Мое печенье

Слэш
NC-17
Завершён
129
автор
Йости бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
129 Нравится 22 Отзывы 31 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
* Продолжение сцены, где Хенджин и Феликс вместе стоят в душе. Когда Феликс впервые поцеловал Хенджина, после того, как вернулся из леса. Здесь описана только постельная сцена! Никакого сюжета и продолжения фф здесь не будет! Я хочу предупредить заранее, чтобы позже не посыпались гневные и недовольные комментарии! *

***

I Want It — Two Feet — Все хорошо? — Хенджин осматривает младшего с небольшим волнением, ведь тот не поддается, когда его пытаются вывести из душевой. Ли стоит в одном белье и держит Хенджина за руку. — Феликс? — Хван осторожно касается подбородка младшего и осматривает мокрые губы и ресницы. Капли покрывают лицо, скатываются по тонкой шее, попадают на острые ключицы и опадают на обнаженную подтянутую грудь. Соски твердеют от прохладной воды, а грудная клетка активно вздымается и опускается, заставляя капли скатиться к паху, по пути задевая очерченный торс, ребра, мышцы и пупок. Феликс был искусством в этот момент. Искусством, на котором холодные капли сталкивались с разгоряченной кожей и превращались в пар. — Сейчас станет. — Феликс поднимает голову и смотрит на губы Хенджина. Не на самого парня, а лишь на его губы. Руку свою не забирает, а лишь сильнее сжимает чужую, поглаживая ту большим пальцем. Ли встает на носочки и мягко касается пухлых губ, при этом вдыхая побольше воздуха, ведь этот поцелуй оказался не таким, каким представлял его Феликс. Ли считал, что это будет обычное касание, не приправленное каким-то эмоциями или ощущениями, но нет, это было не так. В груди загорается пожар, медленно перетекающий в паховую зону, Феликс чувствует припухлость и влажность губ Хвана, сильнее сжимает руку, а второй опирается о стену. В душевой было скользко, отчего стоять на носочках было вдвойне неудобнее. — Ликси… — Хенджин отрывается от младшего, даже не продолжив этот поцелуй. — Ты же понимаешь, что мы оба не железные? Мы не сможем просто поцеловаться и пойти в кровать. Ну, — тяжелый вздох и усмешка. — Я точно не смогу. Поэтому не нужно так рисковать. Кем бы я ни был, у меня был прошлый опыт, и я помню все ощущения и эмоции, которые испытывал в процессе. А когда ты стоишь тут…рядом со мной… Ах… — Хван усмехнулся и задрал голову. — Мне действительно сложно держаться. — Ну так не держись. — Феликс касается шеи Хвана и оставляет на ней мокрый поцелуй. Медленно втягивает тонкую бледную кожу в свой рот и продолжает водить языком. Всасывает, зализывает, чтобы не так горело, но в конце все же прикусывает. Сложно было остановиться на одном поцелуе. Хенджин был слишком красив, слишком манил и возбуждал. Феликс забирает свою руку из Хвановой, пробирается под рубашку и кладет холодную ладонь на разгоряченную кожу, отчего сверху слышит вздох и чувствует, как мышцы напряглись. — Феликс… — брюнет наслаждается контрастными поцелуями в районе своей шеи и стискивает зубы от того, что держаться становится все сложнее. — Я же не прошу чего-то делать… Ты сейчас мой. Дай мне насладиться тобой. Я получил душу, прошу, дай себя полностью. Ты даже можешь ничего не делать… — Феликс продолжал говорить, попутно покрывая шею Хенджина поцелуями и оглаживая его торс. Ли встает на полную стопу, рукой, которой держался за стену, берется за шею Хенджина и мягко тянет ее на себя, заставляя старшего наклониться. И Хенджин ведется. Ведется на эти прикосновения, поцелуи, слова и просьбы. Феликс ведет языком от шеи до уха, прикусывает мочку и сразу же зализывает ту, в попытках принести меньше боли. Он не учитывал, что это приведет к еще большему возбуждению со стороны старшего, поэтому продолжал покусывать мочку, периодически постанывая около чужого уха. Его самого возбуждало то, что он может трогать этого человека так откровенно, и не получая отказов. Хенджин сводил с ума, а еще больше сводило с ума то, что он позволял касаться себя там, где в обычной жизни коснуться не позволит. Грациозная шея была слишком хороша, она должна получать больше похвалы, больше поцелуев и прикосновений, отчего Феликс просто не мог убрать своих губ и языка от молочной кожи. Медленно вел языком по кадыку, слегка прикусывая его, очерчивал губами челюсть, попутно оставляя на ней мягкие поцелуи, и, наконец, вновь вернулся к желанным губам. Слегка сжимая