Физика твердого тела +213

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Сверхъестественное

Пэйринг или персонажи:
Джаред/Дженсен
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Драма, Hurt/comfort
Предупреждения:
BDSM, Насилие, Нецензурная лексика, Групповой секс, Кинк, Мужская беременность, Секс с использованием посторонних предметов
Размер:
Мини, 24 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Написано по заявке «Джаред молодой альфа 25 лет, его парой оказывается Дженсен-омега, которому уже 47 лет… Джареду, как молодому самцу, нужен секс, и как можно чаще, Дженсену уже тяжело столько выдерживать, но он не отказывает, иногда не получая абсолютно никакого удовольствия от секса. Если появится желание очень хотелось чтобы Дженсен залетел, тяжелая первая беременность, и Джаред чтоб еще больше его хотел. Секс с элементами даб-кона».

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Предупреждения: ангст, драма, hurt/comfort, насилие, элементы BDSM и публичного секса, кинк, секс с использованием посторонних предметов, мужская беременность и появление потомства.
10 ноября 2013, 21:44
ФИЗИКА ТВЕРДОГО ТЕЛА

Джаред приложил раскрытую ладонь к двери, и через мгновение уверенно толкнул ее от себя... Он успел машинально отметить, что поверхность была холодной и ровной – неживой, но Джареду казалось, она пульсирует в такт ударам его собственного сердца. В ушах торопливо стучали обернутые в мягкое молоточки – тук-тук, тук-тук, тук-тук-тук, то и дело сбиваясь со своего спешного ритма.

Напрасно Джаред пытался прожечь, прощупать рукой кусок пространства за плотно закрытой дверью… Позволить себе последнюю, самую важную секунду... Сделать глубокий вдох перед тем, как нырнуть в этот омут – увидеть Дженсена… Своего омегу…

Увидеть было просто необходимо, потому что в груди нещадно пекло от одуряющего, пропитавшего весь дом, запаха…

Увидеть, потому что низ живота тянуло так сильно, что ни о чем другом думать было просто невозможно…

Увидеть было надо, поскольку этого мужчину Джаред успел лишь торопливо рассмотреть на фотографиях в Центре Планирования, куда молодого альфу, вызвали вчера утром, сообщив, что подошла очередь на получение партнера… Наконец-то!.. Он летел, как на крыльях… Нет, он почти бежал на четырех лапах, радостно помахивая несуществующим хвостом, едва не перекидываясь в свою альтер-личность прямо на городских улицах!.. Встреча со своим омегой!.. Да такого ждут долгие годы!.. Их же почти не осталось – настоящих природных омег…

Майкл Далтон, его личный куратор, поспешно поднялся из-за стола и протянул руку для приветствия…

Слишком поспешно…

Ладонь немного влажная…

От него несло пугливой неуверенностью…

Но — почему?..

Джаред исправно перечислял немаленькие взносы, сохранявшие за ним право заказчика первой гильдии… Он никогда и ничего не требовал, не торопил сотрудников Центра и не качал права, хотя ожидать подходящую пару в двадцать пять лет, когда от желания нормального регулярного секса закладывает уши… Для этого нужно иметь просто железное терпение…

Но Джаред старался сохранять спокойствие, наблюдая через интернет, как продвигалась его очередь… Медленно продвигалась! Слишком медленно! В списке Центра состояло несколько тысяч альф, а в месяц распределялось чуть более десятка природных омег… Джаред был далеко не в первой сотне. И вдруг – приглашение…

- Приветствую, мистер Падалеки!.. Присаживайтесь…

Джаред опустился в неуютное офисное кресло, провел руками по холодным металлическим ручкам. Он почти повизгивал от нетерпения, он готов был крутиться волчком у ног куратора, чтобы поскорее узнать: неужели?.. Неужели и для него нашлась омега?.. Он не хотел разговоров, потому что внезапно понял, что почти забыл человеческий язык, даже думать стал по-другому – запахами, звуками, стремительно нарастающим желанием…

- Мистер Падалеки… Джаред… мы сотрудничаем с вами уже много лет…

- Отец купил мне вступление в Центр на совершеннолетие…

- Да, это так… Поэтому заранее прошу извинить меня…

- О чем вы, мистер Далтон?.. Неужели я что-то неправильно понял, ведь в извещении сказано, что - омега… мне нашлась подходящая пара… омега!..

- Всё так, всё так, Джаред… и не… не совсем так…

Внутреннее кружение внезапно оборвалось, и Джаред испуганно замер:

- А как?.. Что тогда это значит?..

- Ваша очередь на получение подходящего партнера, мистер Падалеки, еще слишком далеко… Но мы взяли во внимание ваш активный возраст и сложившиеся обстоятельства… А также то, что вы ни разу не состояли в длительном постоянном партнерстве, исключая тех общественных омег, которых Центр присылает вам на дом дважды в месяц… И памятуя ваш внушающий доверие образ жизни…

- Я вас не понимаю, мистер Далтон…

- Словом, в Центр поступила проблемная омега… Мужчина, 47 лет, супруг погиб месяц назад в автомобильной аварии… И омега очень сильно переживает потерю… Вот его фото…

Куратор разложил перед Джаредом веер цветных снимков, с которых на парня смотрел светловолосый мужчина с теплой улыбкой.

- Красивый… - протянул Джаред.

-Фотографии сделаны незадолго перед трагедией. Сейчас Дженсен не улыбается…

- Дженсен?..

- Его зовут Дженсен Эклз. Бывший муж купил парня в ранней юности на каком-то конкурсе красоты… А поскольку милашка не удосужился подарить ему наследников, то после смерти супруга…

- ... в права вступили кровные родственники альфы – его стая…

- Совершенно верно – братья и сестры погибшего. Они… Они настоятельно попросили Дженсена освободить дом, лишили его права на территорию, а поскольку он природный омега, сейчас его единственный путь…

- … проживать в одном из Центров планирования на правах общественного партнера, чтобы обрести хоть какую-то защиту и не погибнуть… В последнее время участились случаи преступлений в отношении бессемейных омег, ведь так?..

- Вы прекрасно осведомлены, Джаред… Что поделать, современная медицина по-прежнему не всесильна. Можно вызвать течку и приступ непреодолимого желания у беты, но сделать из нее природную омегу — с неповторимым запахом, анатомией, психологией — увы, нельзя, - куратор Далтон посмотрел на Джареда долгим немигающим взглядом, – Поймите, я просто хочу, чтобы вам было легче пережить некоторое время… Ему – забыть, а вам – ждать… Поверьте, Джаред, как только в списках появится подходящий вам по возрасту партнер, Центр рад будет предоставить его вам… Если вы примите Дженсена на передержку хотя бы на год - ваш порядковый номер станет первым в наших списках ожидающих… Итак, мы договорились?..

Джаред посмотрел на снимки омеги: огромные лучащиеся светом глаза, чистый открытый, почти без морщинок лоб, высокие скулы, пухлые, резко очерченные губы…

Альфа-самец внутри Джареда начал в нетерпении рвать человеческую оболочку, чтобы выбраться наружу…

Он сглотнул и кивнул утвердительно.

Календарный год – это три с половиной сотни дней…

Немного.

Но и не мало…

- Ваш сертификат на временное владение омегой Эклзом, мистер Падалеки. Всего хорошего…

… Остаток дня Джаред провел в горячем нетерпении.

Он раз за разом бегал на омежью половину проверить, всё ли готово к приезду Дженсена – напитки и еда в холодильнике, средства гигиены аккуратно разложены по ванной комнате, постель благоухает свежим бельем, компьютер, телевизор, книги…

Покойный отец учил Джареда сдерживать присущую любому альфе агрессивность и, вопреки сложившимся в обществе правилам и устоям, относиться к омегам с максимальной заботой и бережностью. Нельзя сказать, чтобы это давалось Джареду легко. Совсем нелегко!.. Но он очень старался... Ведь даже для альфа-самца Джаред был слишком крупным, и если позволить вырваться наружу своей неистовой природе, то жадное желание обладать, контролировать и физически подчинять, были способны навредить даже самому стойкому и крепкому омеге. Поэтому подсознательно, Джаред всегда старался выбирать таких партнеров, которые бы смогли выдержать его без серьезных последствий для себя... Судя по фотографиям, Дженсен как раз и относился к такой редкой категории... Во всяком случае, Джаред очень-очень надеялся, что это окажется действительно так...

Джаред старался не смотреть в окно, но и без того почувствовал, когда неприметный фургон Центра, в котором обычно развозили общественных омег по домам альф, свернул на его улицу. Звук мотора заглушил в голове все другие звуки…

Дженсен приближался по дорожке, ведущей к дому, в сопровождении сотрудника Центра. Он был значительно выше мужчины, одетого в строгую форменную одежду… Слава богам!.. Обычно на фоне просто огромного Джареда омеги всегда казались слишком маленькими и невзрачными. Сказать такое о Дженсене было нельзя – несмотря на возраст, омега выглядел просто превосходно: широкие плечи, гладкая кожа, никакой седины в светлых волосах… Джаред мысленно поблагодарил сотрудников Центра и в очередной раз усмехнулся собственным предпочтениям, которые никогда и никому не озвучивал… Ведь обычно альфы предпочитали миниатюрных маленьких омежек, которые быстро беременели и боготворили своих супругов… Все знали, что чем крупнее омега – тем строптивее и непокорнее у нее характер. Неосознанно такие омеги вступали в борьбу за власть в семье со своими мужьями, а уж о потомстве и речи не заходило – не беременели даже природные, несмотря на усиленный и регулярный прием лекарственных препаратов… Но… Но как же они были красивы – эти крупные природные омеги!.. С плавными, сильными движениями красивых животных… Они не скулили, не заискивали перед супругами, трусливо поджав хвост… смотрели прямо в глаза… Обладать таким чудесным и роскошным партнером – было мечтой… Мечтой Джареда Падалеки, молодого альфы…

Мечта, в свою очередь, неторопливо поднялась на крыльцо дома, но даже не попыталась поднять руку, чтобы нажать кнопку звонка. Сотрудник Центра позвонил сам и достал из подмышки планшет с документацией на доставленную омегу. От Джареда Падалеки требовалась подпись в получении.

Не успел хозяин дома потянуться к ручке входной двери, как до него донесся дурманящий, ни на что не похожий запах… уютный, пьянящий, знакомый, почти родной… Джареда качнуло, выгнуло, оглушило, и он навалился на проклятую дверь, рванул и почти упал к ногам своих гостей…

Парень попытался исправить неловкую ситуацию приветливо улыбнувшись, но тут же наткнулся на холодный, неживой взгляд того, кто, как выяснилось, и был источником сводящего с ума запаха…

Дженсен Эклз спокойно изучал молодого альфу, не дрогнув ни единым мускулом, не проявив ни малейшего интереса и даже не попытавшись улыбнуться. Вблизи он был еще красивее, этот невероятный мужчина... И Джаред, не поверив в надежность своего обоняния, углубился в документы, проверяя соответствие статусу… Омега!.. Красивый, сильный, просто невероятный…омега… такой одинокий… омега Дженсен Эклз.

Торопливо поставив закорючку в нужной графе, Падалеки протянул ладонь, чуть не повизгивая от счастья и желания:

- Джаред!.. Меня зовут…

- Эклз. Там написано… - не обращая внимания на руку парня, мужчина словно обтек своим телом молодого альфу и решительно шагнул через порог.

Джаред потер ладонь о бедро и смущенно улыбнулся сотруднику сопровождения.

- Ох, и намаетесь, мистер Падалеки… Не моё, конечно, дело… Но, может быть, аннулируем соглашение?.. Передам в Центр, что вы посмотрели-отказались, охота ли терпеть омежьи выкрутасы… Тем более, что этот не психует – другим берет…

Джаред вгляделся в лицо сопровождающего. Белки глаз альфы, казалось, начали отливать светящейся желтизной, а зрачки хищно сузились…

- Кажется, мне пора, мистер Падалеки, ваша подпись получена, документы в порядке… Как говорится, счастливой семейной жизни!..

Лишь только закрылась входная дверь, альфа почуял неладное...

Он резко обернулся и увидел две яростных зеленых точки, прожигающих сумрак прихожей.

- Не боитесь поворачиваться спиной к незнакомцам, мистер Падалеки?..

Джаред попробовал сглотнуть, но горло оказалось сухим и шершавым, словно глаза напротив сумели всего за секунду выжечь из него всю влагу.

- Мы не чужие, Дженсен… Мы должны доверять друг другу… Как партнеры, друзья, супруги…

Правая бровь Эклза скептически уползла вверх:

- Суп-ру-ги?..

- У меня есть официальное свидетельство на право владения… Мы женаты…

- Не советую верить бумажкам… даже официальным… мистер Падалеки. Супругами становятся не на бумаге, а на деле… как и перестают ими быть… Поймете со временем… А сейчас лучше скажите – у меня имеется отдельная комната или вы самонадеянно решили, что я сразу разделю с вами общую кровать?..

Если честно, то Джареду нестерпимо захотелось поджать несуществующий в человечьем обличье хвост и убежать подальше от природного омеги Дженсена Росса Эклза.

Да — вот так...

Да — внезапно...

Да — совершенно забыв, кто в этом доме хозяин и, собственно, имеет все права...

Как видно, Джаред подписал не брачный контракт, а собственный приговор, прельстившись радостями регулярного секса с доступным в любое время сильным омегой… Ха-ха… Доступный омега!.. Уж лучше было ждать положенных по закону редких подачек, чем существовать в одном доме с… этой… невероятной… сукой.

Альфа набрал в грудь побольше воздуха и постарался распрямиться во весь свой немаленький рост – законы природы ещё никто не отменял, кто больше - тот и главный:

- В нашей семье всегда было принято уважать супругов и предоставлять им личную территорию, обустроенную с максимальным комфортом… Эта дверь ведет в вашу часть дома… Там есть всё необходимое…

- Значит, вход на территорию альфы под запретом?..

- Разумеется, нет… Вы можете видеть меня, когда захотите, как и пользоваться всеми имеющимися в доме вещами… Ваше уединение создано лишь для того, чтобы вы могли отдохнуть и отвлечься от неприятных мыслей…

Эклз нехорошо усмехнулся:

- Самое главное – отвлечься от вашего присутствия, мистер Падалеки. Как можно на больший период времени…

Эклз толкнул плечом дверь в свою часть дома, и с силой закрыл ее за собой…

Джаред прижал ладонь к лицу, как будто получил звонкую пощечину…

Развернулся и побрел в свою комнату, хотелось рухнуть на пол, положить голову на вытянутые впереди себя руки и от души повыть на судьбу-злодейку…

Он явно переоценил свои силы.

Абсолютно же ясно: не было омеги, и Эклз… его омегой быть не хочет…

А впереди — целый год...

Бесконечные триста шестьдесят пять гребаных дней, не считая этого...

Ночь тянулась бесконечно, без нормального сна, с полубезумными провалами в темную водянистую дрёму… Джареду хотелось подкрасться на цыпочках к двери «своего» омеги и прислушаться к звукам, хотя бы попробовать догадаться – как он там, в чужом незнакомом доме?.. Совсем-совсем один…

Джаред срывался с места и удерживал сам себя…

Смотрел на свидетельство, подтверждающие право владения, и горько усмехался…

Альфа!..

Отец бы сгорел со стыда, узнав о поведении своего сына.

Видимо, плохо и совсем не тому он его учил...

Безвольный альфа, которого собственные желания растаскивают в противоположные стороны, - настоящая беда для семьи.

С одной стороны, Джареду безумно хотелось подавить норов Дженсена в первые же минуты знакомства, прижать к любой поверхности, вцепившись в загривок, вытрахать из омеги дурь и раздутое самомнение...

С другой стороны, Джаред то и дело вспоминал о полученном воспитании и образовании. Это значило, что старинные обычаи, конечно, дело хорошее, но мир всё-таки меняется, альфы и омеги меняются вместе с ним… Сейчас, наверняка, можно общаться между собой не только инстинктами и телами, но и разумом, словами… Не обращая внимание на природу...

Разговаривать и договариваться…

Джареду очень хотелось верить в достижения цивилизации…

Поэтому ему было совершенно невозможно ввалиться в комнату супруга и предъявлять хоть какие-то требования…

А вдруг Дженсен ждал?.. Если холодная надменность — лишь особенность брачной игры?.. Способ привлечь внимание, вызвать интерес?..

Если решив не предъявлять своих прав, альфа навсегда потеряет авторитет в глазах мужа?..

Всё казалось слишком запутанным...

Первая брачная одинокая ночь длилась и длилась…

Утром Джаред, как и положено гостеприимному хозяину, приготовил завтрак – омлет с беконом, тосты, разлил молоко по высокими стаканам – и замер возле двери Дженсена… Приложил раскрытую ладонь, пытаясь угадать, что в эти минуты происходит с мужем… Да!.. Он будет называть Эклза именно так – муж, супруг… Невозможно думать, что рядом с тобой – чужой… Они должны, как минимум, подружиться…

Джаред негромко стукнул, вошел…

Постель была пуста, сразу видно, что в ней никто не ночевал…

Джаред оглянулся по сторонам и заметил Дженсена, который сидел в придвинутом к окну высоком мягком кресле. Он спал, положив голову на согнутую руку, и солнце блуждало по красивому лицу, зажигая созвездия веселых веснушек…

Вот же!.. Совсем не мальчик, а кажется молодым, даже юным… С лица Дженсена исчезла настороженная, холодная маска умудренного жизнью человека, разгладились легкие морщинки, полуоткрылись мягкие губы… На него хотелось смотреть, любоваться, благоговеть…

Джаред в который раз одернул сам себя.

Что с ним?.. Неужели запах омеги совсем лишил его рассудка?..

Он не должен был так поступать – в обход разума поддаваться инстинктам, лишать своего омегу личной территории, смотреть на него спящего, беззащитного…

Но справиться с собой было невозможно...

Джаред почувствовал, как внутри тела словно просыпается что-то большое, темное, необратимое, такое, с чем невозможно справиться усилием воли.

Он опустился у ног Дженсена - как будто еще глубже нырнул в невыносимо сладкие волны…

Омега не успел смыть минувший день, и альфа мог без труда прочесть его мысли… Его боль, его память, его тоску, его привязанность и любовь… К тому, другому, погибшему альфе…

Чужой запах хотелось стереть, удалить с тела омеги, заменить своим…

Джаред не заметил, как положил ладони на колени Дженсена, легко скользнул по плотным бедрам вверх, накрыл руками пах…

Дурманящий запах усилился, почти ощутимо заструился в воздухе вместе с глубоким выдохом-полустоном, вырвавшемся из груди омеги…

Глаза Дженсена по-прежнему были закрыты, но альфа не мог поручиться, что его муж спал…

Дыхание омеги стало более поверхностным, а мышцы начали постепенно наливаться твердостью, каменеть… Совсем скоро Джаред заметил, как дрогнули длинные ресницы, и готов был поклясться, что Дженсен сильнее сжал веки, чтобы не позволить глазам широко и негодующе распахнуться… Омега, наверно, изо всех сил сдерживал себя, чтобы не отпрянуть, не обнаружить своё присутствие в этой пугающей его неприятной реальности…

А может быть, он просто старался обмануть сам себя – эта строптивая, красивая, глупая омега?.. Представить, что рядом с ним – прежний альфа?..

Пусть окажется, что Дженсен, как и большинство омег, полностью забывается во время секса!.. Пусть он примет его… потому что Джаред уже чувствовал себя так, как будто с него стянули кожу - тело горячо и жадно пылало каждым дюймом, каждой крохотной клеточкой…

Холодность Дженсена могла бы спасти… облегчить страдания… стоит только прижаться как можно плотнее…

Альфа потерся щекой о пах Дженсена - даже сквозь слои ткани ощущалось, что разговоры о скромных размерах большинства омег являются ни чем иным, как предрассудками… Во всяком случае, молодому альфе до сих пор везло – его партнеры оказывались природой не обижены… А уж Дженсен…

Не знай Джаред, что его партнер – природная омега, он бы был абсолютно уверен, что перед ним – если и не альфа, то, наверняка, бета, под завязку накачанная овуляционными микстурами… И лишь на время ставшая мягкой и доступной, но всё же – не омега… Однако паспорт Дженсена снимал всякие подозрения… Вот только деток не было… деток…

Джаред не ожидал, что может издавать такие низкие, резкие рыки…

Он был готов немедленно начать процесс произведения на свет потомства, как бы это цинично не звучало. Природу не обманешь… Значит, прежний альфа в чем-то не совпадал с Дженсеном, если их союз не увенчался появлением детей…

Вот же странность – Джаред испытывал от своих домыслов злорадную, зудящую радость, словно был намерен преуспеть там, где потерпел поражение кто-то другой, менее достойный…

Ничего подобного альфа к общественным омегам не испытывал, словно внутри опускался барьер – не твоё, временное, бесплодное…

Дженсен…

Дженсен! Дженсен!..

Чертов омега с его наркотным, одуряющим запахом!..

Джаред попытался потрясти головой до зеленых искр в глазах… Когда он, наконец, остановился, то понял, что искрами были огромные немигающие глаза Дженсена Эклза, который больше не притворялся спящим, а внимательно смотрел на своего юного мужа.

- Пришел познакомиться со мной поближе? Не терпится?..

Джаред отпрянул назад и уселся задом на собственные пятки.

- Завтрак… на столе… приготовил…

- Мне нужно принять душ…

- Конечно…

Дженсен поднялся с кресла.

Перед лицом и носом Джареда последовательно проплыли мощная спина омеги и такие манящие бедра.

Дженсен действительно умел охлаждать – голосом, взглядом, всей манерой держать себя отстранено и надменно… Словно разговаривал не со своим альфой, а с мальчиком, нанятым в услужение… Впрочем, Джаред и был мальчиком – слишком молодым для Дженсена партнером...

От обиды и огорчения Джаред тяжело вздохнул и повалился головой вперед, уткнулся носом в кресло, в котором ночевал омега, в уютное, теплое углубление… в запах…

Запах! Запах! Запах!

Запах душил, рвал легкие...

А Джаред рвал на себе рубашку, чтобы облегчить дыхание…

Если не воздух – пусть, хотя бы, будет вода…

Есть в этом доме вода?!

Чтобы сунуть разгоряченную голову под холодную струю?!

Лакать, сделав язык лопаткой, почти задыхаясь, тушить пожар внутри!..

Не помня себя, Джаред кинулся на звук льющейся воды, рванул дверь, отпрянул, но тут же решительно шагнул вперед, прямо под тугие струи, встал рядом, притиснулся вплотную к своему омеге – руки на бедра, голову на плечо, грудью - к спине…

Напитанный влагой омежий запах словно стал еще сильнее…

- Дженсен… я хочу…

- Понимаю…

- Хочу… тебя… хочу… хочу…

Дженсен сделал шаг к стене, уткнулся лицом в сложенные руки, прогнулся в пояснице, чуть выпятив задницу:

- Давай…

Джаред ругал себя на все корки…

Он презирал себя…

Он не понимал, как такое могло случиться…

Словно часть его вырвалась из обезумевшего тела и наблюдала со стороны, как молодой альфа выворачивается из набравших воды тяжелых джинсов, как подхватывает, вздергивает вверх бедро омеги, чтобы получше раскрыть задницу, открыть доступ к аккуратной дырочке с плотно стянутыми краями… Альфа лишь проходится по расселине пальцами, он и без того знает, что омега его примет, растянется вокруг его огромного члена, заскулит, а после нескольких неуверенных пробных движений внутрь, станет сам насаживаться, просить, всем телом выражать покорную сладкую благодарность…

Но Дженсен словно застыл под горячими струями…

Тело омеги превратилось в блестящий кусок льда - красивое, глянцевое, безжизненное…

Хочешь – ломай, лопнет с глубокими трещинами…

Хочешь – трахай, если не боишься обрезаться о чужую жгучую боль…

Джаред плотно обхватил рукой свой член, провел по всей его длине, скругляя движения на головке…

Нужно подумать о чем-то другом…

О чем?

О том, чему в школе учили?..

Например, «сила трения возникает между соприкасающимися телами при их относительном движении. Она зависит от силы давления тел друг на друга, от особенностей трущихся поверхностей, от скорости относительного движения, а также не зависит от площади соприкосновения».

А еще во время трения вырабатывается тепло…

«Контактные задачи для тел с тонкими покрытиями и прослойками…»

Тепло может растопить лёд…

Поэтому…

Джаред запрокинул голову и приставил член к анусу омеги…

«Поэтому, Дженсен, мы будем трахаться как можно чаще… Ради твоего же блага… Чтобы прогнать из тебя, растопить смертельный холод…»

Дженсен вздохнул и сильнее прогнулся, оседая на руки Джареда. Он не поднимал лица, просто глубоко дышал, и было видно, как под светлой кожей судорожно перекатываются мышцы.

- Красивый… какой ты красивый, Дженсен…

Джаред надавил на плечи омеги, привлекая его к себе, задавая ритм…

- Я буду часто говорить тебе, какой ты красивый… Как здорово принимаешь мой член… Видел бы ты, как его обхватывает твоя растянутая дырочка… Давай, Дженсен… давай… насаживайся… вот так… до боли… чтобы не думать ни о чем, кроме своего нового альфы… Я буду трахать тебя часто… ты даже себе не представляешь, как часто… очень-очень часто… Буду трахать тебя везде… всегда… ты всегда будешь растянутым, готовым… будешь извиваться, скулить подо мной… кончать… раз за разом… а потом украдкой смазывать свою воспаленную дырочку болеутоляющей мазью… проталкивать в себя пальцы… шипеть…вспоминать и мечтать о моем члене… и ждать, когда я снова закупорю тебя своим узлом… непослушная омега… моя омега…

… Джаред не соврал.

Он старался «увидеть» Дженсена несколько раз в день.

Увидеть наедине, не считая завтраков-обедов-ужинов, за которыми, разумеется, тоже никто не присутствовал... Однако в такие моменты Дженсен умудрялся хитрить: упираться взглядом в экран телевизора, досконально изучать содержимое собственной тарелки, увлеченно рассматривать столовые приборы... Джаред привлекал его внимание не более, чем пыльные картины на стене. Альфа не был даже уверен, что если он исчезнет из жизни Дженсена, в памяти омеги останется хотя бы светлые пятна воспоминаний, какие бывают на стенах после снятия долго висящих картин...

Это было мучительным.

Это рождало жестокость.

Это заставляло Джареда приходить снова и снова, яростно долбиться в Дженсена, словно в наглухо закрытую дверь...

Омега был равнодушен.

Нет, он не отталкивал, не выказывал неудовольствия, только смотрел куда-то за спину альфе... или в потолок... или в своё прошлое... в гребаное «никуда»...

… Прошло больше полугода «счастливой семейной жизни», когда в прихожей начал настойчиво блямкать звонок.

Джаред отпер и увидел на пороге незнакомую женщину, а также представителя Центра Планирования. Мужчина мгновенно повесил на лицо официальную улыбку:

- Джаред Падалеки?.. День добрый! Позволите войти?..

Черт его знает почему, но пускать этих двоих в дом совершено не хотелось. Но и захлопнуть перед их носом дверь было совершенно невозможно.

Джаред чуть отступил, предоставляя посетителям минимальное пространство, и пока они протискивались рядом с ним, успел поймать еле слышный аромат беты и другого альфы — женщины. Она кинула на него быстрый, намеренно приглушенный взгляд, и прошла в гостиную.

Мужчина без обиняков приступил к делу:

- Майкл Далтон помнит о данном вам обещании по поиску подходящего партнера, которого вы должны получить в обмен на временное содержание Дженсена Эклза. Хочу обрадовать: вам не придется ждать еще несколько месяцев. В судьбе омеги, которая в настоящее время живет в вашем доме, произошли перемены... Открылись дополнительные обстоятельства, о которых мы не знали ранее...

- Что вы имеете в виду?..

- Только хорошее, мистер Падалеки!.. Поверьте - только хорошее! Оказывается, прежний супруг Дженсена оставил завещание, касающееся его судьбы, согласно документам его омега имеет право полного наследования имущества, а также права проживания в их доме до самой смерти... Они действительно любили друг друга... Согласитесь, не каждый альфа способен на такую щедрость для своего бездетного омеги... По всей вероятности, погибший очень не хотел, чтобы его супруг оказался в зоне общественной доступности... Ваш союз будет аннулирован, если того пожелает Дженсен...

Женщина-альфа бросила острую улыбку:

- Я пришла забрать домой нашего Дженсена, мистер Падалеки... Последняя воля брата — закон для большой и дружной семьи...

Джаред был растерян.

Их совместную жизнь, наверно, нельзя было назвать счастливой, это так... Но потерять Дженсена по чей-то чужой воле, какому-то желанию какого-то покойного альфы, Джареду совершенно не хотелось... Оставалась последняя надежда:

- Мы должны спросить мнение самого Дженсена...

Дженсен не выразил ни малейшего удивления, увидев гостей дома. Спокойное выражение лица, чуть дрогнувшие уголки губ:

- Здравствуй, Авелина....

- Наш мальчик! Надеюсь, с тобою хорошо обращались здесь?.. Пора вернуться домой!.. Разлука закончилась, Дженсен...

Пожалуй, Дженсен впервые посмотрел Джареду в глаза.

И у альфы перехватило дыхание от этого взгляда, говорившего только то, что Дженсен уйдет... С этими людьми... прямо сейчас...

Потом было что-то ещё...

Помнилось смутно...

Мужчина тыкал перед Джаредом какими-то бумагами, Дженсен и Авелина отправились собирать вещи, горло обожгло алкоголем... широкая спина удаляющегося омеги... закрытая дверь... постепенно стихающий звук мотора...

Запах омеги...

Запах Дженсена становится глуше с каждой минутой...

Если крепко выпить — он, как будто, усиливался...

И Джаред пьет...

Пьет целыми днями, неделями...

Пока не понимает, что это бессмысленно...

Запаха уже нет.

Дженсена уже нет...

Джаред не сразу находит телефон среди раскиданных повсюду подушек и слетевших с кровати одеял — он, хорошенько отдрочив себе, как обычно уснул в бывшей спальне Дженсена, на постели с так и не смененным бельем... Последнее, слабое воспоминание...

- Слушаю...

- Падалеки?..

- Я...

- Это Майкл Далтон, ваш куратор из Центра Планирования...

- Ну?..

- Поздравлю вас, Джаред! Поздравляю — и прошу прощение за дополнительное ожидание. Но, поверьте, оно того стоило!.. Вы можете забрать своего нового омегу в любое удобное для вас время!.. И какого омегу, мистер Падалеки! Вы бы видели этого мальчика! Как говорится, мы объединили усилия, мы — это сотрудники Центра и семья Дженсена, выступившая в качестве спонсоров, — и приобрели вам замечательного юного омегу! Выкупили прямо после окончания закрытого пансиона!.. Вы себе даже представить не можете, каким сокровищем будете обладать!.. Его невинность гарантирована специальным сертификатом, но мы не могли допустить оплошности и провели дополнительные исследования... Мальчик краснел, как майская роза, и уливался стыдливыми слезами, когда доктор лишь прикоснулся к его крошечной дырочке... Вы слышите меня?.. Он такой маленький и хрупкий, что сможет доставить вам исключительное наслаждение... Так когда забираете? Мальчик в большом нетерпении... Я уже показал ему ваши фотографии, Джаред, и он так трогательно сжал ножки и заерзал на мягонькой попочке, оставив на сиденье кресла мокренькое пятнышко... Такая прелесть, мистер Падалеки!.. Я так рад за вас!.. Итак?..

- Через несколько дней... У вас есть возможность пока оставить его в Центре?..

- О, конечно!.. Мальчик будет в полной безопасности, у нас его невинности ничто не угрожает... Я хорошо вас понимаю — нужно организовать торжество, пригласить друзей и родственников... Они будут счастливы за вас, мистер Падалеки!.. Как же они будут счастливы!..

- Угу... готовьте… документы...

Ну... вот... и всё...

Так, наверное, правильно...

Омега с прошлым... Это... не твой вариант, мистер Падалеки...

Жизнь нужно начинать с девственно чистого листа.

Джаред поплелся в ванную комнату, где очень долго стоял под упругими горячими струями, потом с поразительной настойчивостью, водил бритвой по щекам и горлу, почти сдирал с себя кожу жестким полотенцем...

Ему показалось, что решение пришло внезапно, словно в голове рванула яркая вспышка света...

Он должен видеть Дженсена!!!

Прямо сейчас...

Увидеть, чтобы понять: он поступает правильно — они никогда не были и уже никогда не станут настоящей парой...

Увидеть, чтобы удостовериться — у Дженсена всё хорошо... Он даже не вспоминает о своем временном партнере...

Увидеть, чтобы возненавидеть навсегда — холодного, красивого, неприступного... Сейчас — уже по-настоящему чужого омегу...

Машина рванула с места с яростным рычанием...

Адрес он посмотрел в своих же документах - пригород, район богатых особняков, ухоженных газонов и дорогих автомобилей...

Дженсен припарковался на противоположной стороне улицы и долго наблюдал за аккуратным двухэтажным домом. Дорожка – деревья – газончик… Всё, как и положено. Холодная респектабельность.

Внутри тягостно заныло от нехорошего предчувствия.

Яркий солнечный день как будто выцвел и покрылся изморозью, словно Джаред смотрел сквозь заледеневшее стекло. Тело наполнилось мертвой тишиной, в которой замирали привычные звуки улицы.

Джаред не верил в предания о связи между альфами и омегами, но сейчас готов был поклясться, что почувствовал нечто похожее, таким внезапным оказалось болезненное осознание - «Дженсену плохо!.. Его омеге плохо...»

Он вышел из машины и, кинув напряженный взгляд по сторонам, сразу отринул мысль нагрянуть в дом Дженсена через парадный вход. Джаред миновал деревья и кусты, срезал угол, отыскивая запасную дверь.

Окно в гостиной было приоткрыто, поэтому не стоило большого труда увидеть и услышать всё происходящее... Окинуть всю картину разом...

Дженсен стоял посреди комнаты в одном коротеньком передничке, лямки которого терлись о соски, сдавленные зажимами. Авелина впилась наманекюренными пальцами в его щеки, отчего пухлые губы омеги полуоткрылись, как у рыбы, выброшенной на сушу.

- Дже-е-енсен… - почти пропела женщина, наклоняясь к самому уху омеги, касаясь длинными волосами обнаженной груди. – Знаешь, что мне всегда было интересно?.. Мне хотелось понять, что дурак Марвин нашел в тебе… Только ли дело в хорошеньком личике и упругой попке?.. Он так цеплялся за тебя, так боролся… Пошел наперекор всей семье… Ты не знал? О, конечно!.. Ты всегда был слишком поглощен своим творчеством, мазней своих гениальных картинок и не замечал ничего вокруг! Не знал, кто тебя любил, а кто ненавидел… Бедняжка Дженсен думал, что его муженек Марвин женат не на нем, а на работе… А супруг думал, что он слишком безразличен для своего омеги, поэтому работал от зари до зари, как проклятый… Какое единодушие, а?.. Нам было наплевать, что он выкупил тебя, нам было почти всё равно, что Марвин тратит кучу денег на твоё обучение в художественной академии, мы начали волноваться, когда ваша парочка надумала завести проклятых щенков… Но, как ни странно, эта проблема оказалась легко разрешимой…

Джаред впервые увидел на лице Дженсена столько эмоций – они сменяли одна другую в сумасшедшем калейдоскопе – удивление, непонимание, отчаяние, незатихающую боль…

- Помнишь доктора Эртона? Он так усиленно лечил тебя от бесплодия... Ты так доверял ему, что никогда даже не пытался поинтересоваться составом кучи разноцветных пилюлек... Как и положено омеге исправно принимал... Умница!..

Смех женщины раскатился по комнате осколками битого стекла:

- А знаешь, Дженсен, чтобы случилось, окажись ты менее доверчивым?.. Догадался?..

Тело Дженсена превратилось в камень, но он не произнес ни слова.

- До-га-дал-ся... - констатировала Авелина. - А, может, это и к лучшему, Дженсен? Щенки бы отняли всё твоё время, испортили фигуру... К чему тебе они, ведь правда?..

Джаред увидел, как омега на мгновение прикрыл глаза и прокатил кадык по горлу, проглатывая невидимые слёзы. Никто ничего не заметил, просто альфа почувствовал... Он его чувствовал, своего омегу.

- Давай поиграем, Дженсен... Как бы это могло быть... Ложись... Пришла пора становиться папочкой... Я помогу тебе...

Джаред видел, как омега оцепенело шагнул к невысокому столу, осторожно присел и улегся спиной на ровную блестящую поверхность. Нелепый передничек дернулся вверх, окончательно обнажая колени и красивые плотные бедра.

- Умница, Дженсен... Раздвинь ноги, покажи нам себя. Мне кажется, роды уже начались... Твой щенок вот-вот появится на свет...

Омега широко раскинул колени, и Джаред увидел, что в него введена огромная анальная пробка.

- Я вижу его! Уже и головка показалась — чувствуешь?..

Авелина наклонилась над телом омеги и ввела пальцы в его растянутый анус, цепко обхватив пальцами белеющую внутри штуковину. Женщина не собиралась вытаскивать ее, а втискивала глубже и глубже, до упора вгоняла в тело омеги, который старался скрыть за глубоким, шумным дыханием мучительные стоны.

Авелина с упоением трахала Дженсена анальной пробкой, даже не думая останавливаться, словно намеревалась разорвать его:

- Тужься! Ну! Давай! Иначе это навсегда останется внутри тебя!

Дженсен приподнялся на локтях, смотрел безумно, вскидывал бедра, норовя уйти от ударов, от бешеных вколачиваний внутрь себя.

Когда его мучения, по всей видимости, стали невыносимы, Авелина наконец отпустила видимый конец пробки и сжала пальцы на горле Дженсена. Грудь омеги судорожно вздыбилась, он согнулся почти пополам и с влажным чавкающим звуком выдавил из себя продолговатый блестящий сверток.

Обмякнув, Дженсен упал навзничь и зажмурился.

- Посмотрим, кто же тут у нас?..

Женщина склонилась между по-прежнему широко разведенных бедер омеги и подняла упавший на столешницу сверток.

Это была кукла, небольшой пупс, как в кокон, засунутый внутрь презерватива.

- Кажется, это девочка, Дженсен... Поздравляю...

Авелина с улыбкой обернулась к мужчинам, которые наблюдая за всем происходящим, лениво надрачивали члены.

- Наш мальчик стал папочкой...

Авелина разорвала тонкую резину на кукле и вновь вернулась к окаменевшему от мучений и унижения омеге.

- Открой рот, сука, я вобью твоего новорожденного щенка тебе в глотку!.. И запомни: у тебя никогда — НИКОГДА! - не будет другой семьи, кроме нас! Никогда — это значит до самой смерти. Мы с радостью исполним последнюю волю Марвина — позаботимся о его крошке до тех пор, пока ты будешь жив... Только вот жить его омега будет очень недолго, и счастливым это существование назвать будет точно нельзя!.. Но что поделать, так решил твой муженек, переписав на тебя денежки, которые нам тоже очень и очень нужны!

Авелина засунула ноги игрушки в рот омеге и похлопала того по оттопырившейся щеке:

- А сейчас ты отправишься на помойку, выплюнешь туда своё дерьмо и навсегда забудешь даже думать о том, что могло бы быть... Потому что этого в твоей жизни не будет ни-ког-да!..

Джаред сросся со стеной, альфа не мог пошевелиться от всего увиденного и услышанного. Сейчас дверь откроется, и он ворвется внутрь, чтобы разорвать этих тварей голыми руками. Сейчас...

… Дверь открылась, и на заднее крыльцо дома вышел почти обнаженный Дженсен. Из его растянутых, болезненно распухших губ по-прежнему торчала круглая голова резинового пупса. Глаза тонули в слезах, словно на них от нестерпимого жара, сочащегося изнутри, треснула толстая ледяная корка. И сейчас кристаллы льда таяли, превращались в воду и обильно омывали чисто выбритые щеки, то и дело капали на вздымающуюся грудь, сбегали по ней вниз…

В один прыжок Джаред был рядом с омегой. Инстинкты разрывали его. Хотелось ворваться внутрь дома и начать крушить всё, что попадется под руку… Вцепиться зубами в глотки врагам.

Но, может быть, впервые в жизни альфа сумел подавить закипающую в крови ярость. Вместо того, чтобы учинить безжалостную расправу, он одной рукой обхватил почти теряющего сознание омегу, а другой рукой осторожно вынул изо рта мужчины проклятую куклу, и откинул ее подальше в сторону.

Сейчас ничего не было важнее Дженсена.

Дженсена, который плавился в его руках от стыда и бессилия, чувства бесконечного доверия и волны радостного облегчения…

Голый, горячий, родной…

Его любимый омега, которого Джаред не сможет променять ни на кого другого.

Его Дженсен.

- Обопрись о моё плечо, быстро! Машина за углом! Скорее, пока тебя не начали искать!..

… На бейдже – маленьком кусочке блестящего пластика – стояли строгие буквы «Доктор Тайсон».

Джаред прекратил свои нервные мотыляния по больничному коридору, словно налетел на невидимую стенку, и вопросительно вгрязся взглядом в лицо «Доктора Тайсона».

- Что?! – не голос, рык.

- С вашим мужем всё в порядке…

- Рвота, слабость и нежная зелёнь кожи – по-вашему, это нормально?!

- В его состоянии – вполне…

- То есть, все омеги-жертвы насилия выглядят именно так?!

- Я бы сказал, что все беременные омеги выглядят примерно одинаково…

Джаред забыл, как дышать. Он широко открыл рот и жестами попросил безумного «доктора Тайсона» продолжать…

- Мы провели углубленное обследование. С малышами все в порядке… У вашего мужа очень крепкое тело, оно выдержало стрессовую ситуацию без всяких последствий для плодов… Можно сказать, что Дженсен всю жизнь готовился к такому героическому поступку, как поздние роды… Пройдет еще немного времени, и он подарит вам двоих малышей… Берегите силы, Джаред, у вас впереди беспокойное время…

Джареду казалось, что в палату Дженсена он просочился совершенно бесшумно.

Омега лежал на спине, обвитый паутиной прозрачных трубок, и смотрел в потолок.

- По закону ты не имеешь права бросить меня, Джаред… Ты отец малышей природного омеги. Но я понимаю, как противен тебе. Авелина говорила, что Центр уже предоставил новую юную омегу, готовится свадьба, и всё такое… Прости, что я не успел вовремя умереть…

Джаред столбом застыл возле высокой больничной кровати, слушая горькие и страшные признания. Воспоминания о том, как юный омега Дженсен был жестоко изнасилован большой группой обезумевших от его первой течки альф, как нелегко было Марвину найти путь к сердцу партнера, как бывший супруг почти излечил Дженсена арттерапией, дал возможность рисовать свою боль, страхи, мечты. Вернул к жизни и ушел из этой жизни сам.

- Я не знаю, почему мне не удается умереть… Кому и зачем это нужно…

- Знаешь…

Дженсен скосил на мужа огромные, полные теплой влаги, глаза.

Джаред шагнул вперед и сжал безвольные пальцы в своей огромной ладони:

- Дженсен… Ты нужен мне. И очень нужен нашим детям… Нашей семье…

… Вторую половину беременности Дженсен провел в больнице. В его возрасте категорически нельзя было рисковать.

Но не только это заставило Джареда принять подобное решение относительно мужа.

В то время, пока его омега оставался в полной безопасности, альфа мог заняться делами, которые лежали в иной плоскости, чем трепетное ожидание малышей.

Он направился в полицию, в отдел по соблюдению прав природных омег. Родственники Дженсена были арестованы и обвинены по такому количеству нарушенных статей действующего законодательства, что выхода на свободу преступной семейке предстояло ожидать не раньше, чем через десять жизней.

Затем – в Центр Планирования.

Джаред старался не смотреть в лицо мистеру Далтону, пока чиновник восстанавливал официальные документы о законном и постоянном супружестве Джареда и Дженсена Падалеки.

- Мальчик мой, я всегда был с вами в прекрасных отношениях…

- Как и со всеми, кто платит…

- Тот юный омега…

- Чужой омега…

- Ваш муж значительно старше, и у вас по-прежнему есть шанс…

- Мой муж Дженсен совсем скоро подарит мне чудесных малышей. Я полностью использовал тот шанс, что дала мне жизнь… Спасибо…

- Значит, вы…

- Люблю его…

…Как обычно, Джаред летел в больницу словно на крыльях… Да он почти бежал на четырех лапах, радостно помахивая несуществующим хвостом, едва не перекидываясь в свою альтер-личность прямо на городских улицах!.. Встреча со своим омегой!.. Мужем! Ради такого стоило ждать долгие годы!..

Но на этот раз в палату его не пустили.

Джаред оглянулся по сторонам в поисках доктора. Но Тайсона, как назло, нигде не было видно, по коридору торопливо сновали лишь медсестрички. Альфа осторожно потянул за рукав одну из них:

- Омега… Дженсен… из той палаты…

- Рожает!..

Джаред мягко осел на холодный и гладкий больничный пол, который почему-то качался подобно океанским волнам.

- … Колите этому бугаю вторую дозу, точно вам говорю! Иначе оставим малышей сиротами!

- Он, кажется, приходит в себя, Док!

- Джаред! Джаред! Вы слышите меня?! Сейчас я понимаю, почему вы так дорожите супругом! Силы и мужества Дженсена хватит на вас двоих! Нет!!!! На четверых!!!

Вода не только раскачивалась где-то внизу, но еще и била горячими струями из джаредовых глаз.

- М-м-м… - только и смог выдавить альфа, пытаясь порвать рубашку на груди, чтобы как следует вздохнуть.

- У вас родились двое прекрасных сыновей… Пока, конечно, рано говорить, кем они вырастут, омегами или альфами… Но длинными лапами они пока загребают также бессмысленно, как один из их папашек… А глаза – да, глаза у них умные!..

… Осторожно сжимая на руках одного из малышей, Дженсен толкнул дверь, ведущую на омежью половину.

Толкнул – и замер на пороге. Солнце ярко било во все окна, легко проникая сквозь белоснежные невесомые занавеси. Рядом с большой кроватью Дженсена появились две крохотные колыбельки, украшенные расшитым пологом.

- Джа-а-ред…

- Что?! А?! Плохо, да? Не нравится? Ты не бойся, мольберт тоже есть, просто в другой комнате, потому что красками воняет… а тут ты можешь… с малышами…

Дженсен легонько боднул мужа лбом в плечо.

Он изменился после родов, омега Дженсен. Как будто лет тридцать скинул, не меньше. Особенно, когда молоко стало прибывать. На лице разгладились все морщинки, а тело стало мягким-мягким и приятно пахнущим. Со стороны казалось, что Дженсен перестал вовсе смотреть вокруг, полностью сосредоточившись на бесконечном разглядывании малюток. Но Джаред знал, что его муж всё видит и чувствует – шум ветра в кронах деревьев, чьи-то тихие шаги в больничном коридоре, стук большого сердца Джареда и быстрые-быстрые мягкие удары двух других, маленьких сердечек…

- Мне очень нравится, Джаред… наконец-то мы дома…

День пролетел стремительно – пока Дженсен кормил одного, Джаред укачивал другого, когда Дженсен менял подгузник у старшего, Джаред смывал отрыжку у младшего, потом малышей нужно было помыть, вытереть, смазать, одеть в чистое и поразиться внезапно наступившей тишине…

Джаред привычно потоптался у кровати Дженсена и тихонько закрыл за собой дверь, не забыв буркнуть что-то наподобие «спокойной ночи».

В полуобморочном состоянии альфа принял душ и упал в постель, подгребая под себя разом все подушки – под живот и особенно на уставшие за день уши… Ночью Джаред внезапно понял, что укачивает одну из них. Он похлопал подушку по бокам, убедившись, что она точно не начнет пищать, крехтеть и писаться, а потом подоткнул под щеку… Напрасно! Другая щека тут же стала горячей и влажной… Подушка всё-таки описалась, поэтому, как ни крути, а подгузник менять всё-таки придется…

Джаред стал шарить рукой вокруг себя и понял, что лежит в кровати не один. Он подскочил, прижав руку к влажному следу от поцелуя, уселся в постели на задницу и осоловелыми глазами уставился на смеющееся лицо мужа.

Дженсен продолжал улыбаться.

Он улыбался также чисто и открыто, как на старых фотографиях в Центре.

- Ты чего тут, а? С малышами помочь?..

- Помочь… Только с одним большим малышом – их глупым папашкой…

- Дженсен… Ты это брось – долги отдавать… Если живешь в моем доме и числишься по бумагам моим мужем, то это вовсе ничего не означает… Мало ли что там в этих гребаных бумажках написано… Нам вовсе не обязательно, если ты не хочешь…

- Вот как?.. – Дженсен одним движением растянул большой узел на халате. – А если я… хочу?.. Что ты тогда будешь делать?

Джареда не нужно было… не нужно было провоцировать дважды. Он опрокинул Дженсена на спину и уткнулся носом в манящую ямку между плечом и шеей. Сладкий молочный запах ударил в нос, и Джаред понял, что его омега всегда источал только один аромат - аромат ожидания будущего отцовства.

- Дженсен…

- М-м-м?..

- Хочу, чтобы ты знал – я с тобой не из-за того, что ты просто омега, а я просто альфа, не из-за инстинктов всяких дурацких…

- А почему ты со мной?..

-Альфам нельзя говорить о таком, потому что ваш брат начинает вить из нас веревки, наше защитное оружие – грубость…

- Тогда ты останешься наедине со своими секретами… - Дженсен ощутимо вильнул под альфой бедрами, пытаясь то ли вырваться, то ли намеренно проехаться по весьма ощутимому стояку мужа собственным членом.

Бороться было бесполезно.

- Я пропал сразу, как увидел твои глаза на фотографии в Центре, а потом… потом второй раз пропал, когда ты шел по дорожке к нашему дому… затем ты меня размазал словами… а после – я смотрел на тебя спящего… и в дУше… когда злой на тебя был… и каждую ночь с тобой… каждое мгновение…

- Надеюсь, ты понимаешь, что это значит, Джаред?..

- Мы - пара?..

- Не просто «пара», мы - «супружеская пара»… Навсегда вместе, до самой смерти, мой самый лучший альфа на свете…

Джаред глубоко вздохнул, словно освободился, а Дженсен, вместо того, чтобы вырваться, широко развел бедра под телом мужа, впуская в жаркое, мягкое, желанное…

Это было совсем не так, как раньше…

Сейчас Джаред не чувствовал своего Дженсена отдельно от себя, казалось, омега оплетает, врастает, пропитывает их двоих одним запахом, одним разумом, одним желанием…

Так вот для чего нужна связь! Чтобы прийти к гармонии! Запустить умную систему сдерживаний и противовесов!

Джаред нависал и скользил, упирался и отступал, лишь слегка двигался и бешено вколачивался… И Дженсен подхватывал любую мысль, любое желание своего партнера еще до того момента, когда сам Джаред был способен их осознать.

Его омега Дженсен.

Любимый…

… Утро защекотало в носу ярким светом и запахом жаренного бекона.

Джаред разлепил глаза, и в голове одновременно, как лампочки, зажглись сразу две мысли: «Дженсен!», «Дети!»

Никого из них не было ни видно, ни слышно…

Альфа подтянул подбородок к груди, и ощутил свое тело хорошенько измотанным ночным секс-марафоном. Отцовство явно шло Дженсену на пользу, тут двух вариантов быть не могло…

Молодой 47-летний отец с тихой улыбкой смотрел на своего юного мужа, сидя в кресле возле кровати:

- Ты чего, Дженсен?

- Любуюсь…Ты такой красивый, когда спишь… тебе кто-нибудь говорил об этом, а?

- А-а-а… некому было, знаешь ведь… - Джаред элегантно зевнул и смачно причмокнул губами. – Малые наши чего молчат?..

- Сытые…

- Ага… сытые – молчат… Ясно… Но могут и не молчать?

- Могут…

- То есть – не всегда…

- Ага… Это как с их папой. Тут предугадать невозможно. Кстати, я приготовил завтрак… Идем?..

Дженсен поднялся из кресла, и перед Джаредом последовательно проплыла широкая грудь, узкая талия и пленительные бедра, обтянутые свободным халатом. Складки халатика совершенно изумительно очерчивали соблазнительно-круглую задницу Дженсена.

Джаред сглотнул и ощутил, как поджимается низ живота.

- Дженсен…

- Что?

- Отгадай загадку! Если отгадаешь, я исполню твоё желание!.. честно!..

- Ну?!

- Кому в доме двадцать пять?.. Кому хочется опять?..

- Джа-а-ред…

- Да?..

- Я совершенно точно тебя люблю.

~ The end ~