Скидки

Напротив сердца

Слэш
NC-17
Завершён
37
Пэйринг и персонажи:
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
37 Нравится 6 Отзывы 4 В сборник Скачать

Напротив сердца

Настройки текста
      Дети вынесли ягоды в берестяных лукошках. Перебрав в ладони крохотные душистые землянички, Тео высыпал их в кружку с молоком.       — А принцесса красивая? — спросил мальчик с разбитыми коленками.       — Очень! Видишь мою кобылу? Красавица, правда? Вот принцесса и того лучше! — заверил его Тео, жуя ягодки.       — Ты её не видел, — глухо сказал колдун. Лицо у него было плотно обмотано повязкой, измазанной ржавчиной, как и видавший виды плащ. Зато капюшон он снял, явив миру седые жиденькие космы.       — Не видел. Но уж наверняка она симпатичнее кобылы, — дружелюбно пояснил Тео. — Мне ещё на ней жениться, дай хоть помечтаю.       Дети затаили дыхание. Про принцесс в этом захолустье слыхали только из сказок. Дракон, конечно, воровал людей, но к этому все привыкли. Всё равно что волки задрали или стужа в пути одолела. Да не так уж часто он вылетал из своего логова. А тут, поди ж ты, настоящую принцессу уволок! И где только нашёл её?       Дракона местные сразу зауважали. Хозяин постоялого двора наконец сумел починить крышу, священник, выйдя из беспробудного запоя, на каждый праздник проводил службу, торговля ожила, и на базар даже заезжали чужеземные торговцы — а всё на деньги героев, что съехались со всего света, чтобы спасти принцессу.       Между собой местные, конечно, толковали, что дракон давно её съел. Но гостей огорчать не спешили, а вместо этого возвели на площади подмостки, где деревенский дурень Хват с большим успехом показывал представления про дракона. Тео с колдуном как раз побывали на таком и выяснили, что им, оказывается, в награду полагается рука и сердце принцессы.       — Но если уж окажется, что она хоть малость хуже моей Метёлки, хромает или зубы плохие, то я уступлю эту честь тебе, — продолжал веселиться Тео, указывая на привязанную в стороне норовистую гнедую кобылку. Его спутник не усмехнулся, только прикрыл больные бледные глаза. У него даже брови и ресницы были совсем седые, и выглядело это жутковато. Тео же был высокий темноволосый красавец, стройный и крепкий как молодой тополь. На тварей охотился с детства, вот только идти на дракона никогда не думал. Если бы отец или дед, которые вложили в его руку копьё и подарили ловчего орла, узнали об этой затее, отбили бы ему зад дрыном до костей.       — Так нельзя, — нахмурился серьёзный паренёк с осанкой старосты. — Если вы спасаете вдвоём, то один получает принцессу в жены, а второй что?       — Дракона в мужья! — хлопнул себя по бёдрам Тео и расхохотался, когда у детишек вытянулись лица. Колдун шумно выдохнул и встал из-за стола, намереваясь пойти прочь от невыносимого охотника. Под навесом было темно, от солнца же у колдуна болели глаза, и Тео остановил его, потянув за локоть. — Ладно, ладно, я замолкаю! Попей молочка, успокойся.       Но колдун мотнул головой, накинул капюшон и ушёл с постоялого двора.       Конечно, никто не предлагал вольному охотнику и колдуну из пустоши руку принцессы. Их вместе нанял королевский Советник, заключив своим небывалым умом, что у такого союза больше всего шансов на успех. А награда была обещана весьма ощутимая и в золоте. Тео трижды бы подумал, стоит ли соглашаться, но община вольных охотников пострадала от наводнения, так что он, её молодой глава, должен был поскорее найти средства для восстановления. Поимкой оборотней да русалок при такой беде ни карман, ни брюхо не набьёшь. И Тео отправился в дорогу вместе со странным седым колдуном.       Вот только разговорить колдуна никак не получалось, шуток он не понимал и про себя не рассказывал. Наболтавшись всласть с ребятнёй, Тео решил всё же обсудить со спутником план нападения на гору. Советник утверждал, что колдун и замки любые откроет, и дракона сделает уязвимым для копья. Тео нужно лишь сделать свою работу и загнать зверя.       — Ты охотник. Делай, что должен. Я прикрою, — повторил колдун слова Советника, не повернувшись к Тео, когда тот нашёл его у кузницы. Слабые глаза слезились, но он всё равно упорно смотрел на жаркие огни печей и раскалённый блеск стали.       — Ну так давай в путь! — усмехнулся Тео.       