"Холидэй" +57

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Секретные материалы

Пэйринг или персонажи:
Малдер/Крайчек
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, AU
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 16 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от viki-san
Описание:
…Этот кареглазый ублюдок просто потешается над ним! Ведь он заставляет Малдера делать то, что хочется ему, а не Фоксу! Он заставляет его беситься от взгляда и закипать от прикосновения! Он заставляет его выходить из себя только лишь одним взмахом по-девичьи длинных пушистых ресниц…

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
9 февраля 2012, 16:20
Фонарь, подчиняясь резким порывам ветра, раскачивался над их головами…
— Забавно, — усмехнулся Крайчек, слегка скривив губы и задумчиво глядя на жёлтое пятно света, подрагивающее под ногами.
— Что тут забавного? — Малдер старательно пытался скрыть раздражение, ядовитыми каплями просачивающееся в голос. Лёгкий осенний плащ, накинутый в спешке, не спасал от пронизывающего холода, который пробирался под одежду, колол тело тысячами ледяных иголок, проникал в каждый сантиметр кожи, в каждую клетку, заполняя вены и артерии замёрзшим потоком остывшей крови. Фокс с завистью посмотрел на Крайчека, одетого в до тошноты знакомую кожаную куртку, поднятый воротник которой защищал лицо от озверевшего ветра. Руки Алекса, затянутые в чёрные кожаные перчатки, были спрятаны в карманы куртки. Тёплые тёмно-синие джинсы, протёртые на коленях и, по модному, стянутые крупными металлическими булавками, тоже вызывали приступ чёрной зависти. Короче, мерзавец основательно подготовился к поздней холодной встрече… Чего, к сожалению, нельзя было сказать о Малдере…
— Что забавного? — повторил вопрос Фокс, потому, что на поставленный ранее Алекс ответил неопределённой ухмылкой. Крайчек вскинул голову, отбрасывая со лба прядь тёмно-каштановых волос, отросших за то время, что прошло с момента последней их с Малдером встречи. Агент ФБР уже приготовился ещё раз произнести заветную фразу, на которую никак не мог получить ответа, но тут Алекс взглянул бывшему напарнику в глаза так открыто и так смело, как никогда ещё не делал прежде. Кроме смелости в карем взгляде блестела дерзость и вызов. Малдер невольно отстранился от мужчины на полшага. Переборол – это стоило немалых усилий – паническое желание поднять руку и загородиться от карего огня, проникающего в самые далёкие уголки подсознания, в которые, порой, даже сам Фокс не решался заглянуть. Но защищаться не понадобилось. Видимо, насладившись моментом, Крайчек отвёл взгляд.
— То, что вот этот вот фонарь наверху так смахивает на твои любимые игрушки, — Алекс повёл плечом, заставляя косуху заскрипеть. — Ну чем не летающая тарелка, а?
— Издеваешься? — Малдер незаметно – ну, по крайней мере, он на это очень надеялся – сунул правую руку в карман своего плаща. Заледеневшие пальцы – перчатки остались на тумбочке возле входной двери его квартиры – нащупали знакомый холод пистолетного ствола. “Sig-Sauer” 42 калибра, прихваченный второпях. Зная куда, а главное – к кому, он идёт Малдер мог позволить себе не надеть под плащ тёплый свитер, не позаботиться о плотных брюках, забыть перчатки, но остаться без оружия – ни за что! И предпочитал ощущать в своих руках надёжность вороненого ствола. Помогло. Сразу стало как-то увереннее и спокойнее. Фокс не сомневался, что сможет нажать на курок, если понадобиться, если Крайчек сделает хотя бы движение в его сторону. — Ты позвал меня сюда посреди ночи для того, чтобы постоять и поприкалываться?
— Поприкалываться? — наёмный убийца вновь взглянул Малдеру в глаза, уже никак не реагируя на явный испуг мужчины. — Разве я стал бы вытаскивать тебя из постели только ради прикола? Ты слишком плохо обо мне думаешь!
— Я о тебе вообще не думаю! — резко отрезал Фокс, отводя свой взгляд в сторону, не выдержав поединка, кляня себя за слабость и борясь с желанием выхватить из кармана пистолет. Уж слишком велик был соблазн покончить со всем здесь и сейчас раз и навсегда. Слишком уж сильно хотелось побыстрее разобраться с ночным визитёром и вернуться в дом через дорогу в свою квартиру под тёплое одеяло, к женщине, которую он после двухнедельного ухаживания, всё же, затащил в постель… А о Крайчеке ему хотелось забыть, словно о помехе назойливой, раздражающей, но успешно устранённой…
— Не думаешь? — бывший напарник вновь усмехнулся. — Тогда почему ты согласился на эту встречу?
— Потому, что у меня не было выбора, — зло огрызнулся Малдер, передёрнувшись от особо сильного и холодного порыва ветра, едва не сбившего его с ног. Насмешливые слова наёмного убийцы бесили ещё больше, чем его близкое присутствие.
— Не смеши меня! — хохотнул Крайчек, только лишь поплотнее запахнув ворот косухи. — Не было выбора?! Ха! Ты мог просто положить трубку, когда услышал мой голос! Или ты не узнал меня? Что ж, это прискорбно…
— Что тебе нужно? — терпение агента ФБР начало неумолимо иссякать. Темноволосый мерзавец, стоящий напротив, криво усмехнулся.
— Ничего особенного, — безразлично скользнул он взглядом по продрогшему Малдеру, явно любуясь видом уже почти посиневшего от холода мужчины. — Здесь поблизости есть какой-нибудь круглосуточный бар?
Малдеру показалось, что он ослышался. Поэтому, когда Алекс, не дождавшись ответа, развернулся и направился вверх по улице прочь от Фокса, оторопевший агент ничего не смог придумать лучше, чем догнать бывшего напарника и, схватив за плечо, развернуть к себе лицом.
— Ты куда? — злость на Крайчека, всё же, выпорхнула из продрогшего сердца и засела в зелёных глазах осколками колючего льда.
— Хочу немного согреться, — тон, которым двуличный ублюдок ответил на негодующий и растерянный вопрос, привёл Малдера в неконтролируемое бешенство. Схватив Крайчека за грудки – как это удалось Фокс и сам не понял – косуха была холодная и скользкая – он с такой силой рванул Алекса на себя, что тот не удержался на ногах и, вскрикнув, рухнул Малдеру в, не совсем, гостеприимные объятия, умудрившись при этом выставить перед собой левую руку. Фокс почувствовал, что в его рёбра упёрлось что-то твёрдое.
— Что тебе от меня нужно, лживый сукин сын?! — прошипел Малдер прямо в смазливое лицо бывшего напарника, не обращая внимания на то, что протез, служивший Крайчеку вместо левой руки, всё глубже и глубже вдавливается в продрогшую плоть Фокса, не смотря на плащ и тонкую футболку. То, что Алекс даже не пытается высвободиться из захвата, отстраниться и отскочить, агента не интересовало вовсе.
— Успокойся, — голос шатена был настолько миролюбив, что от неожиданности Малдер разжал руки. Крайчек не отошёл ни на миллиметр, касаясь щеки Фокса своим дыханием. Мужчина отшатнулся. Да что, чёрт побери, происходит?! Этот кареглазый ублюдок просто потешается над ним! Ведь он заставляет Малдера делать то, что хочется ему, а не Фоксу! Он заставляет его беситься от взгляда и закипать от прикосновения! Он заставляет его выходить из себя только лишь одним взмахом по-девичьи длинных пушистых ресниц…
Тьфу!!
“Мать вашу! Куда меня понесло-то?!” — Малдер готов был схватиться за голову от осознания того, что мысли приняли совершенно ненормальный характер, но вовремя одумался – Крайчек стоял напротив и, судя по всему, чего-то ждал.
