Заново всё собрать

Топи, Домашнее поле (кроссовер)
Слэш
NC-17
Завершён
64
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
64 Нравится 10 Отзывы 7 В сборник Скачать

⚽️

Настройки текста
      Макс едва ли не присвистнул, глядя на новое письмо от шефа. Последняя неделя обещала быть скучной, новых сенсаций не предвиделось, все грязное белье уже вывернуто, оставалось только ждать грядущего чемпионата. И тут попался такой джекпот.       «Красный ястреб», команда из глубинки Оренбургской области, разношёрстная, но сумевшая пробиться в премьер-лигу. А ещё их тренером назначили женщину, что уже вызвало полный разнос в прессе. Но Максу было интересно далеко не это. Он рассматривал фото в письме и пытался подавить вырывающуюся улыбку. Почти не поменялся, взгляд какой-то более надменный только стал, всё такой же красивый и до последней чёрточки знакомый и незнакомый одновременно. Фил Никитин, местная звезда, и, по слухам, именно он должен был стать тренером, а не эта Елена.       Макс, не думая, ввёл контакт директора и уже почти набросал в голове, как он вернётся в родные края, как соберёт всю информацию. Единственное, что не мог уложить — как снова встретиться с Филом после стольких лет молчания.

***

      Кольцов толком не был на родине уже лет пять, прилетал на выходные изредка, совсем сроднился с Москвой, с её бешеным ритмом. Теперь же ему предстояло пробыть здесь аж две недели, мама уже чуть ли не поляну готовила к его приезду. Макс вышел из аэропорта и выдохнул, напоминая себе, что это не отдых, а всё ещё работа, и полноценный чилл с расслабоном устроить никак не получится. Но Макс будет не Максом, если не попытается.       Пока ехал на такси, разглядывал такие изменившиеся улицы, вспоминал, где проводил юность, где первый раз пробовал целоваться и курить. И главное — кто потом был с ним.       Фил снова красовался, вставая удобнее не для того, чтобы ударить по мячу, а чтобы выпендриться. Макс на его финты только глаза закатывал, допивая уже вторую бутылку пива. Надо было подождать, конечно, пока Никитин натренируется себе, но его успело заебать всё, учеба в МГУ сахаром не оказалась, Москва приняла жестко, и дома он ощущал себя спокойнее. А ещё с Филом.       Первый, второй, третий мячи летели в перекладину, а тот все не собирался успокаиваться, радовался как ребёнок. Макс всё смотрел и не мог уложить в своей голове, насколько ему нравится наблюдать за таким счастливым Филом. Подтекста никакого не было, он просто наслаждался видом. И ответным жгучим взглядом Фила из-под ресниц. Почему они потом сидели в обнимку на трибунах и целовались, он не понимал. Как и то, что они лежали рядом в комнате Никитина, на узкой кровати, и чувствовали каждый вздох друг друга, каждое резкое движение навстречу, каждое касание. Какими мягкими и податливыми были губы, как слышал рваные стоны под собой. Всё это хотелось убрать в коробку и хранить до конца дней, вспоминая с широченной улыбкой.

