Снегопад +140

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Лукьяненко Сергей «Дозоры»

Основные персонажи:
Антон Городецкий, Завулон (Артур)
Пэйринг:
Завулон/Антон Городецкий
Рейтинг:
G
Жанры:
Драма
Предупреждения:
UST
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Один разговор заявленных персонажей (написано до выхода Шестого дозора).

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Мой первый фанфик. Памятник фандомной юности.
20 января 2012, 19:11
Шел настоящий снегопад. Ни малейшего намека на ветер и удивительно большие, потерявшие привычную форму неровные снежинки, неторопливо опускающиеся по практически идеальной вертикальной траектории. Тишина, оглушающая и глубокая, и два силуэта, замершие друг напротив друга.

– Этот разговор ни к чему не приведет, – нарочито холодно произносит усталый не по годам голос, молодой и мрачный.
– Мой мальчик, как же ты молод... ужасающе молод, – голос его собеседника изрядно сдобрен печалью и еле заметной и такой непривычной мягкостью, что у его оппонента невольно перехватывает дыхание. – Ты не сможешь игнорировать свои чувства, Антон. Уже не можешь, и поступаешь... неразумно.

– Не понимаю о чем ты, – с прорвавшимся раздражением заявляет Светлый. – Это все вообще никаким образом тебя не касается, так что не лезь куда не просят.
Грубо. Городецкий ожидает от собеседника хоть какой-то реакции, от гнева и до такого привычного издевательского хихиканья, но все тщетно. Завулон абсолютно спокоен.

– Если не понимаешь, то я могу объяснить, – он продолжает смотреть на Антона с пониманием и сожалением во взгляде, глазами лаская бледную от холода кожу щеки. – Ты едва не погиб на последнем задании, и виной этому твоя... эмоциональная нестабильность. Я ведь все понимаю, Городецкий. Ты воспринимаешь эти чувства как предательство стороны, избранной при инициации, своего учителя, всех тех Светлых, кто погиб в нашем с Гесером бесконечном противостоянии.

Вдох, похожий на всхлип, секундная растерянность на лице. Еще одно мгновение, и взгляд снова становится прямым и сильным.
– Если ты все понимаешь, – Антон говорит с видимым трудом. – то почему никак не оставишь меня в покое? Я никогда не приму все это как данность.
– Я не хочу. Ты дорог мне...
– Хватит, Завулон! Я устал и очень хочу спать. У меня нет никакого желания стоять здесь и переливать из пустого в порожнее. Если ты сказал все, что хотел, то я пошел.

– Городецкий, я хотел предложить нам попробовать. Просто попробовать. Любовь ведь Светлое чувство. Разве ты вправе так легко его предавать, а, Антон?
– Нет. Но и якшаться с Темным я тоже не собираюсь.
– Не торопись. Я готов ждать тот день, когда ты сможешь принять меня так, как я принял тебя. Полностью и без остатка.
– Ждать?! – удивление смешивается с сарказмом и травит собственное сердце.
– Вечность, – совершенно серьезно подтверждает Всетемнейший. – Ведь она у нас есть.

Уходя в тишине, среди падающего снега, Антон ясно осознает, что загнан в тупик. Тупик, приемлемого выхода из которого для него нет. Уходя и оставляя за своей спиной неподвижную фигуру, непонятно для чего ломающую его душу. Любовь, прихоть, месть, похоть, плевок в Гесера, очередная многоходовая комбинация? Едва ли ему суждено во всем этом разобраться, не сгубив самого себя…

Всетемнейший же продолжал смотреть вслед самому честному из Светлых даже тогда, когда его фигура скрылась за углом. Он продолжал смотреть расфокусированным взглядом вслед Ангелу, никогда бы не сумевшему принять Демона. Ангелу, что совсем забыл о том, что в первую очередь и несмотря на все их возможности и мнение, они были, есть и будут Людьми.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.