Дракон — ночная тварь, и Тео решил поймать его у водопоя — на берегу горного озера, где местные частенько его видали. Колдун оказался просто создан для того, чтобы с ним сидеть в засаде — прислонился к камню и замер, как мёртвый. И всё же первый заметил приближение дракона, даже раньше, чем ловчий орёл Парто.       — Летит.       Тео услышал взмахи крыльев позднее, когда с новостями уже прилетел взволнованный Парто, но не стал завидовать чуткости спутника. На то он и колдун. Хотя раньше Тео казалось, что тот глуховат. Очевидно, просто игнорировал его болтовню.       — Вон там он обычно пьёт, — Тео указал на место, где днём заметил притоптанную драконьими лапами площадку. — Давай, колдун. Мы с тобой оба в огне горим, так что я бросаю копье один раз, а ты проследи, чтобы шкуру пробил.       Дракон в светлом ночном небе парил огромной птицей, но опустившись на залитый лунным светом берег, оказался чёрным ящером с узкой умной мордой. Понюхав воздух, он припал к воде, и Тео, занявший позицию с подветренной стороны, поднял копьё. Дракон озадаченно встряхнулся, посмотрел на грудь, и охотник вздрогнул, с изумлением увидев свою мишень. На груди твари расползалось рыжее пятно, запоздалое копьё со свистом понеслось прямо в его центр. Но не успел Тео торжествующе завопить, как дракон ухватил зубами древко и отшвырнул копьё в озеро.       Страшный рёв прокатился над озером, дракон запылал изнутри как печь, а пятно на груди зияло раной.       — Бежим, — шепнул Тео, оттаскивая колдуна за камень. Колдун-то выполнил свою работу, а вот охотнику не хватило ловкости! До самого неба полыхнуло заревом драконьего пламени. Но жара они не ощутили. Зато кровь заледенела в жилах от человеческих воплей.       Горел лес. Нашлись дурни, которые тоже решили подкараулить дракона, но спрятались среди деревьев, а не в скалах.       — Туда! — колдун схватил Тео за руку и поволок через камни вверх по скале, прячась в тёмных трещинах от лунного света, пока дракон выжигал лес с охотниками.       — Будем ждать его в логове, — пояснил он. Тео сплюнул и пополз за ним, шепотом бранясь. Опоздал на одно мгновение, залюбовавшись на работу колдуна! Ржавчина разъела стальную броню дракона, которую раньше было не пробить никаким копьем. Хоть Тео и знал об умениях колдуна, надо было всё же раньше посмотреть на него в деле, чтобы не таращиться, как дитё на чудо! А теперь придётся лезть прямо в логово зверя.       В темноте колдун передвигался шустро, Тео слышал, как он то и дело принюхивался, опасаясь учуять дракона. Но тот задержался у озера. В воздухе запахло сыростью и горными цветами. Тео вдохнул аромат полной грудью и вдруг оглушительно чихнул.       — Вот… Ведь… Незадача… — пробормотал он, утирая разом опухший нос.       — Да ты серьёзно, что ли? — зашипел колдун, хлопая себя по одежде в поисках какого-нибудь снадобья. — Не вздумай задыхаться!       В это же время на каменистую площадку перед входом в высокую пещеру заполз дракон. Он кашлял, хрипел и возможно только поэтому не слышал надсадного дыхания Тео. Время ушло, зверь вернулся в логово, а охотнику заложило нос и залило слезами глаза. Колдун отчаянно тряс бутыльками и мешочками с травами, пока не нашёл вонючую едкую мазь, которую затолкал Тео в глотку прямо пальцами.       — Кажется… Я сегодня… Наохотился… — прохрипел тот, когда смог отдышаться и откашляться.       Колдун молча опустил голову. Парто спикировал вниз из тумана, таща в лапах копьё. Тео принял его и крепко сжал намокшее древко. Такой позор отец и дед ему бы точно не простили…       — Не наохотился… — пробормотал колдун. — От удушья я тебя спас… Но тебе до рассвета нужно проглотить несколько капель крови дракона, иначе твоя печенка разрушится.       Тео вытаращился в ответ, но колдун отвернул от него лицо, как всегда прикрыв белёсые глаза.       — Да что же ты мне дал такое?..       — Противоядие от драконьего яда. Мне нечем было тебя больше лечить. — Колдун обнял себя обеими руками, опуская голову.       Парто тревожно захлопал крыльями. Охота продолжалась.       Выйдя перед пещерой, Тео с колдуном обнаружили, что на самом деле это ущелье, по которому в ряд могли пройти с десяток вооружённых солдат. Парто полетел вперёд, пока они осторожно крались вдоль скалистой стены. Колдун скрючился за широкой спиной Тео. Он словно уменьшился от чувства вины.       — Ты видел что-то? — спросил Тео, когда Парто вернулся и сел ему на плечо. Тот широко расставил крылья, и охотник понял, что тот хочет изобразить. — Плохо дело…       Всё верно. Ущелье заканчивалось высокими воротами из железной брони. Их не то что штурмовать, их с места не сдвинуть, даже не будь они заперты. Но Тео не сомневался, что раненая тварь заперлась.       Колдун медленно выступил вперёд. Из широких рукавов показались по-звериному скрюченные белые пальцы, небольшие, как у девушки. И едва он приложил их к воротам, по железу поползла ржа. Медленно разрастаясь, но глубоко въедаясь в толщу.       — Скорее, скорее, — нетерпеливо зашептал Тео. Его чуткий слух улавливал, как крошится и поскрипывает металл, а значит и дракон мог услышать!       — Очень толстые ворота!.. А я потратил много сил, чтобы проклясть дракона на расстоянии, — сухо проскрипел колдун, словно его горло тоже пожирала ржавчина.       Тео выругался.       — Ну что, теперь насквозь? — спросил он спустя несколько томительных минут.       — Да… Еще немного… — прошептал колдун, едва стоя на ногах. И наконец часть ворот рассыпалась в труху. Хоть и согнувшись в три погибели, а пройти можно.       — Уходи. Я дальше сам, — Тео похлопал колдуна по плечу и полез в дыру первый. Доходяга уже сделал всё, что мог, теперь надо и охотнику не посрамить себя!       Но колдун пополз за ним следом.       Тео ждал, что очутится в зловонной пещере, заваленной обгоревшими костями, с горой сокровищ в углу, на которой возлежит тварь, а принцесса, если и жива, прикована цепью. Однако в темноте впереди засияли яркие огни, словно фонари, украшавшие храм или дворец. Они шли по гладким каменным плитам, лишь кое-где расцарапанным драконьими лапами. Фонари освещали колонны дворца в скале, огни блистали в малахите, яшме и мраморе.       — Ты видел когда-нибудь такую красоту? Я и в столице не встречал! — Тео обернулся к колдуну да и прикусил язык, снова увидев его плотно сомкнутые веки. И тут же сердце так и подпрыгнуло в груди. Из дворца доносились женские причитания.       — Лун! Лун… Кто тебя ранил? Какая страшная рана…       Тео поспешил на голос, ныряя в тень колонн. И обомлел, увидев на широком каменном бортике круглого фонтана юношу в чёрном плаще с кровоточащей раной на груди. А рядом с ним юную деву, что сжимала его закопчённую руку и рыдала, рыдала так, что сердце разрывалось!       «Ох, как красива принцесса!» — восхитился Тео. Прямые чёрные волосы блестящим полотном укрывали хрупкие плечи, огромные синие глаза полнились слезами, алые губы были словно обведены кровью.       — Неужели это конец? — шептала она, глядя на страшную рану.       — Всё хорошо, Диас, милая… — улыбался юноша. Растрёпанные кудри прилипли к его влажному лбу, тонкое лицо побледнело, как от тяжёлой болезни. Лишь острые когти на пальцах да свесившийся на землю чёрный хвост выдавали его драконью сущность. — Правда вот… Мясо у нас почти закончилось… И фруктов я тебе не принёс… Прости. Когда припасы закончатся, ты сможешь пожарить…       — Дракон стал человеком. Теперь с ним справиться проще простого, — почти неслышно выдохнул колдун в плечо Тео.       Принцесса, замотав головой, зажала ладошкой рот дракону.       — Не говори так, Лун! Скажи лучше… Тебя нельзя вылечить? Эта рана смертельна?       — Конечно нет, милая! Когда она заживёт, я смогу отправиться на охоту, — пообещал дракон, нежно сжимая когтистой лапой её руку.       — А если охотники сейчас тебя найдут? Они смогут тебя убить? — допытывалась принцесса.       «Ах ты хитрюга», — усмехнулся про себя Тео. Принцесса-то оказалась не промах. Задурила мозги зверю, чтобы тот с ней хорошо обращался, пока она ждёт подмоги. Так, наверное, и жива осталась.       — Если начнёт оборачиваться зверем, пригрозим, что ты ему всю шкуру в труху превратишь, — шепнул Тео колдуну и смело вышел из-за колонны с копьём.       Принцесса вскрикнула, увидев охотников. Дракон зашипел, дёргаясь на камне, его тёмный плащ разошёлся в стороны, обнажая худое тело с чешуёй на боках и животе. И никакой это был не плащ, а когтистые драконьи крылья! Но подниматься тварь не стала.       — Диас… Прости, — вдруг улыбнулся дракон. — Я ведь больше не смогу о тебе заботиться. Ты будешь здесь голодать, мёрзнуть, пока я не поправлюсь. Лучше тебе уйти с ними. Я виноват, что оказался так слаб.       — Лун… — Диас не хотела отпускать его руку. — Ты что, испугался смерти? Ты так боишься этих никчемных охотников, что готов отказаться от меня?       Не ожидал Тео такого поворота! Умом он понимал, что древней твари хватит хитрости попытаться усыпить их бдительность, но сердце дрогнуло от его слов. А чего же добивалась красотка-принцесса? Неужели она и правда боялась с ним расстаться? Неужели дракон её соблазнил?       — Отойдите от него, Ваше высочество, — посоветовал Тео. — Пока отпускает.       Он держал оружие наготове, опасаясь, что дракон прикроется принцессой, но тот и не смотрел на них с колдуном.       — Ты хочешь, чтобы я дал им бой? — до того широкие, как полная луна, тёмные зрачки сузились в кошачьи тоненькие чёрточки. — Но если меня ранят, как ты будешь жить в холодных пещерах без огня и еды?       — Я не уйду по своей воле, пока ты жив! — воскликнула принцесса, вырываясь из его лап, и бросилась вглубь зала, чтобы исчезнуть в черноте зияющего хода.       — Я так понимаю, у вас тут любовь, — помолчав, сказал Тео, опуская оружие. Но колдуну за спиной показал, что стоит быть наготове — лишь бы тот увидел, хоть не своими слабыми глазами, а каким другим чутьём, как раньше. — Но ты прав, Лун. Хорошего исхода у неё не будет. Чем убивать тебя на глазах у влюблённой девчонки, лучше мы заберем её да и получим свою награду. А ты, раз готов договориться, живи себе.       Дракон оскалил зубы.       — Верить людям нельзя, — прошипел он, хлестнув хвостом. — Я стану зверем и прослежу, чтобы вы проводили её в посёлок!       — А если мы не туда пойдём, спалишь огнём вместе с ней? — усмехнулся Тео. — Станешь зверем — тебе же будет больнее. Особенно когда мой друг тебе ещё кое-где броню подпалит. Я — Тео, глава общины охотников, меня нанял сам Советник. Я верну принцессу домой в целости.       — Постой.       Голос колдуна прозвучал холодно, даже мурашки побежали по спине Тео.       — Куда побежала Принцесса? — спросил колдун, выступая вперёд. — Отвечай!       Тео чуть не пихнул его под ребро. Не так, ох, не так надо с драконом договариваться.       — Прятаться, наверное, побежала, — проворчал дракон, снова запахиваясь в крылья.       — Мы посмотрим. Проводи, — колдун протянул вперёд руку.       — Не надо нам туда! — зашипел не хуже дракона Тео. Но белые скрюченные пальцы всё же пугали дракона, тот, шипя, сполз на землю, вставая на четвереньки, и медленно пополз к проходу.       В широкой длинной пещере было темно, никаких факелов или фонарей, и Тео пришлось держаться за плащ колдуна, чтобы поспевать за тварью. Вскоре до них донёсся странный лязгающий звук, словно по каменному полу тащили что-то тяжёлое, металлическое.       — Чем она там занимается? — недоумевал Тео. Дракон задышал тяжело, но когда Тео хотел ускорить шаг, колдун удержал его небольшой ледяной ладонью.       Впереди показалась освещённая откуда-то сбоку стена, на ней плясали отблески пламени, а лязг стал громче. Тео увидел скрюченный силуэт дракона, что полз перед ними, волоча за собой крылья. Он первый завернул за угол, а колдун остановился и зажмурился, но тоже нехотя шагнул на свет.       И сияние драконьей сокровищницы ослепило даже Тео! Вдоль стен тянулась полоска огня, и пляшущие от холодного ветра языки пламени тысячекратно отражались в груде золота, серебра и драгоценных камней. В самых смелых снах Тео не видел такого богатства!       — Да из этого можно построить целый дворец! — присвистнул он. Но колдун, который всё равно не открывал глаз, развернул его безошибочно в ту же сторону, куда смотрел дракон.       Принцесса, не заметив их, карабкалась на каменный постамент, упираясь ногами в груду золотой рухляди, которую сама и натаскала. А на постаменте сверкали, как драгоценные камни, драконьи яйца.       И только когда принцесса схватила одно и сунула в чёрный мешок, явно из шкуры какой-то редкой твари, дракон подал голос:       — Диас, Диас, зачем тебе яйцо? — спросил он, ползя к ней. — Зачем ты его хочешь забрать?       Диас вскрикнула, роняя мешок, и яйцо гулко ударилось о пол. Тео выругался. Так вот что нужно было принцессе от дракона! Бесценные яйца! Все остальные сокровища меркли перед десятком яиц, размером с небольшую кошку, свернувшуюся на руках хозяина. Их скорлупа шла на изготовление регалий высшей королевской или церковной власти, а из желтка алхимики делали эликсир бессмертия. Кто бы мог подумать, что яйца окажутся в логове самца!       — Диас, осторожнее! Там мой брат… — дракон подполз к постаменту и, подобрав мешок, сунул в него голову, чтобы проверить, не разбилось ли яйцо.       — Живые драконьи яйца. Ради этого стоило рискнуть и позволить дракону себя похитить, а потом дожидаться спасения, припрятав яйца от тех, кто убьёт дракона, — тихонько пояснил колдун Тео. — Советник придумал, точно. Мне сразу эта история с похищением не понравилась. Дракон так далеко никогда сам не залетал.       Он выкинул вперёд руку, груда драгоценного металла под ногами принцессы рассыпалась в пыль, и Диас упала на каменный пол.       — Эй, мы же должны спасти принцессу! — сердито окликнул его Тео, когда та взвизгнула от боли. Дракон бросился к ней, но Диас жалобно закричала, увидев краем глаза протянутую к ней лапу. Вскочив на ноги, она побежала из сокровищницы, споткнулась о золотой подсвечник и снова больно ударилась о пол. Тео бросился ее поднимать.       — Почему вы его ещё не убили?! — заплакала Диас, пихая его в грудь. Но тот всё же схватил её на руки и помчался к выходу. Больно жутким стало хриплое дыхание дракона.       — Колдун, задержи его! — крикнул Тео и тут же почувствовал, как холодное лёгкое тело повисло на его плечах, вцепившись зверьком.       — У меня почти кончились силы, — шепнул колдун доверительно, чтобы не слышала хнычущая принцесса. — Я коплю на последнюю атаку.       Скрипнув зубами, Тео поднажал. Но едва они выскочили из дворца, в глазах зарябило от моря факельных огней.       — Принцесса! — огромный взлохмаченный мужчина в доспехах с громовым воплем ринулся к ним навстречу. Его зверская бородатая рожа наводила на мысль о великанах, а Диас, плача, потянулась к нему.       — Густав! Почему ты так поздно? Скорее! Дракона можно убить! У него дыра на груди! — затараторила она, повисая на его шее. Густав держал её бережно, как птенчика.       — Ты жива! — не слушая, громыхнул он. — Моя маленькая принцесса! Я защищу тебя!       — Да жива, жива! Убей его скорее, это приказ Советника! — Диас завертелась в его руках. Сотня вооруженных солдат в таких же доспехах как у верзилы, наставили копья на дворец.       — Я должен вернуть тебя домой! Парни! Стоять насмерть против твари! — гаркнул он, волоча принцессу к воротам. — Матиас, дракон на тебе!       Тео тихо забранился, крепче подхватывая колдуна под коленки и не зная, куда им теперь податься.       — Отходите за щиты! — сердито крикнул ему высокий лучник. Как и Густав, он был устрашающе огромен. Такой и без копья пронзит глупое сердце дракона. Отчего-то Тео, хоть и не был никогда таким чувствительным как колдун, слышал всем своим телом всхлипы и рыдания, сотрясающие тварь. Земля задрожала. Дракон выбирался из дворца, хрипло дыша, огромная тень заслонила гаснущие огни. Но на груди этой тени, прямо напротив сердца, горело огненное пятно как отличная мишень.       Матиас хладнокровно натянул лук, и Тео понимал: он-то не дрогнет. Свирепые воины с боевыми воплями подняли копья. Колдун закопошился за спиной охотника, что-то шепча и сухо потирая ладони. Только дракон вышел из дворца, в него полетели заостренные смертоносными наконечниками стрелы и копья.       Дракон с криком попытался прикрыть грудь крылом, но не успел. О его тело больно ударились палки, в которые превратилось жестокое оружие воинов. Колдун рассыпал на лету все металлические наконечники!       Обезумев от боли, дракон взревел, топая лапами, изо рта повалил дым.       — Он плюнет огнём! Отступаем за ворота! — не теряя самообладания, приказал Матиас. Тео только что весело смеялся над воинами, которые так и не поняли, почему не смогли пробить сердце дракона, но осёкся, вспомнив, что это именно через их с колдуном дыру они все сюда пробрались, да ещё и открыли ворота.       Дракон полз за ними, угрожающе разевая пасть, когти на крыльях стучали по плитам, кроша камень, и воины с криками убегали в ущелье.       — Он не сможет плюнуть огнём, — сказал колдун, прижимаясь к спине Тео. — Ему слишком больно вдохнуть.       Тео побежал за драконом.       — Не догоняй! — крикнул ему зычным голосом. — Запирай ворота и завали дыру камнями!       За расставленными драконьими крыльями в ущелье ничего не было видно, но судя по скрежету и грохоту, дракон послушал совета. И вдруг свалился набок, сворачиваясь клубком в тесном проходе между скалами. Спустив колдуна на землю, Тео в пару прыжков перескочил через дракона, чтобы убедиться — ворота заблокированы.       — Ну всё, всё… Не разлёживайся здесь. В дом… Хм… В логово своё ползи, — Тео без страха похлопал дракона по длинной, выразительно выгнутой шее.       — Ему надо перекинуться, — подал голос колдун. — Я не смогу огромному зверю рану обработать.       Дракон не отзывался ни на ругань, ни на тычки, и Тео пришлось повозиться, чтобы растормошить его. Он даже ударил его кулаком в основание крыла. Только тогда зверь, ворча, свернулся ещё туже и съёжился до человека. Однако подняться не смог, и Тео взял его на руки.       — Скоро утро. Тебе нужно… — колдун покачал головой, незаметно напоминая Тео о его собственном недуге.       — Хорошо… Сейчас этого бедолагу уложим… — просипел тот. Всё же дракона тащить было непросто, он ростом не уступал Тео, а крылья торчали в стороны и мешались, цеплялись за всё когтями. Рана на груди кровоточила, дракон всё трогал её края, хмурясь.       Наконец его усадили перед фонтаном, и за дело взялся колдун. Он обработал странной шипящей жидкостью края раны и начал перевязывать её, поясняя скулящему от боли дракону:       — Это чтобы ржавчина не распространялась. Хотя драконий огонь её вычистил, надо всё сделать как положено. Терпи.       Светильники потихоньку затухали, становилось холодно, и Тео взялся сам за разведение огня, понимая, что от дракона помощи не дождаться.       — Вы меня спасли… — пробормотал Лун, накрываясь крыльями. — Почему?..       — Потому что ты не виноват, — тихо сказал Тео, прежде чем колдун успел ответить. И тот уже не стал открывать рот. — Только давай теперь ты меня спасай. Колдун мне скормил противоядие от драконьего яда, так что придётся тебе меня отравить, пока я от противоядия не скончался.       — Тебя укусить? — Лун поднял голову.       — Не-не-не! — замахал руками Тео, вспоминая его зубищи. — Ещё мяса кусок отхватишь. Колдун сказал, достаточно трёх капель крови.       Колдун нагрел над огнём кинжал и тогда протянул Тео.       — Давай. Или сам? — тот замер перед драконом. Но Лун подставил ему руку, внутренней бледной частью, без чешуи. Тео кольнул его кинжалом и слизал с лезвия засверкавшие рубинами капли. Кровь дракона обожгла горло, как самое крепкое вино, перехватывая дыхание. Но кроме жара в теле, Тео никакой хвори не почувствовал.       — Всё теперь? — спросил он.       — Должно быть всё, — пожал плечами колдун.       — Так. Ладно.       Тео решил не думать об этом. Чего переживать о том, что уже не изменишь?       — Что ты там принцессе своей предлагал пожарить, если она проголодается? — осведомился он. — Не яйца же?       — Барашка, — угрюмо отвечал Лун, зализав тёмным языком порез. — Там привязан, где трава на склоне.       — Барашек!       Тео даже подскочил, чувствуя, как жгучая после крови дракона слюна наполняет рот.       — Уверен, тебе для выздоровления тоже поесть надо. Я мигом!       Не прошло и часа, как он вернулся с уже разделанной тушей за спиной и с двумя кувшинами.       — Скажи, что это вино и его можно пить! — взмолился он, сгружая ношу перед Луном. Тот ошарашенно на него смотрел. Перед работой Тео снял броню из шкуры саламандра и спустил с плеч красную рубаху, обнажив поджарое крепкое тело. Оно было украшено крупной, на всё плечо, татуировкой с узором, напоминающим облака.       — Вино, — согласился Лун. — Крепкое. Не знаю, можно ли людям. Диас я не предлагал. А это что за узор?       Он протянул лапу и поскрёб татуировку когтём.       — Наш, охотничий. Оберег, — пояснил Тео, откупоривая кувшин. — А запах! Райские сады… Будешь?       Колдун качнул головой и наконец соизволил стянуть с лица повязку. Теперь пришла очередь Тео застыть. Колдун-то оказался совсем юный, несмотря на седину, только весь белый, словно мукой обсыпан. Он не глядя подтянул кувшин к себе и сделал крупный глоток.       — Годится, — вынес своё решение и утёр бледные губы. Тео хотел что-то спросить, но тут дракон опять царапнул его руку, словно татуировку можно было сковырнуть.       — Да не ковыряй ты меня! Годится — значит пьём, — Тео ещё раз вдохнул вина и с наслаждением припал к кувшину.       Баранина шкворчала над жаровней, кувшин ходил по кругу. Что ждало их всех троих впереди? Обманутый принцессой дракон должен теперь вдесятеро усилить защиту, чтобы никто не добрался до яиц, Тео подставил свою общину…       — После наводнения всё уничтожено… И дома… И угодья старые, — бормотал он, тыча длинной серебряной вилкой из сокровищницы в бок барашка. — Главное, наши трофеи в реку смыло.       — Главное, сами выжили, — сурово возразил колдун. — Руки-ноги целы — ещё тварей наловите. Лун, отсыпь сокровищ, каких не жалко, на восстановление общины. А ты, глава общины, снаряди своих ребят защищать драконью гору от хитрых наёмников Советника. Вот и вся недолга!       — Молодняк пойдет драконий, им питаться надо будет, — потёр колючий подбородок Тео. — Надо стадо к тому времени восстановить. Пусть барашков едят, а не людей.       — Чтобы яйца вылупились, драконица нужна, — Лун прямо лапой оторвал себе кусок недожареного мяса и сунул в пасть. — У меня огонь не подходящий. Слишком горячий, а выдыхаюсь быстро. А яйца надо долго прогревать каждый день, а потом высиживать, чтобы жар сохранить.       — Мой отец был кузнецом, — глухо сказал колдун. — Я знаю, как управлять жаром пламени.       Все замолчали. Сын кузнеца — колдун, насылающий ржавчину. Да ещё и хилый такой. Тишину нарушил крик Парто, караулившего снаружи. Он не предупреждал об опасности, а требовал угощения, и Тео пошёл отнести ему нарочно оставленные куски сырого мяса. А когда вернулся, увидел, как колдун положил маленькую ладонь на кудри дракона, мягко сжал и притянул его за голову для поцелуя. Тео так и замер. Бледные губы колдуна словно прилипли к измазанному кровью тёмному рту дракона. Шумно выдохнув, Лун пригрёб когтистой лапой его тощее тело и обнял одним крылом.       «Кажется, я тут лишний», — подумал Тео, сжимая рукоять вилки. Вон, оказывается, какие интересы у колдуна! И Лун тоже не против. Но что возьмешь со зверя? Однако Тео так и не двинулся с места. Свежий ветер трепал волосы, но у огня было жарко. И во всем молодом теле охотника разгорался нешуточный постыдный жар. Колдун одной рукой удерживал Луна за кудри, а второй бережно гладил его обнажённое тело, проводил ногтями по чешуйкам на боках. У него самого тело оказалось хоть и тонкое, но не мягкое, как у девчушки. Дракон когтями стаскивал с него одежду, треща и цокая.       Тео присел перед костром перевернуть барашка, а щёки пылали вовсе не от горячего воздуха. Тёмные лапы в белых волосах, на белом бедре, бледная ладошка, скользнувшая по чёрному крылу, чёрному шипастому хребту и сжавшая у основания широкий хвост. Тео раздражённо воткнул вилку в мясо, и прозрачный сок с шипением побежал по румяной корочке. Барашек совсем уже приготовился и манил своим ароматом. Тео свалил тушку на золотое блюдо, придвинулся к целующейся парочке и нахально притянул колдуна к себе, чтобы поцеловать крепко, как раньше и девчонок не целовал. На плече тут же сомкнулись драконьи зубы. Всё не давала Луну покоя татуировка, но прокусывать кожу тот не стал, вовремя опомнился.       — А девушки у вас такое делают? — спросил он, тыча в узор когтём. — А колдуну бы подошло?.. На дым и драконье пламя очень похоже!..       Тео забыл обо всем, во всем свете для него больше не было ничего, кроме холодного тощего тельца колдуна и тяжелой, колючей туши горячего зверя. Дракон целовался ещё крепче, чем он, от его поцелуев во рту оставался привкус крови, своей или бараньей —неизвестно. А колдун уже залез ловкими пальцами в штаны охотника и теперь ласкал, дразнил окрепший член. Тео почуял, как что-то липкое коснулось бедра, и обернулся. Второй рукой колдун сжимал тёмный, будто шипастый, член дракона, который теперь торчал из чешуи на животе, где раньше его видно не было.       — Принцессе повезло… — пробормотал Тео, убеждаясь, что он крупнее, чем у него. — И как она от него отказаться смогла?..       — Я ей не показывал, — застенчиво признался Лун и даже покраснел. Приятно ему было, что похвалили! Но колдун крепко ласкал обоих, никого не обижая, только тыкался губами, как слепой котёнок, то в одного, то в другого. А потом этими же губами обхватил потёкшую головку члена Тео и так вкусно зачмокал, что зависть брала! И дракон заоблизывался, придержав крылом качнувшегося Тео.       Так сладко охотнику ещё никогда не было, член распирало от крепнущего желания. Он не мог сопротивляться, когда дракон задней лапой с длинными когтистыми пальцами стащил с него штаны. Теряя равновесие, Тео упал на Луна, который тут же гостеприимно раскинул лапы. Облизнув ярким языком припухшие губы, колдун откинулся спиной на кучку одежды, подёргивая в кулаке свой член.       — Иди сюда… — шепотом позвал он Луна, глядя на него широко открытыми подслеповатыми глазами. Костлявые колени разошлись в стороны, задок призывно лоснился, словно его чем-то обмазали. Дракон с урчанием заполз на него, не заставляя себя упрашивать. Тео было видно, как с драконьего члена упала вязкая капля, прежде чем тот толчком вогнал его между бледных ягодиц. Он не мог спокойно наблюдать со стороны, слыша хриплый стон колдуна, прильнувшего к дракону.       Тео, приподнявшись, навалился на Луна, зашарил дрожащей рукой у него под хвостом. И хвост, подёргиваясь вместе с толчками, задрался! Пальцы Тео мазнули по натёкшей смазке, пахнущей резко, но неожиданно приятно, и нашли ямку с гладкими краями. Едва он надавил, их втянуло глубже и сжало горячим нутром, а нервно приподнятые крылья расправились, задрожали. Тео ухватился за хвост, отвёл его в сторону и нетерпеливо вставил вместо пальцев член. Защелкав, Лун задёргался быстрее, жарко сжимая в себе его, тесно, жадно. Колдун обнял его поясницу трясущимися руками, чтобы не выскальзывал из него, слишком размашисто качаясь, а Тео для удобства бездумно ухватился за напряженные крылья.       Впервые он любился с тварью! Но разве же Луна можно было назвать тварью? После пары резких толчков, Тео сам обхватил его руками, чтобы до боли прижаться к колючей спине. Три тела слились в тесном объятии, неспешно скользя друг в друге, туго, влажно, горячо…       Тео широко распахнул глаза от боли сзади. Твёрдый кончик хвоста, гладкий, чуть заостренный, потёрся о его зад. Тео дёрнулся, и хвост тут же отстал. Но не насовсем, Лун потянулся, обернувшись, чтобы его облизать, и нетерпеливо скользнул туда снова.       — Шш… Это приятно! Попробуй! Я его нарочно обточил… — как-то не по-драконьи промурлыкал он, проталкивая в Тео мокрый хвост.       — Ах ты… — Тео словно взорвался, когда толстый наконечник надавил внутри, и он вжался в дракона в сладких судорогах, изливаясь в него…       — Ты… Раньше только со своим хвостом игрался? — тихонько спросил колдун, поглаживая шею дракона. Это было первое, что услышал Тео, придя в себя на драконьей спине. Хвост ещё был в нём, и хоть он давил приятно, до тёплой пульсации внутри, Тео по вздоху дракона понял, насколько этого было мало. До сегодняшней ночи Лун был одинок.       Как и каждый из них.

***

      — Вот это большое яйцо от охотника, вот это маленькое от тебя! — вопил чёрный дракон, прижимая к пузу два круглых мяча. — Клянусь, я хранил верность!       — А это что? — прогремел маленький колдун, держа в скрюченных пальцах крохотное куриное яичко. — Парто! Парто! Я выщипаю хвост этому петуху!       По сцене под ногами Хвата с кудахтаньем пробежала курица. Грязно бранясь, «колдун» в его правой руке, преследовал её, пока не расколол яичко.       — О горе! Горе! — возопил «дракон» в левой руке. — Моё драгоценное яичко! Охотник! Покарай его! Насади его на своё копьё!       В толпе загоготали, а некоторые чувствительные тётушки закрыли ладонями глаза, чтобы смотреть через растопыренные пальцы.       — Ай! Уй! Ай! — доносилось со сцены вместе с кудахтаньем. Мать Тео смеялась до слёз, поглаживая по голове нахохленного Парто.       — Пойдём, нечего тут смотреть, — смущённо попросил Тео, потянув мать к повозке. Копьё, с которым наперевес «он» бегал по сцене, почему-то торчало из штанов и тыкалось «колдуну» под зад.       — Подожди. Я ещё не увидела Принцессу. Лун сказал, она очень похожа, — шикнула на него мать. Глава общины ничего не мог поделать с этой маленькой решительной женщиной и только беспомощно вздохнул, пряча лицо за повязкой. К нему подошёл худой неприметный мужчина и тихо доложил, что нашли пещеру, от которой воняло помётом троллей.       — Судя по лепёшкам — огромные, зрелые парни, — поморщился он. — Надо с драконом идти.       — Всё бы вам с драконом, — проворчал Тео. — Скоро забудете, с какой стороны за копьё хвататься. Собирай мальчишек. Устроим им испытание на ловкость.       После этого представления у него просто копьё зачесалось кому-нибудь навалять.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования