Ненависть и любовь

Слэш
R
Завершён
30
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
30 Нравится 2 Отзывы 8 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Антон ненавидит Арсения. Арсений ненавидит Антона. А все из-за того, что их родители поженились. А теперь они родные братья. Фу, как противно звучит, аж блевать хочется. Фамилию Антон менять ни в какую не стал, после того как их родители поженились. Сергей стал для Антона хорошим другом и отчимом. Но вот его сын Арсений… Это же настоящий дьявол из преисподни. Он все делает Антону наперекор, подставляет и издевается. Особенно в институте. Его дружки всячески издеваются над Антоном. Слава богу хоть не на одном курсе. Антон на первом, а Арсений на пятом. Когда Попов-младший закончит менеджмент, то отец передаст ему свою компанию. Сперва учить будет всему, а потом отдаст. Вот этот Арсений и думает что лучше всех. Бесит он, пиздецки. — Отдай, идиот! — крикнул парень совему брату, который забрал у него книгу по истории. — Сделай мне поесть, и отдам — в который раз произнес старший, пряча книгу за спину. — Руки, ноги маешь — пошёл и сделал! — в ответ крикнул младший, пропихая свои руки за спину брату, ища книгу. Арсений не удержался, так как Антон на него навалился, и упал на кровать, которая стояла сзади. Шастун уставился на ухмылку и застыл. Его сердце забылось быстрее. Пульс участился. На лбу появилась испарина. Щёки и уши вспыхнули румянцем. — Хочешь быть сверху? — тихо и на ушко Антона прошептал Попов. Тот сразу дернулся и встал с него, отбирая книгу. Потом он молча, с возмущеным видом, сел за стол, и начал учиться. Учебный год начался только месяц назад. А Шастун уже заебался. А ещё его заебал Попов, которому нехуй делать, как Антона подьебывать. — Если не сделаешь мне еды, я скажу твоей маме что ты куришь — над ухом раздался грозный голос. — Блять! Да уйди ты уже! Занаться нечем что ли?! — Арсений уже конкретно заебал, ему было плевать что этот мудила расскажет матери, лишь бы отьебался уже. — Тогда готовься к худшему — прошептал тот, и на конец, О БОГИ, ушел с комнаты. Шастун вздохнул с облегчением, и принялся за учебу. *** Зря Антон не послушал Арсения. Тот ведь и вправду рассказал маме Шастуна что парень курит, да ещё и, СУКА, материться. И парню досталось, ох, как досталось. Хотелось поцеловать Арсения, чтоб убрать эту нахальную улыбку с его лица. Блять, нет, не поцеловать. Снова эти мысли о его губах. Как же бесит эта влюбленность. Шастун смотрел на него, и думал, что влюбится все-таки в него возможно. А только год назад он думал иначе… Антона отчитали и запретили на неделю сидеть на компьютере. И ноутбук забрали. Пиздец красиво. Хоть телефон не отобрали, уже хорошо. И чё теперь делать ему? Мстить. Он обязательно отомстит. Например завтра. Парень пошёл в свою комнату и начал собирать рюкзак. А когда все было собрано, он решил поваляться на кровати, листая ленту Инстаграма. Он увидел новую публикацию Арсения. На которой он обнимался с какой-то девушкой. Он снова начал ревновать Попова. Снова ревновать. Этого мудилу. Иногда Шастун себя ненавидит. Очень. *** Парень проснулся за пять минут до того, как прозвонит будильник. Поэтому начал непоспешно собираться. Одевшись, он ушел на кухню, готовить себе завтрак. Бутерброд и сладкий чай, ммм. Вкуснотища. Быстро выпив чай, он одел осеннюю куртку, кросовки, и взяв недоеденный бутерброд, он вышел с квартиры, чтоб не сталкиваться с Арсением. Конечно хотелось снова увидеть его такого домашнего в шортах и футболке, но старший заставит делать и ему бутерброд, и кофе впридачу, если увидит на кухне. Антон специально ставал рано, чтоб быстрее уйти. Главное — не столкнуться с Поповым утром, иначе пизда. По дороге он встретил Виктора, своего однокурсника. И они вместе пошли в универ, смеясь и шучя. Первая пара была ненавистной историей, которую вел ворчливый старик, всеми и всегда недовольный. Всю пару его внимание было приставлене к Шастуну. Он как будто с ума сошел. Все Шастун, да Шастун. А чё, других нет что-ли? Это бесило парня, и настал тот вопрос, на который, он в душе не ебал, какой ответ. И тут он обосрался. Тройка в журнал, а вопрос: Ебать за что, можно хотя бы четвёрку? Никого не волновал. Следующей парой была математика. Он быстро вылетел с кабинета истории, и так же быстро бежал по коридору, пока не врезался в какого-то дохуя высокого парня. — Извините. — промямлил Антон, и хотел было уйти, но его схватили за рукав кофты. — Эй, аккуратнее нужно быть — насмешливо произнес знакомый голос. И этот голос точно принадлежал Тимофею — другу Арсения, и обидчику Антона. Шастун устало закатил глаза. Его прибыли (в прямом смысле) к стене, и забрали рюкзак. — Чё у нас тут? — ещё один парень из банды