Список друзей Таками Кейго

Слэш
PG-13
Завершён
47
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
47 Нравится 2 Отзывы 8 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Кейго слышит звуки апокалипсиса. На самом же деле — разрывающий голову рингтон телефона, но у него похмелье, так что можно побыть немного драматичным, окей? Не отрывая голову от подушки, он рукой тянется к телефону и отвечает на звонок, не смотря на экран. — Кейго, твою мать, ты где?! — кричит в трубке голос Руми. Кричит так, что Кейго морщит лоб и уже почти сбрасывает. — Не смей меня игнорировать, слышишь? — К сожалению, слышу, — хрипло отвечает Кейго. — Не ори, что случилось? — Ты издеваешься? — Нет, Руми, сейчас все выглядит так, что издеваешься ты, — он перекатывается на спину. — Я дома. И я не собираюсь вылезать из кровати ближайшую вечность. — О-о, — протягивает Руми. — Не напомнишь, какое сегодня число? Руми, заткнись, пожалуйста. Нет, Кейго не напомнит, Кейго бы с удовольствием поспал ещё часов пять минимум без великого знания о том, какое сегодня число. Какая вообще разница? — Руми, я спать. Отвали, — говорит Кейго. — Нет, сладкий. Не тогда, когда ты проспал тренировку у тренера мечты. Сейчас самое время сказать, что похмелье как рукой сняло, голова не болит, кровь очищается, настроение на высоте, но увы, Кейго уже давно не семнадцать лет. Нет, ничего такого не происходит, наоборот, апокалипсис теперь кажется вполне себе реальным. Кейго медленно садится на кровати, смотрит на время на телефоне: 9:32, суббота, седьмое мая. Седьмое, твою мать, мая.  — Блять. Я забыл, — сознается он Руми, протирая переносицу. — Да я уже поняла, спасибо за разъяснение. Чтобы был через три минуты. — Ты переоцениваешь мои похмельные возможности. Минимум пять, — усмехается Кейго.  — Да, да, хорош тратить время, — наконец-то не орет Руми и бросает трубку.  Так. Во-первых, надо найти аспирин. Во-вторых, минералку, потому что в горле настоящая пустыня Сахара. Ну, а что в-третьих, Кейго разберется уже после первых двух пунктов. Преодолевая своего главного врага – гравитацию, он встаёт с кровати, быстро находит таблетку и минералку и так же быстро скидывает в сумку плавки и полотенце, параллельно с этим влезая в треники. Впору ставить рекорды по похмельным сборам, но Кейго, к сожалению, не до этого. Надо не забыть положить в сумку бутылку воды, иначе он не доживет до вечера. Хотя, с таким позором доживать до вечера не очень-то хочется. Путь от дома до бассейна обычно занимает семь минут пешком, однако если бы Кейго пошёл пешком сегодня, потратил бы полчаса. Поэтому, в очередной раз покрывая матом гравитацию и продукты распада этанола, он бежит, еле как переплетая ноги, но все равно укладывается в тайминг. Пять минут бега в качестве разминки не так уж плохо. Плохо, что Кейго хочется упасть вот прям на лестнице и не вставать ближайшие часа три. Или, другими словами: роскошь, которую он не может себе позволить. Удивительно, но желание лично познакомиться с Тодороки Энджи, самым известным тренером в Японии, если не во всем мире, чьи подопечные из раза в раз занимают призовые места на чемпионатах, сильнее, чем какое-то там похмелье, ватные ноги и непрекращающаяся мигрень. Иногда, особенно в такие моменты, Кейго сам себе поражается. Он мгновенно находит раздевалку, уже опустевшую — конечно, Кейго, опаздывай больше — скидывает сумку и вещи в шкафчик, раздевается и идёт в душевую. Господь, если ты существуешь, не дай ему включить горячую воду, иначе он из-под нее никогда не вылезет.  Господь, в отличие от подруги-гравитации, не сука, и, управляя рукой Кейго, выкручивает кран в нужную сторону. Кейго окатывает ледяной водой, и это чувствуется так хорошо и правильно, что, как и любое хорошее и правильное, длится недолго.  То, что Кейго теперь чувствует себя чуть менее ебано, насколько это вообще возможно на утренней тренировке после похмелья с не более чем четырьмя часами сна, не отменяет того факта, что он опаздывает. Выходя из душевой, он видит, как Руми, та самая Руми, что орала на него в трубку минут пятнадцать назад, уже в воде и слушает… Кого она там слушает?  