Такой ледяной Кальдмеер +101

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Камша Вера «Отблески Этерны»

Основные персонажи:
Олаф Кальдмеер, Ротгер Вальдес
Пэйринг:
Ротгер Вальдес, Олаф Кальдмеер
Рейтинг:
G
Жанры:
Ангст, Драма, Психология
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«За тёплый лёд в глазах)» от werefoxy
Описание:
Диалоги с Ледяным Олафом до добра не доводят. Можно лишиться… ну, нервов, например.

Посвящение:
Анечке

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
23 октября 2013, 17:16
     - Это вы, фельпцы, привыкли к спокойной Веньянейре, - хмыкнул Вальдес, доливая Луиджи вина в бокал, - а в Хексберг воды повздорней.
     - Туманней, - предположил Джильди.
     - Только Энтенизель. Но вы сами видели, как внезапно может начаться шторм, не так ли?
     Ротгер обернулся к Руперту, сидевшему как на иголках рядом со своим адмиралом, не притронувшись к вину.
     - Что же вы, фок Фельсенбург, не пьете? – лукаво подмигнул Вальдес. – Мне казалось, вы хотели попасть в Хексберг, чтобы закинуть в себя пару бокалов знаменитой «Черной крови».
     - За победу, - буркнул родич кесаря.
     - За победу, - повторил Вальдес. – С той разницей, что это не ваша победа.
     Фельсенбург вспыхнул, но бокал к губам поднёс, будто Ротгер угрожал ему пистолетом.
     - Я, наверное, пойду, - встал с места Луиджи, залпом допивая вино. – Мне еще к отъезду готовиться.
     - Иди, - кивнул Вальдес и от души тряханул руку фельпца, - навещай.
     - Навещу, - пообещал Джильди и, кивнув своим «пленникам», вышел из гостеприимного дома. Вальдес пил, играл пальцами с кольцом и слушал ветер за окном. Родич кесаря молчал и думал о своём.
     - Руперт, - в полнейшей тишине раздался голос адмирала цур зее, - налей мне, пожалуйста, воды.
     - Да, мой адмирал!
     Фельсенбург вскочил с места, схватил чистый стакан и наполнил до краев, протягивая Олафу кристально чистую жидкость.
     Кальдмеер мягко улыбнулся Руперту, и Вальдес прирос ногами к полу.
     Как человека, способного на такую улыбку, посмели назвать Ледяным?
     ***
     - Я бы предложил вам сдаться и отпустил из Хексберг. Вы бы спаслись.
     - Ох уж это «бы»! – Вальдес весело откинулся на спинку кресла, бултыхая перед ухом бокалом с вином. – Все-таки Альмейда пришел, и вы не взяли Хексберг. Из-за нас выжили многие хорошие люди.
     - Из-за вас погибли многие хорошие люди.
     Вальдес закинул ногу на ногу и прищурено глянул на убийственно-спокойного адмирала цур зее.
     - Вы видите во всём лишь плохое.
     - Не вижу ничего хорошего, - Кальдмеер поднял взгляд, - в том, что погибли те, кто был готов отдать за Дриксен жизнь.
     Вальдес фыркнул и раздраженно мотнул шевелюрой.
     - Вы меня ненавидите.
     - Отнюдь, - светлые глаза смотрели прямо. – Я благодарен вам за спасение. Меня и Руперта.
     - Вас спас Луиджи.
     - Очень любезно с вашей стороны об этом напомнить. Тем не менее, вы приняли меня как гостя, а не как пленника, а это дорогого стоит. Учитывая то, что вы знали, что бы произошло, если бы обстоятельства сложились иначе.
     - А если бы я не ушел? – с вызовом ухмыльнулся Ротгер, отрывая спину от кресла. – Не сдался?
     Олаф коротко улыбнулся.
     - Я бы подобрал для вас самое красивое дерево.
     Раздался звук разбивающегося стекла и скрип резко отодвигаемого кресла. Вальдес вылетел из комнаты, громко хлопнув дверью.
     ***
     - Вам есть за что меня ненавидеть.
     Олаф с сомнением посмотрел на Вальдеса и покачал головой.
     - Я не верю, что вы вызвали кэцхен.
     - А если я?
     - Я не могу обвинять вас в том, что вас любит море. Это было бы нечестно по отношению к стихии.
     - Вас море тоже любит, - упрямо отозвался Вальдес, - но, тем не менее, кэцхен как бешеные трепали «Ноордкроне».