Арсения отобрал у него рюкзак, и вытряс с него все что там было. — Ничего? Серьезно? Шастун, разочаровиваешь — покачал головой Иван, и кинул рюкзак на пол к остальном книжкам и тетрадям. Парни ушли, оставив Антона собирать все свои вещи. Он хотел ударить, прибить, да убить в конце концов этих надоедливых, и наглых мудаков. Чтоб они больше не лезли к нему. Он хотел поднять ручку, как её перехватила другая рука. — Снова эти? — спросил Димка, помогая другу собирать вещи с пола. Антон кивнул и поблагодарил того за помощь. — Тебя почему не были на истории? Этот Илья Хуильович меня заебал. Приебался ко мне, да ещё и тройку влепил. Представь! — возмущался Антон, идя по коридору с другом. — Он всех заебал, а тебя, если ты не заметил, он всегда ненавидел — ответил ему Позов, и продолжил — Я в больницу ездил, к маме. — уже грустнее произнес тот. — Кстати, как она? — Уже лучше, только неделюку ещё нужно полежать — сообщил парень, легко улыбнувшись. — Это хорошо — ответно улыбнулся Антон. За разговорами они дошли к нужной аудитории, и вошев, сели на свои места. Целый урок их никто не трогал, и это было больше чем отлично. Парни особо не слушали что говорит математик, они болтали о своем. Очередная пара закончилась. Парни вылетели из аудитории, и мигом побежали в столовку, чтоб успеть нормально поесть. Они взяли по стакане чаю, Антон взял булочку с маком, а Дима с яблоком, и сели за дальний столик. И все бы хорошо, но поесть Шастуну никогда не давали спокойно. К их столику подошёл Арсений со своей бандой. Попов присел около Антона. — Не будет сигаретки, а, Шастун? А то мне птичка напела что у тебя в рюкзаке ничего нет. — прищурившись произнес тот, закладывая руку за парня, приобнимая его. — Так ты у нас наркоман, оказывается, если тебе птичка напела — огрызнулся младший, спокойно жуя свою булочку. — Мелкий, не забывай с кем разговариваешь. — прорычал старший, — Давно не получал что ли? В универе, знать никто не знал, что Попов и Шастун сводные братья, только его друг Дима. — Я разговариваю с мудаком у которого самозавишеная самооценка — ответил Шаст, и тут же получил сильный толчок в бок. Антон возмутился, и уже хотел ударить ответно, как в его, получается, не очень уже и тупенькую голову, пришла гениальная идея. Антон взял свой чай и вылил на прекрасные черные волосы своего сводного брата. Чай остыл не до конца, поэтому он был ещё немного гарячим. И чай, и Попов. Арсений не ожидал такого подвоха от своего беззащитного брата. Чай был липким, и вскоре на одежде появились мокрые плями. Он наклонился к уху парня. — Пизда тебе, братишка — прорычал тот на ухо младшему, и ушел. А парни с его банды смотрели на него с неудоменними лицами, и пошли за ним. Шастун с чистой совестью и выполненим долгом улыбался, скрывая страх от слов старшего. Было конечно жалко вылитый чай, но это была настолько идеальная мысль, что Антон не удержался. Дима похвалил друга за такую смелость, и пошел ему за новым чаем. После того случая в столовке, Попов не приставал к нему и не придерался, Антон даже не видел его на переменах. А после всех следующих пар, Шастун ушел домой, забыв о словах сводного брата. Дома никого не было. Антон поставил чайник и ушел к себе в комнату делать уроки. Выпив чай, и дописав так же ненавистную информатику, он ушел на кухню сделать какой-то съедобной еды. Антон решил сделать на целую семейку, потому поставил побольше картошки вместе с курицей в доховку. Спустя час за ничегонеделанием, на телефон пришло сообщения, что завтра вместо математики будет английский, поэтому нужно выучить то, что задали. Зашёв в свою комнату, чтоб начать учить нелюбимый английский, дверь в неё резко закрылась. Шастун в неудомении обернулся назад, и услышал что её кто-то закрывает снаружи. — Я предупреждал, братишка — послышалось по ту сторону двери, и Антон был уверен что Арсений, который его закрыл, сейчас ухмыляеться. — Придурок! Открой! — крикнул ему Шастун, но понимал что тот не сделает этого. — Неа, посиди там до вечера, может поумнеешь немного — весело произнес старший, и через пару минут входная дверь хлопнула. И все бы ничего, если бы он не вспомнил о курице, которая должна быть скоро готова, и её нужно достать из духовки. Страх тут же окутал его. Он уже пытался дергать за ручку, пинать дверь ногой, но эта сука непробиваемая. Шастун набрал Попова, но тот не отвечал. Он строчил сообщения, но ни одного ответа. А когда через пару минут он учуял дым, вот тогда его сердечко ёкнуло. Он хотел позвонить матери, или отчиму, но телефон разрядился. Шастун быстро поставил его на зарадяку, но ожидать пришлось долго, минут 15 пока тот включиться. Антон очень боялся. Его почти парализовало. Он снова начал вспоминать тот ужас, которой был 12 лет назад…

Flashback

— Папа, пожалуйста! Хватит! Остановись! — совсем маленький мальчик лежал на полу и рыдал. Отец бил его по всему, чему только попадал. И он снова был пьян, в который раз. — Ты мелкий гаденыш! Как ты посмел взять что-то с холодильника без моего разрешения?! — орал отец на Антона, избивая его. — И-извини. Я б-больше не буду! Честно! — заикаясь, сквозь слёзы выдавил из себя мальчишка, закрывая руками голову и лицо. Мужчина внезапно остановился, и принюхался. Он учуял дым и пошел, кажись, на кухню. Перед этим приказав мальчику никуда не уходить. — Антоша, иди ко мне — мальчик услышал шепот матери, которая звала его к себе — Мальчик мой… — прошептала она. А когда мальчишка приполз к ней, женщина взяла его на руки, и выбегла с комнаты. Огонь бушевал на кухне, и пробирался к остальном комнатам. Мать с ребенком быстро проскочила мимо отца, который орал на целую квартиру и шатался из стороны в сторону. Она выбежала из квартиры, и так же ловко и быстро закрыла её снаружи на замок. И тогда мама пообещала маленькому Тоше, что больше отец их не потревожит, никогда. И она выполнила свое обещание.

Flashback

— Нет, нет, нет… — будто в бренду шептал парень, закрывая лицо руками. Слёзы начали катиться с его зелёных глаз. Страх окутал его. Отца больше не было. Но этот дым начал потихоньку расползаться по всей квартире. Такой противный запах. А в его тени пылал огонь. Яркий и опасный. Дотронься и обожжешься. Закрой глаза на минуту, и сгоришь до тла. Но за открытым окном он услышал звук приближающейся пожарной машины. Какие-то добрые люди вызвали. Антон был им настолько благодарен, что не описать словами. Но только он вскочил на ноги, как все поплыло, голова закружилась, и настала темень. *** Судя по белым стенам, и отвратительному запаху, Антон был в больнице. — Мальчик мой! Ты очнулся! — воскликнула его мать. Кажись, он только что почувствовал чью то руку на своей. Женщина обняла сына и поцеловала в лоб. — Хорошо что ты очнулся — облегчено вздохнул отчим парня, который стоял сзади Майи. — Что случилось? — прохрипел Шастун, не совсем понимая что он здесь забыл. — Ничего страшного, все обошлось, благодаря тёте Алине. — улыбнулась женщина своему сыну. — Ты просто потерял сознание, все хорошо — улыбалась ему мама, и гладила по кудрявой макушке. Антон начал вспоминать тот ужас, который пережил недавно. Курица в духовке. Арсений. Дверь. Пожар. И темнота. — Антош, что случилось? Тогда. — спросил его Сергей. Антон посмотрел на отчима и мать. И вздохнул. — Я не хочу сейчас об этом говорить, меня голова болит… — ответил он, и накрываясь одеялом, закрыл глаза. Майя и Сергей поняли его намёк, и ушли. Но заснуть ему так и не удалось. Ведь мысли его были забыты Арсением. Он не винил его. Ведь сам виноват в том, что облил его чаем. А если бы он этого не сделал, ничего такого сейчас бы не было. Буквально через пятнадцать минут в дверь вошёл Попов. Антон притворился что спит. Арсений сел около него и взял парня за руку, целуя её. Шастун лежал с закрытыми глазами в ахуе. Он бы никогда не поверил что Попов может быть нежным. Его может грызть совесть, но сука, чтоб настолько! — Прости меня… Я не думал что все так закончиться — он услышал тяжёлый вздох старшего. — Я чуть не убил свою любовь… Какой я идиот. — усмехнулся тот, и снова поцеловал руку. — Я просто хотел больше твоего внимания. Извини. То, что Арсений тоже любил Антона, было таким счастье для парня. Он решил сейчас же признаться ему. Шастун открыл глаза и приподнявшись на локтях, притянул старшего для поцелуя. Попов удивился, но начал отвечать на поцелуй. Арсений нежно посасывал нижнюю губу своего сводного брата, и проник языком в желанный рот. Но воздуха стало не хватать, и они отлипли друг от друга. — Почему ты не мог просто признаться? — Я думал ты меня ненавидишь. — Дурак ты значит — прошептал Шастун, и они снова сплелись в поцелуе, а их языки в танце.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Импровизация"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.