ID работы: 12364172

Ее визит

Гет
NC-17
Завершён
21
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
11 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Поделиться:
Награды от читателей:
21 Нравится 2 Отзывы 4 В сборник Скачать

*

Настройки текста
      Объятия… Родные. Глеб подумал об этом, но не спешил выдавать себя. Сразу же появились воспоминания о многом, и от этого возникло сильное желание продолжать строить из себя спящего, до той поры, пока кое-кому это не наскучит.       Он отчетливо осознавал, что в доме было тихо и что уже светлело. Последний факт отлично объяснял появление Кристины… Когда же ей еще заявляться, как не в такое привычное для себя время?       Между тем Кристина со вздохом провела в очередной раз по руке Глеба и рассматривала его лицо. Она догадывалась, что он наверняка не спал… В том была просто уверенность. Сколько раз она приходила к нему во столько и он всегда бодрствовал? Что изменилось сегодня? Кристина не собиралась оставлять попыток. В положении на боку она прижалась к нему вплотную, закидывая на него ногу и начиная гладить по спине.       — Перестань, — тихо сказала она, — я знаю, что ты не спишь.       Ее… касания становилось все более откровенными. Вот ее рука находилась в районе его бедра — и вот она трогала там же, но уже под штанами. Глеб чувствовал эти поглаживания и открыл наконец глаза.       Как это обычно бывало, по крайней мере в его случае, при виде этого лица негодование практически улетучилось… Трудно было злиться, когда Кристина вот так смотрела на него и, можно сказать, улыбалась невинной улыбкой. Пусть даже Глеб прекрасно знал, что за этим кроется.       — Зачем ты притворяешься?..       Он продолжал просто лежать, пока она задавала вопрос, выспался ли он, покрывала его лицо совершенно ласковыми поцелуями, и в конце концов злость взяла верх, вынуждая отстраниться. Это было свойственное ему поведение, и оттого Кристину подобное не задело. Она только прильнула к Глебу обратно, не желая отгородиться от этого тепла… С чего-то начинать стоило, и Кристина предприняла еще одну попытку, поцеловав его в губы.       — Хватит, — продолжала она, — я сейчас с тобой… Больше ничего не важно, — то, как она с ним привычно говорила этим не громким успокаивающим голосом, подкупало. Глеб не мог отрицать. Он расслаблялся все сильнее, но при очередном поцелуе конкретно в губы отвернул голову. Нет… Что о чем, и все же именно в этом он находил что-то более интимное, к чему нельзя относиться так просто… Вот только для Кристины это было не так.       — Может быть, тебе лучше вернуться, — подал Глеб голос, смотря перед собой, — к своему.       В самом деле. Она могла отправиться назад, и он даже не чувствовал бы сожаления… почти. Пока он раздумывал об этом, Кристина обняла его, забирая в свой плен и не давая толком мыслить так, как следовало бы, — здраво.       — Не говори глупостей… — Ее тепло обволакивало и делало его слабым… Глеб не смело положил Кристине руку на талию, прикрывая глаза. Ему хотелось одновременно и прижаться к ней, и встать и куда-нибудь уйти. И все-таки — кого он обманывал? Глеб подозревал, что исход будет один.       Кристина медлила, поглаживая его по спине и дыша в шею, хотя ей уже не терпелось переключиться на главное. Она жаждала ласк… и знала, что любимый Глеб сможет их ей предоставить.       — Я соскучилась, — это было чистой правдой. На сей раз Кристина даже проснулась на час раньше и просто лежала, представляя его спящего, фантазируя о всяком, пока стало невтерпеж. Она отвлеклась от мыслей, стоило Глебу вдруг приподняться на локте и нависнуть над ней, и блаженно застонала от поцелуев в щеку и шею. О, да, он наконец подключался… Глеб заправил волосы за уши, продолжая оставлять легкие поцелуи на нежной коже… Желание присутствовало, он не спорил, и оно только усилилось, стоило посмотреть Кристине в глаза.       Здесь ничего нельзя было поделать, и Глеб не рвался, но перешел таки на ее губы, прижимаясь к ним своими и зная, что еще какие-то несколько часов назад их целовал другой. Он старался не думать об этом, и в конце концов это стало получаться, особенно когда Кристина тяжело дышала и завозилась под ним, заводя еще сильнее. Поспешно, не теряя времени, Глеб спустил руку вниз, по ее телу, забираясь под белье и трогая там, где влажно. Кристина ахнула.       Она так этого ждала… И вот, знакомые прикосновения. Пожалуй, никто не заботился о ней так, как это делал Глеб. Он умел… трогать ее таким образом и именно в тех местах, в каких нужно. Когда Глеб начал двигать пальцами быстрее, она простонала особенно громко.       Глеб рассматривал ее лицо и не переставал скользить между нежных складок. То, как она прикрывала глаза и приоткрывала рот… Эта картина не могла оставлять равнодушным. Кристина была отзывчивой, и это тоже трогало Глеба за живое. Она сбивчиво дышала и ухватилась за его руку, и он так и совершал ритмичные движения.       В то же время он старался не смотреть пристально Кристине в глаза, потому что крайне часто ему начинало казаться в такие моменты, что, если делать это чересчур долго, можно вконец в них раствориться, ровно как и сейчас, и по этой причине Глеб куда чаще глядел на ее пересохшие губы… Пришло озарение, и он бросил взгляд на спящую поблизости девушку. Это не укрылось от Кристины, ведь когда он вновь переключился на нее, она едва заметно улыбалась.       — Пойдем в другую комнату, — пробормотал Глеб, с трудом не вздрагивая от ее прикосновения к задней стороне шеи. Кристина очевидно тянула его к себе, однако он просто чмокнул ее подбородок, пусть ей определенно было этого мало.       — А не хочешь прям здесь?.. — тихо отозвалась она, и Глеб заметил, как ее взгляд стал еще более грязным. Тем не менее с ее стороны это была как шутка. У него были сильные сомнения, что она действительно, несмотря ни на что, пошла бы на такой шаг. Поэтому он начал подниматься и намекнул Кристине сделать то же самое. Она послушала, но по-быстрому прильнула обратно, целуя с пылом и обхватывая за шею, и Глеб непроизвольно подхватил ее на руки и побрел от девушки, с которой провел ночь, но она не значила для него совершенно ничего.       Честно говоря, ему даже не хотелось тогда секса, но он нуждался в том, чтобы занять себя чем-нибудь. В то время как… Кристина продолжала целовать, с заметным желанием, и он отвечал, даже не пытаясь скрыть, что без такого же пыла. Она не винила его. Она знала, что для Глеба это болезненно… и могла проявить сочувствие. Только жизнь оставалась жизнью.       Кристина совсем любяще поцеловала Глеба в щеку и промычала, когда он перевел губы на ее шею. Они не быстро, но все же добирались до одной из комнат, и оставалось очень надеяться, что никого внутри не окажется. А пока что Кристина просунула руку Глебу в штаны, принимаясь с азартом ласкать напрягшийся член, не сильно сжимая его и чувствуя пульсацию.       Глеб шумно выдохнул. Не сдержался. Не было удивления — была досада, что иначе реагировать на прикосновения, ее прикосновения, он не умел. Все еще не научился и… вряд ли научится в будущем. Он толкнул дверь, что вела в комнату, в которой никого не было. Как Глеб помнил, друг поздним вечером обмолвился, что собирался «драть здесь одну цацу», но надрался сам и валялся сейчас где-нибудь в другом конце дома. Все остальные тоже нашли себе места, где развлечься, — да в той же гостиной, где Глеб немного развлекся с той, у которой не было имени. Совсем не исключено, что в этой комнате кто-нибудь побывал за ночь, но факт в том, что в данный момент она была пуста… Факт и в том, что Кристина упорно не прекращала свою деятельность, и это неуклонно подталкивало перестать размышлять о всякой хрени.       Он закрыл за собой и, опершись на время на стену рядом с дверью, постанывал уже в открытую. Кристина делала это дразняще, и как же это было приятно. Тем же временем она поглаживала большим пальцем головку. Отпираться было некуда, она его завела и улыбнулась от этого, с удовольствием слушая, как он дышал через стиснутые зубы, как всегда при сильном возбуждении. Пока он находился в этой нирване, она перешла ему на грудь…       Контролировать себя становилось все труднее, потому Глеб, опустив взгляд, наблюдал, как Кристина оставляла поцелуи, прежде чем начать придерживать ее одной рукой, а вторую приложить обратно к киске, получая ожидаемый стон. Он не шибко церемонился, может быть желая причинить немного боли. Это не было смертельно. Так или иначе, Кристина только издавала звуки, доказывающие то, что ее устраивало подобное. Напротив, она продолжала надрачивать, доводя до того, что невозможно было молчать ему самому.       — Я знаю, как ты это любишь, — пролепетала она в один момент. Так получилось, что они практически соприкасались лбами, и Глеб вовремя отвел глаза, представив на секунду, как его раскроют на тот счет, что он любил сильнее, или точнее кого. Так или иначе, волосы постоянно были верным помощником, и он перестал убирать их с лица, концентрируясь на приятном. Кристина уже ласкала языком его левый сосок, и больше и впрямь, как она любила говорить сама, ничего не имело значения.       Один короткий шаг за другим, и Глеб добрел до кровати, опрокинув на нее Кристину и забираясь сверху. Все ее тело подрагивало от предвкушения, и он видел это зрелище столько раз… Ему не могло надоесть, так или иначе. Он быстро посмотрел Кристине в глаза и вернулся к киске, уже зная, что собирался сделать.       Кристина учащенно дышала и пристально наблюдала за происходящим. Она не могла не догадываться, что у Глеба на уме, и от того срывало крышу… Прежде, чем он успел бы приступить, она пошире развела ноги, охотно приглашая и активно ерзая. Пальцы, мокрые от ее соков, задвигались в ней, и она блаженно застонала и прикрыла глаза, запрокидывая голову. Через мгновение, впрочем, очнулась и воззрилась на Глеба, хватая его за плечо и кивая для продолжения. Пальцы в итоге добрались до тех самых уязвимых точек, принимаясь уделять им внимание, и Кристина невольно потянулась к собственным соскам, что были такие твердые. Они распухли, отчаянно нуждались в ласках, и она приподняла голову, дотягиваясь до одного языком. А следом начала стонать все громче, потому что Глеб доводил ее пальцами все быстрее и быстрее, все быстрее и быстрее, и вот уже…       То, как она вскрикнула, когда из нее выплеснулась жидкость, вызвало в нем ожидаемые мурашки. Глеб проигнорировал их, склоняясь ниже и где-то с минуту поглаживая Кристину по щеке свободной рукой… не в состоянии не думать, как другие доводили ее до стонов, и это ни хрена не было накручиванием себя, а было правдой.       Неважно. Все равно. Пустые мысли ни к чему не привели бы, а вот Кристина в любом случае находилась рядом, и они занимались в общем-то делом. Так что Глеб первым впился ей в шею, оставляя поцелуи и укусы, получая стоны… Неважно. Он вышел, однако ввел пальцы обратно и без труда продолжал проникать в мокрое отверстие, не отнимая губ от бешено пульсирующей вены. Кристина возилась, и он удерживал ее, не собираясь никуда отпускать, не сейчас. Вдобавок у него самого возросло желание, противиться которому он не видел никакого смысла. Глеб принялся активнее, наблюдая таки за тем, как в скором времени у Кристины стало искажаться лицо. Он заткнул ей рот поцелуем и настойчиво теребил пальцами.       Эта струя вышла не такой бойкой, и все же Кристина закричала громче и вполне возможно умудрилась бы разбудить кого-то в доме. Глеба это мало заботило. Вместо всего остального он поднес влажную руку к ее рту и дал облизать свои же выделения, что она проделала с охотой и преданно посмотрела в глаза. Больше не обращая внимания, Глеб бесцеремонно развел ее ноги, согнутые в коленях.       — Давай, — сказал он, имея в виду презерватив. У него не было, единственный уже был использован, но вот у Кристины, он не сомневался ни секунды, нашлось бы при себе. И впрямь — точно зная, о чем он, она вынула упомянутое из кармана шорт и не сводила взгляда. Глеб вытянул руку, но Кристина отстранила свою и улыбнулась, а он уже догадывался, что это значило.       — Сначала сделаю приятно тебе, — заявила она, начиная подниматься. Здесь можно было что-нибудь сказать, но Глеб воздержался. В ход пошел эгоизм, если только можно было так выразиться, и он хотел, чтобы она потрудилась, и сделала это хорошо. Так что когда Кристина оказалась на четвереньках, он спустил штаны с трусами, поднося стоячий член к ее чертовым губам, которыми она незамедлительно коснулась головки. Глеб вздрогнул. Не удержался снова. И дело не в том, что Кристину это как-то веселило — его просто бесило, что он никак не мог реагировать иначе. Быстро, дабы не тянуть быка за рога, он схватил ее за волосы и подтолкнул взять в рот глубже, после чего сам подался вперед. Ничего бы с ней не стало.       Кристина промычала и подняла на Глеба глаза, обхватывая член рукой. Как же она любила, когда он проявлял инициативу… С ним это никогда не отталкивало. Она с наслаждением взялась за дело, ни в коем случае не подключая зубы, и продолжала смотреть. Пусть даже Глеб старался не встречаться взглядом, от нее не могли укрыться его эмоции и то, что он дышал в свойственной ему манере, а это было очень возбуждающе.       — Я теку, когда отсасываю тебе… — поделилась Кристина, перед тем как взять обратно в рот и ритмично задвигать головой. Это тоже не было ложью. Она прямо сейчас, не переставая делать со стонами, коснулась себя внизу, где было мокро, и не только из-за недавнего. Впрочем, слюней у нее тоже было чрезмерно. Кристина не сводила глаз в надежде, что Глеб посмотрит на нее, и шустро поласкала головку языком. Сколько же раз из этого любимого ею члена выстреливала сперма, прямиком ей в рот… Поскорее она взяла мятую простыню под собой, передумала и схватила подушку, садясь на нее и начиная елозить…       Стало еще приятнее. Кристина могла бы кончить в таком положении… И Глеб знал об этом и взял ее за затылок, принимаясь насаживать на себя, и быстро. Возбуждение накрыло с головой, так что он делал это, давая минимум времени на передышку. Разве стоило больше? Нет уж. Ни в жизнь. Он сжал зубы и стал наблюдать, как член исчезал в ее рту раз за разом. В один момент Кристина закашлялась, и Глеб отступил, но на несколько секунд. Злость, и да, возбуждение, были сильнее. Кристина и сама очевидно не была против, однако он обхватил ее голову двумя руками и резко задвигал тазом, вызывая, вновь, кашель.       — Давай. Давай, — повторил Глеб и продолжил грубее. Рассудок подсказывал прекратить это, несмотря ни на что, но он не прислушивался к нему, входя в раж. Существовала только ее глотка, и он толкался в нее, и ничего больше не имело значения. — Я… знаю, тебе нравится, — как сказала Кристина, как знал он сам, как это было с ним, как было с другими.       Когда он наконец отпустил ее, то заметил немного увлажнившиеся глаза и практически не ощутил сожаления. Не смертельно. Верно. Возможно, бывали и более печальные случаи, кто знает? К тому же Кристина не казалась такой уж оскорбленной. Она тяжело дышала и… ее взгляд не изменился.       Глеб толкнул ее в плечо, заставляя рухнуть на спину. Все, что Кристина сделала, это торопливо провела рукой по волосам и запрокинула слегка голову. Контролировать свое волнение было невозможно, не после проделанного и не при осознавании, к чему все шло… Ей хотелось трогать Глеба, за любые части тела, только не оставаться на месте, и она, приподнявшись, попыталась сделать именно это, но быстро очутилась там же. От этого только бросило в еще большую дрожь…       — Иди ко мне… — Она по крайней мере вытянула руки, представляя… всякие вещи. И все должно было вот-вот случиться. Ее тело изнывало без ласк, ласк Глеба. — Малыш, пожалуйста… — Нет, он не спешил, и она знала, что это намеренно. Прямо в эту секунду он, успев открыть презерватив, неторопливо раскатывал его и словно был сосредоточен донельзя.       У нее это вызывало досаду, Глеб знал… Его не преследовала какая-то нереально классная мысль по поводу своей медлительности, и все же желание упиться этими минутами, когда точно было ясно, что она хотела одного его, имелось, и сильное. Сегодня его что-то распирало по-особенному… Что поделать. Когда дольше возиться было уже некуда, Глеб навис над Кристиной, которая незамедлительно расставила перед ним ноги. Он буквально чувствовал исходящий от нее жар.       — Ты любишь мучить меня, — вдруг снова подала Кристина голос, что был самую малость обвиняющим. Глеб, глядя в ее воспаленные после отсоса глаза, смочил пальцы и поласкал ее киску, перед тем как начать входить. Этот последовавший стон был не самым громким, но завел только сильнее моментом. Кристина открыла рот и смотрела. У нее на непродолжительное время потемнело в глазах, но она собиралась смотреть… и не только. Лицо Глеба было прямо перед ней, и как она могла устоять от соблазна? Она принялась трогать его, ласкать пальцем подбородок и красивые губы, вместе с тем продолжая учащенно дышать от резких толчков. — Твой член… так просто входит в меня… — Более сильные довели ее до не сдержанных стонов. Глеб прижал ладонь к ее рту, но она принялась целовать его пальцы… Она вела себя, как ей свойственно, но только вечный гребаный вопрос. С ним ли одним?.. Ответ был очевиден.       