— Ну, ладно, — гримаса, исказившая лицо Фокса, больше всего походила на ухмылку голодной акулы, а не на снисходительную улыбку. — Идём. Есть тут одно местечко.
— Надеюсь, там приличная водка, а не то пойло, от которого блевать тянет! — усмехнулся Алекс, изучающее рассматривая сдавшегося агента ФБР.
Малдер шипя, собрал всю свою волю в кулак, чтобы удержаться и не настучать бывшему напарнику по лохматой голове. Ублюдок точно нарывается! И, если будет продолжать в подобном
духе – обязательно нарвётся! Сначала на кулак, затем – на пулю!
Чтобы не пристрелить Крайчека прямо напротив собственного дома, Фокс обогнул наёмного
убийцу по широкой дуге – ни за что не коснуться косухи! – и направился вверх по улице.
Он шёл быстро, чтобы хоть немного согреться, преодолевая желание подышать на окоченевшие руки. Малдер не оглядывался, затылком чувствуя взгляд Алекса, последовавшего за ним. Фокс так и видел этот нахальный смеющийся взгляд, которым Крайчек касался его спины, взгляд, который пробирался по тонкий осенний плащ, скользил по коже, обволакивал, словно густая нуга…
Малдер споткнулся. Да что за придурошные мысли лезут в голову?! Вот уж чего он себе точно НИКОГДА не представлял, так это то, как взгляд Крайчека скользит по его коже!
— Осторожно! — раздавшийся сзади смеющийся возглас заставил Фокса вцепиться в рукоять пистолета с такой силой, что заледеневшие пальцы обдало теплом. Похоже, наутро останутся синяки! Алекса, ухмыляющегося своей по-детски невинной улыбкой, спасло только то, что из-за ближайшего поворота вынырнула троица, типов весьма сомнительной и, уж точно, бандитской наружности и, бросая на, застывших друг напротив друга, бывших напарников, подозрительный колючие взгляды, скрылась в очередной подворотне.
Малдер стиснул зубы и вновь почти побежал по улице – ветер разошёлся окончательно и теперь швырял в лицо ледяные капли ночного воздуха.
— Довольно неспокойное место ты себе выбрал для жилья! — насмешливый комментарий заставил снова замедлить шаг.
— Такое же, как все остальные, — бросил через плечо Малдер, ища глазами знакомый переулок, списывая какую-то странную неловкость, охватившую его в тот миг, когда Алекс, наконец, поравнялся с ним на повороте, на осточертевший холод. — Если тебя пугает местная шпана – можешь дать в морду тому, кто обозвал тебя профессиональным киллером! Тебе наврали!
— Ну зачем же так сурово? — Алекс шёл рядом с Фоксом, пытаясь заглянуть в лицо бывшего напарника. Малдер невольно вспомнил, что пока они работали вместе, он не раз ловил взгляд Алекса на своих губах… Интересно, что бы это значило? Может, спросить, раз уж такая возможность представилась?.. Мля! Вот только извращенских вопросов он мужикам не задавал! И так уже трясёт от присутствия кареглазого ублюдка, а если ещё расспрашивать его приняться – совсем плохо станет!
— У тебя, что, был тяжёлый день? — такого издевательства Малдер простить уже никак не мог! Умудрившись вновь ухватиться за ворот косухи он притянул Алекса к себе – второй раз за ночь! Это начинает попахивать интимом, мать его! — затем отшвырнул его к стене серого трёхэтажного дома, прижал к каменной кладке и прорычал, борясь с горячим желанием выбить мозги самодовольному хмырю:
— Или ты говоришь, какого хрена тебе от меня надо, или я пристрелю тебя на месте, паскуда!
— Но-но! — Крайчек сделал попытку освободиться, но Фокс с такой силой встряхнул шатена, приложив его при этом об стену, что тот клацнул зубами от неожиданности и зашипел от боли – по прикушенной губе потекла струйка крови.
— Считаю до двух, — спокойно произнёс Малдер, заворожено глядя на алые капельки, выступившие на обветренной коже губ Крайчека. Почему-то агенту захотелось, чтобы этих капель стало намного больше.
— Я просто хочу с тобой выпить, — просипел Алекс, так и не вывернувшийся из захвата Фокса.
— А с чего ты решил, что я захочу с тобой пить? — сузил глаза мужчина, отмечая, что холод позволяет ему не только держаться прямо, не сгибать спины и не приближаться к лицу наёмного убийцы, но и сводит руки, отчего разжать кулаки почти невозможно. — Единственное, чего я сейчас хочу – размозжить твою голову об стену!
— А если я скажу тебе, что у меня имеется информация, которая может тебя заинтересовать? — Крайчек усмехнулся. — И для того, чтобы получить её тебе нужно просто посидеть со мной в баре?
— Что у тебя может быть? — зло рассмеялся Малдер прямо в лицо бывшего напарника. — Ни черта у тебя нет! Лживый ублюдок!
— И ты не хочешь слышать даже о… Саманте?.. — Алекс вскрикнул вновь впечатавшись в серый камень.
— Что тебе о ней известно?! — Фокс, уже не задумываясь о дистанции, притянул Крайчека к себе так близко, что почувствовал взволнованное дыхание бывшего напарника на своей коже.
— Сначала – выпивка, — насмешливо произнёс Алекс, наверняка подозревая о том, что рискует смертельно. — Затем – информация.
Нехотя, Малдер разжал кулаки. Крайчек, одёрнув сбившуюся косуху и поправив перчатки, ухмыльнулся и сделал жест правой рукой, приглашая продолжить путь. Агент, скрипнув зубами и до боли вцепившись в рукоять пистолета, всё ещё спрятанного в кармане, оттолкнул наемного убийцу плечом и быстро пошёл по направлению к выходу из проулка.


В полутёмном баре, как и всегда, было немноголюдно. Парочка в кабинке, освещённой настенным бра красноватого оттенка, трое мужчин, примостившиеся на высоких стульях, по форме напоминающих бокал для шампанского у стойки и афроамериканец-бармен, с невозмутимым видом протирающий пивную кружку.
Хмуро кивнув бармену Малдер, не останавливаясь, прошёл к дальней кабинке и плюхнулся на обтянутый бордовой кожей диван. Крайчек, ловко лавируя между расставленных по залу столиков, последовал за ним.
— Ну? — Фокс прилагал огромные усилия для того, чтобы сохранить приличие и не заорать на бывшего напарника от нетерпения в голос. Алекс произнёс волшебное имя Саманты и, поэтому, Малдер не мог позволить себе роскошь просто так отпустить кареглазого мерзавца. Даже, если Крайчек обладал информацией, которая Фоксу была уже известна – нужно было проверить – что именно наёмник знал.
— Я буду водку, — спокойно отозвался Алекс, вольготно развалившийся на кожаном диване, не обращая никакого внимание на нетерпение, тёмными волнами расходившееся от агента. — Двойную.
От встречи со столом смазливую физиономию шатена спасла только официантка, подплывшая к ним. На стройной невысокой девушке была белая футболка с бордовыми треугольными вставками и обтягивающие бриджи чёрного цвета – униформа, которую хозяин бара выбрал для своих сотрудников, была практичной и сексуальной одновременно. Светлые волосы официантки, собранные на затылке в длинный хвост, упругими завитками рассыпались по плечам и спине. На розовом бэйджике в форме неправильного ромба, который был прикреплен к вороту футболки, Фокс прочитал имя: Джилл.
— Привет, мальчики! — Джилл улыбнулась белозубой дежурной улыбкой и с готовностью распахнула небольшой блокнот для записей. — Что будем заказывать?
— Двойную водку и бурбон, — буркнул Малдер, нехотя отводя глаза от высокой груди девушки, обтянутой белой футболкой и вспоминая про женщину, оставшуюся под его одеялом… Нужно будет как можно быстрее разобраться с Крайчеком и вернуться домой до того, как Меридит проснётся… Фоксу хотелось получить ещё одну порцию секса до утра – и для того, чтобы согреться после ночной беготни, и для того, чтобы прогнать мерзкие мысли, которые появлялись после каждого взгляда на самодовольное лицо Алекса.
— О’к! — ещё раз сверкнула зубами Джилл, демонстрируя крохотный бриллиантик, вставленный в верхний правый клык, и поспешила к барной стойке – выполнять заказ.
— Тебе больше нравятся блондинки или брюнетки? — спросил вдруг Алекс, провожая насмешливым и оценивающим взглядом удалившуюся девушку и отправляя в рот фисташку из стоящей на столе чашки. Малдер в полных непонятках уставился на бывшего напарника.
— Чего? — Фокс вновь решил, что ослышался. Крайчек встретил недоумевающий взгляд мужчины и усмехнулся – ему явно доставляло удовольствие видеть замешательство и злость, сквозившие в зелёных глазах.
— Или ты предпочитаешь рыжих? — Алекс прищурился, бросая вызов самообладанию Малдера. Затем, видя, что агент пока не решается вытащить пистолет и размазать его мозги о кожаный диван, Крайчек, разжевав ещё одну фисташку, поинтересовался, как бы между делом:
— Ты спишь со Скалли?
Это была последняя капля терпения, переполнившая и без того неглубокую чашу. Малдер рванулся на встречу темноволосой сволочи и с чувством приложил Крайчека об столешницу.
— Эй! Эй! — бармен отреагировал мгновенно, отложив в сторону тряпку, которой полировал кружку, и приготовился выйти из-за стойки и разобраться с шумной парочкой. — Хотите драться – выметайтесь на улицу!
— Всё в порядке, Стив! — отозвался Малдер, с сожалением разжимая руки и позволяя Алексу откинуться обратно на спинку дивана. Бывший напарник преспокойно одёрнул воротник косухи и закинул в рот очередную фисташку. Малдер скрежетнул зубами и, сверля шатена свирепым взглядом, отодвинулся как можно дальше от наёмного убийцы. Бармен Стив удовлетворённо хмыкнул и вновь занялся кружками, не переставая при этом наблюдать за дальней кабинкой.
— Так вы с ней трахаетесь или нет? — казалось, Крайчек не понимает намёков.
— Не твоё собачье дело с кем я трахаюсь! — громче, чем хотелось бы, огрызнулся Малдер. Джилл, переждавшая около бара вспышку агрессии Фокса, оценившая ситуацию как вполне пригодную для выполнения заказа и подошедшая к их столику для того, чтобы сгрузить с подноса две стопки с выпивкой, бросила на агента и Алекса заинтересованный взгляд, но промолчала и, поставив свою ношу на стол вновь ушла к стойке.
— А с этой малышкой ты бы переспал? — Крайчек поднёс свою стопку с водкой к губам и залпом выпил алкоголь. Малдер решил не отставать от Алекса и тоже влил в себя бурбон – скорее для того, чтобы согреться, а не для того, чтобы составить кареглазому подонку компанию.
— Тебя что, так интересует моя сексуальная жизнь? — Малдер с удовольствием почувствовал, как тепло от спиртного разливается по окоченевшему телу, прогонная часть злости на бывшего напарника и заменяя её сильным раздражением.
— Ничуть! — хохотнул Алекс, вновь занявшись фисташками. — Просто стараюсь поддержать разговор. Ну так переспал бы или нет?
— Пожалуй, — согласно кивнул Фокс, решив, что от одного ответа его не порвёт. Крайчек удовлетворённо хмыкнул.
— Повторим? — Алекс, усмехнувшись, вновь взглянул Малдеру в глаза и кивнул на пустые стопки.
— Если ты через секунду не скажешь мне, что тебе известно о моей сестре – можешь считать себя трупом! — утробный рык, сорвавшийся с губ Фокса никак, не мог быть похож на проявление дружелюбности.
— Ты всегда так нетерпелив? — издевка, прозвучавшая в двусмысленной фразе вновь вывела Малдера из себя. Но на этот раз Крайчек не стал дожидаться очередного тычка в стол и быстро достал из внутреннего кармана куртки – уже расстёгнутой, кстати – маленькую коробочку из-под компакт-диска. Повертел её между пальцев правой руки и приподнял над столом, демонстрируя Фоксу.
— Что это? — почти брезгливо поинтересовался Малдер, не спеша отбирать футляр. Вернувшаяся было злость, сменилась болезненной заинтересованностью и агент чувствовал, что сердце начинает биться быстрее, чем следовало бы.
— Записи с камер наблюдения одной из Бостонских клиник, — безразличным тоном отозвался Алекс, внимательно наблюдая за реакцией мужчины. — Посмотри на досуге, может быть, найдёшь для себя что-нибудь интересное… — он бросил коробку на стол перед собой.
— Это всё? — помедлив, Фокс осторожно взял в руки пластиковый квадратик и испытывающее взглянул бывшему напарнику в карие глаза.
Вместо ответа Крайчек хмыкнул, насмешливо вскинул бровь и быстро поднялся из-за столика, держась так, чтобы Малдер не смог до него дотянуться. Оторопевший Фокс не успел и глазом моргнуть, а бывший напарник уже ловко пробирался между столиков к выходу. Опомнившись, Фокс, в спешке, бросил на стол мятую купюру, расплачиваясь за выпивку и кинулся, было, следом за шатеном, но Алекс, тем временем, уже успел выйти на улицу.
Выскочив из тёплого помещения бара и едва не влетев в контейнер для пустых бутылок, стоящий около двери, Малдер приготовился вцепиться в отворот косухи – чем чёрт не шутит, может и на третий раз удастся?! – но Крайчека, как ни странно, уже и след простыл. Со злостью сплюнув себе под ноги, Фокс обвёл разочарованным взглядом пустынную ночную улицу, повертел в руках коробку с диском, и, запахнув поплотнее лёгкий плащ, быстрым шагом отправился обратно к своему дому.


Прикованную к носилкам девочку вновь и вновь проносили под глазком камеры, словно бы стремясь запечатлеть понадёжнее. Растрёпанные длинные волосы закрывали лицо, но Фокс с болью в сердце – с болью щемящей и никуда не девшейся за столько лет – узнал знакомые каштановые локоны, ставшие на чёрно-белой пленке совсем тёмными.
Раз за разом просматривая шестисекундную запись, жуткого качества и забитую помехами, но вполне отчётливую, Малдер ловил себя на мысли, о том, что почти отказывается верить в то, что девочка, лежащая на больничных носилках, привязанная к ним толстым резиновым жгутом, обхватившим её талию и бедра, может оказаться его сестрой, но вглядываясь в почти невидимые черты лица, рассматривая изгибы ключиц, явно проступающих под белой ночнушкой, провожая взглядом бледную руку, безвольно упавшую с носилок, Фокс всё сильнее и сильнее убеждался в том, что это – Саманта.