***

      Макс решил оставить беседу с Филом напоследок. За неделю он успел узнать поближе команду, запечатлеть их игру (Фила на тренировках не было, парни отвечали уклончиво, то ли опять с коленом проблемы, то ли уехал куда-то, то ли еще чем-то занят), пообщаться с Еленой (Макс честно пытался засунуть предрассудки о женщине-тренере куда подальше), с Антоном (и украдкой расспросил его про Фила, тот отвечал, сдерживая улыбку). С макбуком он не расставался, материала уже хватало на парочку статей и громких заголовков.       Руки дрожали, Макс нервно курил, пока ждал окончания тренировки. Сегодня Никитин наконец вернулся, вёл себя на поле словно он пуп земли, но вместе с тем орал верные вещи, если верить познаниям Макса в футболе (работа и не тому научит). Он машинально поздоровался с командой, снова задумался и не сразу заметил насмешливый оценивающий взгляд напротив. Фил вроде бы улыбался, а вроде через секунду с щекой Макса встретится крепкий кулак.       — И что это такую кралю занесло в нашу скромную обитель?       Дурак. Как был дураком, так им и остался.       — К тебе приехал, — Макс не остался в долгу и вернул улыбку, стараясь откровенно не разглядывать Фила. На голове мокрое взъерошенное нечто, даже брови чуть потрепались, форменная футболка где-то прилипала к телу, глаза все ещё горели в запале. Мысленно Макс снова очутился на том самом стадионе, где они впервые поцеловались. Надо же, толком и не вспоминал об этом много лет, стоило лишь один раз увидеть, чтобы всё пошло к чертям.       — Я должен радоваться что ли? — Никитин как ни в чем не бывало двинулся к раздевалке, а Макса магнитом потянуло следом. Даже тут ничего не изменилось, почти те же шкафчики в первом ряду, которые почему-то до сих пор не заменили, кубки и медали над дверью, стены с обшарпанной краской по углам. Только Фил и Макс поменялись, уже не бешеные студенты с кучей амбиций и стремлений.       Фил спокойно стянул с себя потную футболку, присел на лавочку, чтобы разуться, а Макс всё стоял и смотрел. Чувствовал себя полным идиотом, на запретное позарившимся.       — Так и будешь стоять, да? — Фил уже разделся до трусов, а в глазах мелькали озорные искорки. Макс подошёл ближе, привычно опустив голову и разглядывая, запоминая каждую черточку этого лица, расплывшегося в ехидной ухмылке.       — А что ты хочешь, чтобы я сделал? — Фил даже не вздрогнул от прикосновения к голому предплечью и продолжал буравить Макса взглядом. Кольцов до сих пор помнил, что он означал. Фил так смотрел на него, когда хотел быть ближе, хотел дышать одним воздухом и чувствовать тепло чужого тела.       Никитин не выдержал первым и, обхватив ладонью шею Макса, притянул его ниже для поцелуя. Дикого, кусачего, без капли какой-либо нежности. А Максу это и нужно было. На время вернуться в прошлое и запомнить всё до последнего рваного вздоха в губы и прикосновения до синяков.       Фил неожиданно оторвался от него и уткнулся в плечо, тяжело дыша. Макс осторожно обхватил его за плечи и почти вжал в себя.       — А зайдёт кто?       — Не зайдёт. Я дверь запер.       — И когда успел?       Дурацкое тепло заполонило всю грудь, и первая мысль безудержно потрахаться хоть на лавочке, хоть у стены, хоть на полу сменилась тягучей нежностью и желанием хоть сейчас сделать всё правильно.       — Я скучал, — эти слова вырвались против воли Макса, и он почти пожалел, что сказал это вслух, пока не услышал глухой смешок и не ощутил невесомое прикосновение губ к плечу, скрытому тонкой тканью футболки.       — Ты всё ещё обмудок, но я тоже. Пиздец как, — Фил хрипло рассмеялся, а Макса наконец отпустило. Нахер эти интервью, нахер всё. В ближайшие пару часов он решительно настроился наверстать хотя бы часть упущенного за столько лет.       Отпускать Фила из объятий решительно не хотелось, Макс стоял, шаря руками по напряжённой спине и зарываясь носом во влажные волосы. Ощущение проёбанного впустую времени заполонило грудь до боли, и он шмыгнул носом, Фил рассмеялся и отстранил его от себя.       — Поехали ко мне? Сейчас до душа добегу.       А сам снова прижался к губам, но без прежнего напора, вкладывая в поцелуй всю свою нерастраченную нежность. С трудом оторвался, стянул с себя бельё и, подмигнув, скрылся в душевых. Макс сел на лавочку и с глупой улыбкой запрокинул голову, несильно ударяясь о шкафчик. Тот Макс, который студент, не раздумывая побежал бы вслед за Филом, чтобы пообжиматься прямо в общей душевой, куда может зайти кто угодно.       Он не думал, что так на самом деле бывает. Думал, что только в книжках, которые любила писать одна из его бывших, двое влюблённых, что когда-то расстались, при встрече бросаются друг на друга так, словно не смогли за всё это время также сильно полюбить другого. Хотелось показать это Филу. Что он ничего не забыл, что до сих пор все внутренности ходуном ходят от одного взгляда на него.       Фил уже вышел из душа, вытирая на ходу волосы, и заискивающе посмотрел на Макса. Наверное, ожидал, что он сразу прижмёт к стене и всю душу вытрахает. А Макс лишь молча наблюдал за ним и тихо посмеивался над тем, как Фил трясущимися руками открывал свой шкафчик. Рассматривал с ног до головы так обжигающе, не скрывая обожания. И снова Фил Никитин поломал все предыдущие установки в голове Макса, всё как тогда, давно.       Со стадиона они выходили молча, каждый думал о чём-то своём, Макс не прятал улыбку, но совсем не смотрел на Фила. Гораздо интереснее сейчас были собственные кроссы, которые он уже давно собирался поменять, и несколько мелких камешков. Макс чувствовал косые взгляды Фила и улыбался ещё сильнее.       — Ой-ёй-ёй, ничего себе, какая красотка, — Никитин смешно фыркнул в ответ на эту реплику и уже было собрался прочесть лекцию о том, что пороги — это святое, но Макс как можно аккуратнее залез на пассажирское и не прекращал разглядывать понтовый салон. На таких тачках ему еще не доводилось ездить, и заработать никак не получалось. На миг проскользнула мысль, что он не прочь был бы быть содержанкой кого-то типа Фила, но он тут же тряхнул головой и посерьёзнел.       — Ты чего загнался-то так? То первый ко мне в трусы лез чуть ли не сразу, а сейчас… — Фил не отрывал взгляд от дороги, а Макс залипал на его пальцах. И сразу вспомнил всё, что умели эти пальцы, и как они доводили Макса до невменяемого состояния. Что с него взять, восемнадцать было, гормоны еще шалили. И Фил так зажимался поначалу, стеснялся. Когда Макс впервые скинул ему нюдсы, сделанные на хреновую камеру старой нокии, сообщение долго висело без ответа. Он уже успел расстроиться, что как-то не так сфотографировался, или Филу просто не понравилось, или его фото уже гуляет по интернету. Но тем же вечером Никитин позвонил ему и наговорил столько грязи трясущимся голосом, что Макс зажимал себе рот рукой, пока кончал, чтобы не услышал никто.       С прошлым Филом приходилось скрываться в раздевалках, в комнатах с дверьми, закрытыми на замок или подпёртыми стулом, сейчас же Макс с нескрываемым любопытством изучал его дом, где уж точно не придётся скрываться. Или…       — Ты один в таких хоромах живёшь? — его внимание привлекла фотография на стене кухни. Фил с улыбкой до ушей, обнимающий светловолосую малышку, которая сияла не меньше. Дочка, наверное.       — Сейчас да. Бывшей и дочке новую квартиру купил, а сам остался здесь.       — Ясно.       Фил взял из холодильника бутылку и подошёл к Максу. Так показательно облизнул горлышко, не до конца поднёс к губам, и капли потекли по подбородку, горлу, скрываясь под просторной футболкой. Макс воспринял это как сигнал к действию и собственническим движением прижал его вплотную к себе за ягодицы. Чего уж тут стесняться.       — Ну наконец-то, — Фил едва закрыл бутылку, откинул её куда-то в сторону и впился в горячие губы, зарываясь в волосы. Макс простонал ему в рот и с наслаждением сжал задницу. Целовался Фил всё так же одуряюще, до плавящихся мозгов и дикого возбуждения. Кусался, языком обводил зубы, посасывал чужой язык, тихо мычал в губы. Макс осторожно подхватил его и понёс к дивану, заметив, как тот сморщился.       — Всё нормально?       — Да колено… Блять. Похуй, неси.       Макс постарался уложить его как можно осторожнее и начал торопливо избавлять от такой ненужной одежды. Он потом устроит допрос с пристрастием, хотя если прошерстить гугл, то можно найти всё о травме Никитина и даже больше. Но Максу хотелось узнать самому. Если позволят остаться после секса. Или вообще до утра.       Макс молнией добежал до душа и обратно, Фил ждал его, такой потрясающий, с замыленным взглядом, раскинутыми в стороны ногами, лениво поглаживающий себя, пока Кольцов стягивал полотенце. Задержался взглядом на члене и облизнулся. Фил всегда сосал с таким упоением, даже когда не умел совсем, давился, чуть не плакал, но всё равно не прекращал. Максу до жути льстило, что он был у Никитина первым в этом плане. Гадкий собственник, который тихо пристроился где-то в самом далёком уголке сердца и крайне редко проявлял себя, хотел, чтобы он был и последним.       — Иди сюда, — Фил спешно схватился за его бедра и подтянул на грудь, довольно облизываясь. Макс схватился за спинку дивана, чтобы не навернуться прямо на Никитина и не упасть на пол, тогда будет полное фиаско. Он громко выдохнул, удобнее устраиваясь, когда Фил провёл языком по всей длине члена и обхватил головку губами. Глаза прикрыл в удовольствии и медленно, будто издеваясь, посасывал. А Максу уже хотелось сорваться с тормозов и затолкать член глубоко в глотку. Знал же, что Филу это понравится, даже если он будет играть в девственницу. Тот словно прочитал мысли и потянул Макса на себя ещё ближе, заглатывая глубже. Поднял взгляд наверх, умудряясь ухмыляться с членом во рту, и снова закрыл глаза. Макс чувствовал, что ещё чуть-чуть, и он позорно быстро кончит как подросток. А Фил, казалось, был совсем не против такой перспективы, стал помогать себе рукой, ускорился и вытащил член изо рта, еле проходясь головкой по губам. Макс совершенно не успел среагировать, навалился вперёд, в последний момент упираясь ладонью в диванную подушку, и с глухим стоном кончил. Сперма заляпала губы и щеки Фила, он медленно собрал её с лица и облизал пальцы по самые костяшки, не сводя дикого взгляда с Макса.       Он не выдержал и впился в чужие губы, слизывал с них свой вкус и чувствовал, как Фил, тихо скуля, потирался возбужденным членом о бедро. Макс понадеялся на второй заход чуть позже, на нормальной кровати, и сполз ниже, впуская член в рот и сразу набирая бешеный темп. Фил не сдерживался совершенно, метался по дивану, стонал во весь голос, словно ему вечность не отсасывали. Надолго его не хватило, и он без предупреждения кончил Максу в рот, по инерции продолжая двигать бёдрами. Кольцов с наслаждением оглядел картину под собой и пропустил момент, как Фил ловко перевернул их и улёгся сверху, лениво поглаживая по груди. Впрочем, Макс был только за. Такой исход событий ему нравился, что его не выгоняли сразу же, а наоборот, намекали, чтобы не рыпался. Макс закрыл глаза и бездумно гладил Фила по волосам, чувствуя приятную расслабленность в теле.       — Жрать хочу. И курить.       Фил глухо рассмеялся Максу в плечо. Так хорошо стало. И не нужно из себя кого-то корчить, можно просто быть самим собой.       — Там на столе ашка где-то валяется, покури.       — Сам кури свою химозу.       — Какие мы нежные.       Разлепляться совершенно не хотелось, Фил настолько удобно и правильно лежал на чужой груди, смотрел своими невозможными глазами и едва заметно улыбался. Такой красивый. У Макса сердце заходилось от нежности. Ну не может так накрывать спустя столько лет, всё это казалось странной иллюзией.       — Там остался со вчерашнего дня какой-то салат из доставки и отбивные.       — Ты всегда знал, чем меня можно купить.       Фил в шутку ударил Макса по плечу, не забыв облапать и быстро облизать губы, и наконец нехотя поднялся, двигаясь в сторону холодильника и абсолютно не стесняясь своей наготы. Кольцов облизал взглядом его спину, подкачанные ягодицы, ноги. И заржал, когда Фил полуобернулся и показал ему средний палец.       После ужина, который в итоге состоял из пиццы («ничего не будет от пары кусков, не пизди») он всё-таки удосужился натянуть обратно штаны и развалился на коленях Макса, расспрашивал его о работе, о жизни в Москве, словно искренне интересуясь. И сам, не скрываясь, рассказывал про себя, команду, семью, дочку. Макс залипал на его счастливом лице, когда он говорил про Еву с лёгкой тоской.       Фил почти замурчал, когда Макс погладил его по щеке, и потерся о неё. И обхватил губами указательный палец. Кольцов рвано выдохнул, наблюдая, как Фил посасывал палец, прикрыв глаза. Он выглядел одновременно невинно и одновременно самой заправской блядью. Потом посмотрел прямо на Макса, и тот потерялся в пространстве. Кольцов с громким чпоком вытащил пальцы и снова впился в губы Фила, подтянув его выше. Не знал, как от него такого можно было отказаться, да и не нужно это было сейчас.       — Макс… — Фил кое-как простонал между поцелуями, когда Макс уже переключился на шею, — у меня смазки нет, я… У меня так и не было никого, кроме тебя, ну… Ты понял.       Кольцов еле сдержался, чтобы не подмять Фила под себя и не зацеловать всего. Казалось бы, ничего такого, но мысль, что он остался у Никитина единственным мужчиной, грела не только самолюбие, но и заставляла сердце биться в рваном ритме и бесконечно влюблённо смотреть на распластавшегося под ним Фила.       — В другой раз… Пошли в душ, хочу кое-что попробовать.       На расстояние дальше полуметра друг от друга они так и не смогли отойти, Фил жался к горячему телу, когда они ввалились у душ, и тут же толкнул Макса к стене, чтобы поцеловать в сотый раз за этот вечер. Кольцов с трудом оторвался от него, развернул лицом к стене и опустился на колени. В тишине было слышно лишь шум воды и заполошное дыхание Фила. Он вскрикнул, когда Макс раздвинул его ягодицы и широко лизнул между ними.       — Ебать, Кольцов, ты чё… — он собирался продолжить притворно гневную тираду, но мог только стонать себе в предплечье, пока Макс его вылизывал, сжимал и покусывал ягодицы, всячески игнорируя член, который пачкал смазкой живот, и, кажется, сам кайфовал от того, что делал. Фил завёл руку за спину и схватил Макса за кудри, вжимая в себя сильнее и выгнувшись совсем уж порнушно. А Кольцов тащился от этого, от Фила, его стараниями превратившегося в воющую лужу, от его покорности и полного доверия. Он чувствовал, что Никитин на пределе, и резко выпрямился, наваливаясь на мокрую спину.       — Ножки раздвинь, — он зашептал и облизал чужое ухо, одной рукой вцепившись в бедро. Фил, казалось, только на автомате расставил ноги чуть шире и заскулил, когда почувствовал прикосновения чужого члена к мошонке и понятливо сжал бедра. Макс нёс какую-то околесицу, возбуждающую до ужаса, и медленно двигался, не прекращая терзать ухо и хрипло стонать. Фил откинул голову ему на плечо и сам подавал бёдрами назад. Он кончил от пары резких касаний ладони Макса, забрызгав стену, и пытался отдышаться, пока Кольцов не последовал за ним. Фил развернулся и притянул Макса в нежный поцелуй, еле двигая губами.       — Такой ты, блять…       Макс рассмеялся ему в губы и обнял, чувствуя чужую улыбку где-то у себя в шее.

***

      Утро добрым априори быть не могло, Макс вяло чистил зубы, одним глазом рассматривая себя в зеркале. После его отъезда прошло почти три недели, и они с Филом не прекращали переписываться. Макс стал следить за каждым матчем, пару раз пытался бубнить о колене Никитина, но сразу был послан, и решил всё-таки оставить этот разговор для личной встречи. То, что он влип, было абсолютно очевидно, он только надеялся, что для Фила это не просто «поебались-разбежались». Судя по тому, с каким энтузиазмом тот всегда отвечал, записывал голосовые и кружочки в телеге, совсем не просто.       Звуки уведомлений сначала взбесили, а потом Макс чуть щётку не проглотил.       Филька: У меня новость       Филька: Мы в Москве играть будем.       Филька: Я заеду?       Утро резко перестало быть мерзким.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Топи"

Ещё по фэндому "Домашнее поле"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.