В оковах свободы

Другие виды отношений
PG-13
Завершён
72
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
72 Нравится 4 Отзывы 16 В сборник Скачать

Вперёд в бесконечность

Настройки текста
Это звучало безумно. Поверить было тяжело, да и не за чем, казалось бы, ему это делать, вот только уж вместе с тем предложение казалось больно заманчивым. К слишком большому риску привлекало, а оттого развеяло всю былую неприязнь к зазнавшемуся почём зря полубогу. Который сейчас стоял с широкой, самоуверенной ухмылкой и сверкал клыками, протягивая ладонь к «смертному». Что-то в его сияющих опасным ярко-красным пламенем глазах притягивало и просто не позволяло отказаться уже как в пятый раз подряд. Лололошка сделал то, что считал для себя невозможным. То, от чего должен был отказаться, но не стал, решив сорвать с себя ставший слабым ещё поколение назад ошейник с шеи и стряхнуть с плеч назойливые тиски игры, которая должна была идти явно не так. Недовольство Междумирца, недовольно сверкающего глазами где-то там, за кулисами, давно перестало его волновать. Разве они не равны? — Я согласен. «Смертный» протянул ладонь, бесстрашно и бессовестно сжимая в своих пальцах чужие и отвечая таким же оскалом, который на обычного человека не смахивал. Но разве мог что-то знать о настоящих смертных полубог, которому плевать на них было до этого момента абсолютно и полностью? Они заключили контракт. Контракт, который противоречил всем законам, природе и воле богов этого мира. Но для Люциуса не имело значение то, насколько рисковано или глупо он поступил, ведь его главной целью являлось утереть, наконец, своему паршивому отцу нос. Лололошка же с удивлением понял, что пошёл на это только из-за интереса, понимая, что этот мир всё равно придётся покинуть, хочет он того или нет. Горький, тихий смех заполонил обжигающую тишину второго этажа когда-то заброшенного замка: гораздо более юный и отчаявшийся мироходец возжелал никогда не узнавать кого-то ещё из жителей этого места. Ведь с ними он так или иначе расстанется после «выполнения долга». Сможет ли он застрять здесь навечно, если пойдёт против правил? Обзаведётся ли он, наконец, друзьями, которые останутся с ним, семьёй? — Прекрасный выбор, жалкий смертный, — грубо прервал чужие размышления Люциус, скрещивая руки на груди и прикрывая глаза во внезапно появившейся жажде крови, которая могла бы испугать кого угодно из других людей. Но не Лололошку. — Нам с тобой предстоит так много дел, а потому не расслабляйся. Лололошка вздохнул и с отчаянной решительностью кивнул в ответ, пропуская чужую надменность в этот раз мимо ушей. А где-то там, совсем рядом, но так далеко, Междумирец с глубоким сожалением и печалью отвернул лицо от идущего на губительные поступки своего подопечного, решая позволить тому узнать, что же из этого выйдет. Ведь боль от того, как всё должно быть, и он познал когда-то.