Дата в левом верхнем углу монитора добавляла безысходности, заставляя смириться с неопровержимой истиной: двадцать восьмое ноября 1973 года…
Старая плёнка, переписанная на новый диск и попавшая в руки к Фоксу через его заклятого врага, не давала уснуть вот уже на протяжении четырёх ночей, врываясь в дрёму за столом, подобно тайфуну из воспоминаний. Звонок в Бостон не пролил свет на происходящее – слишком мало было примет для того, чтобы определить клинику, в которой была сделана запись. Малдер сутками пропадал в электронных архивах Бюро, перерывал мегабайты информации, просматривал сотни фотографий из больниц, поднимал карты пациентов, в надежде найти зацепку, пролистывал личные дела работников, но ничего не получал…
Скалли, обеспокоенная странным – намного страннее, чем обычно – поведением напарника, попыталась выспросить причину столь сильного волнения, граничащего с паникой, которая уже готова была охватить мужчину, но Фокс, принявший решение разобраться с появившейся плёнкой самостоятельно, ничего Дане не сказал. Только лишь отшутился на счёт невообразимого хаоса в базе данных Бюро…
Малдер уже минут пять вертел в пальцах небольшой листок бумаги, сложенный вчетверо и выпавший из коробки с диском, когда Фокс её открыл. На листке было только несколько цифр – номер телефона? Код банковской ячейки? Комбинация к электронному замку? — и больше ничего. Стоя напротив окна своей квартиры и отсутствующим взглядом провожая людей, проходящих по другой стороне улицы, Малдер никак не мог принять решение, над которым раньше и не задумался бы – речь шла о Саманте, здесь Фокс не мог позволить себе медлить. Но теперь, понимая, что он должен сделать для того, чтобы получить ещё хоть какую-нибудь информацию, позволяющую распутать подвернувшийся клубок, агент поймал себя на мысли о разумности предпринимаемых мер. Стоит ли?..
— Стоит! — зло пошипел Фокс, выхватывая из кармана брюк сотовый и быстро набирая комбинацию из цифр, написанных на листе. Не успев подумать о правильности принятого решения, Малдер уже слушал длинные гудки в трубке и мрачно ликовал от того, что догадка о номере телефона оказалась верной.
— Да? — знакомый голос, раздавшийся из динамика, заставил мужчину болезненно поморщиться.
— Нам нужно встретиться! — резко бросил в трубку Фокс, не оставляя себе путей к отступлению.
— Через час в мотеле “Холидэй”. Шестой номер, — и короткие гудки обозначающие отбой.
Выбегая из квартиры Малдер, на всякий случая, проверил пистолет в кармане пальто – к чёрту кобуру – слишком заметна! – и отогнал то себя назойливую мысль о том, что напросился на свидание…


Осенью темнеет рано. Поэтому, подъезжая к мотелю “Холидэй” около девяти вечера, Фокс включил фары. Свет выхватил чистый двор перед длинной одноэтажной постройкой, разделённой на комнаты. Завернув на стоянку, припарковавшись между тёмно-зелёным пикапом и голубым “Доджем”, Малдер заглушил мотор. Посидев немного в машине, унимая непонятную дрожь в руках, появившуюся почти сразу после того, как он засунул сотовый обратно в карман, Фокс решительно распахнул дверцу и быстро прошёл по двору. Ища глазами дверь с номером “6”, Малдер ещё раз прокрутил в голове плёнку, на которой был запечатлена Саманта и откинул прочь подкравшееся сомнение! Всё верно! Он должен получить ответы любой ценой!
Коротко постучав в нужную дверь, Фокс замер на пороге. Ответом ему послужила издевательская тишина. Чувствуя, что вновь начинает закипать, агент дёрнул за ручку. Не заперто! Быстро вытащив из кармана пальто пистолет, Малдер с силой толкнул дверь и ввалился в номер.
Крайчек сидел в кресле у зашторенного окна, закинув ногу на ногу, направив ствол с глушителем прямо Малдеру в лицо и выжидающе вскинув брови.
Фокс замер на пороге, не зная, чего следует ожидать от бывшего напарника.
— Может быть, мы уберём оружие, закроем дверь и поговорим как цивилизованные люди – пропустив стаканчик виски и не набив друг другу морды? — Алекс кивнул на бутылку, стоящую на журнальном столике. Малдер помедлил, оценивая ситуацию, а затем согласно кивнул, притворил дверь за своей спиной и повернул защёлку замка. Пистолет из своих рук агент не выпустил.
— Великолепно! — усмехнулся Алекс и положил своё оружие на резной подлокотник кресла. — Присаживайся! Думаю, что ты пришел для разговора.
— Я пришёл для того, чтобы выбить из тебя информацию о плёнке, — огрызнулся Фокс, чувствуя себя до ужаса неловко, словно девственница во время первой брачной ночи. Мысленно дав себе пинка за столь, мягко говоря, нестандартное сравнение и обматерив ухмыляющегося Крайчека, Малдер решительно прошёл вглубь комнаты и плюхнулся в кресло, находящееся напротив наблюдающего за ним Алекса и отделённое от кресла бывшего напарника лишь упомянутым журнальным столиком с бутылкой виски.
— Лёд? — шатен поднялся на ноги и направился к небольшому бару, на котором стояла пара невысоких квадратных стаканов и маленькое ведёрко со льдом. Фокс поборол желание въехать осточертевшему подонку рукоятью пистолета по затылку, оттащить бессознательное тело в ванную и, приковав к трубе наручниками – прихваченными с собой, кстати – выбить пинками всё, что Крайчеку было известно. Скрипя зубами, он наблюдал за тем, как Алекс раскалывает лёд на небольшие кусочки длинным тонким ножом, как сверкающие кубики падают в стакан. Заметив, что наёмный убийца действует только правой рукой, Малдер мстительно усмехнулся – мысль о том, что Крайчек является счастливым обладателем пластикового протеза, доставляла Фоксу какое-то извращённое удовлетворение.
Тем временем, Алекс закончил свои манипуляции со льдом и, вернувшись в кресло, протянул Малдеру стаканы, держа оба в одной руке. Вздохнув, Фокс понял, что разливать спиртное придётся ему. Быстро отвинтив крышку, он плеснул янтарной жидкости сначала в один стакан, затем в другой, предварительно поставив их на столик. Крайчек молча поднял свою тару, отсалютовал и пригубил виски, явно смакуя вкус алкоголя.
— Ты так и будешь молчать, пьянь русская? — стараясь, чтобы нетерпение не просочилось в ехидную фразу, Малдер смерил Алекса мрачным взглядом.
— Запись, которую я тебе передал, сделала камера Второй Окружной больницы Бостона, — слова, словно бы нехотя срывались с обветренных губ Крайчека. — Двадцать восьмого ноября 1973 года в четыре часа утра в приёмный покой поступила девочка примерно восьми лет с сотрясением мозга. Своего имени и фамилии она назвать не смогла, так как была без сознания. Через полчаса после того, как ребёнка отвезли в палату, девочка пропала. Свидетелей нет, запись о приёме уничтожена, медицинская карта изъята во время одной из поверок министерством Здравоохранения, так как была признана фиктивной. Единственное доказательство того, что девочка была в больнице – эта, чудом сохранившаяся, запись… А ты, как мне помнится, в чудеса веришь.
Фокс, внимательно слушающий повествование, вздрогнул и поднял глаза на Алекса. То, что его сестра была доставлена в Бостонскую больницу в тот же день, когда была похищена из их дома – и оказалась она в палате явно для того, чтобы замести следы – стало откровением, которое, вполне возможно могло приблизить Малдера к разгадке тайны исчезновения Саманты. Фокс умел искать и находить нужные пути. И теперь растерянность и неопределённость сменились твёрдой уверенностью – куда бы ни вели ниточки из больницы, агент ФБР приложит все свои усилия для того, чтобы зацепится за, пусть и призрачный, но след.
— Есть что-то ещё? — Малдер потянулся к бутылке и налил себе полстакана виски, отмечая, что совершенно не заметил, как допил предыдущую порцию.
Алекс отрицательно качнул головой.
Фокс отпил немного и хмуро уставился на бывшего напарника.
— Тебе нужна был эта встреча только для того, чтобы сказать мне то, что ты мог сказать в том баре? — насмешливо поинтересовался Малдер.
Алекс, словно только и ждал этого вопроса.
— Нет, — усмехнулся наёмник. — Мне нужна была эта встреча для того, чтобы получить плату за свою информацию.
Фокс фыркнул.
— Единственная плата, которую ты получишь – это то, что я оставлю тебя в живых. Просто из вежливости.
Алекс вскинул бровь.
— Из вежливости? — теперь уже шатен потянулся к столику за добавкой выпивки. — Неужели только поэтому?
— Нет, не только, — согласно кивнул Малдер. — Я не хочу марать о тебя руки, двуличный ублюдок!
— Давай не будем переходить на личности, — поморщился Крайчек. — Прими во внимание то, что я ни разу не оскорбил тебя.
— Да, ты просто неоднократно пытался меня убить, — с сарказмом отозвался Фокс, чувствуя, что посиделки стали приобретать специфический характер. — Ну, и что это за плата? Что тебе нужно? — Малдер решил побыстрее покончить с надоевшим ему обществом Алекса.
— Секс.
— Ты хочешь, чтобы я снял тебе шлюху?! — Фокс едва сдержал рвущийся наружу хохот.
— Нет. Я хочу снять тебя.
Фокс не сразу поверил своим ушам, а когда до него дошёл смысл ответа Крайчека, то Малдер заржал в голос.
— Трахни себя сам! — абсурдность и несуразность происходящего не укладывалась в голове и Фокс, дабы не засорять своё, и без того захламлённое, сознание, просто решил подняться на ноги и уйти, избавляя себя от дальнейшего сумасшествия.
Как только он сделал шаг в сторону двери, Алекс молниеносно взвился с кресла, налетел на бывшего напарника подобно разъярённому торнадо и, почти не встретив сопротивления со стороны растерявшегося Малдера, абсолютно не готового к такому повороту сюжета, с силой, неожиданной и несокрушимой, пихнул Фокса спиной на кровать, стоящую метрах в пяти от окна. Упал сверху, придавив мужчину к кремовому покрывалу, надёжно зафиксировав и пресекая любые попытки вырваться, прижимая бёдра Малдера к своим.
— Какого хрена?! — Фокс взбрыкнулся было под Алексом, но замер, почувствовав у своего левого виска холод пистолетного ствола. Скосив глаза он понял, что оружие, которое Крайчек наставил на него, собственно ему – Малдеру – и принадлежит – не узнать родной “Sig-Sayre” было бы попросту стыдно. Агент тихо застонал – прошляпить миг, когда твоё законное оружие выхватывают из рук – нужно быть полным идиотом для этого!
— Удивлён? — Алекс выдохнул насмешливое замечание прямо в лицо Фокса. Левая ладонь наёмного убийцы неожиданно вцепилась в волосы Малдера, запрокидывая голову навстречу ехидному карему взгляду. Перехватив недоумение, с которым Фокс попытался уставиться на изуродованную конечность, Крайчек небрежно пояснил:
— Не обращай внимания. Всего лишь новейшая нано-разработка. Вживлённые в мышцы здорового участка плоти чипы передают импульсы, посылаемые мозгом, на датчики, расположенные на силиконовом протезе с титановыми костями и подвижными соединениями. Мечта любого андройда – почти живая и действующая конечность. Стоило её спрятать от тебя, не так ли? Может быть, зная о моей новой руке, ты бы проявил большую осторожность?
— Слезь с меня, придурок! — прошипел Фокс, понимая, что находится в почти безвыходном положении – Алекс не позволял ему даже шевельнуться, заломив руки за голову и просунув своё колено между его ног. Горячее дыхание бывшего напарника обжигало висок Малдера, прямо поверх пистолетного ствола.
— Ты думаешь, что я так просто отпущу тебя? — насмешливо поинтересовался Крайчек. — Я займусь с тобой сексом и, поверь, будет это уже очень скоро!
— Иди в задницу! — сквозь зубы процедил Малдер, стараясь вложить в тихое рычание как можно больше ненависти.
— С удовольствием! — плотоядно оскалился Алекс. — А сейчас – тем более – с твоего разрешения. Признайся, ты ведь тоже этого хочешь!
— Я тебя не хочу! — злость на самого себя вырвалась вместе с яростным ответом.
— Уверен? — шатен вновь запрокинул голову Малдера, умудряясь при этом не выпустить и его рук, и сорвал поцелуй с приоткрытых губ.
— А теперь? — наблюдая за тем, как Фокс ошеломлёно хватает ртом воздух, после того, как Крайчек позволил ему вновь дышать, Алекс победно улыбнулся.
— Пшёл вон от меня, сраный извращенец! — Малдер уже готов был закричать от собственного злого бессилия, от понимания неоспоримого превосходства Крайчека и от того, что сложившаяся ситуация заставляет Фокса не только сходить с ума от бешенства, но и испытывать какое-то ненормально возбуждение. Вот уж в чём Малдер бы ни признался даже под пыткой, так это в том, что его может возбудить Крайчек, придавивший его к кровати в съемном номере мотеля! — Иначе я пристрелю тебя!
— Твоя пушка у меня, не забывай об этом, — хрипло мурлыкнул Алекс, на ухо Фоксу погладив
его висок пистолетным стволом, видимо, напоминая, о том, кто тут главный. — И, поверь, я знаю, что ты ни за что не пристрелишь меня.
— Хочешь проверить? — Фокс попытался успокоиться и взглянуть на всё происходящее трезво. Не получилось – какая-то часть Малдера упорно не желала верить в то, что на нём – на агенте ФБР с почти двенадцатилетним стажем и с определённо гетеросексуальной ориентацией – сейчас лежит его бывший напарник и признаётся в том, что хочет заняться с ним сексом. И ладно, если б на месте Крайчека была Скалли – тогда Малдер сопротивлялся бы менее активно, ну или не сопротивлялся бы вообще! А тут… Бред! Просто бред! — Тогда отдай мне оружие и посмотри, что будет!
Алекс тихо рассмеялся.
— Я лучше посмотрю, что будет после вот этого, — и, не смотря на то, что Малдер отбивался как мог, всё же, впился в его рот поцелуем.
— Я придушу тебя! — почти прошептал Фокс, когда его губы, наконец, вновь получили свободу. — За это – я клянусь тебе – придушу! – Малдера уже вовсе не заботило то, что отчаянная злая дрожь прокралась в его срывающийся голос.
— Скажи что-нибудь менее предсказуемое, — скривился Крайчек, прижавшись щекой к виску мужчины и испытывающее глядя тому в глаза.
— Что, например? — Малдер никак не мог принять того, что всё это происходит именно с ним.
— Например, в какой позе ты хотел бы попробовать?
— В той, в которой твоего хрена нет около моей задницы!
Алекс вновь тихонько хохотнул.
— Исключено! Я, как раз, предпочитаю именно этот вариант.
— Отвали! — Малдер вновь попытался вырваться. Алекс вновь придавил его к кровати.
— Ты ещё не понял? — карий огонь глаз наёмного убийцы, казалось, прожигал Малдера насквозь, пробираясь в самые потаённые, неприкосновенные уголки разума, выуживая из них какие-то остервенело-ненормальные мысли и желания, с готовностью откликающиеся на призывный взгляд Алекса и которые Фокс побороть был уже почти не в силах. — Признайся! Нет, не мне – самому себе, что тебе тоже этого хочется! Ведь ты приехал сюда, приехал как только я позвал тебя.
— Я приехал за информацией, кретин! — взвыл Малдер, с трудом отворачиваясь от смазливого лица бывшего напарника. — А не за тем, чтобы ты меня лапал! Последний раз предупреждаю тебя…
Фокс не успел договорить – язык Алекса слизнул предательскую капельку пота, выступившую на скуле Малдера. Агент с холодным ужасом понял, что его тело, независимо от желания Фокса, выгибается навстречу, прижимавшего его к упругому матрацу, Крайчеку, тянется за новой порцией незнакомых до сего момента острых ласк.
Алекс удовлетворённо заурчал, почувствовав мимолётный отклик со стороны Малдера.
— Вот так-то лучше, — Алекс впился зубами в верхнюю пуговицу рубашки Фокса и с такой силой рванул её на себя, что нитки не выдержали и лопнули. Затем Крайчек спустился немного ниже и расправился со второй пуговицей. Малдер задохнулся от возмущения и осознания того, что с ним творится – его тело, определённо, придерживалось своего мнения, относительно происходящего. К тому же, где-то в глубинах подсознания звякнул колокольчик о том, что Фоксу вполне по нраву такое обращение. Именно этот колокольчик и доконал мужчину – кулаки судорожно сжались и тихий стон сорвался с закушенных от напряжения губ.
— И ты ещё мне что-то будешь говорить? — Алекс осуждающе взглянул Малдеру в глаза и занялся открывшимся участком груди агента. Фокс судорожно втянул в себя воздух, чувствуя, как язык наёмного убийцы рисует на его коже влажные узоры.
— Прекрати, — почти взмолился Малдер, осознавая, что просто-напросто сходит с ума. А как же иначе объяснить то, что он и в самом деле возбудился? Уж точно не тем, что прикосновения Алекса были действительно приятны.
— А если я прекращу? — оторвавшись от своего занятия, Крайчек выжидающе посмотрел на невольно покрасневшего Фокса. — Ты будешь сожалеть о том, что не позволил мне закончить.
— Иди к чертям собачьим, грязный ублю… — почти выплюнул Малдер и взвыл от острой распаляющей боли – зубы Алекса впились в его сосок.
— Я могу сделать так, чтобы ты кричал и стонал, я могу заставить тебя умолять меня, могу позволить тебе проклинать и ненавидеть меня, могу разрешить тебе выть от желания и страсти, — прохрипел Крайчек, почти касаясь губами губ Фокса, прерывисто дышащего и смотрящего в карие глаза бывшего напарника затуманенным взором. — Но я никак не могу заставить тебя хотеть меня. Почему?
— Потому, что ты – псих, — прошептал Малдер, всё ещё переживая то резкое наслаждение, которое доставил ему укус и приходя в тихий ужас от того, что от прикосновения острых зубов у него почти встал. Попытавшись скрыть от Алекса интересные изменения у себя в штанах, Фокс немного сдвинулся вправо но тут же понял, что только усугубил своё положение – теперь бёдра шатена прижимались к нему ещё сильнее и вероятность быть пойманным с поличным возросла. — Я не могу тебя хотеть – ты мужик! И я тоже, если ты не заметил!
— Нужно было напоить тебя сильнее, — хохотнул Алекс, вновь возвращаясь к изучению языком и поцелуями груди Малдера. — Ты был бы посговорчивее.
— Пьяный я себя не контролирую, — выдохнул Фокс, уже почти желая, чтобы Алекс не останавливался и мысленно матеря себя за это желание. Не хватало ещё того, чтобы он всерьёз позволил Крайчеку себя трахнуть! А кареглазый мерзавец, похоже, именно этим заняться и собрался… — Могу двинуть в морду не спросив!
— Да ты и трезвый можешь двинуть, — услышал Фокс тихий смешок Алекса, от которого у агента закружилась голова. И не просто закружилась, а пошла кругом так, что Малдер вцепился, заломленными за голову и удерживаемыми стальной хваткой, руками в покрывало. Твою мать! Да что же это происходит-то?! Почему этот двуличный подонок так на него действует?! Почему его прикосновения и поцелуи так распаляют и хочется получить ещё и ещё. Почему боль в почти онемевших от напряжения конечностях, придавленных и обездвиженных, так обжигающе хороша?!
— Что ты со мной делаешь?.. — помимо воли простонал Фокс и только тогда, когда услышал свои слова, полные мольбы и страха, понял, что произнёс их вслух.
— Соблазняю, идиот, — с внезапной и пугающей нежностью ответил вдруг Крайчек и открыто взглянул Малдеру в глаза. Фоксу захотелось зажмуриться и отвернуться, потому, что в карем огне плескалось настолько нескромное и откровенное желание и томление, что Малдеру стало не по себе от догадки – Алекс не пытается его унизить или довести до полного остервенения таким вот новым и извращенским способом, а по-настоящему хочет его. До ломоты в суставах, до скрипа зубов, до радужных кругов в сознании, растревоженном и одурманенном.
— Прекрати. Прошу тебя, — взмолился Фокс, осознавая, что ещё чуть-чуть – и он сдастся. Сдастся и разрешит Алексу творить с ним всё, что тому заблагорассудится.
— Чёрта с два! — жестко отрезал Крайчек и вновь поцеловал Малдера в губы. Поцеловал властно, влажно и глубоко – у Фокса уже не осталось сил для сопротивления и он, дрожа от возбуждения и принятия собственной пугающей беспомощности, позволил языку Алекса проникнуть в свой рот.
— Тебя раньше, что, насиловали? — спросил вдруг Крайчек, оторвавшись от губ мужчины и наблюдая за тем, как Фокс переводит дыхание – хриплое, сбившееся и прерывистое.
— С чего ты это взял?! — Малдер, казалось, готовый бы уже ко всему, недоумённо уставился на Алекса, соображая, что ещё задумал бывший напарник.
— Ты напряжён, словно целка перед первым разом! — хохотнул Крайчек, шевельнув ногой и заставив Малдера выгнуться дугой от этого прикосновения. Тело тут же с готовностью исполнило желание, которое Фокс запрещал себе загадывать – на брюках агента обозначился отчётливый бугорок, скрыть который было уже невозможно.
— Иди ты! — беззлобно огрызнулся Малдер, чувствуя, что заливается краской. Какого лешего, в самом-то деле?? Сказал раз – говори два. А то, что он давно уже сказал “раз” Фокс понял, когда губы Алекса нашли мочку его уха и слегка прикусили. — Между прочим, это действительно первый раз. У меня, к твоему сведению, вполне традиционная ориентация! — и только после окончания фразы понял, какую фигню сморозил.
Алекс, уткнувшись ему в грудь, тихо заржал. Реально – заржал – плечи Крайчека истерично вздрагивали, а смех был, хоть и едва слышимым, но захлёбывающимся.
Фокс, понимая, что это его единственный шанс на задний ход, попытался воспользоваться ситуацией и предпринял последнюю и отчаянную попытку освободиться – взбрыкнулся изо всех оставшихся сил. К его огромному удивлению, Алекс, почувствовав, что лежащий смирно мужчина решил его сбросить, отпустил руки Фокса, отвёл пистолет от его виска, и откатился в сторону, позволяя Малдеру сесть на кровати.
— Постарайся уйти как можно быстрее, — насмешливо бросил Крайчек, развалившись на кремовом покрывале, раскинув руки, закрыв глаза и не выпуская из ладони оружие. — Пока я не
передумал.
Малдер взглянул на бывшего напарника, взвесил все за и против на счёт того, чтобы отобрать у Алекса свою пушку и украсить гостиничный номер живописным узором выбитых мозгов и, наклонившись к самому лицу так бесившего его мерзавца, несмело коснулся обветренных губ своими губами.
Карие глаза ошеломлённо распахнулись.
— Неужели ты решил, что смог меня испугать? — Фокс, шалея от собственных действий, осторожно поцеловал изумлённого Крайчека в скулу. — Я не боюсь твоего грёбаного Синдиката, я не боюсь мудаков, которые стоят за твоей спиной, я не боюсь быть убитым в собственной задравшей меня квартире. И уж точно я не боюсь секса с тобой!..
— Чёрт!.. — только и смог выдохнуть обалдевший Алекс перед тем, как рука Малдера легла на его затылок и, приподняв над кроватью, притянула к себе.
— Ну, и кто из нас целка? — удовлетворённо усмехнулся Фокс, когда посчитал, что от поцелуя, длившегося, казалось, целую вечность, голова идёт кругом уже не только у него, но и у Крайчека.
— Заткнись! — прорычал Алекс, вспомнив, что ему по роли полагается быть мерзавцем, и вновь натягивая на себя маску усмехающегося подонка. Одним движением сбросив с себя Фокса, он навис над ним, снова придавив к матрацу.
— Это мы уже проходили, — Малдер поразился – и откуда только в его голосе осталось место для сарказма, а не для сдавленного возбуждённого воя. Между тем, Крайчек уже стягивал с него пальто, которое Фокс так и не удосужился снять, заходя в номер. Разобравшись с верхней одеждой и небрежно отбросив пальто в дальний угол комнаты, Алекс занялся полурасстёгнутой рубашкой, не жалея оставшихся пуговиц – от сильного рывка они разлетелись по всей постели, застучали по, непокрытому кавролином, полу.
— Между прочим, у меня не так много рубашек, — заметил Малдер, понимая, что теперь-то уже точно поздно отступать и вспоминать о благоразумности – руки Алекса вовсю блуждали по его груди, вслед за губами и языком. И ведь с полного и безоговорочного согласия Фокса! Зараза!
— Я тебя хочу! На детали мне насрать! — оповестил Крайчек, решительно берясь за пояс брюк Малдера. Фокс, как зачарованный, следящий за действиями Алекса, отметил, что нано-протез и в самом деле выглядит как вполне настоящая рука – хоть кожа и была чуть бледнее и ровнее чем натуральная, но он двигался, сжимал и разжимал пальцы, сгибал запястье, поворачивал сустав локтя и ничуть не уступал в скорости и ловкости.
Перехватив взгляд Малдера, и не отвлекаясь от своего дела, Крайчек усмехнулся одними уголками рта.
— Это меньшее, что я смог с них стрясти, — язвительно доложил он. — Думаю, что если бы я запросил виллу на берегу Тихого океана – мне бы не отказали.
— Или всадили бы пулю в висок, — не менее язвительно добавил Фокс.
— Что более вероятно, — согласно хмыкнул Алекс и взял, наконец-то высвобожденный, член Малдера в рот. Одного только прикосновения чужих губ и языка хватило для того, чтобы Фокс, и так уже распалённый до предела предыдущими ласками и борьбой, держащийся на грани подступающего острого и, словно бы незнакомого, оргазма, сдавленно вскрикнул, и, вцепившись в плечи Алекса, кончил.
— Хм, — отстранившийся мужчина казался слегка удивлённым. — А я, выходит, был прав на счёт нетерпеливости…
— Заткнись, — обессилено простонал Малдер, с трудом переводя дыхание и поражаясь быстроте, с которой Крайчеку удалость довести его. — Ты бы ещё дольше прижимал меня к кровати, придурок!
— Значит, тебя завело с самого начала? — кареглазый мерзавец быстро избавился от своей футболку и скинул джинсы. Оказывается, нижнего белья Алекс не носил!
— Ну, пусть не с самого, — усмехнулся Фокс, всё же, заставив себя стянуть расстёгнутые и слегка приспущенные брюки со своих ватных ног. Предвкушение того, что может случиться дальше, заставляло Малдера вздрагивать всем телом и испытывать вновь нарастающее возбуждение, даже не смотря на недавнюю разрядку, которая, кстати, принесла не столько облегчение, сколько нетерпеливый и непреодолимый озноб.
Последние оставшиеся в сознании условности вылетели напрочь, когда опустившийся подле него Алекс коснулся его тела своей, раскаленной подобно вулканической лаве, кожей.
— Ты сам решил остаться, — словно бы пытаясь образумить своего бывшего напарника, прошептал на ухо Фоксу Крайчек, обдав висок Малдера горячим дыханием, от которого у агента перед глазами заплясали яркие цветные круги – настолько велико было напряжение, вновь заполучившее Фокса.
— Я знаю, — откликнулся Малдер и, обвив шею мужчины, так плотно прижимавшегося к нему, что, казалось ещё немного – и они просто врастут друг в друга, накрыл губы Алекса жадным поцелуем.
Никогда прежде Фоксу не приходилось так целоваться – дико, пьяняще, почти безумно. Хотя, всё происходящее и было чистой воды безумием – неприкрытым и бесстыдным. Ну как ещё можно было объяснить Крайчека – того самого Крайчека, убившего отца Малдера, застрелившего сестру Скалли, вдоволь наизголявщегося над Скиннером, не раз пытавшегося разделаться и с самим Фоксом, предавшего его в России, не единожды подставившего и слившего добрую тонну полнейшей чуши, вместо ценных сведений – лежащего сейчас подле Малдера, обвившего его обеими руками и самозабвенно с ним целующегося… Безумие! Только безумие! И ничего больше!
Фокс вздрогнул, когда почувствовал мозолистую правую руку Алекса на своей вновь восставшей крайней плоти. Осторожно, почти нежно, Крайчек касался его напряжённого члена, двигался вверх и вниз ловкими пальцами и глотал беззвучные вскрики Малдера, который, хоть и жаждал этих ощущений, но, видимо, не был ещё полностью готов к ним. Потому, что Фоксу казалось, что Алекс сейчас касается не чувствительной кожи, а оголённых нервов, выдирая своими движениями из подсознания Малдера спрятанные, где-то очень глубоко, самые тайные и дерзкие желания. Но, видимо, Фокс зарыл их недостаточно надёжно, потому, что Алекс, всё же, сумел докопаться до этих диких, необузданных фантазий.
Малдер уже не отдавал себе отчёта в том, что делает. Его руки, в ответ на прикосновения Алекса, бродили по телу бывшего напарника, натыкаясь на всё новые и новые откровения.
Шрамы… Сколько шрамов… И каждый – без него – без Фокса – в неведении и забвении. Что Алекс делал, когда получал их, какую боль ему пришлось перенести, какой частью разума он платил каждый раз за то, чтобы остаться в живых? Что от него требовалось, что он видел, что исполнял? Были ли эти шрамы напоминанием об ошибках или о удачах – Фокс не знал. Как не знал он и то, почему Алекс сейчас рядом с ним, а не где-то далеко, на другом конце планеты, на другом континенте или же, наоборот – в соседнем городе, за стеной, за тонкой перегородкой тумана. Почему сейчас он отвечает на страсть и дикое желание Малдера, а не убивает очередную жертву, заказанную Синдикатом, или прячется в конспиративной квартире после завершённого задания. Фокс не знал. Как не знал он почти ничего о мужчине, находящимся с ним в одной постели. Обрывки, клочки, догадки – не больше. Что он мог сказать об Алексе? Подонок? Мерзавец? Продажный агент? Хладнокровный убийца, без зазрения совести спускающий курок или вонзающий тонкий стилет в основание черепа?.. А что ещё? День рождения? Имена родителей? Любимая песня? Любимое блюдо?.. Что Фокс знал о том, где Алекс любит проводить свободное время – а оно у него обязательно должно быть! Ведь не постоянно же он кого-то убивает! – на стадионе, наматывая круги по беговой дорожке, или в спортзале, отжимаясь несколько десятков раз до полного изнеможения в руках, или в тёмном кинозале, просматривая старый немой фильм с Чарли Чаплином? Что Фокс, вообще, знал о Крайчеке? Что он мог знать о нём?!
Ничего. Абсолютно ничего, кроме того, что Алекс хотел показать. И показывал – демонстративно, зло и агрессивно. Не стесняясь никого, никому не доверяя, не подпуская близко и спокойно обещая убить, если, всё же, подойдут…
Но теперь у Фокса появилась надежда узнать. Пусть призрачная, слабая, готовая распасться от одного только неверного движения на мириады крохотны частиц… Но она появилась!