Кейго не видит лица — человек стоит к нему спиной, склонившись немного вниз и опираясь на тумбу, говорит что-то Руми — но кричащая надпись ТОДОРОКИ белым на красной футболке в принципе отметает все вопросы. Предвкушение теплом зреет в груди, когда он подходит ближе и уже готов открыть рот, чтобы поприветствовать знаменитого тренера и извиниться за опоздание примерно двести раз, как Некто Тодороки распрямляется и поворачивается к нему лицом. Даже несмотря на адское похмелье. Даже несмотря на все ещё режущую голову мигрень. Даже несмотря на все, что, блять, так усердно пыталось саботировать его сегодняшнюю утреннюю тренировку, Кейго сто процентов уверен, что. Ну, что это не Энджи Тодороки. Кейго передумал. Господь переметнулся на сторону врага и теперь такая же сука. — О, а вот и поздняя пташка, — смеётся откуда-то из воды Руми. Кейго очень хочется, чтобы она ненадолго утонула. — Легенда соизволила почтить нас своим присутствием, — говорит Некто Тодороки. Кейго хочется, чтобы и он утонул тоже. — Не медли, быстрая разминка и в воду. Ага, ещё и командуешь. Не дождёшься. — А ты, прости, кто? — спрашивает Кейго, оглядывая Некто: его предплечья покрыты татуировками до самых ладоней, из-под воротника футболки тату продолжается чуть ли не до подбородка, неестественно черные волосы убраны ободком назад, а все лицо в мелких серебряных бусинах пирсинга. Кому вообще в голову придёт тащить на себе в бассейн столько пирсинга. Ну, судя по всему, только ему и придет. Легче будет тонуть с металлом в теле. Тем не менее, его лицо кажется Кейго отдаленно знакомым, как будто он его уже видел где-то. Но замутненный похмельем мозг никак не хочет вспоминать, где именно. — Смотри-ка, у меня есть бейджик! — говорит он, цепляясь за висящую на груди пластмасску. И правда, есть. — И на нем написано, что я, надо же, Тодороки Энджи. — И правда, написано. Хочется сказать, что на заборе тоже много что написано.  — Он минимум в два раза старше тебя, — возражает Кейго.  — О, да у нас здесь преданный фанат! — отвечает тот, у кого на бейджике написано Тодороки Энджи. — Руми, что за хрень? — спрашивает Кейго, но Руми его не слышит. Руми, как настоящая подруга, ушла от ответственности. Уплыла, если точнее. Воистину, третья в компании Господа и гравитации. — Ладно, Руми, — говорит он вслед брызгам, — конечно, Руми. Он переводит взгляд с бассейна на того-у-кого-на-бейджике-написано-Тодороки-Энджи, а тот сложил руки на груди и пилит его взглядом в ответ. — Ты тренироваться пришёл или что? Ещё и опоздал, у нас так не принято. — У кого «у нас», ты не мой тренер. Где он, кстати? — Кейго оглядывает помещение в поисках тренера, но, предсказуемо, его не находит. Конечно, ведь сегодня, седьмого мая, весь мир решил поднасрать Таками Кейго.  За какие, спрашивается, грехи? — Я же сказал, я за него, — разводит Некто руками. — Ты что, не видел мой бейджик? Хочешь посмотреть поближе? Хочу, чтобы пришло цунами и смыло здесь все к чертовой матери, и меня заодно тоже, думает Кейго. Этот тип определённо выводит его из себя. Кейго мысленно записывает его в сучий список друзей Господа, гравитации и Руми. Похоже, апокалипсису все-таки быть. — О, или поздняя пташка сомневается в моих способностях? Давай разминочный на перегонки? Если бы Кейго был в своём уме, бодрый и трезвый, что сегодня утром совершенно не так, он бы подумал. Может быть даже вспомнил, что перед ним за человек. Но он, разумеется, не думает и кивает: — С проигравшего обед. А то я не завтракал. Некто лишь ухмыляется в ответ и отходит от стартовой тумбы к тренерскому столу. Кейго не отводит от него глаз, и как-то упускает момент, когда он начинает раздеваться. Золотое правило любого, кто хочет выдать себя за первого тренера Японии – всегда носи плавки под шортами. Нет, в смысле, это очевидно, конечно. Плавать с пирсингом рискованно, но все еще реально, а в плавание в одежде уже подразумевает определённые трудности и все такое. Сопротивление воды, липкая ткань, которая мешается… Он стягивает футболку, обнажая крепкие, явно натренированные мышцы спины, немного встряхивает плечами. Кейго просто завидует, как самый обычный спортсмен, которому не досталась такая сильная и подтянутая спина. И стройные, длинные ноги, на которых тоже местами красуются татуировки. Кейго не пялится. Уж точно не любуется. Кейго с завистью оценивает противника, у которого конечно же выиграет. Он складывает вещи – футболку и шорты – на стул, берет со стола очки и возвращается к тумбе. Уже оказавшись на ней, он говорит, смотря на Кейго сверху вниз: – Чего стоим? Пора бы уже проснуться. Да, действительно. Вот только он спал буквально нисколько, перед этим изрядно выпив, но это ничего. Обычная жизнь про-спортсмена, с кем не бывает. Кейго забирается на соседнюю тумбочку и натягивает очки. Едва он встает в стартовую стойку, как слева, со стороны черных волос и полотна татуировок раздается громкое “марш!”