***

Они могли бы стать друзьями, все они. Он мог бы поступать правильно, он мог бы делать то, что обязан. Но кто, когда и на каких основаниях вдруг решил, что конкретно он чем-то кому-то должен? Почему Люциус, этот несносный на первый взгляд, зазнавшийся и до ужаса толстокожий полубог Ада оказался единственным, кто предложил что-то в замен? Раз даже настолько аморальное существо, ни разу в жизни не слышавшее (судя по тому, что он не был в состоянии прочитать банально это слово в книге) о любви и взаимоуважении, ведёт себя лучше, чем все, кого Лололошка встречал до него? Чем даже Междумирец к нему приставленный, который до сих пор молчит, лишь время от времени напоминая о себе прожигающим холодом взглядом. Не значит ли его бездействие, что его грубо и жестоко обманывали всё это время? Заставляли верить в его необъятной значимости долг, который, оказывается, можно просто взять и не исполнять. Парень злобно сощурился и сжал кулаки, со вздохом откидываясь на спинку кресла в библиотеке в замке полубога. Который на кой-то чёрт сказал, что он, «жалкий смертный», обязан пересилиться к нему. Забавы ради Лололошка не спорил, но это уже начинало раздражать. — И зачем я тебе нужен здесь, если ты только и делаешь, что молча что-то там читаешь? — спокойно, но в шаге от нервного срыва и крика спросил человек, скептическим взглядом прожигая книгу в руках напарника. — И зачем тебе сдалась эта книга? Неужели кто-то написал пособие о том, как свергнуть богов и занять их место? Парень с издёвкой ухмыльнулся, не поленившись спустить свои очки на переносицу, чтобы этот недобожок увидел весь сарказм, который только можно выразить, в его глазах. И осознал, наконец, что правят балом они оба. Лололошка никогда его не боялся. — Ну почему ты не можешь просто молча делать, что скажут, жалкий смертный? — буркнул из вредности Люциус, поднимая глаза на человека напротив и встречаясь с ним взглядом. Который заставил полубога в задумчивости и некотором замешательстве замолчать на несколько секунд. — Я должен знать о тебе больше, раз уж мы напарники и ты будешь править Адом, да всем этим мирком, вместе со мной. Вы, людишки, создания странные, особенно эти ваши чувства или как вы их там называете. И Люциус это знал. Но так же он знал, что если какой-то там Лошка его не боится, то на то должны быть причины. Даже с лишь частью своих сил он гораздо сильнее и не раз уже подвергал мальчишку опасности, а тот всё равно не дрогнул ни при отказе, ни при согласии. Достойных союзников нужно уважать. Такой ответ Лололошку озадачил и заставил с крайним недоумением пялиться на сморозившего нечто для него дикое полубога. Погодите, он это сейчас серьёзно сказал? Люциуса волнуют чувства, как он всё ещё продолжает говорить, «жалкого смертного»? Это уже настораживать начинает. — Постой, в каком смысле? — спросил опешивший паренёк, впиваясь пальцами в собственные волосы и вовсе думая о том, чтобы снять очки, хотя он всегда скрывается за ними. Люциусу же такой вопрос показался глупым и, закатив глаза, он с театральным вздохом продолжил, небрежно махнув ладонью: — А мне казалось, что ты всё на лету схватываешь, — неосознанно, но полубог сделал своему странному человеку не менее странный комплимент, — но, вижу, и у тебя бывают «сбои». Да в самом прямом, мне важно учитывать твои желания и чувства. А если я совсем ничего о людях знать не буду, то как я это делать буду, а? Посмотрев на Лололошку взглядом, который так и описывал красноречиво то, насколько тупо тот себя выставил, Люциус снова уткнулся в книгу о людской психологии. Да ещё и с таким серьёзным видом, что заставил юного мироходца поверить. Пара моментов, и чтение прервал неожиданный, радостный и одновременно невыносимо горький смех человека, который одним тёплым взглядом усмирил взбесившегося из-за шума Люца, который отчего-то растерянно замолчал и поспешно отвернулся, нахмурившись. Что-то там он ещё пробубнил про «я запрещаю тебе на меня так смотреть», но этого Лололошка не слышал. Спустя много лет впервые перед кем-то решаясь снять очки. Разве есть теперь у него смысл прятать от Люциуса свой взгляд?