торс брюнета своей маленькой ладонью, Феликс прижался к губам Хенджина, целуя те более откровенно. Хван продолжает держаться и не открывает рот, чтобы ответить Ли на поцелуй. И, о черт, он снова отодвигается. — Ты же понимаешь, что я сильнее тебя, а тебе нельзя получать большие нагрузки? — тяжело дышит и усмехается. Феликс улыбается и снова подводит свое лицо к старшему, выпуская язык. Проводит им по нижней губе, отстраняется и показательно облизывается. — Ты очень вкусный. — шепчет и усмехается блондин. Хван сжимает глаза и понимает, что больше держаться не сможет. Младший ведь не остановится, а Хенджин не сможет уйти от него. Ему приятны прикосновения, приятны поцелуи и слова. Сам Феликс невероятно приятен, почему от него невозможно оторваться. Хенджин кладет свою руку на мокрую шею младшего и целует того в припухлые губы. Сначала пробует на вкус розоватую плоть, окрашенную природой, прикусывая и облизывая губы. Языком очерчивает их форму. «Бантик.» — Звучит в его голове и он слегка усмехается. Прижимает голову младшего ближе к себе и приоткрывает свои губы, впуская язык в полость блондина. Проходится им по ряду зубов, встречается с языком Феликса и всасывает его в себя, попутно вылизывая и покусывая. Сильнее наступает на младшего и прижимает того к стене. Было плевать, что вода намочит одежду и волосы, абсолютно плевать. Продолжает жадно целовать блондина, кладет свою руку на спину и притягивает к себе. Мокрая рубашка касается обнаженного торса, отчего Феликс ежится. Блондин протискивает свои руки меж прижатых тел и, не переставая целовать старшего, начинает расстегивать пуговицы, а после помогает снять ненужную вещь. Та прилипла к рукам, отчего самостоятельно снять ее было сложно. Хенджин принимает помощь Феликса, откидывает одежду в сторону и возвращается к младшему под холодный поток воды. Ли осматривает торс Хенджина и медленно, едва касаясь, проводит по нему пальцами. Все было слишком красиво и нереалистично. Все было прекрасно. Художники отлично постарались, создавая «Чудовище», художники молодцы. Феликс был уверен, что Хван Хенджин — их лучшая работа. Лучшее произведение и лучшее детище. Хенджин держит руки по обеим сторонам от плеч младшего, а тот мягко касается своими губами обнаженной груди, задерживаясь на ней и прикрывая глаза. Кладет руки на талию и, оглаживая ее пальцами, начинает создавать узоры из поцелуев на груди и торсе Хенджина. Он рисовал картину на самой картине. Рисовал восхищение, страсть, благодарность. Рисовал свою любовь, пытался передать ее брюнету, а тот принимал все до последней капли и, прикрыв глаза, наслаждался нежными губами и мягкими поцелуями. Через некоторые время, когда Ли сделал наброски своими губами, то подключив язык и зубы, начал наносить цвет, раскрашивая картину и ее контур. Проводил языком по мокрой груди, оглаживал поясницу и пах ладонями, спустившись к твердому соску, провел по тому языком и вобрал его в рот, слегка засасывая. Услышал протяжный стон сверху, ухмыльнулся и продолжил сие действие в более активном и грубом темпе. Хван выпрямляет руки над стеной и, опустив голову, тяжело дышит, продолжая наслаждаться горячим языком Феликса. От каждого влажного прикосновения — руки, торс и ноги напрягались все сильнее. Выпуклость уже открыто виднелась из-под черным брюк, а внизу живота невероятно сильно тянуло. Ему уже было плевать на свои сомнения, он лишь хотел, чтобы к члену поскорее прикоснулись. 50 Shades — Fonera Старший отходит от Феликса и садится перед ним на колени. Ли хоть и был небольшой комплекции, но Хвана возбуждало то, что сейчас он сидит перед ним на коленях, и у брюнета есть полное право и возможность сделать с ним все, что пожелается. Если бы художники подключились к этой сцене, то они создали бы просто невероятную картину: Хенджин, на котором надеты лишь черные брюки, сидит на коленях перед Феликсом, стоявшем около стены в одном белье. Вся душевая наполнена лишь каплями воды и сексуальным напряжением. Темные волосы были мокрые лишь в районе челки, ведь только до нее доставал напор воды, идущий сверху, но Феликс… Феликс был мокрым полностью. Челка спадала на глаза, отчего слегка скрывала шоколадные глаза, часть волос, находящихся сзади, прилипла к жилистой шее и буквально окутывала ее в свои светлые и влажные объятия. Торс слегка наклонен вперед, отчего вставший член, отлично выделяющийся из-под черных боксеров, находился около лица Хенджина. Хван сложил свои руки на колени и медленно, словно изучая свою жертву, опускал взгляд то на выпуклость, находящуюся напротив, то поднимал его обратно, смотря в голодные карие глаза. На припухлых губах видел лишь ухмылку, а во взгляде — изучение и интерес. Длинные пальцы медленно тянутся к резинке белья, а зрительный контакт не разрывается. Каждый смотрит на другого и, словно играя, ждет, пока кто-то отведет взгляд. Они продолжают смотреть друг на друга даже в тот момент, когда Хенджин стягивает с младшего белье, и даже тогда, когда брюнет начинает покрывать поцелуями стройные бедра. Но, к счастью или сожалению, Феликс проигрывает, когда закатывает глаза, поднимает голову к потолку и протяжно стонет, проигрывает, когда Хенджин касается губами головки члена и берет всю плоть в рот. Брюнет ощущает всю твердость и пульсацию члена младшего, отчего начинает двигать головой более активно. Выпускает язык наружу, медленно проводит по всей длине, задевая каждую вену, и чувствует, как тот дергается на подобные действия. Засасывает головку и, словно играя с той, проводит языком по гладкой поверхности, специально задевая уздечку. Взяв член в руку, активно начинает насаживаться на него, пропуская плоть до самой глотки. Сверху слышит все более грубые и громкие стоны, отчего возбуждается еще сильнее и начинает оглаживать свой член, проходясь рукой по уже мокрым брюкам. Когда рука массирует выпуклость, Хенджин начинает стонать с Феликсом в унисон и еще больше возбуждаться. Вытаскивает член младшего изо рта и, поднимая на того голову, а, соответственно, и взгляд, начинает водить органом по своему лицу и иногда постукивать по губам или языку. Ли видит и чувствует все действия, закусывает губу и начинает оглаживать лицо старшего, проводя большим пальцем по пухлым губам, заводя в них палец. Брюнет принимает в рот палец Феликса и начинает посасывать и облизывать тот, попутно держа в руках его член и надрачивая блондину. От этих действий Феликс снова задирает голову кверху и шумно стонет. Хван слишком прекрасен, а его руки, губы и язык еще лучше. Хенджин берет младшего за бедра, заставляет развернуться к стене и слегка наклониться. Как только Феликс наклоняется, выгибая спину и прижимаясь грудью к стене, то чувствует, как старший начинает покрывать поцелуями его ягодицы, попутно сжимая их и тихо постанывая, опаляя горячим воздухом прохладную кожу. Брюнет выпускает язык и проходится им по дырочке младшего, отчего слышит приглушенный стон и чувствует, как ноги того напряглись. Без сомнений, Феликсу было приятно, и Хван это знал. — У тебя уже был секс с парнем? — выпрямляет спину и смотрит в затылок младшему. — Нет… — тяжелый вздох и сжатие кулаков. — Если ты против быть первым, то… — Просто слушай меня и не бойся. Все будет хорошо. Хенджин снова опускается к ягодицам младшего. Пухлые губы блуждают по молочной коже, а длинные пальцы начинают массировать дырочку, слегка надавливая на ту. Делает все медленно и осторожно, слушает Феликса, ждет слов или реакции, но получая в ответ лишь стоны и движения тазом назад, понимает, что делает все правильно. Отводит голову от ягодиц и, прислоняясь к одной из них щекой, прикрывает глаза и медленно вводит первый палец. Начинает дышать тяжелее от того, что в Ли невероятно узко, в паху горит еще сильнее, ведь членом хочется заменить палец и насладиться блондином сполна. — Все хорошо? — вводит фалангу еще раз и приоткрывает глаза, слушая ответ младшего. — Да… Просто… Просто подожди немного… — Хорошо. Пока держит палец, второй рукой оглаживает бедра и колени младшего, наслаждается эстетикой и жаром тела. Очерчивает каждый изгиб и облизывает губы. Как только чувствует, что Феликс качнулся тазом назад, то пропускает палец дальше и жмурит глаза, попутно расстегивая свою ширинку. Белье и брюки сильно давили на пульсирующий член. Вытащив первый палец, Хван сразу же подключает второй, но при входе делает движение более медленным и осторожным. Пропустив два пальца в дырочку, слегка разводит их, растягивая младшего. Слышит шипение сверху и задерживает руку. Подождав пару минут, ослабляет пальцы и пропускает их до конца. Они вошли легче, чем в первый раз, но он понимал, что для члена это слишком маленький диаметр, поэтому начал вводить третий палец, снова растягивая стенки. Слушает Феликса, но тот молчит и лишь тяжело дышит. Водит пальцем по стенкам, попутно растягивая те и следя за состоянием младшего. — Ты как? — Пока нормально… Начинает медленно двигать пальцами, попутно вытаскивая свой член из нижнего белья и шумно выдыхая. Касается органа и начинает дрочить себе, продолжая двигаться в Феликсе. Спустя несколько минут в душевой звучат два стона разных частот, создавая невероятную мелодию любви и страсти. Хенджин прикусывает губу и жмурит глаза, ему слишком хорошо, но чем быстрее он водит рукой по члену, тем сложнее становится держаться. — Можно… — Хван останавливает движение и поднимает голову на Ли. — Да? — Иди ко мне. Феликс поддается вперед, заставляя брюнета вытащить пальцы и поворачивается на него. Хенджин встает и становится напротив младшего. Ли опускает взгляд, видит, что брюки уже приспущены, а через белье виднеется красная головка члена. — Сними все, пожалуйста. Хенджину два раза повторять не надо. Он быстро стаскивает вещи и возвращается к Феликсу, прижимаясь членом к его торсу. Шумно простанывает и целует младшего, потираясь органом о холодную кожу. — Говоришь, сильный? Феликс видит приподнятые брови брюнета и легкую ухмылку. — Сомневаешься? — Меня поднять сможешь? Хван ухмыляется, подхватывает Феликса под бедра и прижимает к себе. — Уверен, что готов? — Не особо, но я не смогу себе простить, если упущу этот момент и не наслажусь этим вечером сполна. — Феликс, может… — Хенджин. Феликс двигается бедрами вперед, целуя старшего и прикрывая глаза. Заводит одну руку назад, берет член Хвана и прижимает к дырочке. На секунду останавливается, но все же пропускает головку вперед, отчего слышит громкий стон брюнета. Было больно, но мелодия Хвана все перебила, заставив возбудиться сильнее и пропустить член дальше. Убрав руку, юноша хватается за плечи старшего и начинает медленно насаживаться, моментами останавливаясь, когда неприятные ощущения перебивали наслаждение. Хван держался изо всех сил, чтобы не двинуть бедрами вперед и не войти в Феликса во всю длину, поэтому лишь сильнее сжимал его ягодицы и шумно стонал, когда Ли пропускал его в себя. Спустя несколько минут, когда Феликс полностью сел на член, то сильно сжал плечи юноши и увидел, как тот закусил губу и зажмурил глаза. — Слишком больно сжал? — Слишком узкий… — Это плохо? — Это… Феликс… Хенджин начинает стонать, когда юноша медленно двигает бедрами вверх и вниз, садясь на член. Феликс приподнимался, а Хван помогал ему руками, поднимая и опуская того, попутно отвечая на поцелуй младшего. Не спешил, ждал, когда Феликс привыкнет. Спустя пару движений он почувствовал, как блондин начал активнее двигаться и быстрее дышать. Взглянув в шоколадные глаза, стал быстрее двигать своими бедрами и входить в Феликса уже не так нежно и мягко, как пару минут назад. Стон увеличивался, а хватка уменьшалась. Боль уходила, и на ее место заступало наслаждение. Хенджин начал двигаться грубее и активнее, когда понял, что Феликс идет на контакт и помогает в этом брюнету. Прижав Ли к стене, начал все быстрее и быстрее входить в дырочку, попутно слушая свои стоны и стоны блондина. Атмосфера становилась горячее и крышесноснее, отчего Хенджину окончательно сорвало крышу и он начал буквально вбиваться в младшего и подбрасывать его руками, пока тот держался ногами за спину и помогал в этом действии. Слушал стоны Феликса и наслаждался его поцелуями на своей груди и шее. Сжимал ягодицы и втрахивал свое тело в Ли все сильнее, грубее, быстрее и, в следствии, получая в ответ все более громкие звуки наслаждения. — Джинни… Хван начинает быстрее двигать бедрами и грубо целовать младшего. Через пару секунд в его губы отдается грубый и низкий стон, а торс окатывает горячая жидкость. Он опускает Феликса на ноги, но не переставая целовать того, дрочит себе и буквально вжимает блондина в стену. Отрывается от губ, смотрит в карие глаза и с громким стоном кончает себе в руку, задевая оба торса. Продолжает стоять над Феликсом, держа левую руку около стены, а правой переводя кран в сторону, меняя температуру воды на более теплую. Подводит блондина под напор и тяжело дышит, смотря на прикрытые глаза напротив стоящего. Прижимается к младшему, подставляя голову под теплые капли, и чувствует, как вода окатывает каждый сантиметр разгоряченных тел. Мягко целует Феликса в макушку, улыбается и получает такую же улыбку в ответ.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Stray Kids"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.