     - Это не ваша вина, - повторил Олаф и замолчал, глядя в окно. Небо плавало в пушистых облаках, пришедших вместе с туманами Энтенизель, и теперь отражалось в адмиральских зрачках. Ротгер бы, наверное, продолжил спорить, но неподвижная фигура Кальдмеера к разговорам не располагала. Они разнились как закатные всполохи и рассветный туман.
     ***
     - Олаф!
     - Я не припомню, - резко оборвал Кальдмеер, - чтобы пил с вами на брудершафт.
     - К кошкам! Вы никогда не выпьете, а обхаживать вас у меня нет ни времени, ни желания.
     - Простите, - Кальдмеер поперхнулся, - что вы сказали?
     - Ничего, - огрызнулся Вальдес и смутился – невиданное дело. – Но вы скоро уедете из Хексберг – возможно, навсегда, – а я не хочу, чтобы вы считали меня своим главным врагом.
     Олаф растянул губы в тонкой улыбке.
     - Вы – мой самый лучший враг.
     - Мне не нравится формулировка. Слишком однобокая у нас получается вражда.
     - Мне вполне хватает того, - заметил Кальдмеер, - что меня считает врагом ваш альмиранте.
     - Я не альмиранте, - обиделся Вальдес. – И я тем более не предлагаю вам предавать свою страну. Я просто прошу посмотреть на меня как на человека, а не как на офицера вражеской армии.
     - Мне очень жаль, господин Вальдес.
     Светлая шевелюра качнулась один раз, и Ротгер вновь чуть не утонул в светлых глазах. Будь он чистокровным марикьяре, у него бы, наверное, получилось растопить лёд, но он был наполовину бергером… а у бергеров и дриксов обоюдная ненависть в костях, просто так не вырвешь, не смоешь ни вином, ни кровью.
     - Чего вам жаль? - скрипнув зубами, выдавил из себя Вальдес. Сдаваться просто так он был не намерен.
     - Что не смогу называть вас по имени, - изящно выкрутился Кальдмеер. Ротгер вспыхнул.
     - Если вам жаль, тогда за какими кошками вы разыгрываете трагедию?!
     - Господин Вальдес, - голос окатил ведром холодной воды, - успокойтесь.
     - Это вы, - Ротгер отвернулся, буравя взглядом рыжеющую полосу горизонта. Костяшки пальцев вцепились в спинку стула. – Это вы никак не можете успокоиться. И оправиться от поражения. Вам совестно за то, что вы бы так с пленниками не поступили. Максимум выбрали бы для них… – как вы там сказали? – красивое дерево. Да уж, - Вальдес не узнал собственный надрывный смех, - вице-адмирал Ротгер Вальдес неплохо бы шатался рядом с повешенными им жемчужными ожерельями.
     - Не принимайте всё слишком близко к сердцу, - спокойствию Кальдмеера не было предела. Кажется, чем сильнее закипала буря в Вальдесе, тем мертвее становился штиль в адмирале цур зее. – Чего не произошло, того уже не будет, вы сами об этом говорили.
     ***
     - Я отдал Дриксен всю свою жизнь.
     - Еще не отдали, - ну почему, почему не получается не хамить?
     - Верно, - кивнул Ледяной, – но не думаю, что слишком принципиально.
     - Собираетесь положить голову за страну, которой не нужны.
     - Это не страшно. Вы бы на моем месте сделали точно так же.
     - Талиг, - повысил голос Вальдес, - никогда так не поступит!
     - Мне остается только снять перед ним шляпу. Вы родились в хорошей стране, господин Вальдес, этого у вас не отнять. Вы выросли в Хексберг, нашли общий язык с морем и любите свою страну не меньше, чем я – свою. Но это не повод становиться с вами друзьями. Я не хочу вас обманывать и не хочу обнадёживать.
     - Я заслужил вашей честности, - насмешливо хмыкнул Ротгер, - но не заслужил доверия.
     - Я уважаю вас до крайности.
     - Вы меня ненавидите.
     - Нет, - спокойно ответил Олаф, - я вас не ненавижу. Но мне непонятно, зачем вы пытаетесь добиться моей ненависти.
     Вальдес закусил губу.
     - Потому что даже ненависть, господин Кальдмеер, будет гораздо лучше равнодушия.
     Ледяной отвёл взгляд, кажется, удалось его задеть. С другой стороны – зачем?
     ***
     - Вы скоро уедете из Хексберг. Может, прогуляетесь со мной по Хербсте?
     - Нет, - твёрдо ответил Кальдмеер.
     - На закате, - продолжил искушать Вальдес, - с устья Хербсте открывается чудесный вид на Холм. Вы не пожалеете, я обещаю.
     - Нет, - совсем тихо произнес Ледяной. – Вы сочтёте меня сумасшедшим, но я буду слышать там голоса погибших за Дриксен и… за меня.
     - Вы не услышите там ничего, кроме моего бесконечного трёпа и ударов волн о борта «Астэры».
     - Считаете, - Олаф иронично приподнял уголок губ, - что этого недостаточно?
     Вальдес дёрнул плечами, отвернулся и затих. Считать каждую жертву войны своей личной ошибкой – как это похоже на Ледяного. Слышать в голосе не-друга-не-врага крики умирающих солдат и утверждать, что не ненавидишь его – восхитительное лицемерие, адмирал цур зее.
     - Кто я для вас? – проговорил Ротгер, изучая собственные ногти. Обидно. До боли обидно.
     - Если я скажу, что офицер враждебной державы, вы мне, разумеется, не поверите?
     - Почему же, охотно, - заверил Вальдес, не отрывая взгляда от рук. – Я надеюсь на вашу честность и поверю любому вашему слову. Пусть вы даже скажете, что для вас я тварь закатная. Или убийца. Или враг. Или как там еще можно сказать…
     - Сами-то как думаете? – Олаф улыбнулся, наверняка улыбнулся, но поднять взгляд было выше сил.
     - Я не знаю, - честно пробурчал Бешеный. – Знал бы – не спрашивал.
     Кальдмеер вздохнул и помолчал, видно, задавая себе вопрос, стоит ли собеседнику знать, о чем он думает. Или – мысль неприятно кольнула – не резанёт ли ответ сильнее, чем сталь.
     - Вы – моя ошибка, - как пощёчина.
     - Вот как.
     - Да. Нашей встречи не должно было случиться.
     - И всё-таки она случилась, - севшим голосом сказал Вальдес, поднимаясь на ноги и не смотря на адмирала. – И ни вы, ни я ничего не можем с этим поделать.
     - К сожалению, - согласился Олаф.
     - А я не жалею, - огрызнулся Ротгер, - не жалею, потому что был рад встретиться с вами. Неважно, в каких обстоятельствах.
     - Лучше я, чем Бермессер, так?
     - Да как вы можете так говорить! – Вальдес вскинул взгляд на Ледяного. Спокойное лицо не выражало ничего. Только усталость.
     ***
     - Вы слышали плач хексбергских ведьм?
     - Я эсператист, - покачал головой Олаф, - я не верю в ведьм.
     - Они тоже в вас не верят, - заверил Ротгер, вытягивая ноги, - но вы есть.
     - Не корите себя понапрасну. Вы не виноваты в том, что я всё еще хожу по этой грешной земле.
     Вальдес глянул исподлобья.
     - Дерьмовые у вас шутки, адмирал цур зее…
     Олаф пожал плечами, но тонкие губы растянулись в умиротворенной улыбке. Вальдес покрутил на пальце кольцо с изумрудом, но остался сидеть на месте, в последний момент поборов желание вылететь из комнаты.
     - И все-таки я рискну еще раз предложить вам пройтись со мной по устью Хербсте.
     ***
     - Выглядите много лучше, чем с начала нашего знакомства, - показал ряд белоснежных зубов Вальдес, протягивая Кальдмееру стакан с водой. С какого-то момента он научился слышать просьбу прежде, чем Олаф её озвучит своему адъютанту.
     - Спасибо.
     - Вы уезжаете завтра.
     - Всё когда-то должно кончаться, - меланхолично подтвердил Ледяной, с негромким стуком ставя опустевший стакан на столик.
     - Я так рано не встану, - Ротгер зевнул и хрустнул суставами, - поэтому придется вам с утра коротать время до возвращения на родину в компании злобных фрошеров.
     - Вы забываете про Руперта.
     - В компании злобных фрошеров и одного родича кесаря, - поправился вице-адмирал. – Вы рады? Тому, что возвращаетесь.
     Кальдмеер ответил не сразу.
     - Не знаю. Наверное, да.
     - Олаф, - совершенно искренне улыбнулся Вальдес, протягивая руку, - я буду рад снова встретиться с вами.
     - Если вы так считаете, - светлые глаза излишне дружелюбно сверкнули, когда Кальдмеер крепко пожал ему ладонь, - тогда до встречи, Ротгер.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.