Пазл +112

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Мифология, Тор (кроссовер)

Основные персонажи:
Локи (Лофт), Тор, Один (Всеотец), Фригга
Пэйринг:
Тор/Локи
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, AU
Предупреждения:
Инцест
Размер:
планируется Макси, написано 267 страниц, 48 частей
Статус:
в процессе

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Прекрасная работа! (°◡°♡)» от So Agatsu
«Потрясающее АУ!» от CJlamer
Описание:
С марвеловскими персонажами у героев этой истории схожи лишь имена, отчасти внешность, некоторые черты характера, отдельные факты биографии.

История развивается во вселенной, очень похожей на нашу: отсюда столько совпадений в реалиях. Но и различий тоже достаточно.

В этом мире нет магии, живых богов и космических монстров. Есть запретные отношения, любовь, дружба, ненависть, непонимание, немного тайн и столько же разгадок - детали большого и сложного пазла.

Посвящение:
Моя огромная благодарность - MavkaFM!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Часть 47

12 января 2017, 16:25
В среду Тор позвонил Гржегору, чтобы договориться о встрече. Тот сказал, что будет дома, и «вообще классно, что ты позвонил, потому что мне тоже нужно с тобой кое-что обсудить».

Лавируя на джипе по узким улочкам района, в котором жили Гржегор и Лиз, Тор пытался сглотнуть комок напряжения, который с самого утра прочно засел внутри него где-то на пути к желудку – кажется, как раз это место принято называть «под ложечкой». Самому себе он все-таки признался, что завидует Локи, у которого все запланированные объяснения-камингауты уже за плечами, в то время как ему, Тору, предстоял не один такой разговор, а целых два – и то, если ему удастся собрать своих аймир-ситевских друзей в одном месте в одно время.

Накануне вечером Локи вернулся домой в таком приподнятом настроении, что временами казалось, что он перемещается по квартире, пританцовывая. За ужином он рассказал, что Анна-Мария внимательно выслушала его историю, затем усадила его рядом с собой на крохотный диванчик, стоявший в дальнем углу ее кабинета, и несколько минут молчала, о чем-то размышляя. При этом она легонько поглаживала руку Локи, словно хотела его успокоить.

— И знаешь, — с улыбкой вспоминал потом Локи, — она еще ничего не сказала, но я вдруг расслабился, как будто уже все позади, и ни о чем не нужно волноваться.

Когда Анна-Мария наконец заговорила, она начала с того, что напомнила Локи о своей бездетности («По молодости и по глупости откладывала, а потом было уже поздно») и о том, что племянников и племянниц у нее тоже нет по той простой причине, что сама она была единственным ребенком в семье.

— Локи, детка! Я не буду говорить, что ты мне как сын – у тебя уже есть мать. Давай сойдемся на племяннике. Я и Тора твоего уплемяннила, если ты еще не заметил, — они оба рассмеялись. – Вы оказались в очень сложной ситуации. Предложенный вашей мамой выход болезненный, но я ее понимаю – по-другому этот узел не развязать. Что касается твоего кураторства, публичности и прочего – не бери в голову. Во-первых, я хочу посоветовать Реджи написать еще одну картину для этой серии – ты же сам видишь, там просто просится еще одна для равновесия. На это у него уйдет не менее полугода, то есть выставка состоится не раньше осени, к тому времени вы с Тором успеете сделать все, что запланировали, — я имею в виду решение суда и публикацию в СМИ. Во-вторых, на выставке Реджинальда Блайда журналистам всегда есть чем заняться помимо личной жизни молодого куратора – какой бы потенциально скандальной она ни была. Я тебе покажу несколько фотографий и видео с предыдущих его выставок, ты сам все поймешь. Реджи обожает эпатаж, и я его особо попрошу подкинуть СМИ какую-нибудь особенно жирную косточку – он только рад будет! А пока журналисты будут эту кость «обгладывать», я познакомлю тебя кое с кем из его друзей-приятелей (а их у него наберется на небольшой фестиваль). Так что все будет хорошо!

Слушая вечером рассказ Локи, Тор с тоской подумал, что его-то точно никто не будет успокаивающе гладить по руке – такие жесты не были в характере его друзей, даже от Сиф не стоило ждать чего-то помимо сочувственного похлопывания по плечу. Как будто прочитав его мысли, Локи сжал его ладонь в своих и потер ее, приговаривая: «Все будет хорошо».

***

Дверь ему открыла Лиз. Тору нравилась эта миниатюрная девушка с азиатскими чертами лица и задорным нравом – на его взгляд, они с Гржегором несомненно были «два сапога пара», хоть и разноразмерные, причем ведущим «сапогом» был тот, что поменьше.

— Снейк в своем «логове», — с улыбкой сообщила Лиз. – Иди, я вам сейчас кофе принесу.

«Логовом» назывался кабинет Гржегора, который он обставил и оборудовал так, чтобы иметь доступ ко всему необходимому – второму ноутбуку, принтеру, стеллажам с книгами, крохотному верстаку с какими-то автомобильными деталями, зарядной станции для мобильного телефона, шнуру от вертикальных жалюзи – не вставая с основательно разношенного, но на практике очень удобного кресла. При этом обстановка не производила впечатление захламленности и бардака – просто она не была кабинетной в более привычном смысле этого слова.

Гость и хозяин обменялись кивками и рукопожатиями, после чего Тор присел на край верстака, отказавшись от предложенного Гржегором мягкого кресла – ему не хотелось расслабляться раньше времени.

— Ты сказал, у тебя какой-то разговор, — напомнил ему Снейк.

— Да. Тут, короче, такое дело…

Снейк слушал его рассказ, не перебивая. Тор счел это хорошим знаком. Как только он закончил, дверь в «логово» распахнулась – в комнату вошла Лиз с подносом, заставленным большими кружками с кофе и мисочками с печеньем. Тор дернулся, чтобы забрать у нее поднос, но Гржегор его опередил. Лиз воспользовалась тем, что заветное кресло освободилось от бремени своего хозяина, и тут же устроилась в нем, поджав под себя ноги.

«Совсем как Локи», — подумал Тор.

Гржегор протянул ему одну из кружек и сказал, обращаясь к подруге:

— Он таки пришел рассказать, что они с Локи – братья. В смысле, что Локи – его некровный брат.

Тор поспешно поставил кружку на стол – от греха подальше.

— Вы что, знали? – растерянно пробормотал он.

Гржегор пристроился на подлокотнике свободного кресла.

— Еще с осени.

— С октября, — уточнила Лиз. – Снейк хотел посмотреть твои результаты на каких-то соревнованиях, и кто был твоими соперниками, я полезла в сеть и натолкнулась на старую статью о Локи. О том, что он тоже Боррсон, и что его усыновили.

Тор тяжело вздохнул.

— Все это время… И почему вы молчали?

— А о чем тут говорить? – пожал плечами Гржегор.

— Ну… Как же! Типа братья, а… ну, это…, — он сбился и прикусил губу.

— И что, по-твоему, я должен был по этому поводу делать?

Тор почесал в затылке – такого вопроса он не ожидал.

— Ну, не знаю. Гнать меня поганой метлой, например. Ради репутации компании и… Черт! Понятия не имею!

— Вот и я не имел, — ухмыльнулся Гржегор. – Поэтому просто забил на это все.

— Это у него такой способ решать проблемы. Если проблема решаема – вперед и с песней. Если решения не видно – забить и забыть.

— Они собираются через суд аннулировать факт усыновления, — объяснил ей Гржегор. – Их мама предложила такой вариант, мнение отца еще не известно.

— Вот видишь! – воскликнула Лиз. – Появилось решение, так что, как я уже сказала, вперед и с песней! – они с Гржегором чокнулись кружками.

Но Тор не унимался:

— Но вопрос репутации компании – и команды – это не отменяет!

— Да ладно! – отмахнулся Гржегор. – Это еще почему? Компания-то тут причем?

— Но я же в ней работаю! – он вдруг замолчал, а потом вполголоса спросил: — Я же в ней еще работаю? После всего этого?

— Да после чего этого? Решайте вы уже свои семейные дела, и дело с концом. Лишь бы на работу твою не влияло.

— Ну, мне, возможно, понадобиться пара-тройка дней за свой счет… Нет, погоди! – он помотал головой, надеясь, что блуждающие в ней мысли улягутся хоть в какое-то подобие порядка. – В августе наша команда выйдет на трек. А что если журналисты узнают? Кто-нибудь ведь раздует про «моральную нечистоплотность» или что-нибудь в этом роде. Я не хочу, чтобы ребят задело…

— Так! Теперь ты погоди! – Гржегор оторвался от кресла, подошел к Тору и встал перед ним, уперев руки в боки и нахмурив брови. – Давай не будем давать волю воображению и рисовать монстров, которых может и не быть. Когда вы планируете решить вопрос с аннулированием усыновления?

— Надеемся до июня это сделать. Плюс нами же подготовленные публикации в определенных СМИ… У нас есть сосед-журналист. В смысле, бывший журналист, но он из порядочных, из серьезных в смысле. Может быть, он нам поможет, подскажет, то есть, и…

— Эй, эй, приятель! – Гржегор схватил его за плечи и хорошенько встряхнул. – Я понял, понял. Приведёте в порядок документы, сообщите миру, что так и было задумано с самого начала, фото счастливой семьи – родители, родной сын, бывший приемный сын, а теперь почти зять – на паре глянцевых обложек. Все у вас получится, я жо…

— Снейк! – со смехом одернула его Лиз.

— Пардон! Я носом чую! А дальше будет «Жизнь продолжается и она прекрасна!».

Лиз поднялась с кресла, подала Тору кружку с полутеплым кофе и пристроилась у Гржегора подмышкой.

— Он прав, Тор. Можешь решить проблему – решай. Нет решения – забей и забудь. Пока я вижу только решения. Когда появится что-то нерешаемое, мы все вместе на это забьем.

— Угу, — ухмыльнулся Гржегор. – Вместе забивать всегда веселее!

Тор сначала хмыкнул, а потом рассмеялся во весь голос.

— Вы оба чокнутые!

— А то! – Гржегор и Лиз довольно переглянулись.

— Ты говорил, что у тебя ко мне тоже какое-то дело, — вспомнил вдруг Тор.

— Да! Слушай! Мы тут были на семейной сходке клана Чжан, родственников Лиз. Премилые люди, и это я не подлизываюсь! – за эти слова он получил от подруги шутливый тычок под ребра. – Так вот. Один из кузенов Лиз, Дэниел…

— Дэн мне не кузен, он племянник, сын Роберта…

— Да-да, прости, племянник. Парню 18 лет, он с 12 – в инвалидном кресле. Неудачно в поход сходили. Так вот, несмотря на это он самый непоседливый из всех Чжан, ему все время куда-то нужно. Страстно мечтает стать гонщиком – аж глаза горят, когда об этом говорит. И вот я подумал…

— Гонки на колясках?

— Да! Есть же еще такие ребята, как Дэн! Возьмем их под свое крыло.

— Там же коляски особые нужны.

— В Европе выпускают, можно начать с них. А потом найдем производителя где-нибудь у нас, поближе. Может, свои идеи какие-то протолкнем…

— Эх, вот бы…, — начал было Тор, но тут же осекся.

— Что «вот бы»? — «паровоз» Снейка несся вперед на всех парах и никакого торможения он уже не признавал. – Ты толкай идеи, отметать потом будем.

— Да я подумал про экспериментальный отдел «Асгард Меканикс», там такие инженеры работают…

— Э-э-э…, — Гржегора и это не притормозило – он продолжал искать выход. – Давай начнем со шведских колясок. Потом нарисуем, что мы хотим, и разошлем по основным производителям у нас в Штатах. Вдруг Одину Боррсону не захочется, чтобы заказ от команды, соучредителем которой является его сын, взял на себя кто-нибудь из его конкурентов.

Тор ухмыльнулся, вспомнив историю с «Сурт Индастриз», чья «дочка» стала новым спонсором бывшей команды Тора, от поддержки которой так неосмотрительно отказался Один Боррсон. Однако он также помнил про безграничную упертость своего отца во всем, что касалось непокорного «блудного сына».

Лиз заметила, что он сомневается.

— Твой отец – бизнесмен, Тор. Если он откажется, на карту будет поставлена его репутация как семьянина и как бизнесмена.

— Да даже если он упрется рогом…

— Снейк!

— А что я такого сказал! В общем, даже если он упрется, есть ведь и другие производители. Будем налаживать новые связи.

Тор почувствовал, как заражается оптимизмом друга.

— А! Была не была! Давайте попробуем!

Домой он возвращался в отличном настроении – этот разговор завершился лучше, чем он предполагал. Однако впереди его ждал еще один, которого он опасался больше первого. Он не боялся окончательно утратить шанс вернуть себе «Молнию» — в конце концов, он уже давно с ней попрощался. Намного больше его пугало, что друзья детства от него отвернуться. Он был готов уже сейчас позвонить в Аймир-Сити, чтобы договориться о встрече, но сначала им с Локи нужно было дождаться звонка от детектива Кларенса Ли.