Глеб впился в ее рот, не желая думать ни о чем и снова ловя себя на этом. В тысячный раз. Вдобавок Кристина как нарочно обхватила его руками, прижимая к своему телу плотнее, и он резко перехватил их, припечатывая к постели вовсе. На самом деле… они должны были лучше соприкасаться там, где сейчас делали это, и больше никак, и тогда все было бы хорошо. Вот только «бы» мешало. Очень сильно.       Как он ненавидел то, что эти мысли шли по кругу. И с Кристиной, и без нее… Глеб не имел понятия, как можно забыть и игнорировать, хотя бы в эту минуту, снова, ее тепло… Под этим словом подразумевались определенные аспекты, явно мешающие разорвать их связь. Подобного не было ни в одной другой девушке, и это был еще один факт. Глеб проклинал Кристину за это.       Он уже некоторое время прижимался губами к ее нижней губе, и, отлипнув, посмотрел таки в глаза… Он знал, что она знала его чувства — и не могла предложить ничего больше. Хоть это и убивало, но все было в порядке.       Все было нормально.       Так что Глеб перешел на ее шею, возвращаясь к вене, что пульсировала, и двигался. Кристина издавала стон за стоном и копалась в его волосах… Он начал активнее, не обращая внимания на последовавшую реакцию, проникая глубже, до той поры, пока она резко не напряглась, придя к одному.       Кристина вся сжалась, испытывая эти фантастические ощущения. У нее ускорилось дыхание… Будучи в этом состоянии, она схватила Глеба за волосы, притягивая к себе ближе, и очень нуждалась в нем. Не раз она представляла его в эти моменты, а когда он и так находился с ней… Это было прекрасно.       — Люби меня, — сказала Кристина шепотом, ерзая то и дело и насаживаясь таким образом самостоятельно. Она раздумывала о том, что, может быть, стоило приподняться, когда Глеб проявил инициативу и, резко выйдя, повернул ее к себе спиной и поставил на колени. Кристина только поддалась с огромным энтузиазмом, готовая подчиняться ему в чем бы то ни было… Разумеется, Глеб знал, и он схватил ее за талию, наспех проникая внутрь. В этот раз вздрагивать пришел не его черед. Он промолчал, пусть даже Кристина наклонилась назад и положила голову ему на плечо. Все, что Глеб делал, это толкался в ее полностью податливое тело.       Это было приятно. Безоговорочно. Здесь невозможно было сдержаться от стонов. По крайней мере Глебу, который не относил себя к железным. Он управлял Кристиной и использовал ее как куклу, а в один момент не выдержал и поцеловал в губы, вмиг осознавая, что его будто засасывало в пропасть… Без разницы. Он и так находился там.       — Тебе нравится? — пробормотал Глеб, глядя в ее пьяные глаза. Она все пыталась его коснуться, и он предотвращал эти поползновения, пока в конечном счете не схватил ее руки и не стиснул в своих. Кристина коротко вскрикнула, но, как обычно, не отвела взгляд и закивала.       — Очень… — По ней было видно. Особенно когда он начал стараться усерднее, она открыла шире рот, как будто собиралась завопить, и, собственно, именно это и сделала… Глеб прикрыл глаза, не из-за мыслей, что их услышат, а из-за того, что чувствовал, как она кончала. И продолжала делать это, еще несколько драгоценных секунд… Он все равно трахал ее, не давая отойти, и схватил за подбородок, впиваясь во влажный рот.       — Тогда принимай, — ведь это было именно тем, что она хотела. Неспешно, все равно торопиться было особо некуда, Глеб ввел внутрь дополнительно несколько пальцев, замечая, как это вызвало в Кристине напряжение. Все было хорошо. Они все равно вытворяли и не такое. Пусть даже она реагировала… пылко, все же она могла вынести это. — Давай… Малыш. Ты чувствуешь? — Думать здесь было нечего, его действия вызывали определенные эмоции. Кристина только доказывала своим поведением, что так и было.       — Да… да…       В Глебе вдруг проснулась решительность, и он продолжал смотреть на ее лицо, что проделывал изредка. Ему хотелось одного, и он знал точно, что так или иначе сделает это. До этого оставалась самая малость… Что ж, Кристина была чувствительной, и это шло на руку. Еще какая-то парочка толчков, перед тем, как она резко наклонилась вперед, потому что не сдержалась снова.       Из нее вырвался непонятный звук, но она не могла контролировать себя… Она ухватилась за колено Глеба и неизвестное время могла слушать только собственное дыхание. Перед глазами плыло. Именно об этом и была речь… Как бы то ни было, только единицы умели довести ее до такого великолепного состояния. Она словно парила в облаках.       И очнулась, когда хотела лечь на живот, но Глеб схватил ее за руки, удерживая на месте. Кристина неуверенно повернула голову, видя его невозмутимые глаза. Она протянула дрожащую руку, чтобы коснуться его щеки, но ожидаемо потерпела неудачу. Глебу по-прежнему не нравились прикосновения.       — Куда ты собралась? — спросил он, таким же безмятежным голосом. — Давай кончать, в том же положении. — У нее хватило сил, чтобы просто помотать головой, и тем не менее это явно было не тем ответом, по той причине, что Глеб притянул ее обратно к себе, заполняя целиком… У нее ослабло все тело, и она больше не могла пошевелиться. Ему не могло быть это не известно, и он, Кристина знала, делал это сейчас намеренно.       — Я… не смогу, — она правда сомневалась. Сколько раз это уже произошло? В голове все смешалось, а Глеб продолжал совершать свои толчки. В какое-то мгновение он даже улыбнулся… и эту улыбку нельзя было назвать приятной. В это мгновение он почти походил на маньяка. Только было бы ложью заявление, что ее это так сильно испугало. Ее это взволновало. Накрыла новая волна возбуждения. — Глеб…       Наверное, Кристине удалось бы выдавить что-нибудь дальше, но Глеб очень быстро входил в нее, не давая ни о чем думать. Он будто завелся как двигатель и уже не мог остановиться… Кристина все равно несколько раз пыталась ухватиться за него, потому что ей было нужно это, и всякий раз терпела неудачу. Глеб просто жестко имел ее и неуклонно подводил к очевидному. И пусть он не позволял прикасаться к себе, Кристина начала понимать, последними остатками здравого смысла, что он трогал ее за грудь, уверенно, и грубо, сжимая ее, щипая соски… Было тяжело делать каждый вдох, и особенно когда он перешел вниз, принимаясь яростно ласкать клитор… Это оказался конец. Медленно, как будто умирая, она наклонилась вперед еще раз, только чтобы издавать и издавать звуки, что просто рвались наружу. Прекратить было невозможно…       Кристина начала постепенно приходить в себя, и оказалось, что она уже некоторое время лежала таки на животе… Вот только дыхание оставалось таким же прерывистым, а сердцебиение — частым. Пусть даже это состояние испытывалось не впервые, оно не могло приесться. Оно… было волшебным. Кристина хотела поблагодарить того, кто доводил ее до подобного, но не сумела вновь. Глеб был быстрее, переворачивая ее мигом на спину. Даже если так… На что угодно можно было пойти в любой позе. Потому она потянулась к нему навстречу, думая только об одном. Если бы ее мечта сбылась… Только вот навряд ли.       Он только уворачивался от всех этих ее попыток. Хватит. Теперь уж точно. Ей это было ни к чему. Глеб проник в лоно и заметил по глазам Кристины, что она испытала от этого некоторую боль, но его по-прежнему это мало волновало… Вдруг раздался шум, будто что-то опрокинули, где-то неподалеку, затем неравномерные шаги, в эту сторону. Глеб громко вздохнул от досады, и как раз прямо тогда послышался знакомый лепет: «Что, блядь, вчера было вообще…» В комнату заглянул весь помятый друг Глеба, тот самый, который хотел занять это место ранее.       — Закрой нахуй дверь, — сказал Глеб, до начала пиздеца. Весомый факт заключался в том, что друг припозднился, поезд ушел, было не до разговоров. Парень полупал глазами краснее некуда и переминался с ноги на ногу.       — Ладно, — бросил он, совершенно не обиженно, и скрылся из виду. Глеб перевел внимание на Кристину, которая залилась легким румянцем, но лукаво улыбнулась, продолжая тяжело дышать из-за того, что ее вколачивали в постель. Без всяких церемоний, он просто получал от этого наслаждение, больше не думая о том, кончит она в такой позе вновь или же нет. Хотя, судя по стонам и блаженному лицу, все становилось очевидно.       — Ты грубый, — проговорила Кристина, почти не разборчиво.       — О, правда? — В этот раз захотелось подхватить, и Глеб схватил ее за волосы, на что она запрокинула голову, а затем надавил на подбородок, обнажая нижний ряд зубов. — Отлично. Твое любимое.       Она не успела ответить, так как он взял ее за руки и потянул на себя, вставая с кровати, быстро перемещаясь к стене и толкая к ней. За секунду Кристина оказалась прижата к ней лицом и беспомощно облокотилась на ту руками. Она невольно выпятила зад… только предлагая себя. Глеб расставил ей ноги на ширине плеч и, облизнув несколько пальцев, принялся разрабатывать ей анус. Кристина стонала без остановки.       — Перестань дергаться. Или я тебя прямо так выебу, — не сказать, что его не заводила эта идея, но речь шла о безопасности, о которой он все думал непонятно зачем. Постепенно расширяя и это отверстие, он в лишний раз старался не обращать внимание на следы на ягодицах, оставленные другим. — Понравилось ночью? — все равно не выдержал Глеб в конце концов.       — Глеб…       Он чуть не ударил ее головой о стену. Понятно, что это было секундное помешательство, он ни за что не пошел бы на такое, но настолько была велика эта злость.       — Я спросил, — продолжил Глеб, приближая губы к ее уху. Просто так, не собираясь делать ничего дурного. Кристина издавала поскуливающие звуки. — Хорошо натрахалась ночью?       Его вопрос приводил в растерянность. Что она могла ответить? Зачем он спрашивал такое? Они обычно не обсуждали это… Кристина возилась, и из-за того, что он делал, и из-за неуверенности в том, что нужно сказать, после чего дернулась от неожиданного сильного шлепка, по левой ягодице, как раз где у нее был укус.       — Да, — сказала все же она и прикрыла глаза на мгновение. Неприязнь Глеба была практически ощутима, но в любом случае правда была лучше сладкой лжи. — Да…       Пальцы продолжали двигаться в ней, в том же темпе… Кристина не стала, несмотря на желание, поворачивать голову. Через минуту или две Глеб отстранил руку и начал входить, раздвигая ягодицы. Все шло нормально… Просто заебись. Он обхватил груди, начиная стискивать их, специально доставлять боль. Кристина в начале терпела, но повизгивала, по мере того как усиливалась его хватка и становились грубее толчки, все громче. Ему хотелось слышать это. Похрен на остальных в доме, на все остальное. В придачу он начал входить в нее спереди, палец за пальцем. Очень скоро они стали мокрыми от новых соков.       Глеб приложил немного усилий, и из Кристины выплеснулась новая порция жидкости. Тут же она дернулась, но отпираться было некуда. Это был еще не конец.       — Раздвинь шире, — пробормотал Глеб и полуприсел вместе с ней, продолжая вонзаться и трогать влагалище. Он слегка оперся щекой на ее макушку и чувствовал, как оттуда вытекало раз за разом. Крики могли быть слышны не только в доме, но и за его пределами. Второй рукой Глеб обхватил Кристину за талию и не переставал делать свое. Он сам не мог сдерживаться от стонов. Как, если… Глеб схватил Кристину за волосы, резко потянув и запрокидывая голову. Конечно же, она смотрела, несмотря ни на что. Пусть глаза были почти закрыты, но смотрела…       Он тоже смотрел в ответ множество раз, и нельзя было, ни в какую, не признавать, какие они красивые — и выражали кучу эмоций, всегда. Сейчас же они были по-прежнему помутненными, и это ясно, что ее голова была забита лишь одним… А Глеб глядел и ловил себя на том, что думал снова о ненужном.       Насрать. Ебучие мысли, что, наверное, никогда уже не покинут, как бы то ни было, и они совершенно не имели значения, пыль, ничего не случится, хорошего, если слова будут произнесены вслух, не надо и пытаться, совершенно незачем, но, проклятие, как же ему хотелось сказать, просто сказать, как же он любил…       Сдаваясь, он резко вышел, развернул рывком Кристину к себе лицом, надавил на плечо, заставляя опуститься на колени, отшвырнул презерватив и принялся дрочить. Ощущение нарастало, и Глеб перевел взгляд на ее рот и продолжал, до той поры, пока сперма не полилась в приготовленное отверстие… У него самого подкосились ноги, и он неустойчиво стоял и извергал все скопившееся благодаря Кристине.       Она принимала каждую каплю и учащенно дышала, но даже это не перекрывало стоны Глеба. Кристина быстро обхватила член губами, поводив головой еще несколько раз… и только потом, насладившись этим, отстранилась, не переставая смотреть вверх. Глеб не имел понятия, как сексуально выглядел в такие моменты. Она приподнялась, совсем немного, и медленно поцеловала его в живот. Так и переводя дыхание, Глеб заметил это, и не возражал, не из-за того, что чувствовал себя практически обессиленным. Только некоторое время спустя он предложил руку, за которую Кристина ухватилась, и потянул ее на себя. А когда она встала на ноги, обнял ее за плечи.       Простое объятие. Ничего такого. Так обнимаются друзья. Кем они, строго говоря, и были. И все же Глебу хотелось, прямо сейчас, обнимать ее… Она была вялой, такой же, он чувствовал это, и сей факт тоже делал ее ближе. Тем не менее, это чувство окрыленности постепенно испарялось, приходил черед возвращаться на землю, и Глеб, постояв еще немного, попятился назад.       — Тебе лучше уйти, — сказал он без церемоний. — Еще мало времени и… я хотел бы поспать. — В доме уже слышались кое-чьи голоса, не только друга-идиота, но это все было неважно. Кристина еще задерживалась, прижимая губы к его груди и обхватывая за спину, и он выносил это, понимая, что все равно это прекратится уже скоро. Вот только когда она подняла голову, стало тяжелее.       — Останешься здесь? — тихо пробормотала Кристина.       — Да.       — Хочешь, чтобы сейчас пялились на меня одну? — спросила она следом, и Глеб немного улыбнулся. Все эти звуки, что тут говорить, определенно не остались без внимания остальных, и то, что Кристина, одна из виновников этого, покажется перед ними, забавляло… в какой-то степени. Глеб просто понадеялся, что все слышал и тот гандон, с которым она была прошлой ночью.       — Думаю, ты справишься, — ответил он, почти непринужденно, без злости. Накатившая после оргазма расслабленность притупляла разум. И да, он не боялся выйти, просто не хотел выбираться отсюда. Кристина отодвинулась, понимая, что надо. Она посмотрела на Глеба и все еще удерживала его за руку. После этого она неторопливо попятилась назад, но не отпускала ее. Глеб оставался на месте и как обычно избегал взгляда.       — Я не хочу уходить, — призналась Кристина. Ей хотелось остаться, неважно где, но с ним, сильнее всего. — Глеб?.. — Поспешно, поддаваясь желанию, она прильнула обратно и приложила руки к его потной груди.       — Уходи, — повторил Глеб и попытался оттолкнуть ее, но сделал это слабо. К тому же Кристина только прижалась еще плотнее. — Давай… — Он правда думал возражать и просто не хотел, чтобы все это длилось. Только вот Кристина, кажется, была другого мнения. — Не надо…       — Разреши мне остаться, — она снова подняла свои глаза, и он, случайно посмотрев в ненужный момент, прочитал в них надежду. Вот уже ее руки ласково поглаживали ему плечи. — Пожалуйста…       Глеб попытался снова, или точнее хотел осуществить это, но только покачнулся вперед, с Кристиной в обнимку, и оперся подбородком на ее макушку. В таком положении было, несмотря ни на что, спокойно. Можно было… остаться вот так насовсем. Мечтать не запрещал никто. Глеб держал глаза закрытыми и чувствовал, что, если будет продолжать делать это, вот-вот отрубится. Его уже шатало из стороны в сторону. Кристина сильнее стиснула его запястье, не давая погрузиться в сон.       — Ты засыпаешь, — озвучила она этот факт вслух, и Глеб устало опустил на нее взгляд. На вид она была не лучше, и они оба наверняка казались какими-то обкуренными. Вдруг Кристина осторожно заправила волосы ему за уши — жест, что он ненавидел особенно сильно. Он не смотрел и только ощущал ее теплое дыхание совсем рядом. — Давай поспим…       Что ж. Это было заманчивым предложением. И Глеб понял, что мешкал с ответом слишком долго, когда Кристина уже тянула его за руку, к кровати. Он плелся, и в это время его голова была действительно пуста. Наверное, на счастье. Они очутились на месте.       — Как ты хочешь лечь? — спросила Кристина. — Сверху или…       Она еще не договорила, а Глеб устроился в постели, свесив одну ногу, и, все-таки помешкав, вяло поманил к себе. Долго уговаривать Кристину не вышло. Она легла на него, тут же положив голову на грудь и взяв за бока. Глеб мог укрыть их, но было жарко. Он смотрел некоторое время, пусть недолгое, на ее макушку, ведь прямо сейчас она не могла знать этого. Ее легкие поглаживания успокаивали еще сильнее и постепенно вводили все дальше во тьму.       — Только уйди первой, — замямлил Глеб, уже почти ничего не соображая. Он посмотрел на Кристину в последний раз и закрыл глаза, больше не собираясь сражаться. — Не хочу проснуться вместе… — потому что это было бы уже чересчур. Он, кажется, почувствовал, как Кристина слабо закивала.       — Хорошо… — согласилась она.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.