Как получить Улучшенный аккаунт и монетки для Промо совершенно бесплатно?
Узнать

ID работы: 13462335

Поймать Фантома

Слэш
R
В процессе
63
автор
Размер:
планируется Миди, написано 93 страницы, 7 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
63 Нравится 79 Отзывы 13 В сборник Скачать

Часть 1. Как же всё и все достали.

Настройки текста
Примечания:

Я всё исправлю (эй)

Починю и налажу

Если снег новогодний

На прошлогодние грабли не ляжет

Так что я не замечу до боли знакомых зубцов под подошвой

Если следующий год, как всегда

Снова вдруг не окажется прошлым

———

      «Месть фантома», «Призрак, или почему его нельзя поймать», «Фантомная месть», «Новый неуловимый линчеватель?», «Справится ли Дипломатор?» и многие другие похожие заголовки пестрят на всех новостных сайтах. Бледные пальцы кликают по одной из ссылок.       «Народный герой или преступник? Можем ли мы продолжать жить спокойно, пока по всей Москве убивают людей?       Три недели назад Александр Влатенский, сын известного миллиардера Павла Влатенского, выставил в свои социальные сети видеоролик, на котором его отца безжалостно убивают пулей в грудь. Преступник был в маске, похожей на театральный грим, и плаще с капюшоном. Как видно, он не ожидал того, что будут свидетели убийства, поэтому поспешил немедленно скрыться. Данное видео вы можете посмотреть по ссылке ниже.

[Прикреплён видеофайл]

      Экспертиза показала, что в крови были найдены бензодиазепины, а на лице у трупа остались синие следы грима, оставшиеся, скорее всего, от маски.       Через неделю при таких же обстоятельствах произошло очередное убийство, уже не в квартире жертвы, а в дорогом ресторане. Преступник вышел из туалета в своём обличии и, улыбаясь гостям, передал им слова о наличии подарка в уборной, сразу же сбегая с места преступления. Помимо всего, что было у предыдущей жертвы, в нагрудном кармане оставлена записка с подписью «вдох, выдох — сдох». Гости утверждают, что до этого слышали громкие хлопки, похожие на выстрелы, но, как показывает предыдущее убийство, выстрел происходит с глушилкой.       Полиция распознала почерк убийства — до этого происходило ещё пять случаев, при которых так же были найдены бензодиазепины в крови жертвы и синий след от маски, однако, записки стали появляться после резкой волны популярности видеоролика.       С тех пор произошло ещё два преступления — по одному в неделю, и никто не замечал, как убийца приходил, зато его уход на камеры сопровождался улыбкой и смехом. Народ прозвал «злодея» призраком, но версия с «местью фантома» понравилась жителям больше, поэтому его так и стали называть. Связано ли это с тем, что происходящее похоже на какой-то фильм ужасов или с тем, что уходит Фантом быстро и не оставляя следы?        Личность Фантома установить не удалось — отпечатки пальцев отсутствуют, а макияж изменил лицо до неузнаваемости. Все подозреваемые оказались обычными жителями города, что так же боятся спать. Полиция утверждает, что делает всё возможное, чтобы найти преступника. Кроме того, можно сделать заключение, что простым смертным ничего не грозит: Фантом убивает только богатых людей, прославленных своей страстью к коррупции. Из-за этого народ провёл параллель с Дипломатором, что преследует похожие цели, однако решает проблемы менее радикальным методом. Работают ли они заодно? По этому поводу от оппозиционера мы не услышали ни одного слова.       Можем ли мы жить спокойно и радоваться, что мир очищается от коррупционеров или следует по ночам быть более бдительными?— такой вопрос задаёт себе каждый житель Москвы.       Читайте далее: компания «ФармМета» по производству лекарств после смерти Михаила Душнова начинает приобретать популярность.»       Олежа вздыхает и прикрывает глаза. Его толкает какой-то мужик, из-за чего он чуть не падает, а телефон не вылетает из рук.       — Молодёжь совсем ошалевшая, на проходе стоят, так ещё и пройти не дают…       Парень с очередным вздохом кладёт телефон в карман ветровки и осматривает автобус. Да, лучше бы он поехал на метро. И там и там стоять, зато здесь он попал ещё и в пробку. Взгляд невольно падает на девушку в метре от него, а затем прямо в её телефон. Видео с Фантомом. Ну конечно, об этом «герое» знает сейчас каждый. Трудно не запомнить этот выразительный прищур голубых глаз, подчеркнутых синей маской, и эту хитрую улыбку. Казалось, популярность у этого чувака была намного выше, чем у Дипломатора, когда тот только появился. Ну да, радикальные методы привлекают многих.       На смартфон приходит уведомление, и Олежа спешит достать своё устройство.  26 сентября, 8:39 От кого: Антон Звёздочкин «Привет, всё ещё едешь?»

