ID работы: 13486736

Храм, где всё началось

Гет
R
В процессе
66
Горячая работа! 11
автор
Размер:
планируется Макси, написано 98 страниц, 19 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
66 Нравится 11 Отзывы 38 В сборник Скачать

Том 1. Глава 2.

Настройки текста
      Этой ночью я не видела снов. Лишь кромешную пустоту, в которой даже и голоса подать нельзя было. В этот момент в голове не было не единой мысли. Всё ощущалось так, словно я лишь дух, что потерялся между мирами и так и не смог найти покоя. Это отвратительное чувство, что может буквально сжирать изнутри. Ты словно перестаешь существовать. Становишься никем. И все, что могут спросить у тебя: «Ты кто?». Ведь даже в чужой памяти тебе нет места.       Это напоминало паутину, в чьих сетях с каждой новой минутой вязнешь лишь сильнее.       Из некого подобия этого сна меня вырывает дверь, открывшаяся с громким шумом. Быстрыми шагами к моей постели скользнула женщина. Одета та была в дорогое одеяние, на котором позвякивало множество небольших украшений. Волосы ее были убраны, а взгляд как всегда холоден.       Я приподнимаюсь и сажусь на кровати. — Доброе утро, мама. — Ты же не забыла какой сегодня день? — Конечно нет.       При всем желание забыть бы это не получилось. Сегодня я, мама и «отец» идём в императорский дворец. Как преподнес это сам император: званный обед — всего лишь его небольшая благодарность за верную службу. Но ясным и так казалось, что смысл всего мероприятия должен был быть в другом. На этом званом обеде будет Чэ Ван — сын императора. Именно он и предложил эту идею. Главной его просьбой было, чтобы дочь семьи Ан также присутствовала на этой встречи.       Не знаю, как, но он узнал про меня и самое главное, что я стала ему интересна. Если сегодня все пройдет хорошо, то моя семья сможет повысить свой статус.       Звучит все невероятно прекрасно, но мне не дает покоя одна вещь. У Чэ Вана уже есть любимая, а значит мне прямая дорога в гарем, ведь как я слышала у Йун Исыль, большое влияние на его младшее величество. Быть любовницей — это не то, чего я бы хотела… Ведь, как и многие девушки, мне хотелось и хочется встретить того, кто сможет меня полюбить, кто примет меня такой какая есть и будет со мной до самого последнего вздоха.       Наивные детские мечты, но как назло такие манящие и приятные. Несмотря на это, также я не должна забывать, что всё это ради семьи. В такой период следует забыть про собственные чувства и эмоции. Надо относиться больше к этому как к некой сделки. Свобода в обмен на роскошную жизнь. — Тогда постарайся угодить его величеству и его сыну. От этого многое будет зависеть. Слуги помогут тебе подготовиться.       Сказав это, мама собиралась покинуть мои покои, но уже оказавшись у двери негромко добавляет: — Я стараюсь для тебя… Пойми…       Её слова звучали как оправдание. Словно она молила о прощение, но перед кем так и не ясно. Передо мной? Возможно. Наши отношения всегда были сложные, но несмотря на это обвинять её мне никогда не хотелось. Меня не бьют, у меня есть статус и крыша над головой. Большего для существования и не надо. Также не отрицаю, что слова эти она адресовала самой себе. Чтобы хотя бы от себя получить прощение…       В ту же секунду в комнату заходят много служанок. Одна в руках держала дорогое одеяние, другая была готова заплести волосы в самую элегантную прическу. Третья должна была сделать макияж под стать стандартам сына императора. Все должно было быть идеальным.       Сначала решаю надеть чогори, длинные, но узкие рукава которого имеют невероятно светлый оттенок, а уже после чхиму — длинную юбку, скрывающуюся щиколотки, приятного лавандового цвета, множество небольших узоров в виде лепестков на которой едва не сливаются со складками.       Как только я уже была одета, одна из служанок берет гребень и начинает расчесывать мои волосы. Делала она это быстро, но вполне аккуратно. Расчесав их полностью — не оставив ни одной спутанной волосинки — она принимается заплетать косу, что в несколько следующих движений превращается в низкий пучок, который служанка фиксирует при помощи золотой заколки с несколькими маленькими цветочками и одной большой бабочкой.       Осталась последняя деталь — макияж. Самое главное было в этом — не переборщить, иначе из-за него могу начать напоминать дев из публичных домов. Сначала мне подводят глаза, чтобы они казались выразительнее, после немного красят губы, однако весь акцент продолжает держатся на глазах.       Как только все было готово спускаюсь вниз. Там уже ждала мама. Она несколько раз осмотрела меня, сверху вниз, изучая едва ли не каждую деталь.       Нервно сглотнув, немного неуверенно спрашиваю: — Ну как тебе?       После моего вопроса та вновь бросила взгляд, оглядев меня с головы до пят. — Ты…       Она какое-то время молчит. — Хорошо выглядишь. Уверена Его Высочеству и его сыну ты понравишься. — Почему ты так думаешь? — Из-за твоей внешности и сегодняшнего образа. — Я не совсем тебе понимаю.       Мама слегка усмехается, после подходит ко мне и кладет свою руку на мою голову и начинает медленно гладить. Это было очень не похоже на нее… Можно было сказать, что в какой-то момент мне даже стало немного не по себе. — Моя дорогая Тэен, ты выглядишь невинной и неопытной — мужчины любят такое, в плюс идет твой характер. Ты слишком добрая, хоть и часто любишь скрывать свои эмоции словно за каменной стеной.       Не уж то я и вправду такая? Даже было обидно слышать что-то подобное, ведь за «добротой» скрывается лишь та, что не может никому отказать, а за «невинностью» та, что не может никого полюбить, из-за своих иллюзий о настоящей любви, хоть и знает, что в реальности такого никогда не будет. Сейчас я не больше, чем человек, который будет удобен, а моя личность не имеет никакого значения. — За нами скоро должны прийти императорские слугу и отвести нас на каго во дворец.       В ответ на это лишь киваю. Мама же, что была также одета под стать для встречи с таким важным человеком, все время широко улыбалась. За столько лет она впервые себя так вела. Ей так нравиться мысль, о том, что я могу стать любовницей Чэ Ваня? — Ты уверена, что все пройдет нормально?       Она немного удивленно приподняла бровь. — А есть, что-то, что может пойти не так? — Я…       Не знаю, как правильно озвучить то, что чувствую. Мне хотелось сказать, что вообще не хочу никуда идти, мне не нравится Чэ Ван, мне не нравится император Чэ… При этом я прекрасно понимаю, чем сулит их расположение. Мне казалось, что я смирилась со всем, но в итоге чувствую, что как окажусь у дверей дворца лишь сбегу. Неважно куда, главное подальше от него. — Я понимаю, что не об этом мечтает молодая девушка как ты. Чистые, нежные чувства и любовь, что будет до ваших последних дней, но жизнь на много сложнее. Ты ведь сама это знаешь?       Тяжело вздыхаю. — Конечно знаю. Девушка лишь украшение, что идет мужу, редко имея свою мнение. Она должна потакать тому, кто позволяет ей дольше выглядеть презентабельно. — Верно, ты полностью права. — Но ведь есть и пары, которые по-настоящему любят друг друга.       На эти слова мама ничего не ответила, словно понимала к чему я веду. — Вы ведь с папой любили друг друга?       Пусть она все также улыбалась, но в глазах была видна печаль. Мне даже ответа и не нужно было. Никакие слова не смогу описать настоящие эмоции. — Мы не просто любили друг друга. Мы дорожили каждым мигом, что проводили вместе. Для него я была словно богиней и ему не важно было мое происхождение. Я скучаю поэтому, по яркой сказке, которой так долго жила, ведь реальность была более жестокой, чем могла представить.       Не знаю, что ответить даже. За долгое время у нас впервые вышло так поговорить. Честно, без вранья и избегания тем, которые являются болезненными для нас обеих. — Ты впервые честна со мной, спасибо…       Комнату заполнило молчание. Каждый сказал то, что хотел и другие слова были бы излишне. Все важное уже было озвучено.       Неожиданно в дверь постучали. Лан Тохва, что оказывается все время была здесь, открывает её. За порогом появляются императорские слуги. Один из них громко, чётко и без малейшей запинки, говорит: — Император Чэ ожидает вас!       Мы лишь молча встаем и выходим на улицу, на которой нас уже ждет каго. Перед тем, как покинуть дом, остается сделает последний шаг, от чего глубоко вдыхаю. У меня все получится!       Каго выглядел очень дорого. Сразу было видно и понятно кто перед тобой, потому что даже не всякая знать могла себе такое позволить. Он был словно из золота и ярко переливался на солнце. Внутри же его было три места, а для более удобного передвижения была постелена красная ткань.       