания. Я подумал, что пришло время перестать их подавлять, тем более когда заметил, что ты не пытался как-то отстраниться. Если тебе неприятно, то прости, такого больше не повторится.       Итэр принял такое же сидячее положение, как Сяо, теперь уже корпусом повернувшись к нему. Его умение улавливать каждую эмоцию на лице человека, даже самую минимальную, сейчас не особо помогало, точнее… вообще нет. Якса был непреклонен, как самая древняя скала, обросшая затупившимися временем кольями. — Нет, мне не неприятно. Я… это ведь не просто так, — Итэр прикусил нижнюю губу в волнении, когда адепт повернулся к нему, сверкнув драгоценными солнечными камнями в глазах в лёгком полумраке. — Так обычно делают люди, которые что-то испытывают к другим. Что-то… тёплые чувства. — поправляет себя путешественник, чувствуя серьезное напряжение. Кажется, будто он первый раз кому-то в любви признаётся, смущаясь этого, как чего-то интимного. — Ты что-то испытываешь ко мне?       Якса молчит, даже не моргает, тщательно обдумывая ответ. Как чувства могут быть тёплыми? Чувства нельзя потрогать, и вообще для него такая «роскошь» не свойственна. — Как чувства могут быть тёплыми? Тем более, я давно отказался от чувств, можешь даже не думать об этом.       И это так глупо, глупо-глупо! Это удар в самый центр солнечного сплетения, Итэр готов взорваться от смущения и дискомфорта от такого сейчас для него интимного разговора, тем более когда на кону стоят доверие и внимание Яксы. Почему из всех вариантов он сказал именно «тёплые чувства»? Сяо прав, а Итэр искренне старается не играть школьника, хотя получается иначе. — Я имел в виду… что-то, от чего тебе становится самому приятно. Симпатия, трепет, привязанность, любовь.       Итэр хочет ударить себя по лицу и зашить рот за то, что не закончил этот разговор в самом начале, потому что Сяо почти сразу отвечает, отворачиваясь от него. — Любовь… Любовь божественному противоестественна. — Но то, что ты делаешь, называется проявлением любви.       Сяо молчал, позволяя Итэру продолжить. Ему всё равно нечего на это ответить.       Он услышал тихий вздох со стороны, замечая, что путешественник сел ближе, опустив голову и рассматривая свои перчатки. Якса почувствовал тревогу вперемешку с волнением, исходящие от Итэра. — Я совсем не против того, что ты делаешь, потому что… мне спокойно с тобой. Мне нравится видеть, что тебе не больно, нравится чувствовать твои прикосновения. Но понимаешь… иногда хочется большего. — путешественник так и не поднял взгляд на Сяо, находя свои перчатки сейчас крайне интересными. — Такие эмоции не подвластны контролю. Совершенно. Если раньше я и мог как-то давить это в себе, то сейчас, когда ты сам начал проявлять влечение ко мне, я становлюсь голодным до одури. Хочу обнимать тебя, видеть твою улыбку и целовать. — Итэр прикрыл глаза, пытаясь взять себя в руки. Сердце барабанило в груди так быстро и громко, что даже обычный человек мог услышать в полной тишине. — Извини, если это звучит для тебя эгоистично. Я просто сказал, что чувствую, ты не обязан что-то предпринимать. Но не оставляй меня одного после этого — это моя единственная просьба. — Я бы и не стал, — Сяо аккуратно коснулся кончиками пальцев спавшей на глаза пшеничной челки, заводя ее за ухо и случайно касаясь его. Итэр задержал дыхание, стараясь никак не реагировать. — Может быть… я всё же что-то чувствую. Это странно для меня и не привычно, но я хочу в этом разобраться. Когда это «что-то»… начинает себя проявлять, то я сразу прекращаю то, что делал. Я боюсь, что не сдержусь. — Ты думаешь, что нужно сдерживаться? — Я боюсь тебе навредить.       Итэр открыл глаза, глядя в ярко-солнечные, такие же напротив. Может, действиями и можно скрыть какие-то эмоции или обмануть, но глаза не врут никогда, каким бы искусным актером не был бы их обладатель. — Чего ты сейчас хочешь?       Напряженные пару секунд молчания тянулись вечностью, позволяя адепту хорошенько задуматься. По факту, у него нет желаний, но если взвесить все «за» и «против», то он хотел Итэра. Не в интимном плане, пока что, он просто хотел делиться с ним своим теплом, эмоциями и делать счастливым. Ходить рядом с ним, наблюдать за каждым изменением в его лице, улавливать каждую эмоцию и устранять причины его боли. — Хочу быть рядом. Защищать тебя и не позволять страдать. Не только сейчас, а всегда. — Тогда что, если я хочу того же? — Итэр накрыл своей ладонью чужую, которая осталась у него на щеке невесомым касанием. — Нет необходимости подавлять свои желания и чувства. Я всегда тебя пойму. Всегда позволю тебе быть со мной… если ты сам будешь не против. — добавил путешественник в конце, сжав губы в предвкушении. Сейчас все их отношения могут перевернуться с ног на голову и пока не ясно — хорошо это или плохо.       Сяо закрыл глаза, слегка опустив голову в немом согласии. Он убрал руку от лица Итэра, сразу переместив ее на чужую талию и придвигая ближе к себе, обнимая уже обеими руками и утыкаясь носом между плечом и шеей. Если бы у Сяо спросили, как пахнет дом, он бы без раздумий ответил — как Итэр. Свободой, спокойствием и сладкими цветами.       Из-за не совсем удобного положения путешественник привстал, перемещаясь на колени к адепту так, чтобы не разорвать объятия окончательно. Руки на голой талии чувствовались отчетливее, обвивая, словно бархатные цепи — нежно и крепко. Теперь Сяо мог слышать то, с какой силой и скоростью билось сердце Итэра, прислонившись ухом к его груди. Понимание того, что именно он стал причиной его такого состояния, заставляло Сяо улыбаться так искренне, что он сам удивился бы, увидев себя таким в зеркале. — Любовь не может быть противоестественна, Сяо, — шепчет пушественник, невесомо поглаживая тёмные волосы Яксы. — Её достоин каждый, поэтому… позволь побыть счастливым. Вместе. — Я не уверен, что смогу отпустить тебя, когда ты найдешь сестру и тебе придется уйти. — У нас с тобой вся вечность впереди. — такие слова заставили сердце адепта приятно дрогнуть, отдавая мурашками в конечностях. — Думаю, мы разберемся и решим всё, когда закончим. А сейчас давай не думать о лишнем и просто наслаждаться друг другом. — путешественник отстранился, перемещая руку на подбородок Яксы, слегка приподнимая его, чтобы посмотреть в глаза. Если Итэр не сошел с ума, то он с уверенностью мог бы сказать, что видел звёзды в радужке Сяо вперемешку с обожанием.       Адепт надавил на поясницу Итэра, заставляя того немного выгнуться и не оставить между их животами никакого расстояния. Хочется ближе и больше.       Путешественник улыбнулся этому действию (на самом деле — Сяо) и наклонился, наконец соприкасаясь губами в нежном поцелуе. Так хотел и так мечтал — все его жертвы в виде нервов действительно стоили того, чтобы вырвать этот поцелуй и близость почти с боем.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.