Оплата платежными картами НЕ РФ скоро будет отключена
Подробнее

Маки и маяки

Джен
R
В процессе
12
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Мини, написано 8 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 2 Отзывы 2 В сборник Скачать

Сон Агавы

Настройки текста

Как сложно быть со мной И как страшно быть собой Еще вчера я был другой В этом фильме я не герой

"море" ​ssshhhiiittt!

* Душный летний день переполз отметку своего зенита. Жара накрывшая тягостным полотном город медленно сдавала позиции. Вечер нес в себе обещание ночной прохлады. Каменные разогретые дома и асфальт казалось нагревали воздух вокруг. При ходьбе ощущался жар с дороги. -уууу.. как же я устал! Дазай обессиленно хлопнул дверью. Повернул ключ в замке и сполз по стене. -устал. Невыносимо. Что ж… минус еще один день -а ты не склонен к гедонизму, как я погляжу -Фееееедор. Лицо Дазая трескает улыбка. Он смотрит снизу вверх и щерится Федор только вышел из комнатенки. -что на этот раз? -ты мог бы добавить в голос хоть капельку сочувствия? -боюсь мои глаза все равно выдали бы фальшь -играть плохо – значит не играть, да? Федор растягивается усмешкой в ответ -ну так что? -устал. Сил даже нет разговаривать. Если быть честным. Люди такие…..одинаковые. каждый раз одно и то же. Знаешь. Иногда забавно. А иногда выть хочется. -все идет по неизменному сценарию? -именно. Улыбнуться-изобразить дружелюбие –задать парочку наводящих вопросов. И поехало. Человека не остановить. Говорит-говорит-говорит о себе. А ты только знай – накидывай парочку дополнительных вопросов. Этот человек говорил мне: - я ненавижу себя. Но разве если на самом деле себя ненавидишь, будешь столько и с таким упоением во всех деталях о себе распинаться?! -почему ты тогда продолжаешь играть по этому плану? -потому что так интересней. Если рассказывать о себе –ничего нового не узнаешь. Да и рассказывать о себе мне…нечего? Хотя я бы предпочел разбавлять такие разговоры чем-то более интересным и высоким – размышлениями о литературе, политике или психологии. А то слушать целый день о чужом объекте воздыхания как-то утомительно -ты можешь не общаться. У тебя ведь есть я. -хотелось бы. Но я итак постоянно замыкаю мир на себе. В этом случае развитие более медленное или вообще – стагнация. -то ли дело тратить свое время на чужие любовные сопли -ой да ладно. Ревнуешь? -ага. Ты только мой. -ой вэй… это просто инструмент познания жизни -обозвал людей инструментами? -Да. Мне не стыдно. Мы добываем через друг друга впечатления. Используем других для прощупывания жизни и получения удовольствия… - а тот кто не желает щупать никого? Отказался Что с его восприятием жизни? Дазай медленно стягивает пыльные уличные ботинки. - не хочется больше об этом. Но в завершение скажу. Забавно. Но единственные случаи когда люди все-таки задают вопросы мне они спрашивают о….. себе. - Иронично. Все заняты собой. А он занят всеми. -только в силу эмпатии после трудно отличить свои мысли от мыслей чужих. Все так путается и наваливается. Хочется покоя и тишины. Чтобы никто не тормошил и не лез -Если от общения ты не получаешь удовольствия, зачем тогда вообще это делаешь? -делаю что? -отрезаешь от себя куски и милостиво отдаешь их людям. А они даже не замечают. Дазай пожимает плечами. ** Федор разлил холодный летний чай по сколотым кружкам. Дазай встрепыхнулся. -черт совсем забыл! Рванул в прихожую. Бережно достал из подкладки плаща. -Федь… это тебе -полевые цветы…. И? -Маки. Черт. Осыпались. Вот этот еще нет. Смотри! Правда в них что-то такое есть…? -Магия простоты -да… как бы мне хотелось побывать на том маковом поле с тобой -ты же знаешь… я не могу выходить за пределы квартиры. Дазай кусает губы и кивает. *** -когда устал, и мир летит к чертям, слети с шарниров первым. -какие неожиданные из твоих уст идеи. Мне нравится! Феееееедь… -я пожалею о том, что предложил, да? -а иначе не интересно -ну и что ты задумал? -давай дурачиться, а? ну серьезно! Стены эти бетонные, и из окон виднеются очертевшие глазам бетонные коробки. И ты не видел то прекрасное цветистое поле… давай добавим в нашу серую жизнь красок? Федор полускептически приподнимает бровь: - Если не угадаешь мое семизначное задуманное число – ничего не будет. -9528674. Пошлиииии! Дазай и Федор откинулись на матрас лежащий на полу. Голени и предплечья все было разрисовано разноцветными узорами. -я тебе говорю – это не лошадь -лошадь. Та самая, Которая каждый из нас. С тележечкой в мыле и поту и без надежды на покой и счастье -загнанность ощущается. Но лошади нет -какой ты вредный. А я вот твоего золотого полоза сразу узнал! -если тебе будет легче, то ладно. Я вижу лошадь… тш. Не радуйся. Ту, которая у Пржевальского. -а я говорил! Федор закидывает ноги вверх и смотрит на рисунки. Цветные абстрактные полосы. Эта недолошадь. Маки…… почему именно они? Дазай поворачивает голову к нему. Изучает профиль: -спасибо. Знаешь. Это здорово помогает скинуть оковы серьезности и излишнего пафоса. -что именно имеешь в виду? Федор смотрит на Дазая не менее изучающе. -Простота. Непосредственность. Это приводит к отсутствию накрученного самомнения. Просто тихое достоинство. Которое ты видишь и уважаешь и в других людях Естественность простота и отсутствие предрассудков – это ведет к свободе. Это то к чему хочется стремиться -подобное избавляет от всяких социально-статусных загонов. Круто же, ну -ага. Вспомнил Стрыкало. Он в одном из интервью тоже поднимал эту тему. Там было о ботаниках – как образе. Анти-секс по идее. Торжество простоты. Свобода от предрассудков и естественность. Комната наполнилась ночным сумраком. За окном пели сверчки. -перед тем, как ты ускользнешь в бессознательное -хочешь поцелуй?… еще один поцелуй.. -ловко Моррисона приплел. Но не это. Почему маки? -а почему полоз? Федор навис над Дазаем. Поцеловал невесомо в верхний краешек губы. -а теперь, ускользни от меня Чужие темные ресницы послушно встрепыхнулись и опустились частоколом. Вышла луна отпечатком света на потолке. Один уже спал. **** Нас следующий день чуть менее болезненный но более взбудораженный Дазай явился с соцветием каштана. -они такие же белые, как твоя кожа. -вкусно пахнет. Осенью – с тебя орехи -уу. Раскатал губу Достоевский и Дазай шутливо препираются, но Федор слишком хорошо замечает бегающие глаза. Скорее убегающие. Странно поблескивающие. Он просто выжидательно молчит. Знает. Если Осаму захочет – поделится. Нет – его не заставить. Слишком тот хорошо чует чужие манипуляции. -пахнущий, раскрепостившийся, свободно-тоскливый май. Май рождает в душе какое-то странное беспокойство. Выталкивает на улицы, жадно дышать и чего-то искать. Ощущение, будто бы бьешься под самым куполом стеклянного потолка. Вроде бы все есть, но чего-то не хватает. Бьешься об это стекло – что-то такое так близко. Еще чуть-чуть и можно схватить. Но этот потолок не дает. Желание выпрыгнуть. Перепрыгнуть. На другой уровень. Черт! Слишком сложно объяснить… -как будто здесь на этом уровне засиделся а на новый попасть не получается? -да. И я все время бьюсь. Но выше головы не прыгнешь. Свою природу и ограниченность мышления не исправишь…. -время. Со временем все придет само. И ты поймешь как. И будешь биться уже о новый потолок. -значит, я пойму…. Как выпрыгнуть? -обязательно. Главное – не прекращать поиски и попытки. Дазай вытирает проступивший на лбу пот и нервно улыбается. -сегодня в метро задумался о поездах. Захотелось посмотреть с тобой галактический экспресс Федор озадаченно наклонил голову. Он сидел, делал оригами из бумажных салфеток. -1979 года. Ты же не смотрел? -я больше по книгам. Чем по сериалам Так что ты думал о поездах? -что есть в них что-такое. Поезда как расставания и смерть. Они мчат по своим расписаниям точно и без опозданий, безжалостно к опоздавшим не успевшим начать ее. Ту самую. Жить! Мимо, мимо нас. Почему все случается именно так? -Потому что машинисту