Издержки профессии +3170

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
фотограф/модель
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Драма, Психология, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
UST
Размер:
Макси, 79 страниц, 12 частей
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Так искренне, восхитительно!» от Miaka-chi
«Отличная работа!» от Екатерина Муталибова
«Отличная работа!» от Тиммми
«Отличная работа!!!» от Elena163
«Одна из лучших историй!» от RomeosWolf
«Отличная работа!» от Mglo
«Уникально и трогательно!» от Arima_Song
«Просто восхитительно! Спасибо!» от LilSebastian
«Отличная работа!» от Тамин
«Чудесная история, спасибо!» от время-и-стекло
... и еще 12 наград
Описание:
От ненависти до любви один шаг, но и обратно – тоже.
Макс, самый обыкновенный студент, чтобы помочь родственнику, соглашается пойти на кастинг к известному фотографу. По воле случая для нового проекта выбирают именно его. Но Максим в действительности никакая не модель, а фотограф – настоящий изверг, и тем не менее между ними начинает возникать чувство.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Условия заявки соблюдены не вполне точно. Есть небольшие вариации.

Работа написана по заявке:

Глава 1

5 ноября 2013, 20:25
Макс переложил последнюю котлету – если этот комок можно было назвать котлетой – на тарелку, поставил сковородку в мойку и залил водой. Одно название, что антипригарное покрытие. Прекрасно всё пригорело. Посуду сегодня мыть тоже ему – его очередь. Хотя последнее время даже если и не его, всё равно моет он. У Стаса на работе завал, а он сам полдня дома. Подготовку к практическим в универе никто не отменял, но свободного времени всё-таки больше, чем у дяди.

Сегодня хотя бы ужин от начала до конца готовить не пришлось. Котлеты приготовила Катя. Она, кроме того что работала в рекламном агентстве Стаса дизайнером по полиграфии, была его подругой и время от времени оставалась ночевать, заодно и сварить-пожарить что-нибудь могла. Вот эти котлеты, к примеру. Правда, они уже месяц как лежали в морозилке: Катя их сделала ещё до того, как уехала на курсы в Питер. Макс вроде всё, как она говорила, сделал: разморозил, обвалял в сухариках, положил на сковородку… Но потом что-то пошло не так.

Он посмотрел на часы: уже восемь. Стас обычно возвращался до семи. Значит, опять куча работы в офисе. После отъезда Кати её обязанности выполнял не очень-то опытный стажёр, да ещё Диман, главный помощник Стаса, отработав на прошлой неделе последний день, отбыл покорять Москву. Макс был в курсе всех событий, происходивших в маленьком рекламном агентстве «С-Медиа». «С» – в честь Станислава Андреевича Гартмана, разумеется.

Стас приходился Максу дядей, но так как разница в возрасте была небольшой, всего восемь лет, он называл его просто Стасом, как мать или бабушка с дедушкой. Так сложилось, что в последние годы приглядывал за Максом как раз Стас. Бабушка умерла, дедушка был Максу неродным и особого интереса к нему не испытывал: отчима даже мать называла по имени-отчеству Андреем Йозефовичем. Андрей Йозефович (из поволжских немцев, оттуда и фамилия с отчеством) даже с сыном не очень сердечно общался, и Стас навещал его только по праздникам.

Оставался отец. Он, бесспорно, где-то существовал. Возможно, именно сейчас он исключительно приятно существовал где-нибудь на Канарах или Карибах, Макс этого не знал. Отец был фигурой мифической.

Услышав, как в двери повернулся ключ, Макс вышел в прихожую встретить Стаса и забрать пакеты из магазина. Анфиска, ленивая пушистая кошка, тоже соизволила выйти посмотреть на хозяина. Пока Макс расставлял продукты в холодильнике, Стас расспрашивал про учёбу точно так же, как делал это, пока племянник учился в школе. Сейчас Макс заканчивал четвёртый курс университета, но за его успехами всё так же пристально следили.

Макс перечислил всё, что было интересного, хотя интересного было мало, и спросил, как дела на работе. Стас лишь рукой махнул:

– Полная жопа. С одной стороны, хорошо, что есть заказы, с другой – кому их делать-то?.. Не хватает людей, все чуть не по двенадцать часов на работе сидят!
– Ты же подавал объявление куда-то.
– Ну да, и в газеты местные, и на сайты. Приходят люди, но толковых почти нет. Или без опыта совсем. Одного хочу взять. Попробуем воспитать бабу-ягу в своём коллективе.
– Зачем ты мне так советовал на строительный идти? – спросил Макс. – Пошёл бы я на какой-нибудь другой факультет, мог бы тебе помогать. Рисовать там что-нибудь… или с бухгалтерией.
– Ты и так помогаешь, – устало махнул рукой Стас.

Макс на самом деле помогал с работой, которая не требовала высокой квалификации.

– Нет, Макс, ты всё правильно сделал. Будет нормальная специальность, а не как у меня.

Стас закончил факультет журналистики, но, так как город был не очень большой, периодических изданий, не считая рекламных, было мало. Естественно, работу по специальности да ещё и хорошо оплачиваемую найти было тяжело, но собственное рекламное агентство, пусть пока и не очень прибыльное, тоже было неплохим вариантом.

Макс пожал плечами и поставил сваренный ещё вчера сразу на два дня рис разогреваться в микроволновку.

Когда Стас, умывшись и переодевшись в домашние футболку и шорты, пришёл на кухню, ужин уже стоял на столе.

– Макс, что это? – Стас с тревогой рассматривал злополучные котлеты.
– Куриная ножка, – огрызнулся Макс. – Не узнал, что ли?
– Блин, Макс, я серьёзно. – Стас сел за стол, чтобы рассмотреть ужин поближе. – Хотя пахнет съедобно.
– Это Катя делала, – отмазался Макс, пододвигая тарелку поближе.

Кухня в новой квартире была большой, хотя ещё не до конца обустроенной. Деньги успешно поглощал кредит, взятый Стасом, чтобы съехать от отца. От Макса помощи было немного. До этого он полтора года работал у одного частника: делал проекты ландшафтного дизайна для загородных домов, но тот взял постоянного сотрудника на полный день, и последние два месяца Макс был без работы. Отец присылал деньги редко, к Новому году и ко дню рождения, но сразу много, так что назвать Макса совсем уж нахлебником было нельзя.

– Знаешь что? – заговорил Стас, расправляясь с котлетой и задумчиво разглядывая Макса. – Раз уж ты про помощь заговорил, сделай-ка одно доброе дело.
– Какое?
– Сходи в студию к Алине, она тебя пофотографирует. Будет у тебя портфолио.
– Зачем оно мне?
– Тебе-то, конечно, ни к чему, а мне очень даже пригодится. Тут намечается один очень доходный проект, нужны модели. Ты еще одногруппников поспрашивай, вдруг кто согласится. Правда, я денег заплатить не могу. Если так, по дружбе кто…
– А куда портфолио? Я так и не понял.

– Диман ещё до того, как в Москву свалил, нашёл один заказ. Просто мечта, а не заказ… Бабла за него отвалят – мама не горюй. Можно потом полгода не работать. Но сначала стулья, потом деньги, аванса не дают. Тут к нам в город приезжает один фотограф, звезда, очень известный, я про него, конечно, не слышал, он совсем в других сферах вращается. Сам понимаешь… Будет снимать серию рекламных фото. Мы обеспечиваем ему, так сказать, тылы: студию, рабочее место, транспорт, всяких там ассистентов – с собой он только одного привезет, фоны, то есть места для съёмок, и всё прочее. Ну, это я ему всё найду, без проблем. Надо ещё моделей. Причём много. Сначала отошлём фотографии, они выберут одного и потом сюда приедут снимать где-то в конце июня.

– Я же не модель, – возразил Макс.

– Да какая разница, мне для массовки надо. Ну, чтобы создать видимость выбора. Уже с местными модельками со всеми договорился. Но у нас в основном одни девки, парней всего шесть человек, которые подходят. Это несерьёзно как-то, шесть… Вот и думаю твои фотки ему послать, ещё там чьи-нибудь.

– Свои пошли, – усмехнулся Макс.

– Я не подхожу. Мне выслали бриф, там всё описано: цвет волос, глаз, комплекция, тип лица, возраст. А вот сижу, смотрю на тебя и думаю: ты как раз под все требования подходишь. Ты у нас парень симпатичный, чем не модель…

– У меня рост не модельный совсем.

– Тебе же не по подиуму ходить. Только фотографироваться, – пояснил Стас.

– Блин, Стас, не хочу я фотографироваться! Ещё посылать куда-то потом эти фотки.

– Да ладно тебе, что тебе стоит сделать пару кадров? Чё ты ломаешься как девочка!

– Ну, сделаю я эти фотки, и что дальше? – раздражённо спросил Макс. – К тому же в конце июня я не могу, у меня сессия.

Стас заржал, чуть не захлебнувшись чаем.

– Ты что, уже решил, что тебя выберут, что ли?! Да не будут тебя снимать, не парься. Говорю же, для массовки. Там, знаешь, какие мальчики из агентств!.. На тебя даже не посмотрят.

– А что этот твой супер-пупер фотограф из Москвы модель не привезёт? И на кой ему здесь снимать понадобилось?

– Он сюда приезжает по своим делам на полтора месяца, вот и решил совместить. И этот проект ему как-то неожиданно достался, считай, на этой неделе шлём фотки, а через три недели уже съёмки пойдут. Из Москвы сюда кого-то везти на полтора месяца сложно, наверное… Я не знаю точно. Да и у мужика этого ещё фишка какая-то насчёт заезженных лиц, он всё новое ищет…

– А что за проект?

– А, реклама чая какого-то.

Макс состроил презрительную гримасу.

– Если бы машины, например, или мотоциклы… Чай. Я не хочу рекламировать чай.

– Макс, ты совсем дурак?! Не будешь ты рекламировать чай! Кому ты нужен, гуманоид!

Макса уже лет пять так никто не называл! Он аж взбесился. Гуманоидом его, хоть и редко, называли ребята в старом дворе, ещё когда они жили в одной квартире с бабушкой и дедушкой. У Макса было лицо, сильно сужающееся книзу и заканчивающееся острым подбородком. Сейчас черты лица изменились, но в детстве эта остренькая мордашка, маленький нос, бледная кожа и откровенно неудачно выбранные мамой новые солнечные очки напомнили кому-то из мальчишек зеленых человечков. Кличка «гуманоид» сильно не приклеилась, отчасти потому, что Макс озверело бросался в драку, едва только слышал что-нибудь про инопланетян. Его до сих пор воротило от них – даже от логотипа сети «DNS». Принципиально в эти магазины не заходил.

В конце концов они со Стасом договорились, что завтра Макс пойдёт в студию к Алине фотографироваться. Алина была хорошей знакомой Стаса и владелицей небольшой фотостудии в том же бизнес-центре, где арендовало офис «С-Медиа». Во всех буклетах эта студия была представлена как часть рекламного агентства, хотя на самом деле ею не являлась. Возможно, это на самом деле прибавляло маленькому агентству немного солидности.

Вечером Макс распечатал показанное Стасом описание модели. Да, он подходил. Разве что кроме причёски: по брифу предполагался блондин с короткой стрижкой, а у него были тёмно-русые волосы длиной чуть ли не до плеч. Стас сказал, что для предварительных съемок причёска не имеет значения.

Макс, чистя зубы перед сном, ещё раз посмотрел на себя в зеркало. Определенно, не урод. Но черты лица не очень типичные… Излишне острые, резкие. Папочкины гены, наверное…

***

Отсидев последние пары и пообедав в университетской столовой, Макс отправился в студию к Алине. Там уже сидела её знакомая, представившаяся визажистом.

Фотосессия прошла быстро, быстрее, чем подготовка к ней. Подготовка включала в себя художественное взлохмачивание волос, намазывание лица тональным кремом (для ровного тона и чтобы не блестело), махание по лицу кисточкой с какой-то бурой пылью (ах, какие у мальчика скулы) и тыкание в глаза карандашом. Этого Макс вынести уже не мог. Он непроизвольно начинал моргать и жмуриться и ничего не мог с собой поделать.

Алина заставляла его принимать позы разной степени нелепости, что у Макса не очень-то получалось, меняла на нём одежду, а под конец вообще решила снимать в одних трусах. Он наотрез отказался. В итоге они договорились на фото без футболки, но в джинсах. Тут же подбежала визажист и опять чем-то его вымазала, как она объяснила, чтобы рельеф мышц смотрелся выигрышнее. Макс не замечал у себя особого рельефа мышц. Он был довольно худым и уж точно не накачанным. В общем, тело без особенностей.

Отмывшись от фотосессии, Макс спустился в офис дяди, находящийся этажом ниже. Там, как всегда, царил радостный хаос. Постоянных сотрудников, считая самого Стаса, было всего четверо, но всегда носилась куча тех, кто работал сдельно.

Стас сидел за компьютером и разглядывал фотографии: Алина уже успела скинуть ему несколько штук без обработки, просто перегнав из NEF в JPG.

– Слушай, Максик, тебя не узнать! – сразу заявил Стас. – Ты и выглядишь как-то взрослее и… умнее, что ли.
– Очень смешно! – огрызнулся Макс.
– Нет, правда, ты посмотри! Вот эта, например. Что за взгляд, просто хищник, роковой мужчина, мачо…
– Сволочь ты, Стас… Я тебе помочь хотел. – Макс развернулся и вышел из кабинета.

Стас выскочил вслед за ним и обнял за плечи.

– Да ладно, мелкий, не дуйся. Это я так, любя… Видно, что ты старался.

– Да это Алина всё. Смотри так, смотри сяк.

На следующее утро Стас отослал фотографии какой-то Маргарите Полушиной. А уже в пятницу эта самая Маргарита прислала ответ: Ви понравились две кандидатуры, и он приедет в среду посмотреть на них вживую. Одним из двух оказался Максим Ларионов.

Макс был готов убить дядю.

– Стас, ну что я буду делать? – возмущался он, шагая по залу от дивана к телевизору и обратно. Анфиска лениво пыталась подцепить его лапкой, когда он пробегал мимо. – Я же не модель ни фига! Я не пойду!

– Нет, Макс, придётся тебе сходить, – не отставал Стас, который сидел в кресле и, разложив гладильную доску, отутюживал бледно-лиловую рубашку. – Не могу же я теперь сказать, что подсунул им своего племянника.

– Раньше надо было думать! «Кому ты нужен! Гуманоид!» – передразнил его Макс. – Сам и придумывай, как будешь меня отмазывать.

– Да сходи ты к нему на кастинг этот, не съест он тебя. У меня контракт, понимаешь, Макс! Мне этот контракт кровь из носу сейчас нужен. Я бы с ипотекой сразу расплатился.

– Что мне там делать? Я же не знаю ничего… Ходить там перед ним? Или что? Или как?
– Спросим у Алины. Ну, походишь перед ним немного, от тебя не убудет.
– Ага, наверное, старый педик какой-нибудь, а я ходить перед ним должен, – не унимался Макс. – Сам теперь и ходи, раз придумал эту хрень!
– Ничего он не старый! Ему тридцать семь лет.
– Да, это ещё лучше! Педик в расцвете сил!
– Макс, уймись! Просто сходи, – урезонивал его Стас. – Пожалуйста, для меня это очень важно.
– И что это за имя вообще такое? Ви...
– Ну, он Воскресенский. Наверное, сокращение такое.

Макс бесновался и ругался целый вечер, пока Стас не выгнал его спать в свою комнату (сам он спал в зале на диване), но, конечно, в итоге согласился. Он не мог отказать Стасу. Кроме дяди, у него никого не было, и Макс не мог его подвести.