Рука Алекса требовательно сдавила его член и Малдер вскрикнул от острого наслаждения.
— Ты здесь? — вопрос Крайчека мог бы показаться абсурдным, но Фокс прекрасно понял, что от него хочет бывший напарник.
— Здесь, — тихо успокоил он Алекса. — Здесь. С тобой.
Крайчек испытывающее посмотрел в зелёные глаза Малдера и, видимо, найдя в них то, что искал,
вновь нежно прикоснулся губами к губам Фокса.
А затем нежность кончилась…
Рывком перевернув Малдера на живот, поднимая над постелью, заставляя встать на колени и, прогнув спину дугой, опуститься на локти, Алекс, одним мощным толчком, не издав ни звука, ни стона не проронив, вошёл в Фокса. Жёстко, сильно и глубоко. Малдер дёрнулся, было, вперёд из стальных объятий ожидая боли, но не подозревая о том, что она может быть настолько сильной, но Алекс крепко держал его, заведя руки за спину и придавив к матрацу, не позволяя сделать ни одного движения, не нужного Крайчеку.
— Господи… — закусив губу до крови, чувствуя порывистое горячее дыхание Алекса на своей шее, простонал Фокс, полностью отдаваясь во власть сладкой муке, подчиняясь напору и нетерпению бывшего напарника – а теперь, ведь, уже и партнёра…
Пусть! Пусть вот так – размашисто и не останавливаясь. Вот так – через потоки болевых волн, то накатывающих, то отступающих, граничащих с безумным наслаждением, не проходящих и не заканчивающихся. Вот так – выворачивая руки из суставов и сдирая кожу на коленях от грубых толчков, сбивающих с ног, и не дающих передышки. Вот так – под нечеловечески сильной рукой, сжимающей шею и перехватывающей дыхание на полпути… Фокс чувствовал, как Алекс входит в него до конца, резко и жадно, словно стремясь успеть, словно боясь того, что Малдер сейчас испарится из его рук, превратится в облако дыма и исчезнет из закрытого номера мотеля оставив ошеломлённого от невыплеснувшейся страсти Алекса в полном одиночестве. Может быть именно поэтому – из-за страха потерять его, из-за страха вновь остаться в плену своих личных демонов – Алекс с такой животной алчностью и с таким остервенением вонзался в Малдера, не заботясь о нежности и осторожности. Может быть именно из-за того, что мимолётное прикосновение губ превратилось в столь неожиданное откровение, Алекс, ненасытно и грубо беря Фокса, стремился получить всё, что было возможным…
А, может быть, он просто не умеет по другому? Может быть, потому, что вся его жизнь – одна сплошная жестокость, Алекс с такой безжалостностью добивается того, чего хочет – не спросив и не предупредив. Он привык так поступать и эта привычка – настоящий Крайчек – резкий, грубый, остервенелый и такой упоительно беззащитный в момент ярости…
А Малдер, с каким-то удовлетворённым ужасом, понимал, что ему нравится такое обращение – жёсткое, не оставляющее ничего, кроме потоков наслаждения и боли. Нравится всё, что делает с ним Алекс. И не важно, что служит тому причиной – страсть, страх или месть. Просто сейчас не существовало ничего, кроме этих невозможных ощущений, кроме этих горячих капель выплёскивающегося желания, кроме этих резких и глубоких толчков, кроме этих стонов, срывающихся с растрескавшихся и прокушенных губ, кроме этих ногтей, вонзающихся в плечи кроме этих рук, держащих за бёдра, кроме этих поцелуев, диких и необузданных. Не существовало ничего, кроме двух переплетённых и влажных от пота тел, слившихся в одно целое, упивающихся жадной и безудержной близостью…
Алекс, глухо зарычав и впившись в плечо Малдера зубами, содрогнулся внутри Фокса, выпуская рвущееся наружу наслаждение, которое, секунду спустя, накрыло и Малдера – руки Крайчека прекрасно знали, что делать. И восторг, сорвавшийся с губ, вслед за громким стоном оргазма, превратился в глубокий поцелуй, полный изнеможения и удовольствия…
Горячее рваное дыхание Алекса, обжигающее ключицу, привело Фокса в чувство. Взглянув на Крайчека – мокрого, распалённого и обессилевшего – Фокс встретился с карим огнём, в котором отчётливо читалось полнейшее удовлетворение. Все мысли, что ещё оставались в голове у агента, мгновенно улетучились, уступив место звенящей пустоте, в которой пропали все тревоги и сомнения, стоило только Фоксу перевести взгляд на ухмыляющегося привычной – и уже такой жутко необходимой – усмешкой Крайчека.
— Я же сказал тебе, что я займусь с тобой сексом, — произнёс Алекс, приподнимаясь на локтях и запечатлевая на губах Фокса долгий поцелуй. — Иногда, мне стоит верить…


— Что с тобой произошло? — Скалли, сидящая напротив за столиком, испытывающее смотрела Малдеру в глаза. — Ты какой-то странный сегодня.
В родном “Ке-сан Коффе Чёпс”, как и обычно, было многолюдно. Многие агенты Бюро предпочитали заглядывать в это уютное кафе, спрятавшееся в тени здания Гувера во время обеденного перерыва. Скорее всего, дело было в сочных гамбургерах, поджаристой картошке-фри и божественно-ароматном кофе, всегда горячем и вкусном. За столиками и в кабинках у окон сидели те, с кем Малдеру, не по разу, приходилось сталкиваться во время рабочего дня в просторных коридорах Бюро или в затенённых кабинетах. Многие из присутствующих, замечая Скалли и Фокса, приветливо кивали, поднимали стаканчики с кофе, но к себе не звали – знали, что напарники предпочитают обедать вдвоём.
— В смысле? — Фокс сделал вид, что не понял вопроса. Вернувшись утром из “Холидэй” и бросив мимолётный взгляд в зеркало во время переодевания и завязывания галстука, Малдер присвистнул – пару засосов на шее спрятать не удастся. Так же, как не удалось бы скрыть припухшие от многочисленных поцелуев губы. Алекс никак не мог отпустить его на пороге и, если бы не шум проезжавшей мимо машины, они бы так и целовались в дверях, словно малолетки на первом свидании – вздрагивая от малейшего шороха и балдея от того, что кто-то, всё же, может их видеть.
— Ты знаешь, о чём я, — показав стаканчиком кофе на засос на шее, усмехнулась Дана. — Я, конечно, понимаю, что это не моё дело, но… Я рада, что у тебя кто-то, наконец, появился. А то моя мама постоянно уговаривает меня пригласить тебя в гости – ты рассматриваешься ею как мой потенциальный ухажёр.
— А твой брат Билл не рассматривает меня как потенциальную мишень для стрельбы из двустволки? — не остался в долгу Малдер. Дана улыбнулась.
— Ты нравишься ему, просто он это умело маскирует. Я его любимая сестрёнка, не забывай. Он ко всем мужчинам, появляющимся на моём горизонте относиться с подозрением.
— Ну, можешь успокоить его – пока я рядом – к тебе не подойдёт ни один мужчина. — Фокс улыбнулся в ответ. Он знал, что Дана поймёт его правильно, а не предвзято и расценивая шутку, как приглашение к отношениям.
Он не ошибся – Скалли смешно скривила губы.
— Ещё бы! Я уже и так пользуюсь популярностью миссис Жутик! Кстати, — она пригубила кофе из стаканчика. — Ты слышал? Крайчека видели в городе. — Скалли замолчала, ожидая реакции Малдера.
— Что ж, — Фокс сцепил руки в замок, — может быть, нам посчастливится встретиться…