Пока мы ехали мое сердце с каждой секундой колотилось все сильнее. Сейчас как никогда понимаю насколько же мне не хватает папы. Он всегда знал, как меня успокоить или же поднять настроение, что нельзя было сказать про Ан Сека. Отчиму, ставшему новым «отцом» на меня всегда было плевать. Если говорить на чистоту, то ему всегда было важно лишь одно — чтобы моя мать его ублажала.       Это отлично даже проявляется в том, что он не стал нас ждать, а пошел один оправдываясь тем, что ему нужно еще кое-что доделать как императорскому чиновнику. Я давно в эти слова не верю. У него всегда нет дел только, когда это касается его самого.       От нервов сцепляю руки в замок и начинаю слегка хрустеть пальцами. Увидев это, мама кладет свою руку поверх. Я размыкаю пальцы, и начинаю держать её.       Как только паланкин останавливается, мы выходим. У входа во дворец стояла стража и один из множества слуг. Замечая нас, он быстро, но уверенно начинает идти в нашу сторону. — Здравствуйте, мое имя Нам Джун Сон, и я сопровожу вас к императору, он вас уже ожидает, вместе с Господином Ан Секом.       Мы с мамой слегка кланяемся, после она говорит: — Для нас большая честь оказаться здесь. — Для нас тоже честь принимать во дворце семью Господина Ан Сека.       Обменявшись любезностями, Нам Джун Сон приводит нас во внутрь. Вход был через большие ворота, на которых по бокам были изображены два дракона, что словно пытаются соединиться. Пройдя через них оказываемся в помещение где впереди стоял большой трон, где и восседал император. Нас же ведут совершенно в другую комнату, туда где именно и принимают гостей. По пути встречалось много красивых картин и просто необычных украшений. Сами по себе картины были разные. Где-то были изображены потомки императора, а какие-то были простыми пейзажами.       Оказавшись на месте, моему взору представляется комната. Она была довольно просторной. В середине стоял длинный стол с различными блюдами. Среди них мой взор мигом упал на несколько: сура, что является миской вареного риса, которую заметить я смогла в двух видах — хинсура и хонба, также была куксу, лапша из гречневой муки, манду — пирожки на пару, а завершало все сучонгва — медовый пунш с корицей, имбирём и черным перцем, неизменно подающийся на стол холодным.       За столом же уже сидел мой отец, а с противоположной от него стороны император со своим сыном.       Мы с мамой кланяемся, а после говорим: — Для нас большая честь встретиться с вами великий император.       Тот же жестом лишь указывает, чтобы мы присаживались. Так и поступаем, но к трапезе не приступаем. Самый первый кто должен отведать все, что тут приготовлено — сам хозяин дворца.       Все это время Ан Сек общается о чем-то с императором, я лишь медленно ем, глухо постукивая палочками, лишь изредка поднимая глаза на Чэ Ваня. Он открыто на меня пялился. Мне было от этого немного неловко, но не более. На миг даже стало интересно сколько мы будем играть с ним в подобие гляделок. Так продолжалось примерно до того момента пока Чэ Ван не говорит: — Прошу прощение отец, но не будешь ли ты против, если я покажу дворец прелестной Ан Тэен?       Император резко переводит взгляд на меня, а после слегка усмехнувшись произносит: — Конечно не против, думаю для вас — указывая на меня — это будет интересная прогулка, ведь как никак во дворце много разных старинных предметов, но об этом пусть лучше Чэ Ван расскажет.       Юноша встает и в тот же миг оказывается рядом со мной. Он был точно позади и словно прошептал: — Идем?       По телу невольно пробежали мурашки. Сказать почему — сложно. Казалось, я словно чувствовала опасность, что исходила именно от него и что шутки с ним явно будут плохи.       Я медленно встаю, а после натягиваю сдержанную улыбку. — Пойдемте.       Чэ Ван берет меня за руку и выводит из комнаты.       Какое-то время мы идем молча. Мне было немного страшно, ведь даже и не представляла, о чем с ним можно поговорить. Через какое-то время мы оказываемся у большой двери, что также была немного украшена. Главным отличием от входной — то, что у этой были маленькие узоры, чем-то отдаленно напоминающие словно чешую дракона. — Куда она ведет?       Чэ Ван ухмыльнулся. — Тебе не нужно об этом думать, просто открой ее и зайди. Не думаешь же ты, что там тебя монстр поджидает?       Нервно сглатываю, но все-таки делаю то как он сказал. Как только дверь открывается вижу большую кровать и множество остальных деталей, что дают понять — мы в покоях Чэ Ваня. Черт… Не уж то он меня специально привел сюда? — Вперед.       Произнес юноша серьезным и приказным тоном. Атмосфера кардинально изменилась. — Как прикажите.       Быстро, словно вырвавшись из хватки хищника, иду вперед. Ноги от нервов слегка подкашивались, от чего невольно присаживаюсь на кровать, чтобы не потерять равновесие. Чэ Ван садится рядом.       Лишь мгновение и чувствую, как его рука обхватывает мою талию, будто пытаясь нащупать то, что скрывается под чхиму. Вздрагиваю, от чего на лице парня появляется небольшое удивление, а после вновь отвратительная ухмылка. — Ты главное не бойся, я же не хочу ничего плохого тебе сделать, только помочь. Можно сказать, мной движут лишь благородные намерения.       В голове тут же появляется немой вопрос, звучащий с издёвкой, позволительной лишь в самих мыслях: «Да как ты помочь мне собираешься?!»       Словно прочитав их, услышав этот безмолвный вопрос, тот отвечает: — Видимо ты серьезно про это не знаешь… Даже забавно выходит. — О чем это вы?       Он касается моего подбородка. — Про тебя много интересных слухов рассказывают. Один, например, что жнеца помощница и людей специально убиваешь. Скажи мне, это так? — Конечно нет, как я…. — Так и думал. Ты слишком прекрасна и чиста для подобного.       После Чэ Ван целует меня. Делает он это грубо, как дикое животное. Не выдержав его напора падаю на кровать. Дыхание участилось, а из глаз непроизвольно потекли небольшие слезы. — Ну-ну дорогая моя не плачь. Сама подумай. Согласишься быть со мной, будешь жить как богиня. Ведь вряд ли кто-то захочет взять «сумасшедшую», пусть и красивую. — У вас же есть Йун Исыль, так зачем вам я?       Парень как-то странно на меня посмотрел. — Разве для этого нужна причина? Ты мне симпатична, к тому же ты будешь отличной покорной женой.       Чэ Ван видел страх, что был в моих глазах. Резко он отдалился. — Ты можешь идти, но знай буду ждать пока ты вернешься. Я передам отцу и твоим родителям, что мы хорошо провели время.       Какое-то время просто не двигаюсь, боясь, а что, если это шутка. После все-таки встаю и медленно иду в сторону двери, но на миг останавливаюсь. — Скажите…. — Что? — Кто именно начал распускать слухи про меня? — Хм… Если не ошибаюсь, то семья Ок.       Больше ничего не сказав, просто покидаю комнату. В голове была лишь одна мысль: «Как Ок Чанми посмела про меня такое говорить? Она поплатится за это. Я долго терпела ее странный характер».       Лишь гнев сейчас был в моем сердце.       Как только полностью покидаю императорский дворец направляюсь в сторону дома Ок Чанми. Мне хотелось посмотреть в ее глаза и узнать, не уж то она ничего не чувствует, хоть каплю вины за то, что сделала? Все время семья Ан была добра к ним и вот чем эта доброта обернулась.       Оказавшись рядом начинаю со всей силы стучать в дверь. Ее какое-то время не открывают, от чего я становилась еще злее.       Только делаю ещё один удар, та неожиданно распахивается. На пороге вижу саму Ок Чанми. Она была бледной, а глаза красные, как если бы та плакала несколько часов подряд. Из-за этого на короткий промежуток времени опешила, пока не вспомнила истинную цель своего визита. — Почему ты… — Зачем ты пришла? Чтобы, как и моего отца в мир мертвых забрать? — Э?       Недоуменно вырвалось у меня от её слов. — Причем здесь я?       Девушка начинает громко смеяться, от чего на миг мне показалось, что та вообще умом тронулась. — Действительно… При чем же? — Ок Чанми послушай… — Уходи отсюда, пока я еще чего тебе не наговорила дорогая Тэен… И больше не возвращайся…       Девушка тут же закрывает дверь. Оставляя меня одну. — Что за дерзость?       Злость и гнев потихоньку сменялись печалью. Мысль о том, что действительно могу быть виновна в смерти человека, не давала мне покоя, от чего я лишь просто бродила по улицам, пытаясь забыться. В себя пришла лишь тогда, когда оказываюсь у порога одного старого храма. Будто чем-то ведома захожу внутрь. В середине стояла большая статуя одного из верховного правителя небес, что также является самым почитаемым драконом среди людей.       Склоняю голову точно у его ног и начинаю молиться, обо всем, что было. О том, что не хочу я такой жизни. Прошу ниспослать мне хоть какое-то спасение и молю простить за все грехи, которые совершила.       В следующий раз, когда вновь оказываюсь на улице на небе вновь ярко сияла луна и звезды, что словно выстроились дорожкой к моему дому. День подошел к своему концу.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.