***

Дела становились всё страннее, отношения неописуемее. Они сошлись на том, что каким-то образом нужно вернуть Люциусу его полные силы и вдобавок, если такое вообще возможно, увеличить их. Каким угодно способом. Хоть путём отнятия чей-то жизни, хоть нахождением и применением разных артефактов, хоть чем. Но задача складывалась у них одна: сделать полубога Ада сильнее. Одурачить его отца, затем свергнуть. А после они и до остальных трёх богов так называемых доберутся. Звучало безумно. Невыполнимо. Абсурдно, как угодно, но не как «отличный план». Лололошка в него, почему-то, верил. Верил до такой степени, что, не сказав ни слова, пропал на неделю, а то и больше, где-то в шахтах, лесах, на днах затонувших кораблей и даже в хижине какого-то старика, что представился Бастионом. Тот предложил невероятное что-то, от чего невозможно было отказаться, а именно развитие в нём магических сил. Как и от визита в Край. Люциус в восторге не был. — Ты чем думал, чёрт тебя дери?! — взревел он, в гневном оскале обнажая нечеловеческие клыки и впечатывая с порога вернувшегося напарника в кирпичную стену. — Куда ты делся, ненормальный?! Почему ты не сказал ничего мне?! Где тебя носило и что это за штуки у тебя за спиной?! Стена обжигала неприятным холодом и даже приделанные за крепкие ремни крылья этот холод ему успешно передавали. Будто с ним срослись, но ему, право слово, просто кажется. Лололошка в молчании поднял глаза, открытые, без солнечных очков (валяющихся в его кармане), и взглянул в чужие. Полные страха, облегчения и неясной обиды ярко-алые глаза его дорогого друга. На которого и злиться-то за такую встречу и боль в спине с затылком от удара не получалось. Юноша знал, что приложить его полубог мог куда сильнее. Вот только причина таких действий ему совсем не ясна. — Ты злишься? — коротко, тихо и с притаённой надеждой на ответное «да» спросил парень, поджимая губы. Люциуса шокировал такой вопрос настолько, что даже гнев поубавился, но он лишь крепче сжал чужие запястья пальцами, незаметно для себя впиваясь в хрупкую плоть ногтями. — Ну, конечно, да! Что за вопросы такие? — выкрикнул полубог, щурясь в непонимании чужой реакции. Видимо одних книг по психологии ему недостаточно. Лололошка, несмотря на боль в запястьях и чужую грубость, вдруг взял и мягко, крайне нежно улыбнулся, касаясь благодарным взглядом чужих глаз с невероятной теплотой. Хотя ему немного мешала растрепавшаяся чёлка. — Я и не думал, что ты переживать будешь. Я рад, — ответил мироходец, хихикнув и осторожно, задрав голову, уткнувшись в стену затылком. — Значит, больше я без предупреждения не уйду. Но у меня для тебя есть много хороших новостей. Люциус как по щелчку остыл от такого взгляда и тона своего человека, в удивлении и неожиданном для него смущении тут же разжимая тиски и отступая на шаг назад. От шока из-за впервые посетивших его чувств он не заметил, что явно слишком сильно сжал чужие запяться (как бы в будущем не появились отёки), да и пульсирования в собственных пальцах не брал во внимание: он видел только чужое лицо. Лишь оно его волновало. — Для начала, это, — Лололошка указал дрожащей от передавливания рукой на одно своё чёрное крыло, чем-то смахивающее по внешнему виду на крылья летучих мышей, — элитры. И достал я их в Краю.

***

У них получилось. Каким-то образом у них получилось достать несколько усиляющих огненную магию (даже на уровне полубога) артефактов в виде ещё одного браслета на руку и ожерелья на шее. А уж сам Лололошка благодаря знакомству с Бастианом и ни с кем другим больше (как же мог он взять и отказываться от любых поручений старика, хотя тот всё же согласился его учить?), кроме, разве что, странного говорящего попугая, выучил крайне много новых сильных заклинаний. Плюс ко всему ему дали что-то типа волшебной палочки и даже лохмотья в виде наряда волшебника, как мило. Вот только им он и не пользовался, посчитав мусором. После множества недель их с Люциосом усиленной работы получилось и каким-то образом подобраться ближе к осуществлению безумного плана свергнуть богов. Лололошка наткнулся на Орден, который был защищён каким-то куполом. Но ему это не помешало. — Люциус, я принёс для тебя подарок, — нараспев прокричал крайне довольный чему-то мироходец, входя в их замок и волоча за собой что-то. Вернее, кого-то. Сам же полубог находился на втором этаже у окна с книжным стеллажом. Он сразу почувствовал присутствие своего человека и кого-то постороннего рядом с ним. Да и звуки какие-то странные: не просто вечно еле слышные шаги его напарника, а ещё и звук волочения чего-то по полу. Что ж это за подарок такой? — Тогда скорее неси его ко мне, — посмеявшись, подразнил Люц, бросая чтение о правильном использовании артефактов и древние магические свитки на деревянный подоконник. Поднявшись со стула, он подошёл к ограждению и поставил на него локти, подперев подбородок руками. — Надеюсь это что-то стоящее, а то мы застряли уже как на пару месяцев точно без продвижений. — Не переживай, Люц, разочарован ты не будешь, — крикнул в ответ с незнакомым ранее полубогу тоном Лололошка. Этот тон навеивал чувство опасности. Но человек оказался прав: Люциус не оказался разочарован. Скорее едва ли не на седьмое небо взлетел от радости. Полубога не смутило то, что его напарник взял и притащил к нему бессознательного человека вот так вот просто, не сказав, откуда, как, почему. Да он и не спрашивал, ведь ответ на то, зачем, почувствовал вполне, когда приблизился к крылатому человеку. На ангела смахивает с этими его белыми крыльями за спиной, да и волосами, он что, седой? — Представился Джодахом, — сообщил Лололошка, оперевшись о перегородку и улыбнувшись своему полубогу уже ставшей для них привычной тёплой улыбкой. — До того, как я его вырубил. Бастиан говорил, что это — сильнейший маг среди всех магов на земле, так что я подумал, что он будет полезен. Как думаешь, сможешь забрать его силы себе? Восторг и невероятно огромная благодарность в глазах Люциуса была наилучшей расплатой для мироходца, который всё ещё не привык к тому, что кто-то может относиться к нему вот так по-особенному. — Ты же понимаешь, что этот смертный умудрился где-то раздобыть силу полубогини Эолы? — прошептал Люц с благоговением, растягиваясь в широкой улыбке от предвкушения. — Вряд ли я смогу, правда, сам её впитать, но если мы найдём подходящий артефакт... Прервав себя самого, полубог встретился с человеком взглядом. И им не нужны были слова для того, чтобы понять, что делать дальше.

***

Междумирец лишь тяжело вздыхал и с морем сомнений всё же решил не вмешиваться в процесс своего подопечного. Вот только тот перевернул весь изначальный план вверх дном, умудрившись так просто взять и всё сломать. Но что он мог на закате своих сил? Он точно знал, что сможет обернуть время вспять или как-то ещё вмешаться лишь два или всего один раз, даже ему неизвестно точно. Прежде, чем развеится пеплом в межвселенном пространстве. Но он ещё не был готов оставлять своего подопечного одного. Потому не важно как, но эту игру они доведут до конца.

***

— Как думаешь, у нас всё получится? — полушёпотом спросил уставший, почти полностью обессиленный Лололошка у своего полубога, когда без стука вошёл в чужую спальную в предсудную ночь. Люциус тоже не спал. — Иначе и быть не может, — удивительно уверенно ответил Люц, взглянув на своего смертного и с мягкой улыбкой похлопав ладонью по месту на кровати рядом с собой. Она у него всё равно двухместная, он любит просторные ложа. — Мы готовы как никогда, больше просто нечего добавить. Лололошка с благодарной нежностью взглянул на успевшего стать ближайшим к сердцу полубога, принимая чужое приглашение и укладываясь на кровать рядом с ним. — Тогда уже завтра...? — задал неполный вопрос человек, повернув лицо в сторону полубога, его улыбка померкла из-за вдруг появившейся сегодняшней ночью неуверенности в себе и их плане. Люциус ответил категорически, сгребая Лололошку в грубые, но крепкие и уютные объятия, совершенно забыв накрыть одеялом: — Уже завтра мы с тобой вдвоём свергнем всех этих бесчувственных, мерзких божков и будем править всем вместе. Только ты и я. Слова звучали эхом в голове, когда необычный смертный начал проваливаться в сон. — Только ты и я... — прошептал он себе под нос, отключившись в чужих тёплых руках.

***

Ад был прекрасен. Их успех был ещё прекраснее. Да, Люциус чуть не попрощался с жизнью не один раз. Да, Лололошке пришлось раз сто возрождаться и пытаться сделать так, чтобы никто вокруг ничего об этом не заподозрил (что, к счастью, у него получилось). Да, это было больно, это были пролитые литры его крови и сотня его сломанных костей, в придачу к его солёным слезам и непонятно уже было какой по счёту попытке не умереть. Но он справился. Не без неожиданной помощи Междумирца, который вдруг что-то о новом его «опекуне» сказал, но не исчез полностью. Он вопреки всему победил. Он и Люциус. Богов больше не было. Были только они вдвоём, а вокруг пылающие костры, тяжёлое ворчание лавы и суета монстров, которые не осмеливались даже взглянуть на них. Аж как-то не верилось в успех столь обезбашеной авантюры. Но теперь вполне себе полноценный бог вернул невольного мироходца в чувства, становясь перед ним на одно колено. И протягивая к нему свою ладонь с невероятно красивой в его глазах, нежной и любящей улыбкой на устах его Люциуса, который сделал ему невероятное предложение вновь: — Будешь ли ты править со мной до самого конца этого жалкого мирка и начала следующего? В ответ Лололошка вдруг улыбнулся и, приложив в напускной задумчивости пальцы к губам, произнёс лишь одно слово, обрекая их двоих на вечное несчастье в совместном безумии и попытке угнаться за былой властью убитых ими богов.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Minecraft"

Ещё по фэндому "Новое поколение/Игра бога"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования