Не наладится +10

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Пэйринг или персонажи:
Майкл/Эрик (одностороннее)
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Драма, Психология, POV
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Мужская беременность
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Есть такие люди, у которых не наладится. Никогда не наладится. Я всегда был тенью, не нашедшей своего места.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я немного депрессую, думаю о никчемности и ненужности, ругаюсь с людьми. Решила все набравшиеся эмоции спихнуть вот в такую печальную стори.

(мужская беременность тут даже не упоминается, но подразумевается под "будут дети" и т. д.)
29 ноября 2013, 16:25
- Ты столько делаешь… Эти рисунки… И все в стол! Ты сидишь в офисе и перебираешь бумажки, а мог бы, ну, галерею открыть! Книгу написать! Черт возьми, ты гниешь на этой работе! Эти рисунки же просто великолепны! Сколько времени и сил ты потратил, чтобы убрать все в ящик?!
Не устаешь махать руками и кричать в мою сторону все эти бессмысленные фразы. Иди домой, Эрик. Ты, кажется, и намеревался туда пойти. Черт тебя дернул забыть телефон у меня на столе.
- Мог бы хоть что-то ответить!
- Ну. С чего ты взял, что я гнию в офисе? Пока что мои конечности там не затекают до уровня гангрены.
Всегда думал, что лучший способ отвечать на неудобные вопросы – это отшучиваться. Но надо сказать что-то еще, надо сделать больно… Ты обидишься и уйдешь, потом забудешь, а я буду продолжать помнить каждое слово, которое сказал. Именно потому, что они заставят тебя уйти.
- То, что ты рисовать никогда не мог и мечтал стать одним из этих долбанутых авангардистов, не значит, что я хочу заниматься тем же самым.
Раз. Ты хмуришься и смотришь на меня с некоторой опаской. Мы знаем друг друга, ты прекрасно понимаешь, что я собираюсь делать дальше.
- А то, что двух слов связать не мог в сочинении, тоже проблема, но не надо переносить свои мечты прославиться дешевыми творениями или шедеврами, уж не знаю, что вышло бы, на мои.
Два. Ты обреченно вздыхаешь и кладешь листы обратно на стол. Пока не смирился, но уже вскоре сдашься. Не волнуйся так обо мне. Прекрати. У тебя своя семья уже несколько лет, пора забыть о школьном и университетском друге, с которым по случайности работаешь в соседнем офисе.
- У тебя они вообще есть? Мечты? Хоть какие-то? Может, мои мечты – единственные, которые могут у тебя быть? – спрашиваешь то ли с упреком, то ли с надеждой. В твоих глазах я вижу и то, и другое.
Знаешь же, что мне нечего ответить. Знааааешь. Просто ты не можешь остаться в долгу. Не можешь не высказать хоть что-то, чтобы уколоть меня в ответ. Но я всегда жалил больнее.
- Нет. Но я не страдаю избытком воображения.
- Потому что все оно уходит сюда! – хлопаешь по стопке старых скетчей в подтверждение своих слов. – Я ведь знал, что по вечерам ты не по барам шляешься, но почему не делился всем этим? Это же не наркотики какие-то, чтобы скрывать…
- Не хотел. Просто не хотел. Такое бывает, знаешь ли. Порой даже лучших друзей ставить в известность не хочется. Мой кот знает, этим я вполне доволен.
- Майкл! Это даже не смешно! Просто, мне кажется, что столько работать… Да, я знаю, что есть любители делать всякое «для себя». Но ты-то не такой! Я тебя знаю!
- Ты меня не знаешь.
Три. Да, ты всегда готов взорваться после этих слов. Десять лет вполне достаточно, чтобы узнать среднестатистического человека, коим я и являюсь. Просто у меня было слишком много одиноких вечеров, чтобы заниматься всяким там… творчеством, ведь тупой интернет серфинг или бессмысленное переключение каналов меня не сильно привлекали, потому и накопилось столько вещиц. Выбросить жалко, а показывать кому-либо не особо и хочется. Но ты ведь не можешь оставить все просто так пылиться в шкафу.
- Если я тебя не знаю, то и ты меня не знаешь! Забудь, что мы вообще были друзьями! Вот просто забудь! Мое имя, фамилию, адрес и телефон, раз мы друг друга не знаем! – сорвался. Ведь этого я и добивался? - И иди к черту! Или куда подальше!
Знаешь, я бы на твоем месте крыл матом. Не знаю, что бы я сказал, выдай ты мне «ты меня не знаешь» с той же целью просто позлить. Я бы сказал все, что думаю об этом - ты же всегда был удивительно тактичен и деликатен.
Сейчас ты вылетишь в коридор, оденешься, хлопнешь дверью и уйдешь. И тебе действительно есть, куда идти. У тебя есть дом. А у меня нет. Ведь именно за этим ты приходишь? Чтобы хоть ненадолго мне показалось, что у меня есть дом. Не старая квартира с облезлыми обоями, в которой я просто не вижу смысла делать ремонт, ведь в основном я тут только ем да сплю, а место, которое хочется сделать уютным, чтобы лишь увеличить свое чувство нужности и важности окруженным ореолом заботы и нежности.
- На этот раз я тебе этого не прощу!
Вернулся? Да-да, я помню. Не простишь. Ты каждый раз это говоришь. Что с того? Да-да, я помню. Ты обо мне заботишься, а я неблагодарный идиот, который совершенно не понимает, что упускает лучшего друга, который никогда-никогда не вернется больше. Эрик, ты сам-то в это веришь?
- Больше не прощу. И не звони мне! Ты не знаешь моего номера, раз не знаешь меня!
Последнее слово обязательно должно оставаться за тобой. Ты просто не можешь уйти иначе, а я не хочу вечно продолжать этот утомляющий разговор, что так неожиданно превратился в ссору с привычным сценарием. Просто уйди уже. Давай.
Не знаю, умеешь ли ты читать мысли, но ты уходишь. В квартире становится привычно пусто, тихо и совершенно безнадежно. Без-на-деж-но. Без тебя меня нет, а вот ты прекрасно проживешь без моего участия. Муж, дети должны появиться… Ты говорил, что вы планируете в ближайшие несколько лет. Наверное, это круто. Целый день вокруг будет бегать кто-то, пытающийся отыскать все способы, которыми можно убиться, но нельзя позволять ему столь рано покончить с жизнью, спасая от каждой розетки и каждого острого предмета. Может, я бы даже хотел испытать это на себе… Да, пожалуй, хотел бы. Ведь я был бы ему нужен. Хоть кому-то нужен. Но, с другой стороны, однажды дети вырастают, снова оставляя тебя вместе с одиночеством, воняющим на всю квартиру, словно его распыляли часами из этих мерзких освежителей воздуха, лишь делающих любой запах тошнотворным.

- Чертов идиот.

Да-да, это я идиот. Десять лет, а я ничего тебе ни разу не сказал. Может, ты сам когда-то подумывал об этом. Ну… Сам понимаешь. За столько лет привязываешься к человеку так, будто он принадлежит тебе полностью, а ты ему. Наверное, я действительно так считал, пока ты не встретил этого Джозефа. Какое ж мерзкое имя. Слишком длинное и слишком пафосное, хотя можно было бы называть Джо. Он вроде на такое сокращение обижается? Глупый.
Ты раньше называл меня Майки. Это теперь я Майкл. Почти как всеми любимый поп-король. Можно было бы гордиться совпадением, но мне больше нравилось Майки произнесенное из твоих уст.
Интересно, ты бы мог полюбить меня? Мог бы, Эрик? Или отказался бы даже от дружбы? Ты всегда говорил, что я слишком много о тебе знаю, столько, что меня следовало бы убить, но вера в мое молчание больше, чем желание избавиться. А сейчас мы кричим друг на друга, обзывая незнакомцами.
На самом деле иногда я боюсь, что ты не вернешься. Даже не в том смысле, что не захочешь приходить ко мне, ведь тогда я сам приду и буду извиняться, пока не простишь. А в том, что что-то случится по дороге, и ты уже не сможешь прийти никогда.
Наверное, я умру окончательно, если узнаю о таком.
Я и сейчас-то чувствую себя полумертвым. Как тот самый кот Шредингера. Наполовину жив, наполовину мертв… Пока я без тебя, я мертв. А с тобой жив.
Почему же тебе в лицо я не могу это высказать? Могу лишь огрызаться и злиться, полностью отрицая нашу дружбу. Впрочем, в этом я прав. С моей стороны дружбы нет со старшей школы, когда я понял, что мне нравятся мальчики и ты идеальный вариант. Конечно, я не смог выдавить из себя ни слова. Меня чуть не вырвало прямо перед тобой от нервов, хотя именно я всегда был выше и сильнее.
Ты не уставал говорить, что я слишком бесчувственен и холоден. А потом мы стали ругаться, и теперь ты против уже этой моей черты характера. Но что я могу сделать? Либо я предельно сдержан, либо все, что внутри меня, вырывается наружу. В моей голове селится одна злоба и ярость на весь мир, я начинаю ненавидеть его и себя, всех вокруг, одновременно понимая, насколько я никчемен в этой истерике. Но это заставляет меня причинять тебе боль. Слова находятся сами. Я вспоминаю каждую твою ошибку, каждый обман, каждую нашу склоку и давлю на тебя, будто пытаясь выжать и из тебя скрытые чувства. Но ты всегда тактичен, деликатен и до тошноты правилен.
Мне точно не стоило влюбляться в такого человека.
Впрочем, мне никогда не удавалось делать правильный выбор. Да, я тоже насовершал ошибок. Помнишь ту девчонку в универе? Мне она никогда не нравилась. Нет, она была классной, но меня передергивало в ее присутствии, потому что именно я был ее парнем. Все были в этом уверены, только я понимал, что делаю все, чтобы позлить тебя. Да, я прекрасно помню, как ты, услышав слух о том, что мы женимся, пришел ко мне ругаться за отсутствие приглашения.
Это было еще больнее какого-то «ты меня не знаешь», ведь ты слишком быстро оттаял, поняв, что никакую свадьбу никто не планирует, а парни просто нафантазировали.
Мне всегда хотелось верить, что ты меня любишь, Эрик. И я верил, а потом оказалось, что я прекрасный фантазер, обладающий слишком живым воображением. Мы все время были вместе, я действительно поверил, что так и есть, просто немного неофициально, но это лишь дело времени.

Именно в этот был обязан появиться Джозеф. Красивый, спокойный, сильный и более-менее трезво мыслящий. А тебе ничего больше и не надо. Впервые у тебя все произошло именно с ним. До сих пор не понимаю, как ты не заметил моих к тебе чувств.
Первый поцелуй, первый секс… Все это ты прошел вместе с ним, хотя тем, чтобы стать твоим гидом, все годы нашего знакомства мечтал я. И ты рассказывал. Рассказывал, рассказывал и рассказывал все. В деталях, подробно. О каждой ссоре, каждом романтичном вечере – все это вываливалось на меня бесконечным потоком слов.
Тогда наши ссоры стали сильнее. Если бы я перестал тебя поддерживать, я бы перестал быть твоим другом, но принять твои отношения с Джозефом я не мог, как ни пытался. Ты же не понимал моей злости, раздражения и резких слов, которые получал вместо нормального ответа на любой вопрос.
Я разрушил все. Начались все эти дурацкие «никогда больше», «не прощу», и мы прекратили общаться. Я перевелся учиться в другое место, ты остался там же, мы не виделись пару лет. Не знаю, как я выживал в это время. С одной стороны, было легче знать, что больше не на что смотреть, нечего испытывать боль, но, с другой, мне вырвали полсердца, оставив вторую половину истекать кровью.

Потом мы встретились снова. Столкнулись в дверях в одной из кофеен. Я долго искал хоть одну приличную, где кофе был-таки кофе, а не травяным отваром со странным цветом и консистенцией. Ты тоже всегда любил качественные горячие напитки, так что неудивительно, что однажды мы-таки зашли в одно время и узнали друг друга.
Ты решил забыть все мои слова. Начать все сначала и все такое. Конечно, я понадеялся, что все будет в порядке. Я был счастлив тебя видеть. А потом ты сказал, что вышел замуж. За Джозефа. Стало ясно, что особо мне надеяться не на что. Ты сам не понял, что сделал, сказав это. Сначала осчастливил меня, а потом резко опустил на землю, и у меня сломались руки от падения. Но я все равно согласился снова быть твоим другом. Дал адрес, телефон, но твои не взял. Помнится, ты потом собственноручно записал их в мой телефон, когда я в очередной раз ответил «сам звони».
Я как-то выдержал еще несколько лет, но теперь все снова начало повторяться. Боюсь, снова сорвусь и уеду куда подальше, боясь встретить тебя уже в компании большой семьи… детей. Ты всегда хотел большую дружную семью, так как самому не очень-то повезло. Родители развелись, а мать обозлилась на мир и стала строить карьеру, не тратя на тебя даже свободное время.
Мне повезло больше. Родители всегда были готовы помогать мне и выслушивать, но никогда не направляли. Их советы особо не помогали, да и инициативы что-то делать в них не наблюдалось. Тебя слепили обстоятельства и строгая няня, а я слепил себя сам, в результате получив кривой пазл. Ты более гармоничен и неплохо вписываешься в этот мир. А мне не удается. Со стороны можно подумать, что все в порядке, но мне всегда чего-то не хватало.

Через неделю ты придешь ко мне, потому что не сможешь не попытаться помириться. Ты будешь ждать меня у квартиры довольно долго, будешь пытаться дозвониться, но у тебя не получится. Ты будешь злиться, думая, что я игнорирую звонки в привычной затянувшейся обиде, а меня даже не будет дома.
Тебе перезвонит моя мать тем же вечером и расскажет о том, что меня нет. Автомобильная авария, в которой я не виноват. И это правда. Кто-то слишком поторопится домой, а мне торопиться некуда. Если поеду чуть быстрее, мы разъедемся, но не выйдет.
Ты даже не будешь плакать. Ни дома, ни на похоронах. Ты всегда был слишком сдержанным и не показывал, что у тебя проблемы. Даже при мне никогда не плакал, и я порой ненавидел тебя за это. Потому что я хотел видеть твои слезы. Это единственное, что я о тебе не знал и не знаю. А я хотел знать тебя во всех деталях, во всех мелочах. Но ты так и не дашь мне узнать.
Ты всегда твердил мне: «Все наладится» - когда я ныл об одиночестве и ненужности. Только на следующей неделе это все станет бессмысленно. Есть такие люди, у которых не наладится. Никогда не наладится. Я всегда был тенью, не нашедшей своего места. Блуждал как призрак по городу: квартира – работа, работа – квартира. Иногда заходил в магазин, иногда в кафе. И все. Не наладилось. «Дом» так и не появился, а из новых обитателей в квартире поселился только толстый кот, любящий в основном лежать и спать. А у тебя все будет хорошо. И дом, и муж, и дети будут. Все, о чем ты мечтал, светясь своей притягивающей людей энергией.
Но пока я, пожалуй, сяду и попытаюсь в который раз начать читать, пусть никогда не удавалось получить удовольствие от этого процесса. Иногда просто хочется. Пока я не знаю, что скоро меня не станет. И у меня не будет времени ни о чем пожалеть.
Интересно, что бы ты делал, знай ты все это, Эрик?
Было бы все только хуже или стало бы лучше? Иногда мне хочется прийти и сказать то самое заветное «я тебя люблю», услышать в ответ что-то из разряда «я ждал этих слов все десять лет» и стать счастливым. Но я не настолько глуп, чтобы не понять, какова вероятность твоей радости.
И я не хочу все рушить еще больше.

Я люблю тебя, Эрик.

Я даже произнес это вслух. Но в квартире тишина, которая душит и злит. Никто мне не ответит. Даже кот спит. Наверное, стоило завести какую-нибудь гиперактивную собаку, а то животного как будто и нет.
Нда. Это все точно не наладится.