поезда все равно на наше мелочное и житейское. Поезд просто едет. Ехал без нас и продолжит после того, как нас не станет. -тебе не кажется это печальным? -Нет. Я нахожу состояния забвения восхитительным. -и тебя не пугает, что ты никогда не сможешь больше увидеть этот мир, почувствовать холод пола под ногами, вдохнуть запах каштана…? Тебя. Просто не будет. Вообще. Никогда. Ты больше не сможешь думать. Просто исчезнешь. И больше ничего. Это же жутко ? -нет. Тебя то в этот момент уже не будет. Тебе уже будет все равно. Диктор озвучивал ровным голосом, пока на экране мелькали кадры вселенных: "-Покуда люди живы, люди смотрят ввысь в безбрежное море звезд и размышляют о своем уделе… Человек пытается сделать мечты былью. Проводит жизнь в пути и в конце концов засыпает вечным сном. А до мечты еще идти и идти. Жизнь обрывается. Жизнь продолжается. Поезд несется через круговерть жизни и смерти. Он ведет по бесконечным рельсам мечты надежды и юность человечества. Ревет гудок…" -красивая работа. Федор замолкает так же неожиданно как и начал. Они сидят с Дазаем и смотрят в пустоту. И молчат, погруженные каждый в свои размышления. В голове отдается гудок поезда и шум набирающих обороты колес Путешествие…продолжается ***** Достоевский смотрит на закат, лижущий стенки домов, заглядывающий бесстыжими прощальными лучами в чужие окна. Дазай прислоняется к его спине сзади. Прижимается невесомо. -представляешь, а ведь сейчас кто-то за стенами так же как мы смотрит на закат. Если снести все стены в доме.... Мы бы столько всего увидели. Я в том плане, что параллельно с нами сейчас в этом доме что-то происходит. Это очевидно, но... Просто... Стены – дают иллюзорное чувство отгороженности от всего этого. Как будто ты на свете один. А ведь это не так. В этот же самый миг кто-то в мире смотрит на рассвет, рожает ребенка, молится аллаху, делает научные открытия, пилотирует самолеты, пишет рассказы. И все это.. все в это же самое время. Если об этом думать – аж голова кружится от объема происходящих процессов во всем мире. Захватывающее ощущение - Теснота квартирок-клетушек. маленькие квадратные метры дарующие иллюзорный покой. Миллиарды событий в это же самое время, да это интересно…. И время -оно одно на всех -Мир который не замыкается на нас. Дазай оставляет сухие поцелуи на узловатых фалангах пальцев Федора. Солнце доползло и до них. Освещая в сумраке комнат. Тысячи мелких пылинок подсвеченных заходящими лучами - как наглядная демонстрация множества процессов в мире. Завораживает Федор шелестит губами: -иногда именно благодаря пониманию конечности момента – он не заканчивается. Дазай согласно прижимает руку Достоевского к своей щеке ****** Осаму влетает на кухню взлохмаченный. В одной футболке после сна. Смотрит на Федора с мучительным ожиданием: -Фраза: Он хороший человек А кто он такой, хороший человек? Федор медленно отпивает чай, кажется эрл грей. Дожевывает лениво и сонно печеньку. - “трагедия” человека в том, что как бы он не пыжился он не сможет понять другого. Он всегда будет видеть то что хочет увидеть. Ту часть, которую ему демонстрируют. Но никак не цельного человека. Образ. Осаму размахивает руками, как мельница: -Какой же фарс! А ведь столько усилий…!? - И напыщенности – подхватывает Федор- Мы говорим "Я понял". Но на деле то ни хрена. Зато самомнение… А ведь даже внутрь себя заглянуть страшно. Осаму задумчиво почесывает одну ногу другой и долго молчит. Собирается с мыслями. Федор флегматично берется за новую печеньку. Мм. Кажется еще осталась овсяная. -Чего я бы пожелал, так это чистого восприятия. Без искажений, наложения стереотипных шаблонов и проецирования. Чистое восприятие незамутненными глазами и разумом.. Всего наверное. Пожалуй, это то к чему стоило бы стремиться. Федор молчит и прячет улыбку гордости за дорогого человека за отросшими вороновыми прядями. Надо попросить Осаму постричь его.
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.