. Ноги работают на чистых рефлексах, пускай слегка и заторможенных из-за похмелья, но вот он отрывается от тумбы, а через мгновенье оказывается в прохладной, пахнущей хлоркой воде. Тело само несет его вперед, и Кейго благодарен ему за то, что думать почти не приходится. Почти, потому что мозг не справляется с весьма простой, можно сказать детской задачей: какого хрена он его обгоняет, причем так сильно? И чем больше Кейго старается, тем сильнее отстает. Неправильная какая-то физика. Поздравляем, в сучьем списке друзей пополнение. Удивительно (удивительно ли, Кейго?), но он проигрывает. К тому моменту, как Кейго касается бортика, этот кем бы он ни был уже восстановил дыхание и спокойно дожидается его. Честно, лучше бы он утонул. Он и его блядский пирсинг, который, как выяснилось, есть не только на лице. – Отлично, теперь после тренировки меня ждет бесплатный обед, – говорит он, поворачиваясь к Кейго. – На чье имя заказывать? Бейджика нет, прости, запамятовал, – не может сдержать раздражение тот, зачесывая мокрые волосы назад. Лицо напротив расплывается в самодовольной ухмылке. Потом он отворачивается, опирается руками на бортик бассейна и подтягивается, вытаскивая себя из воды. И снова (снова!) смотря на Кейго сверху вниз, отвечает: – Тодороки Тойя. Вот сейчас действительно подходящее время, чтобы сказать, что похмелье как рукой сняло, потому что так и есть. Кейго все еще не семнадцать, но он только что проиграл разминочный заплыв олимпийскому призеру Японии по плаванию, не узнав его. Поздравляем, Кейго, ты победил. Победил в своем идиотизме. Зато теперь паззл сложился и стало понятно, где раньше он видел это лицо. Справедливости, как понял Кейго за это короткое утро, не существует, но ради хотя бы ее призрака он вспоминает, что на олимпиаде у Тойи не было ни кучи татуировок, ни пирсинга, ни черных волос. Хотя, какая теперь разница, если он все равно проиграл. – А где твой отец? – не удержавшись, кричит ему вслед Кейго. Если Энджи здесь нет, то у кого еще узнать о нем, как не у его сына и, на секунду, его лучшего спортсмена. – Не знаю, – говорит Тойя, вытирая полотенцем волосы. – Бесится, наверно, что я стырил его пропуск. Не прохлаждаемся, поздняя пташечка, тебе еще полчаса сверху за опоздание. Что общего у Господа, гравитации, Руми, физики и Тодороки Тойи? Очевидно, желание испортить Кейго жизнь. Он проснулся чуть меньше часа назад, едва поборов в себе желание умереть, а эта пятерка все утро стремительно пытается его в нем воскресить. Великолепно. Великолепно, но не достаточно для Кейго Таками. Тренировка проходит в обычном темпе, и Кейго даже немного успевает расслабить мозг и привести тело в порядок. К концу он чувствует себя гораздо более живым, чем когда проснулся, и даже готов простить Господа. Ладно Господа, сама Руми заслужила его прощение за свои выходки, а это многого стоит. Она, кстати, дожидается его в холле перед раздевалками, выйдя первой. – Ну вот теперь ты похож на человека, – говорит Руми, подбадривающе похлопывая его по плечу. – А ты похожа на бессовестную обманщицу, – шипит в ответ Кейго. После тренировки ужасно хочется спать, а желудок сводит от голода. – Я, значит, примчался по первому зову, потому что ты сказала, что сегодня с нами будет Великий Энджи Тодороки, а оказалось – укравший у него пропуск его сын. – Ну, во-первых, я про Энджи не сказала ни слова. Мне критически надо было вытащить тебя из кровати за десять секунд, – подмигивает Руми. – Во-вторых, тебе что, не понравилось? По-моему, вышло даже лучше. Вот же хитрая лиса. – Не упусти шанс на олимпийскую сборную, чемпион, – говорит она, стукая его кулаком в плечо. Да. Кейго определенно есть, о чем поговорить с Тодороки Тойей за обедом. На мысли об этом живот предательски урчит. Он прощается с Руми и проходит дальше к выходу из спорткомплекса. У дверей его дожидается Тойя, листающий что-то в телефоне, в черной толстовке, черных трениках с черной сумкой наперевес. Очень оригинально. – Нет, если у тебя привычка такая – опаздывать, то нам не по пути, – говорит он, отрываясь от телефона. – Если у тебя привычка каждый раз включать мудака, то не очень-то и хотелось, – сочится сарказмом Кейго. Тойя улыбается в ответ и пожимает плечами: – Один-один, птичка. У нас примерно час до того, как подъедет мой папаша. Ты мне понравился, поговоришь с ним насчет тренерства. Ладно, возможно в Тойе есть что-то хорошее. Определенно есть, просто Кейго еще не до конца себе в этом признался. – Тодороки Тойя – это первое испытание на пути в сборную? – Нет, ты что, – отмахивается Тойя, открывая стеклянную дверь. – В сборную со мной можно разве что через постель.  Ну, только если Кейго проиграет ему еще пару-тройку обедов, не раньше. Он же, все-таки, вопреки всему, блять, на свете, пытается оставаться порядочным человеком.  Хотя, может, три – это слишком долго. Еще один, не считая сегодняшний, вполне сойдет.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Boku no Hero Academia"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования