Сказка для Л.С. +65

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Камша Вера «Отблески Этерны»

Основные персонажи:
Лионель Савиньяк, Чарльз Давенпорт
Пэйринг:
Лионель Савиньяк/Чарльз Давенпорт
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
PWP, Мифические существа, Стёб
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Чарльз Давенпорт – вейла, а Лионель этим бессовестно пользуется.

Посвящение:
Анечке.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Правило фандома: если никто не пишет нцу по твоей ОТПшке, напиши её сам!
27 октября 2013, 01:53
     - Докладывайте.
     Давенпорт сверкнул на Лионеля глазищами и доложил. Значит, разведка обнаружила несколько разъездов по сотне конных, еще парочку «негоциантов», уже, видно, болтающихся на ближайшем дереве, и армию в недельном переходе. Недурно, можно было куковать в крепости еще пару дней, после чего неторопливо выдвигаться в сторону реки. Лионель махнул рукой, хотя офицер еще что-то там пытался рассказывать. Еще несколько дней можно ни кошки не делать, а дальше ситуация может в корне поменяться, поэтому зачем слушать? Чарльз осекся на полуслове и исподлобья глянул на маршала Севера.
     - Такое чувство, - пошутил Лионель, - будто вы меня только что распороли и съели без лука. Вы свободны, капитан.
     - Маршал Савиньяк! – заскрипев зубами на всю крепость, отчеканил Давенпорт. – Доклад генерала Хейла!..
     Лионель прищурил глаза, и Чарльзу, кажется, хватило. Он осёкся, фыркнул и зыркнул на Савиньяка так, что у него по всему телу нервная дрожь прошла. В гляделки играть вздумали? Маршал Ли знал, что его взгляд мало кто может выдержать, чем бессовестно и пользовался. Вот только вместо того, чтобы опустить глаза, потупиться и незаметно выскользнуть за дверь, строптивый офицер сильнее вздёрнул подбородок и прямо посмотрел на начальство. Лионель как кот повел головой и вгляделся в лицо Давенпорта. Огонь на свечах то ли от ветра, то ли от какой-то нечисти качнулся, по комнате прошла теневая рябь, и Лионель от неожиданности несколько раз коротко моргнул.
     А потом несколько раз поморгал специально, чтобы убедиться, что видел то, что видел.
     - Закатные твари, - выругался маршал, подходя к смешавшемуся Чарльзу и протягивая руку за его плечо, - это еще что за?..
     Почуяв неладное, Чарльз хотел выпрыгнуть за дверь, но Савиньяк очень вовремя шагнул туда быстрее, задвинул защелку и помахал за спиной Давенпорта рукой. Рука не чувствовала того, что видели глаза, а именно два миниатюрных порхающих крыла. Зрелище воистину завораживало, а в голове роился непонятно откуда взявшийся туман.
     - Господин маршал?..
     Не сильно соображая, что делает, Лионель притянул офицера за лацкан мундира и запустил свободную руку под его рубашку, неторопливо скользя пальцами наверх по позвоночнику. Лицо Чарльза окаменело. Давенпорт сжал губы, зажмурился и отвернулся, упираясь ладонью в плечо маршала. Лионель дотронулся до лопаток и изумленно застыл, проводя будто по шершавой плотной ткани, натянутой между тонких косточек, растущих из позвоночника, сейчас придавленных талигойской формой.
     - Надо же, - проговорил ошарашенный маршал, запуская туда же и вторую руку, - да вы у меня феечка. У вас это давно, Чарльз?
     - С рождения, - коротко выдохнул Давенпорт, до белых костяшек сжимая плечо Лионеля. Маршал как не видел судорожно дергающихся ресниц, побелевших губ и нервной морщинки между бровей, завороженно проводя между зажатыми пальцами шероховатые крылышки и задевая ногтями нежную кожу спины.
     - Кто еще в курсе?
     - Только родители, - не ответить на прямой вопрос Чарльз не мог, как бы ни было сложно. – Скрывать это было достаточно просто…
     Лионель, уже не пытаясь бороться с туманом в голове, прижал Давенпорта к себе, с нажимом гладя по спине, и зарылся носом в волосы, вдыхая ртом сладковатый аромат. Волосы, которые издалека казались жесткими и вечно растрёпанными, отдавали ладаном и невесомо касались носа. Савиньяк потёрся о них щекой и виском почувствовал нечто, что должно было быть лишним на голове нормального человека. Маршал резко выдохнул в ухо, заставив Давенпорта подогнуть колени, и высвободил руки из тёплого манящего плена ткани и кожи, чтобы зарыться пальцами в каштановую шевелюру.
