Я больше тебя не помню

Гет
NC-17
В процессе
1
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 3 страницы, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
— Грейнджер, — он рычит, скалит зубы. Но я ведь уже решила. Решила? Да, это единственно верный вариант. Я перепробовала все, я возвращалась снова и снова. И это единственный вариант. — Пожалуйста, Грейнджер, не делай этого, — он возвращает меня из мыслей. Я выдавливаю последнюю улыбку. — Я знаю, что я делаю, Малфой. — Не называй меня Малфой. — Мне все равно, что ты хочешь. — Гермиона. Я хочу ему сказать это, признаться, повторить еще раз, чтобы он был уверен во мне. — Черт, не делай этого. Я люблю тебя. — Это неважно. Ты не вспомнишь. — А ты? Ты вспомнишь, будешь помнить? Я не хочу, чтобы ты осталась одна. — Я не буду одна. И я не буду помнить. Это была хорошая истор… — Почему вы, гриффиндорцы, вечно жертвуете собой? — Я не жертвую! Это не ради тебя, меня или мальчиков. Это ради всех, маглов и магов. Всех. Один вопрос, Малфой, ты или весь мир? — Ты. Я ухмыляюсь, держу слезу внутри. Мерлин, надо держаться. — Всегда ты. Надо их отключить. Гермиона, сосредоточься. Я закрываю глаза. Их нужно просто выключить. Я — сфера, переполненная разноцветными эмоциями, во мне бушующий океан. Я открываю все щелочки сферы, я выпускаю разноцветные волны. Они утекают. Я начинаю дышать ровно. Последние капли и … И все. Ничего. Внутри меня пусто, но я спокойна и чувствую себя хорошо. Даже прекрасно, я бы сказала. Интересные ощущения, будто все, что может быть счастливым, сосредоточено во мне теперь и навсегда. Я медленно открываю глаза и умиротворенно улыбаюсь. — Если ты сделала это, клянусь, я вспомню, найду и лично убью тебя. Я улыбаюсь. — Но если ты сделала это, зачем тебе помогать теперь всем?! — Зачем кричать? — Хм, — ухмыляюсь, — потому что иначе я умру тоже. А я хочу жить. — Ради кого теперь это все? — Ради меня. — Знаешь, ты звучишь по-слизерински, — он горько ухмыляется и пытается изобразить презрение. О, Мерлин, серьезно? — Я в курсе, — слишком спокойно отвечаю я, — последние слова? — Значит, нету разлук, существует громадная встреча, — закрывая глаза, произносит он … умиротворенно? Фыркаю. — До чертиков сентиментально, Малфой. — Он открывает рот. — Обливиэйт! *** 19 сентября 1999 — Только не это, — вижу на столе розовый конверт с печатью Министерства. Пожалуйста, нет. Дорогая невыразимая Гермиона! Да, ты не любишь вечеринки, алкоголь и танцы, но мы решили … — За меня. Что Юбилей — отличный повод для маленького разврата. О, мы устроим очень шумную вечеринку и уже позвали твой отдел … — Мой отдел должен расшифровать новый артефакт. Все уже давно хотят оторваться. Ведь пятница была два дня назад! Встречаемся в нашем любимом ресторане. Дома тебя ждет наряд, он не менее развратный, чем мои организационные навыки. Люблю, Джинни! Тук-тук, тук-тук. Бегло осматриваю свой кабинет — вроде ничего необычного. Когда я пришла на практику в Отдел тайн, все уже знали, что я останусь надолго. Как будто в «Пророке», который постоянно пишет про меня и мальчиков, есть сноска у имени Гермиона Грейнджер. Гермиона Грейнджер — любит загадки. Поэтому в первый день я подписала кучу документов о том, что тайны должны оставаться тайнами. — И вы с порога будете доверять мне? — Спрашиваю, и брови ползут вверх. Ищу в бумагах штраф: ну интересно же, что будет, если кто-то раскроет тайны магического мира. — Мисс Грейнджер, нет никаких штрафов за нарушении полномочий, — он будто читает мои мысли. Я вздрагиваю подбородок, прося продолжать. — Этот блок в конце, — листаю. — Мисс Грейнджер, если вы решите открыть секреты магам, маглам и любым существам, вас ждет Поцелуй Дементора. Без суда и следствий. — Нервно сглатываю. — Что я могу говорить друзьям? — Вы всегда отчитываетесь перед друзьями? — Коллегам? — Оставляю его вопрос без ответа. — Ваши коллеги — Невыразимцы, остальные сотрудники Министерства — не ваши коллеги. Вы не будете взаимодействовать ни с кем, кроме Министра и иногда аврората. И это слишком редкие случаи. Гермиона, во что ты ввязываешься? Если ты умрешь здесь, никто даже не сможет найти тебя, потому что не сможет отыскать твой кабинет. — Обеды? У меня хотя бы есть обеды вне минус девятого этажа? — Запреты касаются лишь ваших прямых обязанностей, ваше свободное время — ваше дело. Просто держите язык за зубами и примите тот факт, что теперь интересы Отдела выше другого. — Когда-то было украдено пророчество — никого не… задержали. — Альбус Дамблдор — удивительный человек, мисс Грейнджер. Но я полностью уверен, что больше таких людей не существовало и не существует. Поэтому, смею заметить, это исключение. О, какое же невероятное это было исключение! В мой кабинет могут зайти — да и найти — только Неотразимцы, но я все равно оглядываю кабинет перед каждым посетителем. Всегда. — Входите. — Год назад мы говорили об исключениях. Пожалуй, в этом веке добавится еще одно. В аврорате у одного из сотрудников появится доступ к нашему отделу. Он будет… аврор-невыразимец, — он шумно выдыхает. — Мне все это не нравится, потому что я не доверяю аврорам, за их шумными посиделками под огневиски рты развязываются слишком. Однако такое решение было принято и оспорить его нельзя. После Войны появляется все больше случаев присутствия в мире темных артефактов. Иногда задачи аврората решить нельзя без вмешательства Отдела Тайн. — Кому выпала честь? — Мистеру Блейзу Забини. Он будет на постоянной основе сидеть в соседнем кабинете, но будет введен в курс дела всего отдела. Не так частично, как другие авроры. Его придется включить полностью. Детали можете оставить при себе и выдавать порционно при необходимости. Возможно, он никогда не узнает обо всем, что творится здесь. Я на это надеюсь.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.