«Привет, да, в пробку встал»

«А я предлагал тебя забрать, не наматывал бы круги.»

«Зато ты намотал бы. Антон, я тебе сто раз говорил, что не стоит. Всё, давай, скоро буду»

      Олежа намеренно игнорирует сообщение от Жени и выключает экран, возвращая телефон на место. Пробка наконец-то начинает рассасываться. Только утро понедельника, а парень уже устал и мечтал о мягкой кровати. Было бы неплохо...

———

      — Почему ты меня не подождал у входа? Я же написал тебе.       Олежа, что до этого лежал на столе в кафетерии, чуть привстаёт, разглядывая садящегося рядом с ним Антона. Смущённая улыбка появляется на тонких губах.       — Я не заходил в сеть после нашего разговора в автобусе.       Антон хмыкает и достаёт из своей сумки конспект.       — Читал новости?        — Смотря о чём.       — О Фантоме.       Улыбка на лице Душнова дрогнет, после чего парень вообще кривится, отводя взгляд за окно.       — О нём только слепые не читали. Да и те слышали.       Очередной смешок слышится от Антона и Олежа прикрывает глаза, снова ложась на парту.       — Женя показывал тебе записку вчерашнюю? — Олежа мысленно фыркает. Опять Селезнёв, преследует будто. В реальности он лишь отрицательно качает головой. — Мне скинул. Хочешь зачитаю анекдот?       — Давай.       — «Пенсия и нищета — слова-синонимы. Для большинства населения.»       Олежа слабо смеётся, хотя смешного было явно мало.       — Это больше не на анекдот похоже, а на жестокую правду. Теряет хватку — в предыдущие разы смешнее было.       — Есть такое.       Брюнет помнит каждую записку, оставленную Фантомом. Каждая из тех, что ему показывали на фотографиях, была настолько знакома ему, будто он сам печатал их на каком-нибудь стареньком принтере синими чернилами.       — А что ты думаешь насчёт Дипломатора?       Антон откладывает телефон и странно взглядывает на него.       — А что с ним?       — Ну-у-у… — Олежа неопределённо ведёт свободной рукой в воздухе. — Он же вроде вообще ничего не говорил по этому поводу. Они точно не вместе работают?       Звёздочкин качает головой, сопровождая этот жест пожиманием плечами.       — Вряд ли. Дипломатор бы скорее боролся с этим. Всё же, он просто против коррупции и преступлений.       — Думаешь, он будет ловить Фантома? — с улыбкой, будто задавая риторический вопрос, спрашивает Олежа.       — Не знаю. Но мне кажется, что если понадобится, то словит.       Вздох парня тонет в мелодии звонка, оповещающем о начале занятия. Ещё один скучный день в этом скучном университете.       — Пошли. У меня пара на третьем этаже.       — Ты сегодня идёшь к сестре?        Олежу передёргивает. Идти снова в детский дом не хотелось, хотя осталось всего лишь полгода.       — Надо бы… Заскучала там наверно уже.       — Я видел, она покрасилась.       Олежа снова нацепляет на лицо улыбку и неоднозначно хмыкает.       — Да. Воспитатели скандал учинили конечно, она же половину волос состригла и в фиолетовый. Но никто ведь её не выгонит в семнадцать лет.       — Смелая. Ладно, давай, мне бы ещё в деканат забежать, — он чуть разводит руки в сторону, приглашая Олегсея в быстрые дружеские объятия, и поправляет спадавшую с плеча сумку.       — До встречи!       Душнов бежит в другую сторону, к лестничному пролёту. Опаздывать, конечно, не хотелось, но провождение чуть большего времени с Антоном всегда придавало настроения. На одной из ступенек парень запинается и издает тихий болезненный стон, массируя бедро на левой ноге.       — Что ж так болит-то…       Он морщится, но не останавливает своё движение, продолжая идти до аудитории более медленно. Телефон неожиданно снова разрывается от потока сообщений, но вместо того, чтобы хотя бы посмотреть, кто пишет, Олежа жмёт на кнопку с боковой стороны корпуса, даже не доставая устройство из кармана.       «Женя, если это ты, то даже не смей мне звонить», — пролетают короткие мысли в его голове и Душнов наконец-то заходит в кабинет, сразу прошмыгивая к своему месту, пока преподаватель не видит.        Брюнет угадал: писал Женя. И он звонил, причём, даже не один раз. Раздражающую вибрацию приходится отключать раз десять точно. Да что же ему неймётся?       Олежа отвечает только выходя из кабинета, когда пара закончилась и он полностью собрал вещи. Демонстративно проигнорировав несколько гудков, со вздохом он всё же нажимает на зелёную кнопку.       — Алло?       — Душнов! Вообще что ли офигел?! Ты хотя бы на сообщения ответил бы! — от неожиданно громкого голоса такого обычно тихого Селезнёва Олежа морщится и чуть отводит трубку от уха. — Тебя за собой убирать не учили?       — Жень, я же один раз не убрал…       — Второй!       — Я тогда тоже с ног валился и опаздывал, как сегодня. Подумаешь, Жень…       Человек на том конце провода вздыхает, и Олежа довольно точно представляет, как тот трёт переносицу.        — Олеж, я всё понимаю. Но мне не хочется приходить с ночной смены и подметать за тобой следы. Мне и так тебя хватает.       — Я вообще-то и так всё всегда убираю. Причём за тобой тоже.       — Ты сам на это согласился.       — А не надо меня было к себе селить! Всё, я в универе, не мешай! — он раздражённо шипит это прямо в трубку, отключаясь от телефонного разговора.        — Женя звонил? — слышится справа от Олежи голос Звёздочкина.        Брюнет дёргается и с недоверием скашивает глаза. Когда тот вообще успел появится?       — Ага… — со вздохом произнёс он.       — Ты же ему бойкот устроил?       — Это не отменяет моё с ним сожительство. Подумаешь, второй раз за два года забыл убраться за собой, а он скандал учиняет!       — Ты такой же, между прочим.       Олежа озлобленно насупливается и начинает вырисовывать в воздухе какие-то фигуры.       — Так он ни разу за собой ничего не убрал! «Олежа, постирай вещи, Олежа, подмети пол, Олежа, помой посуду!» Хоть раз бы сказал «Олежа, отдохни, я сделаю сам!»       — Ну, его можно понять, без выходных работает.       — А меня будто нельзя… — бурчит под нос себе парень. На его макушку ложится чужая рука, что слабо треплет по чёрным волосам.       — Можно, конечно. Не обижайся на Женю, он уже за свою жизнь устал. Старше нас с тобой всё-таки.       — Он старше тебя на года три, но ведёт себя как ребёнок.        Антон хмыкает и убирает руку с головы Душнова.        — Ладно, пошли. Какая у тебя следующая пара?       — Психология.       — У Петра Ивановича?       — Ага, — на выдохе произносит Олежа. — Я пойду сразу, мне бы почитать конспект перед парой.       — Удачки, — улыбается ему на прощании шатен и, что-то посмотрев в телефоне, разворачивается и уходит в другую сторону от второкурсника.       Парень сначала засматривается на эту улыбку, но, вовремя себя одёрнув, мотает головой и следует к двести тринадцатой аудитории.       Почему-то невольно вспоминается момент их знакомства. Встретились они, кстати, тоже из-за Селезнёва. Тот подумал, что свести своих друзей было бы хорошей идеей. Настолько хорошей, что Олежа постепенно начал влюбляться в Звёздочкина. Забавно, до этого его никто не интересовал в этом плане, а к Антону прям тянуло. Вспомнилось первое время их знакомства: Олежа постоянно стеснялся, краснел и мямлил перед парнем, не надеясь получить взаимную реакцию. Однако тот всегда лишь успокаивал Душнова и давал повторить несколько раз свою фразу. Наверно, поэтому-то брюнет и привык, с Антоном было легко. Он и выслушает, и даст хороший совет. И шутку расскажет и посмеётся с твоей. В общем, не человек, а идеал. И этому идеалу Олежа не может признаться уже второй год.       В мыслях об Антоне, о его улыбке, красивых глазах, руках, теле, уме и всём остальном, что содержит эта удивительная личность, Олежа пробыл всю психологию, так и не подготовившись к паре. В них он пробыл и оставшуюся последнюю пару, в них же он был и по дороге домой, уже сидя в вагоне метро, они преследовали его и когда он заходил в квартиру, снимал обувь и…       — Что это такое? — перед ним резко вырастает Женя, показывая листок формата «А4» с какими-то записями внизу.       Олежа выгибает бровь, вешая ветровку на крючок.       — Отпечаток пальца? Я не знаю.       — Олежа, это твой отпечаток пальца!       — Откуда у тебя мой отпечаток пальца? — он нахмуривает брови, рассматривая протянутый листок.       — Это я у тебя хочу спросить. Ты что, без перчаток был?       Олежа фыркает.       — Какие перчатки? Женя, давай не сейчас, я хочу перекусить и к Оле поехать.       — Олежа, я с этим всю ночь и весь сегодняшний день разбирался! Знаешь чего стоит замести всё это дело?! — Селезнёв хватает парня за руку и чуть тянет на себя. — Что с тобой в последнее время? Ты какой-то потерянный, — он заглядывает прямо в голубые глаза, пытаясь найти в них ответ, но Душнов резко жмурится, отворачиваясь.       — Всё хорошо, просто… Хочу пойти отдохнуть.       Женя со вздохом выпускает бледную руку из захвата и, что-то буркнув себе под нос, скрывается в комнате. Олежа же проходит на кухню, чтобы налить себе стакан воды. Хотелось улечься в кровать и не вставать с неё несколько дней. Тело неимоверно ломит, но давать слабину нельзя. Тем более, к сестре нужно успеть до пяти часов вечера. Он кидает взгляд на часы, вздыхая. Осталось полтора часа.       — Бред какой-то…

———

      — А потом она мне затирает: «Душнова, из-за своих волос ты не сдашь экзамены!». Ну не бред же? — девушка мельком смотрит на своего брата и хмурит глаза. — Олеж? Всё хорошо?       — А? — глаза, что до этого смотрели куда-то за стену, моргают несколько раз и парень пытается прийти в себя. — А, да… Извини, я прослушал, что ты говорила.       — Прослушал? — Оля недовольно ставит чашку с кофе на стол и складывает руки у себя на груди. Взглядом буквально сверлит дырку меж глаз Олежи.       Душнов пожимает плечами, сдерживая порыв сложить указательные пальцы, и неловко улыбается. Из уст девушки вылетает уставший выдох, и она кладёт свою руку поверх руки брата, медленно поглаживая её.       — Олеж, мне Женя писал… Сказал, что ты потерянный немного.       Олежа снова на секунду тупит взгляд и выразительно фыркает, выражая своё недовольство.       — Женя? Я же просил не трогать тебя. Мне и так его с головой хватает…       — Да не паникуй ты, — нарочито спокойно произносит Оля, несмотря на то, что лицо её выражает нарастающую злость. — Признай, тебе нужна помощь. И Женя, между прочим, тебе несколько лет её предоставляет! А ты отнекиваешься, думая, что справишься сам. Так вот, Олеж, ты нифига не справляешься сам! — под конец голос её повышается, из-за чего остальные посетители кафе начинают странно на них поглядывать.       — Помощь предоставляет?! Да он мне жизнь угробил! — брюнет же не сдерживается. Столько времени терпел, не срываясь, и это даёт о себе знать.       — Да он тебя спас, забыл что-ли уже?!       — Сдалось мне его спасение… — желание кричать и доказывать свою правоту у парня исчезает так же быстро, как и появилось, поэтому он, обиженно надувая свои щёки, медленно сползает чуть ниже по стулу.       — И где ты оказался бы тогда?       — А ты?        — А моя ситуация бы не изменилась. Посмотри, — она разводит руками, мол, оглянись вокруг, — я как бы жила в детском доме, так и живу. Единственное, ты бы ко мне не приходил.       — Оля, мне…       — Хватит. Я знаю, что тебе жаль.        Олежа не отвечает. Переводит взгляд сначала на стену, но заметив натюрморт с красными цветами, что напоминают своим видом кровь, спешит зажмуриться и посмотреть на картину за окном. Две птички перелетают с ветки на ветку на дереве, листья которого уже почти полностью пожелтели.       — Подумай на счёт Жени.       — А что насчёт него думать? — саркастически хмыкает он.       — Хотя бы начни уважать его. Он тебя спасал, спасает и будет спасать, а ты относишься к нему, как к дерьму. К Антону ты так не относишься. А как будет опасная ситуация, кто к тебе придёт на помощь? Антон твой?       «Я в жизни тебе больше не расскажу про свои чувства к другим,» — проносится в мыслях у Олежи, но вместо этого он произносит только:       — Если понадобится, то придёт…       От Оли слышится только очередной вздох и звук посёрбывания кофе.       — Оль, я думаю, нам пора уже. Я очень устал, а мне ещё доклад печатать…       — Ты никуда не идёшь сегодня?       Он отрицательно мотает головой. Что бы это ни значило, сегодня он идёт только домой.       — Хорошо… Будь аккуратнее. И отдыхай побольше.       — Обязательно, — Душнов улыбнается сестре так широко, насколько позволяет его состояние.       В квартире он лишь машет проходящему мимо него Жене и громко зевает.       — Не сейчас, пожалуйста. У нас будет куча времени всё обсудить, — и ещё под один зевок заходит в свою комнату, аккуратно прикрыв дверь. Ему предстоит длинная ночь в паре с компьютером.       — Если бы его была куча… — с выдохом произносит Селезнёв, решая всё-таки не трогать уставшего парня.

———

             Дождь. Второй день октября явно решил порадовать жителей Москвы своей погодой. Где-то вдалеке слышатся раскаты грома, что говорят о приближающейся грозе. Ночью в такие моменты становится ещё страшнее, никогда не знаешь, что тебя ждёт. В помещении, из которого парень секундою назад вышел на крышу, было тепло, даже жарко. Было душно, шумно и пахло алкоголем. Всё, как любят все богатенькие мальчики и девочки. Вечеринки на полную катушку за счёт родителей, что может быть лучше? И одна выкуренная сигарета на крыше здания определённо не станет лишней. Наверное.       Блондин, чуть пошатываясь, подходит к самому краю, чуть не свалившись, в последний момент успев схватиться за перила. Дрожащими руками он пытается зажечь огонь с помощью зажигалки, но ничего не выходит. Действительно странно, особенно учитывая то, что молодой человек стоит прямо под дождём, не боясь быть намоченным. Спустя двадцать попыток со стороны слышится смешок. Парень поворачивает голову, рассматривая человека, стоящего под козырьком в тени.        — Ты кто?       — А ты? — отвечает мелодичный, мягкий голос. Такой будоражит покрепче всяких таблеток. И ничего страшного, что принадлежит он явно какому-то смазливому мальчику. Кто сейчас стыдится своей ориентации?       — Максим Фролов, — со смешком отвечает блондин. — Для друзей просто Макс, а вот для любовников… — губы его растягиваются в пошлой улыбке и сразу же оказываются облизнуты языком.       — Для любовников? — с таким же смешком отвечает голос из тени. — Вот так сразу?       — А чего ждать?       Парень, что до этого стоял грудью к перилам, разворачивается, опираясь теперь на железки копчиком. Лицо его оказывается прямо напротив фонаря, и Максиму удаётся уловить силуэт красивого профиля. Аккуратный, чуть вздёрнытый нос, чуть зализанные назад кудряшки, а если спуститься ниже… Стройная фигура, которую обвивает плащ, что сейчас колышется на ветру, давая разглядеть тонкую талию и красивые ноги.       — Прям так, с незнакомцем?       — Ты пришёл на эту вечеринку, а значит, уже знакомый моих знакомых. И довольно красивый, знаешь ли… — Фролов начал медленно приближаться и, по мере этого, голова человека в тени постепенно отворачивается от него, всё больше показывая кудри.       — Красивый? Ты даже меня не видишь.       — Предлагаю рассмотреть тебя поближе, — не дождавшись ответа, услышав только довольное хмыкание, блондин в два шага подходит к парню, сразу же сильнее вжимая того в перила и с закрытыми глазами впиваясь в его губы. Не важно, как тот сейчас выглядит. Этого бархатного голоса было достаточно, чтобы возбудить и так уже пьяного и накуренного Максима. Как там говорили? «Россия — страна возможностей»?       Ответные действия следуют явно с неохотой, но они есть. Значит, согласие было получено.        Через полминуты парни отстраяются друг от друга, и Максим, всё так же не поднимая веки, начинает глотать воздух. Лишь полностью отдышавшись, он решает рассмотреть лицо незнакомца. Наполовину прикрытые веки вмиг расширяются в ужасе, смотря на глубокие, пронзительные голубые глаза, обрамлённые синей маской, что чуть-чуть стёрлась с краю от поцелуя. Фролов, пять секунд пробыв в шоковом состоянии, отшатывается назад, врезаясь спиной в стену.       — Ты… Ты! — выкрикивает парень, пытаясь вжаться сильнее в стену, пока человек напротив него медленно приближается.       — Я, — в той же манере, что и раньше, отвечает Фантом.       — Не приближайся ко мне!        — Чего же так, дорогой? Секунду назад ты предлагал мне провести ночь вместе.       — Что тебе от меня нужно?!       — А, так тебе по списку? Окей, — он делает вид, что достаёт из кармана своего плаща что-то и это «что-то» раскрывает, начиная зачитывать с невидимого листка. — Максим Анатольевич Фролов, двадцать пять лет, сын известного бизнесмена Анатолия Фролова. Но, к сожалению, в отличие от своего папочки, деньги зарабатывает нечестным путём и тратит их на подобные тусовки. Нет, это конечно, не моё дело, что вы делаете со своими деньгами, но разве честно врать в документах и забирать себе практически всю сумму от акций? Учитывая, что твоя доля в проектах — мелочь. Воу, так ещё мы «сотрудничаем» с детскими домами! — он показывает кавычки пальцами. — Они пока ещё не знают, что не ты даёшь им деньги, а они тебе? Бедные дети, а потом, спрашивается, почему в двадцать первом веке они носят обноски. И по секрету, Максимка, — Фантом подходит вплотную и своими пальцами в перчатках давит на шею Фролова, губами приближаясь к его уху, — я прекрасно знаю, что ты делал с этими же детьми.       Он резким движением отталкивается от тела парня и оно, по инерции, сталкивается с бетонной стеной. С презрением, буквально выплёвывая слова, Фантом продолжает:       — Такой молодой, а творишь такое дерьмо. От мамки твоей досталось, да? Ну ничего, в своё время она получила по заслугам и ты получишь.       — Что ты сказал про мою мать, сука? — в голосе смешались отчаяние, страх и злость.       — Да так, всего лишь всем известный факт. Или ты уже забыл, как её убили двенадцать лет назад? — улыбка расширяется и он засовывает руки в карманы своего плаща.       — Заткнись!       — Это ты заткнись! — с неожиданной сменой настроения происходит неожиданный удар ногой прямо в живот Максиму. Подошва кед удачно впечатывается в плоть с такой силой, что появляется вероятность перелома рёбер. — Мне вот интересно, почему твой отец до сих пор не знает о твоих делах. О, и да, поверь, он действительно не знает, а не просто закрывает глаза на это.       — Не… Не строй из моего отца святошу… — уже сидя на полу и держась за свой живот, буквально кряхтит слова Фролов.       — Чего-чего? — со смешком спрашивает брюнет, подсаживаясь на корточки рядом со своей жертвой. — Поверь, твой отец точно святоша по сравнению с тобой. Да, тоже есть грешки, у всех они присутствуют. Но он хотя бы не вредит людям. Или я чего-то не знаю?        — Наводить справки надо с учётом его прошлого. Знаешь, как он меня воспитывал?       — Бедняжка, — корчит гримасу Фантом, — разбалованный матерью в другой стране, малыш после её смерти резко переезжает в Россию и не хочет мириться с тем, что ему достаётся не всё. Я прекрасно знаю, какие ты скандалы устраивал и прекрасно знаю, что насилия по отношению к тебе не применяли. Или ты хочешь сказать, что отказ покупать самую дорогую тачку в шестнадцать лет — это насилие? Мой вопрос остаётся открытым: как, зная твоё поведение в прошлом, твой папа до сих пор доверяет тебе?       — А он и не доверяет, — резко выплёвывает кровь парень, отвечая с мерзкой улыбкой на лице. — Я украл у него деньги. А он в суд не подал, решив, что один раз простить можно. А уже потом я нашёл систему, как делать это и не палиться.        — Сам признался, умничка. Как жаль, что и этот факт мы знаем.        Придвинувшись к лицу блондина, Фантом ловит его подбородок пальцами и аккуратно, легко, с улыбкой на лице оставляет поцелуй на кончике его носа. От этого действия Фролов вздрагивает, и смелость исчезает так же быстро, как и появилась, заменяя себя уже успевшим стать привычным страхом.        — Надеюсь, тебе будет очень больно, — уже без улыбки произносит брюнет и с хрустом пальцем на руках поднимается на ноги, разминая свои конечности перед первым резким ударом. — Это тебе за восьмилетнюю Катю, — за ударом последовал второй. — А это за Марину, — резкие движения ногами учащаются, как и имена, вылетающие из уст. — За Аню, Даниэлу, Костю, пятилетнего Кирилла, чёрт возьми! Ублюдок, ты знал, что этот ребёнок умер из-за тебя?!       Криков было много. И ожидаемо, они были услышаны людьми в помещении даже сквозь громкую музыку. Теперь на крыше собралась куча, состоящая из части приглашённых на вечеринку. Наблюдая за этой картиной, они лишь ахали и вызывали полицию, не решаясь пытаться остановить убийцу.       — Алло, полиция?! Человека избивают до смерти, улица…       — Алло, полиция? — иронично переигрывает слова какого-то парня Фантом, крича настолько громко, чтобы его точно услышали. — Человек совершил ряд крупных и непоправимых преступлений! Но не волнуйтесь, он уже почти наказан!       — Ты что творишь?! — резко слышится до этого молчавший голос в наушнике. — Это быстрая смерть должна быть, какого хуя?! Быстро заканчивай и уходи оттуда!        — Замолчи. Достал уже, — шёпотом отвечает брюнет, аккуратным движением нажимая пальцем на кнопку и сбрасывая линию.       Отойдя от полумёртвого тела, что ещё чудом дышит, Фантом поворачивается к «зрителям» его выступления и улыбнувшись, тянет руку под свой плащ.       — Хотите яркий финал? — в его руке появляется пистолет и, сняв предохранитель, он направляет его прямо на Фролова. — Получайте!       Выстрел. Громкий, не как обычно. Явно специально в этот раз, потому что ни один мускул на лице парня не дрожит, показывая, что это и есть его план. Хлопок был настолько громким, что даже шум дождя кажется спасительной тишиной.        Гости стоят в недоумении, даже не смея двигаться. В руках того парня всё ещё находится включенный телефон, и из устройства слышится обеспокоенный голос дежурного полицейского.       Фантом, сложив пистолет в кобуру и достав из кармана маленький листик, разворачивается его и мельком перечитывает напечатанный в этот раз анекдот с лёгкой ухмылкой на губах. Присев к трупу, он засовывает этот лист в карман жертвы и, снова встав на ноги, поворачивается к толпе, театрально кланяясь.       — Представление окончено! Всем спасибо за внимание, автографы будут в следующий раз! — проведя взглядом по людям, он замечает одну девушку, что снимала всё это действо на свой смартфон. Брюнет поворачивается полностью к камере и лучезарно улыбается, махая рукой. В следующую же секунду он срывается с места и уже спускается по пожарной лестнице вниз, где через пару домов его ждет машина.       Этой ночью Москву ожидали яркие новости.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.