     - Вы поэтому постоянно растрёпанный ходите? – нежно усмехнулся Лионель, вдохновенно царапая ногтями по небольшим плотным рожкам, торчащим из затылка своего подчиненного. Кожа вокруг них была особо мягкая, а волосы там не росли, однако растрёпанная тёмная грива служила великолепной защитой для такого маленького секрета. Ли провел по рожкам большими пальцами и с силой надавил на них.
     - Маршал… Савиньяк… - жалобно процедил сквозь зубы Чарльз, подчиняясь движениям и запрокидывая голову назад. Лионель наклонился и обдал горячим дыханием открывшуюся шею капитана, ловя краешком уха еле слышный вырвавшийся стон.
     - Это нормально, - выныривая из омута, проговорил Лионель, вглядываясь в лицо капитана, - что люди на вас так реагируют?
     - Нет! – пискнул Давенпорт не своим голосом, открывая глаза и с немой просьбой глядя на маршала. Лионель зачарованно смотрел в топазовые искры, пляшущие в двух бездонных карих безднах. Они затягивали, манили. В них сквозили укор и мука. Савиньяк еле-еле оторвал пальцы от волос и сделал шаг назад, борясь с затягивающим его чувством. Пальцы провели по шее, задели кадык, и Чарльз вновь судорожно вздохнул, приоткрывая рот. Лионель, не в силах оторвать взгляда от ставшего нереально красивым лица офицера, в очередной раз за сегодня удивленно расширил глаза. Из-за приоткрытых губ выглядывали два заострённых зуба, недостаточно длинных для нетопырей, но и слишком длинных для человека. Пальцы сами собой переместились на подбородок и нажали на нижнюю губу, обнажая белоснежный ряд.
     Кончики пальцев тут же взмокли, ловя вздохи, а полуприкрытые темные глаза Давенпорта сверкнули густым янтарём, затягиваясь томной золотистой поволокой. Не в силах сопротивляться чарам, Лионель дёрнулся вперед и впился в бледные губы поцелуем, придерживая ладонью подбородок и нажимая пальцами на разгоревшиеся щёки. Гибкое тело послушно изогнулось в руках. Чарльз уже не сопротивлялся, наоборот, вполне жарко отвечал на поцелуй, кончиком языка несмело касаясь чужих губ. Руки, ранее крепко сжимавшие маршальские плечи, сползли дальше и обвили шею Лионеля тугой лозой.
     Савиньяк слегка пришел в себя, лишь обнаружив, что лежит на кровати, придавив Давенпорта под себя и деловито расправляясь с пуговицами капитанского мундира. Гибкое тело отвечало на любое мимолётное движение, Лионель жадно водил языком по мягким губам и гладкому ряду зубов, с восторгом обнаруживая, что клыки феечки совершенно не мешают процессу. Более того, из Чарльза каждый раз вырывался краткий стон, когда маршал касался заострённого края, а у Лионеля от этих звуков начисто срывало крышу. Он очнулся, только когда Давенпорт еле отстранил его от себя, упираясь ладонями в грудь и тяжело дыша. Ли с неохотой открыл глаза и облизнулся, медленно ведя пальцами по выставленным вперед рукам.
     - Господин маршал, - выдохнул Давенпорт, стараясь смотреть куда-то в сторону, - вы же сами об этом будете жалеть завтра.
     Савиньяк плотоядно усмехнулся, отнимая ладони офицера от своей груди и прижимая их к кровати.
     - Ну нет. Когда еще, - черные глаза нехорошо сверкнули, - выдастся шанс трахнуть настоящую усатую вейлу!
     Чарльз сдавленно застонал, когда Ли припал к точёной шее, продолжая войну с пуговицами. Кошки с две их так много? Мундир полетел в сторону, за ним отправилась рубашка, Давенпорт, смирившись с происходящим, принял полусидящее положение, опёршись одной рукой о кровать, а второй изящными жестами расстёгивал застёжки на форме Лионеля. Глаза неуловимо изменившегося Чарльза сверкали северными топазами, Ли с придыханием следил за рыжими огненными отблесками, кружившими голову похлеще любого алкоголя. На нежной коже не было не единой ссадины, ни одного синяка. Савиньяк зарыл руку в каштан лоснящихся волос и вновь оттянул голову назад за рожки, с нажимом ведя языком по горлу и прижимая сонную артерию. Рука Давенпорта обмякла, не в силах держать хозяина в приподнятом состоянии, и тот рухнул на подушки, протягивая ладони к маршальским плечам.
     Форменный мундир Лионеля мягко спланировал на пол, шейный платок угодил на спинку стула, а рубашка наполовину свесилась с кровати, будто ленясь падать дальше. Савиньяк неторопливо проскрёб по напрягшемуся животу и обнял податливое тело одной рукой, нашаривая крылышки. Ли мог, наверное, вечно водить по шершавому дрожащему покрову.
     - Вы летаете на них? – не думая, спросил маршал и тут же по изменившемуся выражению лица капитана понял, что сморозил чушь.
     - Я вообще не знаю, зачем они, - почти обиженно буркнул Давенпорт и потянулся за новым поцелуем. Ведьма! – с отчаяньем мысленно обозвал подчиненного Савиньяк, безропотно водя губами по лицу, шее и груди, вдыхая тонкий аромат. Какая-то часть Лионеля, чудом сохранившая рассудок, вопила немедленно всё закончить и пристрелить вейлу ко всем кошкам, а руки уже совершенно самостоятельно стягивали ремень штанов и тянули вниз грубую ткань, слишком грубую для такого нежного создания. Ли мотнул головой, отгоняя наваждение, но вновь случайно посмотрел в горящие золотистые глаза.
     - Чарли, - проговорил Савиньяк, отстранившись от мягких желанных губ, - а как же там говорят в легендах… - не договорив, Лионель припал к бьющейся жилке на виске и подхватил потерянную мысль, только когда Давенпорт встряхнул его за плечи. – Легендах про вейл и их спутников?
     - Только не с вами, - дёрнул глазом капитан. Савиньяк ни разу не поверил, потому что руки мягкими движениями уже освобождали его от штанов, ставших жутко тесными. Нежный бархат кожи ладоней коснулся бёдер, и Лионель, наверное, в мгновение выпрыгнул из штанов и проделал те же нехитрые манипуляции со своей феечкой, изогнувшейся под мозолистыми руками маршала. Лионель оглядел своё сокровище, а вейла по имени Чарльз Давенпорт была воистину хоть куда, если, конечно, не считать усов.
     - Каких кошек ты их не сбреешь? – Ли решил, что уж если морозить чушь, то с начала и до конца. Тем более что мозг работать отказывался наотрез, переносясь куда-то в район паха. То бишь думалось только о похотливом и пошлом, в частности, стоило ли перевернуть Давенпорта, или лучше и дальше то и дело тонуть в искрящихся глазах оттенка шадди.
     - …вы меня вообще слушаете?
     Савиньяк обалдело моргнул. Ах да, он же задал вопрос.
     - За ними клыки не так заметны при разговоре, - послушно повторил Чарльз и облизнул пересохшие губы. В желаниях вейлочки Ли тоже не сомневался, хотя и предполагал, что завтрашний день обернется для него катастрофой. Ну и к кошкам!
     Чарльз выгнулся дугой, когда Лионель провел влажную дорожку от живота до груди и обвел языком темные круги сосков. Краткие стоны, которые Давенпорт явно пытался сдерживать, сводили его с ума, хотелось заставить феечку кричать в голос. На затворках сознания кольнула мысль, что делать этого как раз ни в коем случае нельзя, ибо послушать пение этой сирены явно сбежится вся крепость.
     - У вас хоть… - надо же, даже раздетый, придавленный к кровати и почти полностью зацелованный Давенпорт всё равно обращался на «вы». – Масло есть какое?
     Савиньяк, изогнув бровь, оторвался от своего увлекательного занятия и удивленно глянул на приподнявшего голову офицера. Щёки у того пылали, губы искусаны, сквозь приоткрытый рот виднелись белоснежные клыки, а грудь вздымалась прерывистым дыханием. Первые несколько секунд Лионель не понимал, о чем ему говорил Давенпорт, потом соображал, при чем здесь масло, и только потом голос разума достучался до графа Савиньяка.
     - Да, - рассеянно шевельнул пальцами маршал, - где-то было.
     Порадоваться предусмотрительности своего офицера у Лионеля была куча возможностей, пока он лениво шарился в прикроватной тумбочке. Во-первых, он не видел дурманящих глаз, и мысли начинали приходить в порядок. Во-вторых, насколько Савиньяк помнил из своего не сильно богатого опыта гайифской любви, без смазки это обещало быть больно. Выпущенный на несколько минут из зачарованного омута, маршал чуть не рассмеялся. Он даже потерялся, зачем держит в руках флакон льняного масла и каких кошек он делает на постели совершенно нагой.
     Ответ пришел с проведшей по плечу мягкой руке, оставившей за собой еле уловимый шлейф.
     - Маршал Ли.
     Какой-то неведомой силой Савиньяку повернуло голову, и он вновь провалился.
     - Отпусти, - с дрожью в голосе проговорил Лионель, целуя бледные плечи и зарываясь в шелковые волосы. Глаза Давенпорта посмотрели на него зло и колюче.
     - Я предупреждал, - тихо и небрежно бросил Чарльз, притягивая его лицо к себе, - что вы пожалеете об этом.
     В висках билось желание, грудь сдавило ледяной лапой. Воля графа Савиньяка отчаянно слабела, подчиняясь немым приказам. Не стоило смотреть в сверкающие глаза, не стоило слушать сладкий голос, не стоило…
     Лионель резко выдохнул и прижал кажущиеся хрупкими руки к кровати, вцепившись ногтями в запястья. Чарльз скривился от боли, но не издал ни звука. Ведьма – а кем же еще был кошачий капитан?! – смотрела (смотрел?) обескураженно, но всё еще был (была?!) до одури пленительна. Савиньяк помотал головой.
     - Пусти, - рыкнул он, - пусти, или я тебя пристрелю, клянусь Создателем. Ненавижу, когда кто-то пытается мной управлять. Я тебя, сукин сын, трахну и без подначек.
     Давенпорт поморгал, на мгновение становясь самим собой.
     - А жалеть, - усмехнулся Лионель, блаженно обнаруживая, что чары, подавляющие волю, слетают, - будешь ты, Чарли. Завтра, когда не сможешь нормально сидеть.
     - Мне это не грозит… - буркнул Давенпорт, снова заискрив глазами. Кажется, это выходило мимодумно, вейла она и есть вейла. Главное, чтобы не колдовала больше нужного, и так красивая, как Леворукий. Савиньяк мысленно хлопнул себя по лбу и зарёкся думать о Чарльзе в женском роде, будь он хоть трижды волшебной мразью!
     Целовать нежную шею вне контроля оказалось даже приятнее. Давенпорт горячо выдыхал ему в ухо и изгибал спину, перебирая в пальцах светлые волосы. Савиньяк мельком взглянул на лицо офицера: глаза у того были закрыты, а выражение было до крайности умиротворенным. Не приведи Создатель еще и заснет. Лионель усмехнулся, чувствуя теперь себя полноправным хозяином положения, и облизнул пересохшие губы. Флакон открылся с беззвучным щелчком.
     - Мой маршал, - на выдохе произнес Чарльз, как только маршальские руки дотронулись паха, - я не могу… полностью себя контролировать. Не в такие… моменты.
     - Я понял, - прошептал Ли и мягко перевернул феечку, обхватив одной рукой за живот и приподняв. Давенпорт уткнулся носом в подушку и вцепился ногтями в простыни. Миниатюрные полупрозрачные округлые крылышки, выходившие из лопаток, еле-еле дрожали.
     К нежной коже хотелось прикасаться исключительно ласково и целомудренно, но Лионель три раза повторил про себя, что Давенпорт – не кисейная барышня и не королева, поэтому нечего с ним церемониться. Чарльз укусил подушку зубами, когда блестящий от масла палец скользнул внутрь и надавил на стенки изнутри. Лионель помимо воли старался быть осторожен. Давенпорт еще немного погрыз подушку, а потом вроде пообвык с ощущениями и расслабился. Лионель надавил на ягодицы и осторожно ввел второй палец, наклоняясь к позвоночнику и целуя место между этих глупых, но таких милых крылышек. От офицера донесся стон, качественно заглушенный подушкой. Тело оказалось на редкость податливым, принимая под ладонями Савиньяка нужную форму, изгибаясь именно так, как было нужно. Бедную подушку вейла, наверное, уже прожёг взглядом полностью, и как она только не бросилась его душить.
     Лионель бы, наверное, еще потянул время, но по виконту Давену было видно, что он больше не выдержит. Наверное, с усмешкой подумал Савиньяк, вынимая пальцы и тут же заменяя их твёрдой головкой, бедный Чарльз еще не попадал в ситуацию, когда не держит под контролем того, с кем спит. Насчет любовников Лионель не был уверен, а вот несчастных барышень было немного жалко. С мыслями о зачарованных вдовушках Савиньяк резко толкнулся внутрь и сдавленно выдохнул от боли.
     - Тише, - прошептал маршал Давенпорту куда-то в затылок, накрывая его руки своими и переплетая пальцы, - расслабься.
     - Вам легко… говорить, - выдавил из себя Чарльз, отплёвывая кусочки пуха от подушки, прилипшие к клыкам. – Вас не имеют в задницу… как последнюю шлюху.
     - Твоя правда, - почему-то Лионеля позабавило, что Давенпорт остается верен себе даже в такой момент, и он, сжав зубы, толкнулся вперед еще раз, - на шлюху ты сейчас вполне похож.
     Чарльз скрипнул зубами, но не ответил, лишь шире разводя ноги. Феечка оказалась отнюдь не хрупкой киской, хотя крылышки умирающим лебедем подрагивали с каждым движением. Лионель помедлил и переместил одну руку к бёдрам офицера, круговыми движениями водя по бархатистой коже и наконец обхватив основание члена. Чарльз что-то тихо зашипел в подушку и непроизвольно толкнулся навстречу руке. Мазнув языком по позвоночнику, Савиньяк полностью вышел и вновь резко вошел, уже глубже, вырывая из виконта жалобный вскрик, наполовину потонувший в пухе и перьях. Двигаться становилось намного легче, и Лионель несколькими толчками вошел на всю длину, ощущая под собой дрожащее и изнемогающее тельце. Давенпорт с этой нелепостью, торчащей из лопаток, казался нереально хрупким, как только напополам не развалился от такого-то обращения. Савиньяк глубоко вздохнул и перевел дух, скользкими пальцами ласково и дразняще проведя по всей длине члена своего любовника.
     Нехитрый манёвр удался: Чарльз повернул голову, прижимаясь к подушке ухом и вытянул руки, хрустнув суставами. Не наклониться, влажно обхватив ртом краешек пересохших губ, не представлялось возможным, что Лионель с превеликим наслаждением и проделал, качнувшись вперед. Давенпорт охнул, игриво мазнул языком по губам и приподнялся на коленях, толкнувшись в руку маршала. Глаз он не открывал. Савиньяк искренне надеялся, что он сдержится и не будет снова его чаровать. Нужно было сообразить какую-нибудь повязку на глаза, что ли, ну да уже было поздно метаться. Давенпорт старался двигаться в унисон, подстраиваясь под темп, навязанный маршалом, и ему это вполне неплохо удавалось. Лионель входил резкими толчками, не давая ни секунды перевести дух. Савиньяк тяжело дышал, всем телом чувствуя напряжение от приближающейся разрядки. Вейла в лице Чарльза была всё-таки нереально хороша, пара размашистых движений, и Ли с утробным рычанием обессиленно упал на своего офицера, чувствуя в ладони липкую и горячую субстанцию, а перед смеженными веками наблюдая дикие пляшущие огни.
     Давенпорт сопел в подушку, но не издавал ни одного громкого звука, за что ему и спасибо. Еле отойдя от ощущения, что он уже где-то в Рассветных Садах, Лионель с тихим стоном вышел из офицера и свалился рядом на спину, заведя одну руку за голову, а вторую сложив на сопящего Чарльза. Отдышавшись, тот перехватил ладонь, извернулся и уткнулся носом маршалу куда-то в шею. У Ли мелькнула мысль послать Давенпорта из своей комнаты ко всем закатным кошкам, но, лишь открыв глаза, он наткнулся на довольный кошачий топазовый взгляд.
     Может быть, дурацкие легенды и не врали насчет вейл и их спутников.
     Но сейчас это было единственным, что могло катиться к кошкам.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.