Шутка

Слэш
NC-17
Завершён
8
автор
Размер:
9 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 0 Отзывы 3 В сборник Скачать

кровь

Настройки текста
Примечания:
      И только сейчас он наконец-то понимает, о чём ему говорили друзья: никогда и ни при каких условиях не связываться с братьями Хайтани. Тогда он не придавал значения этим словам, а сейчас, когда уже попался на крючок, эти слова и просьбы отдавали навязчиво в затылок, пугая его всё сильнее и сильнее. Не замечать эти чёртовы подкаты и пошлые комплименты, сладко льющиеся изо ртов братьев и направленные не кому-то другому, а только ему и именно ему, было его самым грандиозным провалом в жизни. Как же он был тогда глух и слеп к происходящему. Разочарование в самом себе или же в друзьях, которые предупреждали его, застревает комом в горле, то и дело поднимаясь и опускаясь по стенкам. Страх ли это от происходящей ситуации? Бабочки, щекочущие его внутренности, подтверждают его мысли, роящиеся в голове.       Почему он вообще боится этих братьев, он не знает. До этого момента он и не боялся - причин не было, не считая те “безобидные” подкаты.       Сейчас уже поздно идти на попятную - его крепко прижимают спиной к накачанной широкой груди Риндо, вальяжно сидящего на диване в квартире братьев. Ран же сидит прямо перед ними на коленях и с лёгким прищуром смотрит ему прямо в глаза. Нет. Не просто в глаза, а в самую душу, медленно поглощая его разум своим необычным цветом радужки, скрытым за пеленой похоти. От такого пристального взгляда перехватывает дыхание... Или это от страха? Он совсем не понимает, но пытается вспомнить, как заново дышать в данной ситуации. Его резкий судорожный выдох уничтожает атмосферу, стоявшую всего пару минут, но так сильно пугавшую.       Теперь же братья смотрят друг на друга и кажется, будто у них происходит разговор, который понимают и слышат только они - Ран также пристально смотрит на брата и, уловив какой-то то ли жест, то ли взгляд, резко щурится, по лисьи совсем.       Всё в такой же тишине, разбавленной лишь еле слышным дыханием присутствующих, Ран на коленях подползает ближе - жмется теплой грудью прямо ему в промежность. Шион резко и припадочно дёргается от столь интимного касания, хочет что-то сказать, но Ран шикает, подносит указательный палец ко рту - показывает ему, что лучше молчать. И парень повинуется, сжимая губы в тонкую линию, ждёт. Кто знает, что они с ним сделают, если он решит шуметь? Он как никто другой знает, какие братья Хайтани в бою - хладнокровные к чужой боли и слезам. А Мадараме хочет уйти живым от них… или хотя бы невредимым.       Ран растягивает рот в улыбке, кладёт свою голову на живот парня и, тяжко вздохнув, что-то мурлычет себе под нос. Шион хочет узнать что, но Риндо внезапно шикает прямо в его ухо, вызывая стаю мурашек, от которых волосы становятся дыбом. Ран, издав смешок, съезжает головой ниже - ниже промежности. Теперь Мадараме начинает чувствовать себя некомфортно не только под этим палящим взглядом, но и таким же горячим дыханием, направленным ему прямо в ширинку. Ран ничего не делает, но теперь его взгляд направлен совсем не на Шиона, а на младшего брата - тот длится всего пару секунд и не выражает абсолютно ничего. Взгляд человека, залипающего в одну точку.       Не проходит и пары секунд после разрыва взглядов братьев, как Риндо начинает двигаться - руками лезет под кофту, начинает легкими касаниями исследовать бледную кожу. Шион только сейчас понимает, насколько сильно был вжат в Риндо - в тот самый момент, когда понимает, что тот возбужден и его член упирается прямо ему в поясницу. Вместе с младшим начинает двигаться и старший: тянет его за пряжку ремня, намереваясь расстегнуть штаны. Вот теперь у Шиона начинает и вовсе кружиться голова - щеки бледнеют, а глаза в испуге начинают бегать по комнате. Он пытается что-нибудь сказать, но из его рта выходит только задушенный хрип - он вспоминает, что ему велели молчать. Мадараме абсолютно не знает, что они могут выкинуть, если он заговорит. Поэтому молчит и трясущимися руками хватает Рана за его тонкие запястья, препятствуя тому, чтобы с него стянули штаны. Парень останавливается и поднимает взгляд на него. Страшно. Выражение его лица настолько нечитаемое, что Шиону кажется, что это кукла из того ужастика, который они начинали смотреть сегодня вечером и который, кстати, всё также продолжает идти по телевизору. Он просто не замечал этого раньше.       Если раньше Мадараме был напуган, то теперь он был в настоящем ужасе: вместо прежнего выражения лица Ран скорчил настолько неестественную и наигранную улыбку, наполненную всей злостью от непослушания Шиона, что можно было заметить, как дергается его глаз. Вместе с этой улыбкой появляется и сильная хватка на запястьях, ранее пытавшихся помешать ему расстегнуть ремень. Шион шипит от неприятных ощущений в запястьях и пытается вырвать их из крепкой хватки. Чем сильнее он пытается вырвать руки, тем сильнее их сжимают, словно тисками. Поэтому он решает расслабить руки во избежание дальнейших травм и последующей боли. И потому что терпеть такую хватку сил и терпения уже не было - ему кажется, что ещё немного и запястья могут просто сломаться от такого напора. Он не слабак, но Ран явно сильнее.       И это работает: Ран отпускает его, тут же хватаясь за ремень и моментально вынимая его из штанов; хватает только освобожденные руки и виртуозно заключает их в пояс: кажется, будто это не первый такой раз. Теперь Мадараме полностью беззащитен: руки связаны, ногами не помашешь из-за Риндо, который с особым удовольствием их сломает, если захочет. Он в-принципе может сломать ему любую конечность без особого труда.       Эти мысли и размышления только сильнее питают страхи Шиона, готового вот-вот пролить слезы от безысходности, страха и абсурдности ситуации, в которую он так глупо попался.       Ран особо не церемонится: тянет за штаны вместе с нижним бельём, попутно лапая его бедра, стягивает их до колен и останавливается; поразмыслив несколько секунд и вовсе стягивает до самого конца, швырнув куда-то в сторону вместе с бельем, чтобы не мешались.       Шион со всей силы сводит ноги от стыда, от страха, от надежды. Игнорирует крепкую хватку Рана на своих коленях, пытаясь хоть как-то показать свою решительность, покидающую его с каждой секундой. Парень резким движением разводит его колени, пока те не упираются в колени его младшего брата - тот без раздумий и заминок накрывает своими ногами ноги парня, блокируя возможность свести их вместе. Теперь он чувствует, как член Риндо упирается ему в поясницу - дёргается, вызывая стон младшего, направленный ему прямо в ухо и опаляющий щеку,отчего сам теперь ерзает под ним, тяжело дыша.       Шион сам не замечает, насколько сильно и часто вздымается его грудь, пока Ран не начинает вести языком дорожку по внутренней стороне бедра от самого колена, упираясь взглядом куда-то чуть в сторону от Шиона. Он смотрит на Риндо, понимает парень, опять эти их переглядки, не предвещающие ничего хорошего для него.       - Уже возбудился?       После абсолютной тишины между ними, разбавленной лишь фильмом, крутящимся по телевизору на фоне, фраза Рана оглушает. На его лице привычное насмешливое выражение.       К кому он обращается?       Риндо, который особо ничего не делал до этого, начинает ерзать под ним, давая прочувствовать свое возбуждение сильнее, лезет снова под кофту; лапает грудь, исследует каждый сантиметр кожи. Трется об него, тяжело дыша в ухо. На выдохе хрипит:       - Конечно. Он так трясется.       Конечно он трясется: его хотят изнасиловать два урода, которые еще и убить могут в процессе. Любой бы так себя вел.       Ран усмехается.       - А если честно?       - Ты так сексуально облизал его.       Риндо врет. Хотя, может совсем немножко. И Ран знает это.       - Не ври. - Ран встает и идет к выходу из комнаты, продолжая уже в двери, - отпустишь - будешь сам его заново скручивать. Не думаю, что он даст снова себя поймать.       Риндо согласно хмыкает и Шион ощущает как на его ноги давят сильнее, а плененные руки тянут в сторону. Это больно. Он болезненно стонет в попытке немного вернуть их в прежнее положение, но на это младший Хайтани только хихикает:       - Не получится.       - Отпусти, - истерически просит Шион, понимая, что самому ему не справиться. - Пожалуйста…       - Не хочу.       Ран возвращается почти сразу же, оглядывая брата вместе с парнем. Он что-то напевает себе под нос, кидая рядом с ними на диван салфетки и смазку. Шион дергается от замаха, а затем смотрит на них пару секунд, абсолютно ничего не понимая. Зачем им это, если они собирались его насиловать? Кажется старший Хайтани понимает о чем тот думает и, усаживаясь на пол, произносит:       - Не прикольно ебать на сухую.       Риндо соглашается с братом.       Когда Ран хватается за свой ремень, Шион предпринимает еще одну попытку вырваться: он заезжает, судя по звуку, Риндо головой по носу и тот в отместку свободной рукой тянет его за волосы со всей возможной силой, на которую способна его рука в таком положении, выдирая несколько прядей, что вызывает болезненный вой у парня:       - Пидорасы!       Ран злобно смотрит на него, хватая одной рукой за шею, а второй опускаясь в свои штаны. Он, нависая над ними, предупреждает парня:       - Попробуй это сказать еще раз и я сломаю тебе шею. Понял?       Он понял.       Он внимательно наблюдает за тем, как Ран медленно ведет рукой по своему члену, надрачивая его. Его мутит от зрелища. Когда тот вынимает его из штанов, Шиона накрывает истерика. Он не хочет: не хочет, чтобы на него прямо сейчас выдавливали смазку из этой емкости; не хочет, чтобы его крепко схватили за бедра; не хочет, чтобы в его промежность сейчас упирался чужой член…       - Ремень. Нужно убрать ремень. И снять с него футболку.       - Ты шутишь? Он же сбежит! - негодует младший из братьев.       Они несколько секунд смотрят друг на друга, а затем Ран улыбается, начиная развязывать руки парня. Риндо недовольно вздыхает, немного ослабляя хватку на чужих запястьях. Не нравится Шиону их резкий отказ от того к чему они так ровно шли и чего добивались всеми своими действиями.       - Мадараме, знаешь что? - Ран смотрит на шокированного парня с недоумевающим взглядом и поясняет. - Мы пошутили.       - Что?       - Мы тебя отпустим. - проговаривает Риндо, хватая его за края футболки и ,слегка натягивая ее, прикрывает живот. - Мы пошутили.       Шион хочет верить в это, но…       - Правда?       Ответа на вопрос не следует. Вместо этого они смеются и переглядываются.       А затем Риндо полностью выпускает его из захвата.       - Шутка.       Слышит он, замахиваясь на Рана.       Твари.       Теперь Мадараме все-равно - он будет бороться с ними. Они сами его отпустили.

***

      Шион хочет вывернуться наизнанку, выблевать все свои внутренности и раствориться из этого мира бесследно и навсегда от осознания, что мерзко хлюпающие и отвратительно шлепающие звуки издаёт его собственное тело и тело, которое над ним надругается прямо сейчас. Но он не может: не может вывернуться, насколько бы сильно не желал, ведь это невозможно - чужие руки крепко вцепились в его ноги, разводя их широко в стороны, обнажая его тело в столь неизменной и унижающей позе; не может выблевать не то что внутренности, даже сегодняшний обед не может выдавать из себя. Организм словно застыл, игнорируя любые мольбы хозяина помочь ему и исполнить желание, хоть немного облегчающее страдания или вовсе их прекращения; и исчезнуть он тоже не может.       Другие руки, руки второго парня, крепко держат его собственные, скрещенные на груди - в первую попытку освободиться парню скрутили запястья, едва не вывернув их, что поумерило его пыл к освобождению. Ему страшно, что его просто могут убить в порыве гнева от выходок: он прекрасно знает этих парней - они даже не заметят, как отправят его на тот свет, пытаясь предаться похоти. Запястье ноет в чужой хватке, не привыкшие к такой нагрузке и позе ноги дрожат. Он весь дрожит без остановки. Его уши заложило от ужаса и отвращения к самому себе - смазка, вылитая на него, была липкой и мерзкой и при встрече двух тел шлепки звучат влажно и тошнотворно, вызывая желание смыть её с себя вместе с касаниями этих двоих ублюдков. Их руки были везде: в штанах, на боках, шее, голове, заднице; они хватали его лодыжки, запястья волосы, горло; тянули и сжимали соски со всей силы, вызывая болезненные крики и стоны Шиона. Он правда поверил им. Не думал, что они пойдут так далеко, пока с него не стянули последнюю вещь и потянули на себя, разводя ноги в стороны. Мадараме не знал, что он умеет так орать и звать на помощь - к его сожалению (и счастью этих уродов), его никто не слышал: похоже, соседей у них нет. Он получил за свою выходку несколько раз по ребрам и больше не кричал и не звал на помощь, слушая инстинкт самосохранения, который весь вечер твердил ему не оставаться с ними наедине.       Забьют и не заметят.       С каждым хлюпом из его задницы внутри парня ломается один из стержней его самообладания и разрушается его личность. С каждым таким звуком все сильнее и сильнее появляется ощущение нереальности происходящего - не могут его насиловать люди, с которыми он столько знаком, не может его тело принимать чужой член, издавая настолько омерзительные шлепки и хлюпанья, не может, не может, этого не может быть в реальности. Он настолько потерялся в отрицании, что теперь ему кажется, что все это происходит не с ним, не наяву, он просто смотрит со стороны.       Верно.       Глаза Шиона закатываются и сознание медленно плывет в попытке отключиться и абстрагироваться, тело тоже поддается и начинает медленно расслабляться в чужих руках. Хватит. Он уже не может. Это слишком для него. Слишком. Он хочет покоя.       - Ран.       - М?       - Он походу поплыл. Ты перестарался.       Риндо смотрит на брата, медленно входящего в Шиона, прижатого к его телу. У него течет слюна из открытого рта и выглядит это отвратительно, младший Хайтани кривится. Мерзко.       Он слегка ослабляет хватку на руках парня и заглядывает тому в глаза: ничего. Он как кукла - расслабленно раскачивается от толчков Рана и не шевелится самостоятельно. А потом и вовсе отпускает его запястья, наблюдая как те просто спадают по бокам на диван. Даже не дергается.       Рану не нравится трахать "труп" и, остановившись, он даёт пощёчину Шиону. Не реагирует. Тогда Ран тянет его за волосы в сторону и бьёт теперь уже по ребрам, которые ноют ещё от прошлых ударов. Ран кричит, спрашивая:       - Ты хочешь жить?       Конечно он хочет жить. Хотел. Теперь не уверен, что после такого его жизнь будет прежней. Абсолютно точно не будет.       - Либо ты сейчас приходишь в себя и начинаешь участвовать в процессе, а не просто как овощ лежишь, либо мы с Риндо выебем тебя в эту дырку, - Ран раз качает бёдрами погружаясь снова внутрь наполовину, - одновременно.       Риндо присвистывает ему на ухо с удивлением - довольно заманчивая идея. Мадараме она не нравится даже сквозь пелену, но ответить он не находит сил. Парень этого уже точно не переживёт.       - Молчит...       - Моргни 2 раза, если понял.       Ран знает, что тот не может ответить и поэтому просит его сделать это. Шион моргает 2 раза как и было велено.       - Понял то он понял, а силы где он возьмёт чтобы в себя прийти? - Риндо поднимает одну из рук Шиона и отпускает, наблюдая, как та без сил падает на диван. Затем устремляет свой взор на брата.       - Держи его крепко. Сейчас помогу ему прийти в себя.       Риндо не понимает о чем говорит Ран, но выполняет его слова, крепко обхватив чужие запястья. Ран вынимает член из парня и проводит несколько раз рукой по нему, возвращая его в прежнюю готовность - Шион своим амебным состоянием сбил весь настрой. Риндо внимательно наблюдает за братом, не скрывая своего интереса к его члену, за что получает внезапный щелбан от старшего. Риндо стыдливо отводит взгляд в сторону, пытаясь не смотреть в глаза осуждающе смотрящего на него Рана.       - Фу, Риндо, ведёшь себя как пидор. Мерзость.       Очень смешно, учитывая занятие Рана сейчас.       Риндо хочет заржать во весь голос, но, если он это сделает, то получит "по ебалу" от Рана. Он всегда так говорит, когда младший делает что-то странное или косячит. Поэтому он молчит, зная что это не просто слова - Ран и правда пропишет ему хорошенько, если он это сделает. После предупреждения всегда идет действие.       Что Ран собирается сделать, Риндо понимает только когда тот сначала вводит в Шиона головку, а затем медленно начинает входить полностью. Член Рана - большой. Тут скорее подойдет слово "длинный". Младший поэтому смотрел с таким интересом и восхищением, пока старший надрачивал его перед ним. Когда он ещё может увидеть его во всей красе и полной готовности? Правильный ответ - редко. Ран во время секса часто даже не засовывал его целиком, только половина скрывалась внутри партнёров.       И сейчас он сует его целиком в Шиона.       Шион под ним начинает приходить в себя, когда член Рана уже на две трети внутри. Ерзает в попытке слезть с чужого члена.       - Вот теперь точно держи крепко.       Мадараме начинает паниковать от внезапно появившегося давления на своих руках и внутренностях. Ран наваливается на него, входя до упора.       Такая внезапная встреча кишков с членом доводит Шиона до полного шока от происходящего - сначала он не двигается, а потом, увидев выпуклость на своём животе, снова впадает в истерику. Он сжимает внутри себя член, вызывая у Рана болезненный стон.       - Пиздец, - он снова стонет и рукой хватает паникующего парня за шею, - он меня выдавить хочет с такой силой... Я его сейчас прикончу, если он не успокоится.       В подтверждение своих слов он давит на шею, лишая глотающего ртом воздух Мадараме кислорода.       - Ты же этого хотел?       Риндо спрашивает запыхавшись. Шион едва не вывернулся из его рук, пытаясь слезть с члена. Не получилось - Риндо снова схватил его, как и до этого.       - Не настолько "этого"... Расслабься, сука!       Ран бьёт кулаком несколько раз по голове Шиона в надежде угомонить того и у него получается: на третьем ударе тот отключается. Риндо осуждающе говорит:       - А ты хотел вдвоём...       Ран злобно смотрит на младшего исподлобья.       - Тебе сказано было держать, вот и держи!       Закончив фразу Ран меняет угол проникновения и начинает двигаться. Шион издает звук похожий на рвотные потуги и старший с удивлением останавливается, а Риндо настороженно ерзает. Не хватало ему чтобы его обблевали. Больше звук не повторяется. Затем Ран снова повторяет движение и парень дергается, приходя в себя окончательно и издавая тот же звук.       Он хочет снова сдохнуть, когда братья начинают смеяться и наблюдают за его реакцией, пока Хайтани опять и опять входит до упора, врезаясь в нутро, выдавливая из Шиона такую реакцию.       Он хочет обрыгать здесь все, но вместо рвоты выходит только этот отвратительный и унизительный сухой потуг.       - Прекрати... те... - Ран входит снова глубже, вызывая рвотный рефлекс. Ничего не выходит, только мерзкое "буэ" и язык сворачивается в трубочку.       - Он похож на собаку.       Комната заполняется смехом Риндо, который внезапно вспоминает, что именно это ему напомнило. Точно собака, которая блюет. Или пытается.       - Риндо... солнышко, пожалуйста... закрой рот. - хрипло тянет Ран.       - Ладно.       Риндо устремляет свой взор на брата: тот двигается с тяжелым дыханием, рвано и беспорядочно; по виску стекает капля пота, а глаза нахмуренно прикрыты; одна из кос немного расплелась и теперь раскачивается в такт толчков брата. Ой. Ран ведь так и не кончал сегодня, а Риндо со своими собаками ему настрой сбивает. Так долго держаться очень утомительно. Риндо же в отличие от Рана кончил раз за вечер, пока терся об Шиона.       - Не пялься - я не могу кончить, пока ты пялишься.       Риндо встречается с глазами старшего и отворачивается, сжимая руки Шиона крепко и также крепко вжимая в себя. Ран начинает двигаться настолько быстро, что парень под ним как будто перестал двигаться. И это так: он огромными глазами смотрит на Риндо и бесшумно открывает и закрывает рот выдавая из себя только хрипы. Ему нереально больно.       Мадараме кричит на каждом глубоком тягучем толчке, пока Ран кончает в него со стоном. Их голоса сливаются в одну какофонию и у Риндо звенит в ушах от этого.       Наконец-то.       Ран отсаживается в сторону на пол возле дивана, упирает одну из рук на согнутое колено и с зажмуренными глазами отходит от оргазма.       Риндо смотрит на задницу, из которой вытекает семя его брата и у него снова встаёт. Он хочет после него, трахать по его сперме, которая будет служить как смазка, трахать зная, что там был его брат перед ним и он залил все, чтобы младшему было легче. И он будет наблюдать за тем как он это сделает.       Риндо валит бьющегося Шиона лицом на диван и, вставив 2 пальца, дёргает задницу того кверху. Парень под ним хрипит от боли и пытается отползти. Рвётся от него с еще большей силой. Бедолага считает, что от младшего сможет отбиться. Зря.       Риндо выворачивает его предплечье назад, заводя руку за спину и бьет кулаком по спине. Без шансов. Опять...       Шион проклинает себя и свою жизнь, когда Риндо медленно входит в него полностью. Лучше бы он сдох под Раном.       Сперма как смазка - полная хуйня. А обычная смазка была проигнорирована младшим из братьев, из-за чего у парня горело внутри все. И ещё: член у Риндо был толще и короче и это было не лучше. А ещё ритм толчков у него был беспорядочным, что лишало его возможности абстрагироваться от происходящего - невозможно расслабиться, когда в тебя каждые несколько секунд входят на разную глубину и с разной интенсивностью. Шион выл.       - Риндо, блять! Кровь!       Ран обеспокоенно дернулся в их сторону, вскакивая и застегивая ширинку на штанах.       - Похуй. У меня ничего не болит - это его. Блять.       Риндо протяжно стонет, заканчивая внутрь и сразу же выходит: делает ещё пару движений руками, выдавливая последние капли семени на руку и размазывает его по пояснице замершего Шиона. И правда, кровь.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Tokyo Revengers"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования