Потому что люблю

Гет
NC-17
В процессе
3
автор
Размер:
планируется Макси, написано 160 страниц, 13 частей
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
3 Нравится 14 Отзывы 1 В сборник Скачать

глупость

Настройки текста
Чан уже в который раз сидит за столиком в углу, медленно потягивая свой кофе, то и дело засматриваясь на администратора, которая беспорядочно бегает от стойки в служебную комнату и обратно. У Хеджи в этот раз выдался тяжёлый день – все работники словно взбунтовались – уборщиков нет на месте, Джисон опаздывает, а официант прогуливается непонятно где. Тяжело выдохнув, девушка отложила свой планшет и, надев фартук, вышла к стойке, но в эту же секунду в помещении появился запыхавшийся Хан. Он виновато улыбнулся и жестом попросил Хеджи пройти с ним в служебную комнату. - Боже, прости меня, - стараясь отдышаться, бормотал Джисон, снимая толстовку, - я не мог уснуть до самого утра, - Хан снял толстовку, придерживая одной рукой белую футболку, что крылась под ней, - пытался кое-что вспомнить, но так и не смог. Соврал. Хан всё прекрасно помнит, ему даже не понадобилось время, чтобы найти этот момент в глубинах своего сознания. Первый поцелуй. Эта мысль не давала покоя всю ночь. Джисон всё прокручивал и прокручивал в голове, как это он первый потянулся к губам Минхо и как тот отвернулся, закрыв глаза. Хану тогда невероятно больно было, а Ли было не лучше: он всё никак не хотел признаваться сам себе, что ему нравится парень, поэтому не смог ответить на его поцелуй – ему было страшно и стыдно, но что-то в глубине больно скреблось под кожей. В тот вечер Джисон больше не предпринимал попыток, Минхо же старался даже на него не смотреть, но получалось это довольно плохо, Хан постоянно чувствовал на себя взгляд Ли, это смущало, заставляло ноги трястись в коленях. Вечер плавно перетекал в ночь, они с Минхо тогда смотрели «Очень плохие мамочки» и тогда Ли впервые первым уткнулся носом в макушку Джисона, закрыв глаза и как можно тише вдыхая аромат его шампуня. Пахло мятой. - Ладно, - Хеджи обречённо улыбнулась, снимая фартук и протягивая его Хану, - держи, и давай сегодня больше без предупреждений, хорошо? – Джисон кивнул, заставив Чон небрежно улыбнуться. У Джисона сердце остановилось, когда Минхо положил свою ладонь на его руку, чуть сжимая, а после переплетая пальцы. Он дышал ровно, но Хан слышал даже через фильм, что сердце у Ли бьётся намного быстрее, чем обычно. В животе завязался узёл, что-то взорвалось где-то там же, задрожали руки, а щёки залились красной краской, у Джисона даже слов не было, чтобы хоть что-то сказать Минхо, а тот сидел, как ни в чём не бывало, смотрел фильм, продолжая держать Хана за руку. Этот момент Джисон не забудет никогда, точнее как сильно билось его сердце, как участилось дыхание и как мысли заполнило что-то сказочное, нереальное. Но и тогда Джисон не получил чего хотел – Минхо всё ещё был не готов, боялся себя и своих чувств. Его всю жизнь растили в любви и заботе, помогали во всём, старались делать только так, как хотелось бы сыну, чтобы тот был счастлив, и никогда не было разговор о запретной любви – родители Минхо относились к парам одного пола совершенно спокойно, но всё-таки Ли боялся того, что могут сказать люди. Боялся того, что Джисон его просто использует или проверяет, чтобы потом посмеяться над ним со своими одногруппниками, хоть и понимал, что Хан никогда так с ним не поступит. - Я пойду работать, ещё раз извини. И всё-таки это случилось, но не в тот вечер, а только через два месяца. Хан даже и мечтать не мог, что Минхо поцелует первым. Тогда шёл небольшой дождь, они гуляли в парке, обмениваясь историями из детства, в какой-то момент Ли остановился, взяв Джисона за руку, он посмотрел ему в глаза, а потом опустил взгляд, будто собирался с мыслями. Так оно и было. В ту секунду в голове промелькнуло всё то, что Минхо говорили родители, что любовь не знает границ, что любая любовь ценная, и что если ты в кого-то по настоящему влюблён, то нет разницы кем является этот человек. И тогда Ли поцеловал. Нежно и осторожно, проверяя реакцию Джисона, который первые несколько секунд прибывал в полнейшем шоке, но после приобнял Минхо за шею и прижался чуть ближе. - Да, давай, я пока буду здесь, - Хеджи помахала другу рукой, - сделаешь мне латте на кокосовом? – заметив кивок, Чон улыбнулась, - Спасибо! Когда за стойкой показался Джисон, Чан недовольно хмыкнул. Он так и не позвонил Чон, хотя столько раз собирался, но почему-то так и не решился набрать заветный номер, который записал как «Милые ямочки». Время шло, а Хеджи так и не было в зале, она сидела в служебной комнате, позабыв о том, что в зале сидит Бан, так сильно была увлечена работой, но когда кончился кофе, она словно в себя пришла. Хеджи отложила планшет и, схватив блокнот, вышла из комнаты, высматривая Чана. Он сидел на своём привычном месте, снова держа в руках телефон. Простояв у двери ещё какое-то время, Чон медленно направилась в сторону Бана, сильнее прижимая к себе блокнот. - Не хотели бы Вы оставить отзыв? – она робко спросила, вырывая Чана из телефона. В его глазах загорелся огонёк, как только он посмотрел на Хеджи, - Мы были бы Вам очень признательны, Вы ведь постоянный клиент. - Да, Вы правы, - Бан облизнул нижнюю губу, - я здесь бываю очень часто, - он на секунду замолчал, как будто подбирал слова, - не хотите со мной прогуляться? - сам испугался того, что только что произнёс. Если она согласится, то что ему делать? У Чана даже в горле пересохло, - я настаиваю, - с каждым слово всё хуже для себя делает, но внезапно Хеджи кивнула, - погулять или… - Погулять, - она задумчиво посмотрела вверх, заставляя Бана тихо посмеяться, - но и "или" тоже хорошо, - Чон улыбнулась, чуть ослабляя хватку любимого блокнота, - всё сразу, - выпалила она на одном дыхании, - только если Вы не против. Такой неловкости никто из них раньше не испытывал. Всё произошло быстро и неожиданно. Хеджи была вне себя от счастья, но всё-таки столь внезапный вопрос Чана заставил впасть в ступор. Сам Бан чувствовал тоже самое, сказал не подумав, уже сто раз успел пожалеть, что вообще рот открыл, но услышав согласие, расслабился, правда, вопросов меньше не стало. Теперь в голове было: куда её позвать, что надеть, о чём поговорить? Хеджи в этот момент перебирала всё свои лучшие образы, ведь нужно одеться идеально, чтобы Чан точно с неё глаз не спускал, хоть это и смущает невероятно сильно. Хеджи и Чан ещё какое-то время молчали, у каждого в голове каша, клубок мыслей, что невозможно распутать, оба не ожидали, оба удивлены и оба очень рады. - Когда Вам будет удобно? – спросил Бан, переплетая пальцы рук на столе, - Я свободен в любое время, а у Вас ведь работа. - Могу завтра в девять – у Бомгю смена заканчивается в это время, у меня тоже, - Чон запустила руку в волосы, - удобно? – Чан кивнул, - Тогда, буду ждать Вас завтра здесь в девять часов вечера. У Чана от чего-то мурашки пробежали по спине, губы украсила лёгкая улыбка. Когда Хеджи ушла обратно в служебную комнату, он облегчённо выдохнул. Он это сделал? Никогда раньше Бан не испытывал подобных чувств – всё внутри переворачивается с ног на голову, тело пробивает приятная дрожь, а глаза бегают по помещению, стараясь хоть за что-то зацепиться, но тщетно. Посмотрев на Джисона, что варил кофе, Чан поднялся со своего места и направился к бариста. - Здравствуйте, Вы не подскажите, что любит ваш администратор? - Здравствуйте, - Джисон сначала не понял вопроса, - что именно Вам интересно? Я немного знаю, но если нужно, то постараюсь помочь. Разузнав всё необходимо, Чан быстрым шагом вышел из кофейни, лишь бы скрыться от той неловкости, что до сих пор чувствуется между ним и Чон и всё равно, что она находится в другом помещении, это их совместное чувство можно было потрогать. - Идёшь завтра на свидание? – спросил Хан, забегая в комнату, где сидела Хеджи, - И собиралась скрыть это от меня? - Откуда ты знаешь? – удивилась Чон, откладывая планшет. Как Джисон мог узнать о свидании? Неужели… - Мне тот кудрявый парень всё рассказал. Ну, то есть, как... он спросил, что ты любишь, - Хан принялся загибать пальцы, - лаванду, толстовки, когда парень красиво улыбается... - Ладно, я поняла, что ты уже всё ему рассказал, - Хеджи закатила глаза, - и как только тебе это удаётся? Ты повсюду! – Чон подошла к Хану и обняла его, зарываясь носом в его свитер, - Я так волнуюсь. Джисон тоже каждый раз волновался. Даже когда они с Минхо стали парой, он всё равно боялся сделать что-то не так, каждый раз волновался на счёт своего внешнего вида, не понимая, что Ли его любым любит. Джисон очень чувствительный человек, ранимый, эти чувства всегда казались ему лишними в его личности, но Ли ценил эти качества превыше всего. Он считал, что чувствительность – важное чувство, ведь с его помощью ты можешь прочувствовать всё на себе, постараться пережить чужие воспоминания как свои собственные и ранимость Хана Минхо тоже любил. Любил всего Джисона, все его черты, очертания лица, контур губ и шелковистые волосы. Жизнь без него не представлял, так сильно влюбился. Джисон тоже любил и любит до сих пор, он бы не понял этого, если бы Ли не пришёл в кафе, и потом не появился бы ещё раз. С каждым его приходом что-то внутри ломается, разбивается на тысячи осколков, а в груди больно.

***

Как бы забавно это не было, но Чанбин подружился с Чонином и Сынмином. За последние несколько дней они встречались дважды и просто гуляли по улицам, то и дело забредая в кафе, чтобы попить чай. И каждый раз с лимоном, но Со был не против – он любой чай любит, главное только чтоб не горький. У Чанбина сердце болело невероятно сильно, оно то норовило пробить грудную клетку, то останавливалось, пропуская по несколько ударов, из-за этого временами было тяжело дышать. Чанбин перестал так много улыбаться, но когда видел Минхо или этих двоих, то улыбка сама собой появлялась на губах, украшая полусерое от недосыпа лицо. Сколько Со знал Минхо столько и поражался его оптимизму, но и с ним в последнее время что-то приключилось, теперь это стало заметно – Ли начал меньше есть, стал засыпать на парах, чего раньше никогда не было. Чанбин столько раз хотел с ним поговорить, но так и не решился, подумал, что Минхо сам расскажет, когда будет готов. У Со глаза по ночам не смыкаются, а в голове куча смердящих мыслей, и когда пишет Чан, то все смешивается, заставляя мух, что сидели на этой куче, разлетаться в стороны и противно жужжать где-то в подкорке, это сводило с ума. Вот только Бан не виноват, Чанбин лишь надеялся, что Чан примет его чувства, но это была даже скорее мечта, которая разбилась, которую теперь не собрать обратно, да это и не нужно. Чан на самом деле прекрасный человек, любая девушка бы вешалась бы ему на шею, это бесило, но упокоевало то, что Со знал Хеджи и знал, что она не способна причинить другому человеку боль. Чанбин впервые познакомился с ней несколько месяцев назад, она тогда сразу вступила в роль администратора, занимая заодно должность бухгалтера, хотя образование у неё не совсем этому соответствовало, но для работодателя было важно лишь то, что Хеджи хорошо выглядит и готова работать. Чон Хеджи сразу показалась Со доброй девушкой, так и оказалось: она заботилась о бариста и об уборщиках, о лодыре официанте, которого почему-то до сих пор не уволили, так словно знала их всю жизнь и была готова отдать всё самое лучшее, именно это и грело душу. С ней Чан будет счастлив. Слишком жаркий выдался день, все парни ходят в футболках, а девушки в топах или майках. В такие дни хочется гулять, несмотря на жару, однако сегодня не настолько жарко, чтобы передумать идти на улицу. Сынмин в своей новой и уже любимой кепке, Чонин в новой футболке, Чанбин в новых кроссовках, которые ему так старательно выбирали его новые друзья, они действительно хороши, видимо, эти двое знают толк в одежде. Ярко светило солнце, посылая свой свет и лучи на улицы города, иногда пуская зайчиков, ни одной тучи. Сегодня у всех занятия закончились рано, а Чонин и Сынмин освобождены от внеклассных занятий, благодаря чему они сейчас могут гулять все вместе. Ни у кого из них нет негативных мыслей, голова и сердце заполнены только хорошим, что не могло не радовать: Чанбин отвлекается от мыслей о Бан Чане, Сынмин забывает о дальнейшем поступлении, а Чонин просто забывается, находясь рядом с друзьями, теряется в счастливых моментах, которые получает прямо сейчас. Но всё же Чонин теряется не только в тех моментах, которые происходят с ним с настоящую секунду, но ещё и в тех, которые, возможно, никогда не произойдут. Он снова мечтает об отношениях. И каждый раз ему кажется это глупым, а он продолжает, придумывает, запоминает, представляет. Как бы он хотел влюбиться, но времени совсем нет, уж лучше прогуляться с друзьями. Сынмин, который чувствует Чонина как самого себя, напрягся – опять Ян о чем-то мечтает, когда-нибудь это его погубит, ведь нельзя жить в выдуманном мире, а потом вспоминать про настоящее и плакать в подушку. Нет, так нельзя. Но Чонин не исправим он – мечтатель и романтик, этого Ким никак не мог изменить, это не портило Яна, но всё-таки в какой-то мере ему вредило. Сынмин всегда замечал за Чонином странности или то, что иногда Ян слишком забывчивый. - О, - произнёс Чанбин, когда мимо них прошли три девушки, виляя бёдрами, - красавицы каннама. Не понимаю, зачем девушки это делают с собой, они ведь и так прекрасны и уникальны, - возможно, Чанбин так попытался себя утешить. - А мне нравится, - улыбнулся Ян, смотря девушкам вслед, - в любом случае, это их дело и их тело. - Всё равно это того не стоит, - Сынмин покачал головой, - но ты прав, это их дело. Не нам это за них решать. Хотя в мире много парней, которые приветствуют пластику, хирургическое вмешательство, некоторые даже сами предлагают своим подругам или девушкам с собой такое сделать. Чанбин никогда не понимал таких парней, ведь раз ты общаешься или тем более встречаешься с девушкой, то зачем её менять? Ты ведь сам её выбрал, полюбил именно такую, какая она есть, а девушки потом начинают комплексовать, делать с собой всё это, лишь бы понравится парням, друзьям, сделать так, чтобы подруги ими восхищались. Чанбин считал, что каждый человек уникален по своему, будь это маленький нос или кудрявые волосы. Опять в голове образ Бан Чана, как не вовремя. - А как вы относитесь к операции на двойное веко? – спросил Чонин, переводя взгляд сначала на Сынмин, затем на Чанбина, - Вроде ничего такого, - парни согласились, ведь это действительно безобидная операция. - Всё равно я против пластических операций, - выдохнул Чанбин, оглядывая улицу, по которой они шли, - не хотите ещё раз чай попить? – Ким и Ян кивнули.

***

Ёль сегодня снова не пошла на занятия, уже второй день подряд. Живот то обжигает жгучей болью, то отпускает на короткое мгновение, то с новой силой костёр внутри разгорается. Девушка перестала нормально есть, в основном пила воду, даже не чай, а просто выпивала пару литров воды в день, старалась есть, но выходило с трудом. Чан всё время рядом, только иногда уезжает попить кофе, всё остальное время уделяет сестре, стараясь помочь ей всем, чем только может: готовить покушать, пытается кормить, рассказывает разные истории, чтобы подбодрить, включает её любимые фильмы и мультики. А Ёль хуже с каждым днём, неужели на втором месяце беременности всё так плохо? Чан хирург и ни разу не принимал роды, даже понятия не имеет, что это такое, а за сестру волнуется безумно, хочет сделать всё, чтобы ей помочь, но пока ничего из того, что он делает, не увенчалось успехом. Бан даже поймал себя на мысли, что возможно то, что происходит с его сестрой, это не беременность, а что-то другое, но Ёль не поддавалась уговорам поехать в больницу, зля Чана всё больше. В голову сами собой лезут мысли о том, что когда-нибудь у Чана появится жена, и она тоже забеременеет, и что тогда делать? Какие меры нужно предпринять, чтобы облегчить жизнь девушке? Да, сейчас Бан мечтает о семье и о детях, хочет двоих мальчиков и девочку младшую, но сейчас, когда он столкнулся с подобным в реальной жизни, рождение детей стало его пугать. Глядя на Ёль больно становится, Чан не знает как помочь, эта безысходность его убивает, сводит с ума. Но всё-таки иногда сестре становится лучше, и тогда она становится похожа на человека, и можно было бы даже подумать, что её ничего не беспокоит, вот только факт того, что сестра отказывается от обследований волнует безумно. Временами Ёль просто лежит, укутанная Чаном в плед, и смотрит мультики, понемногу ест, а бывает, что и очень даже много, это радует, тогда к Бану приходит осознание, что это временно, что потом будет лучше, он не хотел думать, что сестре может стать хуже, это заставляло его сердце разрываться на части. - Чани, - пробормотала Ёль, когда Бан принёс ей стакан воды, - я совершила такую глупость, прости меня. - Что именно? – в недоумении спросил Чан, протягивая кружку сестре, она тут же перехватила её и сделала несколько глотков, - Можешь рассказать мне, ты же знаешь, - он погладил Ёль по волосам. - Помнишь, я говорила, что у меня был парень? – Чан кивнул, а внутри всё забурлило. Этот парень сотворил с его сестрой то, чего не должно было произойти ближайшие несколько лет, из-за этого Бан немного покраснел от злости, - Если это ребёнок, то не от него, - у Чана словно землю из под ног выдернули, его сестра смогла изменить собственному парню? Как много в ней изменилось за тот год, что его не было? – я, в общем… - Я услышал достаточно, - отрезал Чан, вставая с кровати, шумно выдыхая, - ты сильно изменилась, я тебя не так воспитывал. Ёль впервые за долгое время видела брата в таком состоянии – он редко злился открыто, но сейчас он совершенно не скрывал свои эмоции, его ноздри то и дело раздувались, он стоял у окна, играя желваками на лице, периодически сжимая кулаки. Сейчас Ёль даже было немного страшно, она боялась увидеть брата в гневе, потому что сейчас он вырос и его агрессия могла проявляться совершенно по другому, нежили в детстве. Но к большому облегчению девушки, Бан простоял у окна совсем недолго, успокоился и после вернулся к сестре, присаживаясь рядом с ней на корточки и протягивая руку к её волосам, аккуратно поглаживая. Такого тепла не хватало, Чана не было больше года, так сильно был занят работой, и сейчас, когда он здесь Ёль чувствовала себя в безопасности, потому что ни один на свете парень не защитит лучше, чем старший брат. - Я не знаю, что с этим делать, - Чан кивнул на живот сестры, - но если ты хочешь оставить всё как есть, то я не буду препятствовать, - Ёль кивнула и потянулась к брату, обнимая его за шею, получая тёплые объятия в ответ, - решать только тебе, но если всё-таки передумаешь, то я всегда рядом. А если это действительно беременность? Готова ли Ёль к её последствиям? Ведь это очень тяжёлый труд, это значит не спать ночами, вечно на ногах, тратить огромное количество денег на одежду и содержание малыша, даже Чан сейчас не готов к подобным тратам, хотя это не было для него проблемой, он сейчас только мечтал о семье, но совершенно не был готов к тому, чтобы завести детей. Для Бана дети всегда казались чем-то далёким, даже недостижимым, но он продолжал думать о том, что хочет найти девушку, которую полюбит и которой сделает предложение, они станут мужем и женой и у них через какое-то время будет полноценная семья, но всё-таки дети его немного пугали, сама мысль о них иногда подрывало его спокойствие. "Надо в больницу съездить, не верю я тебе"

***

Феликс, сидя на диване в гостиной, пил чай, читая книгу. Страницы завораживающе шуршали, когда Ли их переворачивал, от книги приятно пахло – совсем новая. Желание читать ни на секунду не покидало Феликса, он был готов хоть всю жизнь провести так – читать книги до самой ночи, то и дело наливая себе чай или кофе. В такие моменты голова заполнена только размышлениями о сюжете, представлением персонажей и старательным подбиранием нужного темпа чтения. В такие моменты Феликс забывался, уходя из реальности, переставая думать обо всём, даже Кёнми уходила на второй план, когда открывалась книга, дурманя рассудок своим ароматом свежих страниц. После прочтения сами собой запоминаются различного рода фразы, новые выражения и сюжет, всё это остаётся с Ли очень надолго, он при любом удобном случае принимается цитировать что-нибудь, заставляя слушателей внимательно и увлечённо вникать в произнесённые им слова. Дочитав главу, Феликс отложил книгу на столик, устало откидываясь на спинку дивана и прикрывая глаза, сразу представляя главного героя. Противное жужжание телефона прервало визуализацию персонажа. Это была Кёнми, она хотела приехать в гости, чтобы о чём-то поговорить, Ли согласился, и уже через 40 минут Ким сидела рядом с Феликсом, как обычно переодевшись в одну из его многочисленных футболок. - Знаешь, - Кира перевела глаза с Ли на окно, - я как-то совсем не подумала про тебя, когда пошла гулять с Хёнджином, прости меня за это, - она виновато опустила голову, обхватывая себя руками за плечи, - мне хочется узнать его получше, мы ведь не так близки как с остальными. Внутри где-то под рёбрами Феликс почувствовал расползающееся по немногу тепло. Она приехала сюда, потому что хотела поговорить открыто о своих чувствах, о чувствах Ли. Всё-таки они оба мыслят немного иначе, чем их сверстники, может всему виной первые сильные чувства? - Я же тебя никогда не останавливал, Хёнджин мой друг, - улыбнулся Ли, - я могу понять, что ты чувствуешь, ведь я вас познакомил гораздо позже, чем нужно было. Он был готов к абсолютно любым действиям Ким, предоставляя ей свободу. Он не хотел, что бы она чувствовала себя неловко, что бы её мысли не были скованы неопределённостью. Со временем она сама придёт к какому-то решению и Феликс примет любое из них. - Хочешь, мы ему позвоним? – спросил он, - Может быть встретитесь ещё раз. Такое предложение Ли, Кёнми охотно приняла, пусть и в очередной раз немного растерялась. Он протянул ей телефон, с уже набранным номером Хвана, тихо спрашивая, что Ким будет пить, ловя смущённую улыбку. - Неожиданно, - раздалось из динамика после нескольких протяжные гудков, - а Фила ты куда дела? В заложниках держишь? - расхохотался Хёджин. - Да, прошу выкуп в размере одного миллиона вон, - теперь уже смеялся рядом сидящий Феликс, протягивая Ким печенье. Договорившись о встрече и поболтав ещё какое-то время по громкой связи, друзья попрощались, сами не осознавая насколько между ними крепкие узы. Феликс светился с каждым днём всё ярче, озаряя мир вокруг себя счастьем и любовью, Хёнджин окончательно отпустил прошлое, посвящая себя друзьям, отдаваясь им без остатка, Кёнми наконец чувствовала себя готовой к любимым жизненным испытаниям.

шесть лет назад

- Эй, - крикнул русоволосый парень, - где твои обещанные игроки? Мы тут минут сорок одни играем, мне уже надоело тебя в сухую выигрывать! - Лино, успокойся, - закатил глаза Со, - уже написали, сказали, что будут через пять минут, - он кинул в друга баскетбольный мяч, - ты меня своим характером в гроб сведёшь когда-нибудь. Поймав мяч, Минхо прокрутил его на пальце несколько раз, после чего отбросил куда-то в сторону, падая на землю, обречённо вздыхая. Солнце слепило глаза, от чего Ли пришлось накрыть лицо руками. Валяясь на поле после долгой игры, Минхо думал о скором окончании каникул, что скоро снова придётся носить эту дурацкую школьную форму и ходить на занятия каждый чёртов день. Как бы он хотел, что бы это скорей кончилось и всё равно, что он убил на школу всю свою осознанную жизнь. Сидящий рядом Чанбин разделял чувства друга как никто другой, ему тоже настолько надоела школа, что он был готов сбежать в другую страну, лишь бы не смотреть больше на одинаково грустные лица школьников и вечно недовольных учителей, которые только и умеют, что доводить детей до слёз и истерик со своими грядущими экзаменами. - Закончу школу и поступлю в Штаты, - пробубнил Ли, поднимая корпус на локтях, - достала такая жизнь. - Из тебя американец как из меня балерина, - посмеялся Чанбин, - оставайся здесь, может вместе поступим куда-нибудь? Ты же вроде на юр фак хотел когда-то. - Ага, расследовать исчезновение женской сумки за два бакса, - грустно подчеркнул Минхо, переводя глаза за баскетбольное поле, - о, это не твои идут? - он указал пальцем на компанию парней, идущих к центру поля. - Они самые, - Со кое как поднялся с земли, отряхивая шорты, - Эй, вы почему так долго? Играть тоже как черепахи будете? - закричал Чанбин, грозя друзьям кулаком. Минхо был приятно удивлён тем, что новые игроки оказались довольно неплохи, Ли даже несколько раз не смог перехватить у них мяч, но игрой всё равно остался доволен. Наконец-то появился кто-то, играющий лучше Чанбина. Школьники веселились, играя в мяч и громко смеясь, когда кто-то падал, то игру останавливали, что бы помочь прийти в себя, ведь баскетбол довольно суровая игра даже для молодых парней. Проходящие мимо поля девушки иногда останавливались, что бы посмотреть на парней, так ловко управляющихся с мячом. - Я больше не могу, - свалился с ног Со, - мне нужен перерыв, - он простонал ещё громче, раскидывая руки и ноги в разные стороны. - Согласен, я начинаю выдыхаться, - поддержал друга Ли, садясь на землю и отдавая мяч одному из парней, - может закончим на сегодня? - все закивали головами, обессиленно валясь с ног, - Кстати, разве вас не должно было быть больше? - Да, одного не хватает, - начал один из новеньких, - не смог прийти, сказал что хочет что-то для школы доделать, - пояснил брюнет, - Бин, ты с ним не знаком, возможности не было, - он опередил вопрос Со. - Школа святое место, - цокнул языком Минхо, закатывая глаза, - может тогда в следующий раз, - Ли секунду потупил взгляд куда-то в небо, - хотя напиши ему, может он уже закончил? Пусть приходит, хоть сходим куда нибудь, нечего дома тухнуть. Согласившись с новым знакомым в очередной раз, брюнет набрал номер одноклассника, включив громкую связь. Трубку сняли только через несколько протяжные гудков, из динамика раздался уставший голос юноши: "Что опять?". Услышав незнакомый голос Минхо тихо посмеялся, уж очень забавным ему показалась эта простая фраза незнакомца. - Ты уже закис дома сидеть, приходи к школе через десять минут, подождёт твоя гитара, - немного строго произнёс брюнет, - давай давай, она без тебя не сломается. "Гитара? Круто" В голове у Минхо сразу образ нарисовался: чуть удлинённая стрижка, большие добрые глаза, которые словно сами по себе улыбаются. Простые джинсы и какой-то несуразный свитер тёмного цвета, который явно больше, чем его обладатель. Неосознанно Ли приподнял брови и чуть прищурился, пытаясь визуализировать человека. "Наверняка добрый" Собрав вещи с поля, все кроме Чанбина, пошли к школе, куда через несколько минут подошёл тот самый игрок, который не соизволил появиться на игре. Как Ли и представлял, у него удлинённая стрижка карамельного цвета и глаза отражают всё о чем он думает. Приятная внешность и запоминающийся стиль одежды. - Хан Джисон, - он протянул руку незнакомцу, - приятно познакомиться. - Ли Минхо, - протянул руку в ответ, заглядывая в чужие глаза, - взаимно.

настоящее время

Хеджи проснулась очень рано, ведь знала, что сегодня ей нужно выглядеть не менее чем идеально, ведь сегодня она идёт на свидание с Бан Чаном, поэтому стоит одеться красиво и накраситься в тон одежде. Свой выбор Чон остановила на чёрных чуть свободных джинсах и большом белом свитере с горлом - мило, опрятно и просто. Макияж тоже был простым – чёрные стрелки и блестящие белые тени в уголки глаз, своим естественным кудряшкам Хеджи немного придала форму, и улыбнувшись себе в зеркало, поехала на работу. Оказавшись в кафе, она получила одобрительную улыбку Бомгю, но также она увидела и Чана, который как обычно сидел в углу, держа в руках телефон. Бан заметил Хеджи и её образ заставил его слабо улыбнуться, улыбка появилась сама собой и она была искренней. «Он собрался сидеть тут весь день?» Чон тоже улыбнулась и ушла в служебную комнату, в которой провела без малого три часа, но когда она вышла, чтобы попросить Бомгю сварить ей кофе, Чан всё ещё сидел на месте, а на его столике стояло уже три пустых кружки. Бан совершенно не горел желанием уходить, но и сидеть весь день в ожидании, наблюдая как Хеджи ходит по кофейне было невыносимо, пришлось уйти, ему ведь тоже нужно собраться, привести себя в порядок, ведь сегодня он идёт на свидание. Такого не было со времён учёбы в университете, но даже тогда, он чувствовал ничего подобного – все эти невольные улыбки, бабочки, порхающие внизу живота, такого никогда не было, хоть Чан и был когда-то в отношениях. Это была девушка на год младше и она полная противоположность Хеджи – одевалась всегда довольно вызывающе, волосы были длинными, а характер такой, словно она готова в любой момент взорваться. Эти отношения не протянули больше месяца, но всё же они были, причём первые и последние. У Хеджи тоже был парень и тоже во время учёбы в университете, он так же как и девушка Чана был полной противоположностью Бана – грубый и холодный, он не разрешал Чон даже с подругами гулять, постоянно попрекая её всем подряд, причиняя боль. Сумев извлечь из этого урок, Чон теперь вольна делать что захочет, полюбив и приняв себя после тяжёлого разрыва. Теперь она хоть и одинока, но знает себе цену, готова заводить новые знакомства и проживать жизнь так, как этого ей самой захочется. Чан ушёл из кафе спустя 20 минут, допив четвёртую кружку кофе, что не могло не вызвать улыбку у Хеджи, которая все эти 20 минут наблюдала за Баном, сидя за одним из столиков. Когда Чан уходил, то в последний раз посмотрел на Чон и улыбнулся ей своей лучезарной улыбкой, которую Хеджи считала невероятно красивой, особенно ямочку на его щеке. Кроме Чана на тот момент никого в кофейне не было, поэтому Хеджи и Бомгю могли спокойно поговорить о работе и не только. Из их диалога Бомгю стало понятно, почему администратор сегодня такая счастливая и выглядит хоть и просто, но очень стильно. Сам Бомгю рассказал о том, что совсем недавно купил билеты на Чеджу, поэтому он и просил дать ему отпуск неделю назад, который к большому облегчению получил. Хеджи тоже хотела слетать отдохнуть, но пока не могла себе этого позволить – хотела заработать больше денег и попутешествовать, слетать в Лондон и в Амстердам.

***

Хёнджин в этот день решил не идти на пары – захотел просто посидеть дома и подумать, куда он может сводить Кёнми после кафе. Он точно знал, что купит ей карамельный латте, который она так любит, но больше идей не было. Он думал о том, что сделать, что сказать, как себя вести и что надеть. - Джини, что делаешь сегодня? В универе, я так полагаю, тебя нет, - на другом конце связи спросил Чанбин. - Договорились с Кёнми встретиться в том кафе, куда ты нас водил, мне там понравилось, ей тоже, - Хёнджин шмыгнул носом и налил себе воды, - как думаешь, куда сходить потом? - Не знаю на счёт потом, но у Кёнми ведь нет подруг? – голос Со показался Хвану немного обеспокоенным, оно и правильно, ведь Ким одна среди них и подруг как таковых у неё нет, - Познакомь её с администратором кафе. Её Хеджи зовут, хорошая девушка. - Какое имя, мы похожи. А ты то откуда знаешь? Понравилась? – на лице Хёнджина расцвела улыбка и надежда на то, что Чанбин себе кого-то присмотрел, но в ответ услышал отрицательное мычание, - Хорошо, понял, обязательно их познакомлю. Скажу, что от тебя. И оставшийся день прошёл совсем незаметно, даже как-то слишком быстро, Хёнджин даже понять ничего не успел, поэтому когда обнаружил, что время шесть часов, переоделся в чёрные джинсы и толстовку и вышел из квартиры, позвонив Ким. Оказалось, что девушка уже почти приехала к месту встречи, что немного огорчило Хвана – опаздывает. Но кроме как вызвать такси и попросить ехать по быстрее, Хёнджин ничего не мог, однако он всё равно каким-то волшебным образом приехал раньше, чем Кёнми, поэтому заказал им кофе: себе мятный раф, а подруге карамельный латте. До тех пор пока не приехала Ким, Хёнджин высматривал администратора и, наконец, заметил её выходящую из служебной комнаты. Это была не слишком высокая девушка со светлыми кудряшками, которые сразу бросились в глаза Хёнджину. - Извините, - Хван поднялся со своего места и подошёл к Чон, - я Хёнджин, друг Чанбина. - Здравствуйте, мы с Чанбином хорошие друзья, - Хеджи улыбнулась, поправляя чёлку, - Вы что-то хотели? – в этот момент прозвенел колокольчик, и в помещение вошла Ким, - Здравствуйте, - Чон снова улыбнулась. - А это собственно то, о чём я хотел Вас попросить. Это моя подруга Ким Кёнми, и я бы хотел, чтобы вы пообщались, - Хёнджин поймал недоумевающие взгляды обоих, - меня Чанбин попросил, - рассмеялся Хван, запуская руку в волосы, - вы хотя бы попробуйте. - Здравствуй, я Чон Хеджи, - администратор улыбнулась, - значит, ты Кёнми. Приятно познакомиться. - У Вас красивый акцент, где учились? – спросила Ким, разглядывая Хеджи, точнее её макияж. - Можно на «ты» я сама учила язык, - Чон закусила губу, опуская взгляд в пол, - странно звучит? – Ким отрицательно помотала головой, вызывая улыбку не только Хеджи, но и Хёнджина, - Спасибо. Проходите за стол, я подойду попозже – нужно доделать отчёт. Поняв, что Хёнджин купил ей любимый кофе, Кёнми смутилась. Запомнил. Как ни странно, но первое время друзья просто пили кофе, изредка сталкиваясь взглядами, вот только Хёнджин продолжал смотреть, а Кёнми возвращала глаза обратно на стол или кружку, из которой шёл обжигающий пар, пытаясь придумать тему для разговора. В конце концов, начал Хван, он спросил Ким об учёбе и о выпускных экзаменах, которые уже вот-вот наступят. И ему тут же стало ясно, что Ким хоть и знает весь материал, но ужасно сильно волнуется, он в свою очередь поделился своими переживаниями о предстоящей сессии, которая тоже начнётся со дня на день, и получил добрые слова поддержки. Дальше диалог пошёл сам собой, друзья разговорились, периодически срываясь на шутки, заливаясь негромким смехом, понимая, что они в кофейне не одни и стоит вести себя по тише. Хёнджин выглядел просто, но Кёнми всё равно казалось, что он какой-то уютный – его чёрная толстовка была на несколько размеров больше его самого, рукава полностью закрывала пальцы, так что если бы Ким захотела её надеть, то точно бы в ней утонула. А Хёнджину нравились штаны подруги - синие и серечками, которые так сочетались с чёрной кофтой. Периодически Хёнджин натыкался взглядом на Хеджи и на её белый свитер. Чон то появлялась в зале, то уходила обратно в другое помещение, у неё в руках был планшет в чёрном чехле. Внимание привлекали и её кудряшки, она была похожа на барашка, это заставляло Хвана улыбаться, но он смотрел на администратора лишь по паре секунд, после возвращая взгляд на подругу, которая неторопливо пила свой латте. Сегодня Хёнджин снова убедился в том, что Ким очень низенькая и хрупкая, ведь когда он стоял рядом с Хеджи, которая была ниже его, Кёнми оказалась совсем крохой даже на её фоне, хотя Чон была не слишком то и высокой. Но это его лишь умиляло, он вдруг почувствовал, что сможет защитить девушку от всего на свете, хотя бы потому, что он гораздо выше и старше. - Привет, - Хеджи подошла к столику, за которым сидели Кёнми с Хёнджином, - что пьёте? У меня вот ванильный раф. - Слишком сладко, - Хёнджин улыбнулся, - хотя у Кёни карамельный латте, у меня мятный раф, - он постучал пальцами по кружке, - а ты откуда, если не секрет? - Из Австралии, я думала, меня акцент выдаёт. - Он и вправду необычный, я бы даже сказала, что слышу его впервые, - подметила Кёнми, подцепляя кружку за ушко и поднося к губам, - но тебе идёт, а ещё мне нравится твой стиль, очень мило. - Спасибо, по правде говоря, у меня сегодня свидание… не слишком просто? – Хван и Ким помотали головами, - Я так волнуюсь. Хеджи, как и Кёнми и Хёнджин выглядела счастливой, видимо парень, с которым идёт на свидание действительно ей нравился. Ким это понимала, видела, как глаза у Чон от счастья светятся, только не могла понять почему ей этот взгляд так знаком. - Я вас помню, - Хеджи сделала небольшой глоток своего кофе, - вы приходили с Чанбином как-то раз. Правда, вас тогда больше было. И, кажется, ты – Чон перевела взгляд на Кёнми, - была там единственной девушкой, - Ким кивнула, - в моём окружении тоже только парни. Взять хотя бы Джисона и Бомгю – наши бариста, или Хичоль – уборщик… я тут одна девушка, зато мужского внимания у меня хоть отбавляй, - Хеджи смущённо улыбнулась, в очередной раз поправив чёлку. - Теперь мы есть друг у друга, - подметила Кёнми, ставя кружку на столик, - если хочешь, буду приходить по чаще, - Чон кивнула и перевела взгляд на звук звенящего колокольчика, в кофейню зашёл Чан, это заставило Хеджи моментально отвернуться, - аа, это самый парень? Не бойся, ты выглядишь потрясающе! - Иди поздоровайся, - Хёнджин улыбнулся и кивнул в сторону Бана, - всё равно вы будете сегодня вместе, так чего бояться? Хеджи кивнула и, встав со своего места, подошла к Чану. Он ей улыбнулся. - Так мне нравится больше, чем объёмные рубашки, - произнёс Бан, переводя взгляд на кудри девушки, - и мы с тобой как два барашка. - Это точно, проходи. Ты как всегда рано, - подметила Хеджи, следуя за Чаном, который пошёл на своё привычное место, и пересекаясь взглядом с Ким, которая не могла сдержать улыбку, - что тебе принести? - Я видел, что ты что-то пила, когда я зашёл, можно мне тоже самое? Уверен, у тебя хороший вкус, - от каждого слова смущение нарастает, но Чан старается держаться, - можешь идти обратно к ним, мы ведь с тобой всё равно пойдём гулять, - Чон кивнула. Наблюдая за Хеджи и Чаном у Ким на душе тепло, она бы тоже хотела пойти на свидание, но ей хватало и таких прогулок как сейчас, разговоров обо всём на свете. Хеджи показалась Кёнми хорошим человеком, и она была уверена, что они смогут подружиться и, может быть, однажды она познакомит Чон со своими друзьями. Она была уверена, что и парням Хеджи тоже понравится, хотя бы потому, что она иностранка и приятна в общении. Проследив все действия Чон, Ким вернула глаза на Хёнджина, что сидел напротив, столкнулась с ним взглядом. У Хвана глаза большие и чистые, в них словно жизнь появилась после расставания с Ёль, он сильно изменился – стал более разговорчивый, перестал постоянно о чём-то думать, стал больше улыбаться, а улыбка ему очень идёт. Хёнджин теперь казался чистым, и девушка была искренне рада тому, что сейчас Хван именно такой. - У тебя глаза красивые, - Хёнджин своими словами заставил Кёнми поперхнуться, - мне нравится. - Ты мог это сказать до того, как я взяла кружку ну или хотя бы после, - рассмеялась Ким, - спасибо, - она улыбнулась и секунду помолчав добавила, - мне твои тоже нравятся. Обмен любезностями закончен? Повисло неловкое молчание, а за ним громкий смех, который привлёк внимание Хеджи. Чон подошла к столику, за которым сидели друзья и с улыбкой на лице, поднесла указательный палец к губам, прося их быть чуточку тише. После Хеджи сказала, что за неимением сегодня больше дел она сейчас пойдёт гулять с Чаном, поэтому за Кёнми и Хёнджином присмотрит Бомгю. Друзья согласились и улыбнувшись Чон на прощание, проводили её взглядом. Они видели, как Хеджи смущённо улыбается, когда Бан на неё смотрит, это заставило их обменяться коротким «какие они милые». Ким рада за Чон, несмотря на то, что они познакомились только сегодня, ей было достаточно просто её улыбки, чтобы понять, что человек она искренний и добрый, и девушка мысленно пожелала администратору удачи и всего самого лучшего, что она только сможет получить за этот вечер.

***

Чан идёт рядом, из-за чего в голове рой мыслей, из которых невозможно поймать даже одну. Всё путается, смешивается, где-то в животе всё связалось в тугой узел, сердце бьётся быстрее положенного, губы то и дело нервно дёргаются. Хеджи просто места себе не находит. Весь день ждала этой встречи, а теперь и слова вымолвить не может, Чан тоже. Они просто идут рядом, стараясь не выдавать своё волнение, но каждый его замечает, а неловкость между ними можно ножом резать. Внезапно Бан остановился и развернулся всем телом к Чон, которая от неожиданности врезалась в его грудь. - Извини, - пробормотала Хеди, делая шаг назад, не поднимая глаз, - это было неожиданно. - Посмотри на меня, - попросил Чан, и Чон не смогла отказать. Подняв глаза она заметила добрую улыбку и расставленные в стороны руки, Бан хотел её обнять, - ну вот, иди сюда, - не дождавшись решения Хеджи, Чан просто её обнял и прижал к себе, от её волос пахло персиком, - я же не страшный, давай просто расслабимся и погуляем, хорошо? – Чон кивнула и вынырнула из объятий Бана. Сердце колотилось безумно. У Чана мускулистое тело, Хеджи смогла это почувствовать через свитер, а ещё она почувствовала, что и его сердце тоже бьётся быстрее, чем ему положено. Утешало то, что она не одна смущается, это помогло немного прийти в себя, но с каждой секундой волнение обратно возвращалось, потому что Хеджи ощущала на себе взгляд Бана, а ещё она чувствовала его улыбку, это хоть и приятно, но безумно смущает. - Хватит так на меня смотреть, - смущённо сказала девушка, останавливаясь и останавливая Чана, взяв его за край рукава, - ты меня смущаёшь! – Чан добро рассмеялся, демонстрируя ямочку на щеке, - Хватит, перестать, правда! - Мы пошли с тобой гулять, ты прекрасно выглядишь, мне теперь на тебя смотреть нельзя? – продолжая смеяться, спросил Бан, - Придётся привыкать, я планировал позвать тебя ещё раз, - смутился сам и смутил Хеджи, но улыбка продолжала цвести на его губах, - или ты уже передумала? – Чон отрицательно помотала головой, отпуская рукав свитера Чана, - Тогда пойдём, - Бан отвернулся и медленно пошёл дальше, взяв Чон за руку. С каждым мгновением дышать всё труднее, но в тоже время становится легче. Чон чувствовала тепло руки Чана, это помогало отвлечься, успокоиться, но всё же мысли не давали ей покоя. Она ему так сильно понравилась? А Чану тоже нелегко: борется с собой каждую секунду – хочется отпустить руку Чон, потому что смущает безумно, но и одновременно делать этого нет ни малейшего желания. Бан хочет чувствовать её ладошку в своей, хочет просто идти рядом и держать Хеджи за руку, а её смущение только подливает масла в огонь. На работе она тоже была робкой, но не настолько, сейчас она была даже немного напугана, как и Чан. У них не было отношений очень давно и чувств таких тоже не было. Они как два неопытных школьника – боятся сделать что-то не так, но всё идёт своим чередом, по немногу волнение сходит на нет, стеснение тоже и теперь они просто идут вот так просто держась за руку, и им даже слова не нужны, достаточно лишь того, что они сейчас вместе. Дойдя до моста, Чан выпустил руку Хеджи из своей и развернулся к ней. Стало холоднее – у воды всегда так, но в тот момент им обоим было не до этого, Чон просто подошла к Бану и уткнулась носом в его грудь, получая объятия. От Чана пахло дорогим одеколоном, запах ему безумно подходил – древесный, но не слишком тяжёлый, сквозь него Хеджи даже чувствовала аромат его геля для душа, Чан тоже почувствовал аромат Чон – пахло кокосом и шоколадом. Они простояли так несколько очень долгих секунд, после чего Хеджи повернулась к Чану спиной, но тот так и не выпустил её из своих объятий. Было тихо, слышна только песнь воды под ними. - Хочу на море, - прошептала Чон, не отрывая взгляд от воды, - ты там был? - Был, я родился в Австралии, - Чан положил голову на макушку Хеджи, - красиво, но очень жарко, но съездить всё-таки стоит, - он в очередной раз вдохнул аромат персика, - у меня там родители остались, а сестра сюда переехала, думаю, вы бы подружились, хотя за то время, пока меня не было, она сильно изменилась, так что может я и ошибаюсь. - Австралия? Так мне не показалось? - встрепенулась девушка, поворачивая голову к Чану, - А в каком городе? - Сидней, - удивился Бан, чуть хмуря брови, - а ну скажи что-то на английском, - Хеджи повернулась к нему всем телом, гордо произнося короткий английский монолог, - так вот почему акцент показался мне знакомым! Какой город? - в его глазах блеснули искорки, а на губах зацвела улыбка. - Мельбурн, - засмеялась девушка, видя изумление в лице напротив, - у меня мама и младший брат остались. - Значит наша встреча точно не случайность, - у Чана словно второе дыхание открылось. Сердце его подсказывало, что не бывает таких совпадений, не могут два человека из одной страны встретиться на совершенно другом континенте просто так. Чан до этого никогда не задумывался о существовании родственных душ, но сейчас, обнимая эту девушку, что-то внутри него вызывало бурю эмоций и в тоже время удивительное спокойствие, будто они знакомы целую вечность. Может об этом чувстве так любят снимать фильмы и писать книги? И так они говорили и говорили, совершенно позабыв обо всём, что когда-либо их беспокоило. У Чана внутри всё переворачивается только от одного присутствия Хеджи, неужели влюбился? Они ведь так мало знакомы, так многое им ещё предстоит узнать друг о друге, но что это если не любовь? Хеджи чувствует тоже самое, но боится это признать. Влюбиться вот так сразу? Как нелепо. Но чувства не дают покоя, она хочет, чтобы так было всегда, чтобы Чан вот так её обнимал, и они могли просто молчать, им было бы этого более чем достаточно. Но внезапно резкая мысль ударила в голову и вернула на землю: Чан здесь временно, он в отпуске. Что они тогда будут делать? - Ты же здесь ненадолго, верно? – прозвучало слишком тихо и неуверенно, но Бан всё равно её услышал и кивнул, - Потом обратно на работу? – он снова кивнул, чуть сильнее прижимая к себе дрожащее от холода тело Хеджи, - Надеюсь, ты хорошо проведёшь здесь время. - Уверен, так и будет. Чан тоже столкнулся с болезненной мыслью о том, что он здесь всего лишь на три месяца, но здесь ведь намного лучше, чем на работе, где даже поговорить толком не с кем, да даже времени на это нет – вечные пациенты, медицинские карты, отчёты. Мысли о работе невольно полезли в голову, но Чан старался от них оттолкнуться, вышло не скоро, но всё-таки сознание очистилось и снова заполнилось девушкой, что сейчас рядом. Наверное, Чон тоже больно от того, что Бан просто приехал отдохнуть и повидаться с сестрой, но она не знала насколько счастливым его сделала, ведь сейчас Бан Чан не просто существует, он живёт, испытывает эмоции кроме как заботу о незнакомых ему людях, сейчас он хочет заботиться о Чон, хочет ей помочь всем, чем только сможет и пусть это не навсегда, но он готов буквально на всё, лишь бы сделать Хеджи счастливой. В этот момент он подумал о том, что может забрать девушку с собой в Пусан, пусть живёт с ним, а он будет работать, если Хеджи захочет, то тоже устроится на работу, но она будет с ним. Чан был уверен на сто процентов, что Чон не откажется, но всё-таки не стал озвучивать эту мысль - слишком рано. Хеджи потерялась в мыслях о том, что Чан это просто что-то мимолётное, что потом придётся опять учиться жить заново в снова в одиночестве, она была уверена, что Бан не вернётся, хотя отчаянно пыталась верить в то, что он обязательно приедет её навестить. Теряясь в мечтах и догадках, Чон на мгновение забыла, что сейчас Чан здесь, что обнимает её, согревает. Осознав это, она решила, что посвятит себя Бану хотя бы на эти три месяца и плевать, что потом будет больно, главное, что сейчас она не одна, главное, что сейчас он рядом. - Ты замёрзла, - голос Бана пробрался сквозь пелену непонятно откуда взявшихся слёз, - пойдём, - Хеджи кивнула и, сморгнув солёные капли, повернулась к Чану, - я надеюсь, эти слёзы от ветра, - было видно как Чану больно. Он тяжело выдохнул и снова прижал к себе девушку, - я же здесь.

***

Хёнджин и Кёнми болтали до самого закрытия кафе и, казалось, что сумели обсудить абсолютно всё, но они продолжали разговаривать и когда вышли из кофейни, и когда гуляли по парку, который обнаружили совсем близко. Уже стемнело, стало прохладнее, от чего и Кёнми и Хёнджин замёрзли, но они продолжала идти, иногда чуть касаясь друг друга плечами. Людей всё меньше, улицы по немного опустели, остались только изредка проезжающие по дороге машины, что успокаивали звуками своих моторов. - Я думаю, пора домой, - остановилась Ким, обхватывая себя руками, - ты не хочешь? - На самом деле не очень, - у Хёнджина в глазах огонёк блеснул, - я могу вызвать тебе такси, поедешь? – девушка кивнула и отвернулась в сторону дороги, - Пишет, что машина приедет через 3 минуты. 3 Минуты. Так мало. Кёнми поймала себя на мысли, что гуляла бы с Хёнджином хоть до рассвета, не подозревая, что и Хван сейчас думает точно также. Он бы тоже хотел провести остаток ночи рядом с Ким, прогуливаясь по пустым улочкам, любуясь огнями ночного города.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.