То, что тебе нравится +23

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Weiss Kreuz

Пэйринг или персонажи:
Шульдих/Кроуфорд
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
PWP
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
- Хочешь, я расскажу, что тебе нравится?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
герои принадлежат создателям Белого Креста.
как всегда психодел
21 января 2012, 00:36
Стоны, переходящие во всхлипы. Рванное, в такт движениям руки, дыхание. Напряженная линия шеи и подбородка запрокинутой головы. Страдальчески сведенные брови и темные пряди волос, прилипшие к блестящему лбу. Бешеный пульс и частичная потеря осознания реальности. Выгнутое тело на сбитых простынях под пристальным взглядом синих глаз.
- Хочешь, я расскажу, что тебе нравится?
Вихрь видений передается кинопроектором дара на экран обратной стороны век. Они похожи на цветные стеклышки в витраже готического собора. Внимательно следи за черной дорожкой между ними – в зависимости от той, что ты выберешь, тебе выпадет солнечно-желтый, умиротворенно-синий или кроваво-красный кусочек. Почти, как в детской головоломке: пройди по нужным цветам. В реальности это больше похоже на лабиринт Минотавра, на игру в жмурки на поле боя.
Оракул любит головоломки.
- Тебе нравится быть сверху, – шепчет телепат, глядя снизу на Кроуфорда, плавно покачивающегося на его бедрах, и резко вскидывает их, еще глубже вгоняя свой член в брюнета. – Хочешь, я расскажу тебе, почему? – в приоткрытые во вскрике губы. – Потому что это создает иллюзию, – руки впиваются в белую кожу ног, – того, что ты все еще контролируешь ситуацию. – ладонь касается груди, живота, спускается ниже, вызывая новый гортанный всхлип. – Что громкость и интенсивность стонов по-прежнему зависят от тебя. – смуглые пальцы обхватывают изнывающую плоть. – Что это ты даешь, а не тебя берут.
Чувство контроля опьяняет ощущением власти. Дает уверенность не только в завтрашнем дне, но и в нескольких годах наперед. Можно считать себя полноправным хозяином и своей судьбы и судеб людей, зависящих от тебя, и не опасаться каких-то там «непредвиденных обстоятельств» и форс-мажорных ситуаций.
Кроуфорду нравится быть хозяином положения.
Тело рефлекторно вздрагивает, когда холодное дуло пистолета касается горячей чувствительной кожи. Оно скользит вниз от затылка по позвоночнику, по выгнутой до невозможности пояснице. Прижимается к подрагивающему колечку анального отверстия, заставляя его сжаться, а сердце пропустить удар в ожидании боли. Сквозь гул в ушах слышен тихий смех и щелчок взводимого курка. Уровень адреналина в крови давно зашкаливает, а скованные наручниками запястья почти потеряли чувствительность. Дуло медленно возвращается обратно к затылку, затем прижимается к виску, и Кроуфорд сдавленно и протяжно стонет, когда Шульдих наконец-то вламывается в него, даря восхитительное осознание неправильности и абсурдности происходящего.
- Тебе это нравится, Брэд. – оружие падает на подушку. – Потому что так не должно быть. – телепат сгребает в кулак темные волосы, с силой тянет на себя, заставляя повернуть голову, и впивается в губы невыносимо жарким поцелуем. Распластанный лидер в унизительно-развратной позе – это потрясающе неправильно. Это режет глаз, как вывалившееся из витража стеклышко. Это выходит за рамки системы и приводит в смятение. Пришедшего в смятение легко повергнуть в хаос.
Хаос – конечная цель американца.
- Ты знал, что я собираюсь сделать. – не вопрос, а утверждение. И лукавый взгляд снизу вверх. Немец не замолкает, даже двигаясь губами по его члену, и голос, кажется, раздается не только в голове, но и во всем теле. – Тебе нравится, когда я оправдываю твои ожидания, потому что ты привык знать обо всем заранее. – Оракул кожей ощущает вибрацию смешка. – Издержки профессии, м? – он вцепляется в плечи Шульдиха, изо всех сил пытаясь удержаться на трясущихся ногах, тяжело дыша и тихо постанывая. Бедра сами начинают двигаться навстречу сладкому рту, и в глазах темнеет.
Знать, что будет, для провидца действительно так же привычно, как помнить собственное имя. Он просчитался только однажды.
- Я принес тебе сока. – сказал рыжий, входя в кабинет. – Тебе ведь нравится.
- Откуда ты знаешь, что мне нравится?
- Знаю. Хочешь, расскажу?