Запретная любовь Принца-Полукровки

Гет
R
В процессе
105
«Горячие работы» 165
автор
ViKaSaf бета
Размер:
планируется Макси, написано 222 страницы, 40 частей
Описание:
Северус крепко ухватил её плечо паучьими пальцами и развернул спиной к стене. Дыхание Лилиан участилось. Вытянув туфли из судорожно сжатой ладони, он опустился на колени и стал обувать её ноги. Ладонь неприятно саднило от пластиковых набоек. Прикосновение холодных рук к тёплой голени вызвало странный трепет. Не в силах справиться со своими эмоциями, Лилиан зажмурила глаза.
«Алкоголь. Это определенно алкоголь»
Посвящение:
Моему любимому актеру Алану Рикману, и всем, кто когда-то потерял своих родных и близких.
И конечно, моей любимой группе Within Temptation, которая меня вдохновила и продолжает вдохновлять на написание данного фанфика!
Примечания автора:
Идет шестой курс обучения. Сюжетная линия идет своим чередом, за исключением, что у директора Хогвартса появляется внучка — Лилиан. Их родство в тайне, и девушке приходится скрывать правду от своих друзей. С каждым днем скрывать становится сложнее, чувство вины съедает ее изнутри. Но что, же будет дальше? Некоторые моменты из жизни девушки будут рассказаны в этом фанфике в виде воспоминаний.
***
01.01.2021
Внимание! Главы редактируются бетой, с самой первой до 26 включительно. На данный момент пока отредактировано 15 глав!
Надеюсь на ваши комментарии!) не стесняйтесь оставлять свое мнение и критику. Это придает мне уверенности на написание новых глав!
***
Ссылки на картинки к фанфику:
Снейп — https://c.radikal.ru/c41/2003/a1/fa067533d082.jpg
Лилиан — https://b.radikal.ru/b13/2003/ec/bb98cc4f4442.jpg
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
105 Нравится 165 Отзывы 60 В сборник Скачать

Глава 38. Страх

Настройки текста
Примечания:
Простите, что так долго. Не было вдохновения, но недавно я его словила и написала главу.
Спасибо бете за быструю редакцию)
Концовка песни The Last Dance подходит к концу самой главы) Я рада, что в скором времени смогу завершить этот фанфик.

Can't you see their eyes, what lies inside Видишь ли эти глаза и то, что в них таится? They've given up, they no longer shine Они сдались и больше не будут сиять, Too soon they close with one last cry Слишком скоро они закроются, пролив последнюю слезу, Before they turn to light Прежде чем озариться светом. It's burning me up inside Это жжет меня изнутри, Lost all my tears, can't cry Слез больше нет, я больше не могу плакать, No reason, no meaning Нет повода, нет желания, Just hatred Одна лишь ненависть. No matter how hard I try Как бы я ни старалась, You fear the beast inside Ты боишься зверя, что живет в тебе, It's growing, it's waiting Он растет, он ждет, Just to hurt you Чтобы причинить тебе боль. Blue Eyes (Within Temptation)

      Лилиан всё ещё стояла напротив Снейпа, крепко сжимая в руке волшебную палочку. Невозможно описать словами чувства, что она испытывала в эту секунду. Злость, разочарование, боль, ненависть… Всё смешалось, словно несколько жидкостей, вылитых в один сосуд. Что-то сдавило ей грудь, не позволяя глубоко дышать. Предательство… Да, он предал её. Он предал их всех, позволил думать, что играет роль двойного агента, а сам продумывал план убийства Дамблдора. План убийства её дедушки.       «Ненавижу тебя, Снейп….»       Лилиан стиснула зубы и направила древко палочки прямо мужчине в грудь. Ярость, бушевавшая сейчас внутри неё, не позволяла Лилиан контролировать свои эмоции. Она хотела только одного — отомстить человеку, который разбил ей сердце и всё это время играл с её чувствами. Ради чего? Чтобы предать всех и перейти на сторону зла?       Девушка смотрела в бывшие совсем недавно любимыми чёрные глаза, прикидывая в голове дальнейший план действий. Она не могла ему позволить сбежать и остаться безнаказанным.       — Мерзкая девчонка! — Лестрейндж стремительно вскочила с земли. — Как ты посмела поднять свою палочку на чистокровную волшебницу?       Лилиан медленно повернулась в сторону волшебницы, стараясь не выпускать из поля зрения Снейпа, и криво усмехнулась. Она была готова метнуть в неё ещё одно непростительное заклятие, лишь бы та закрыла свой рот. Секундное замешательство гриффиндорки дало Снейпу преимущество, и тот, не теряя времени, резко вскинул руку в сторону Лилиан.       — Экспелиармус! — крикнул Снейп, и его голос эхом раздался на территории замка.       «Вот чёрт!» — пронеслось в голове Лилиан, когда из её пальцев вылетела волшебная палочка и упала к ногам мужчины. Он мыском откинул её подальше в траву, не спуская своего взгляда с гриффиндорки.       — Даже не думай… — Снейп в упор смотрел на девушку, пока с ним не поравнялась взбешённая Беллатриса Лестрейндж.       — Что ты с ней церемонишься? — пожирательница направила свою палочку на Лилиан. — С ней пора заканчивать!       Сердце Лилиан быстро стучало в груди. Неужели это конец? Неужели для неё всё закончится так? Сквозь шум в ушах она едва расслышала его слова.       — Нет! Ты забыла приказ? Джонс нужна ему живой! Уходим!       Он бросил быстрый взгляд на Беллатрису и поспешил к группе Пожирателей смерти, что собрались недалеко от горящей хижины. Те, кто сумел сбежать с поля боя. Лестрейндж опустила палочку, словно что-то обдумывая. Напряжение буквально трещало в воздухе. В мгновение ока она оказалась рядом в гриффиндоркой и цепкими пальцами сжала её горло.       — Тебе сегодня повезло… — девушка задохнулась и пыталась разжать хватку на своей шее. Тёмные кудри едва касались её лица, пока тёмная волшебница шептала ей на ухо. — Но мы с тобой не закончили. Запомни мои слова. Как только мой господин потеряет к тебе интерес. Я буду рядом. Помни об этом.       На секунду Лилиан подумала, что Лестрейндж сломает ей шею, когда та резко оттолкнула школьницу от себя. Не веря, что снова может нормально дышать, девушка осторожно тронула своё горло, а затем затылок, которым крепко приложилась при падении. Беллатриса быстро удалялась вслед за своими соратниками. Лилиан осторожно перевернулась на бок, пытаясь подняться. Голова кружилась, всё плыло перед глазами. В воздухе витал запах горящего дерева — такой приятный, когда ты сидишь в гриффиндорской гостиной, и такой ужасный, когда горит дом твоего друга. Пахло мокрой травой. Вечером был дождь.       Лилиан осторожно села и, наконец, сфокусировав взгляд, поняла, что лежит рядом с Гарри. Друг чуть слышно стонал, очевидно, тоже приходя в себя.       — Гарри? Ты цел? — голос ей изменил и прозвучал очень хрипло. Девушка закашлялась и почувствовала ноющую боль в левом плече.       — Всё нормально, — Гарри, пошатываясь, встал с земли и протянул ей руку. — Вставай, надо их догнать.       Мимо них со скоростью снитча пронеслись Кэрроу и неизвестный ей Пожиратель смерти. Они бежали в сторону ворот — за границу антиаппарационного барьера. Гарри нечленораздельно прорычал что-то себе под нос и бросился вслед за ними.       — Гарри, стой! — пальцы Лилиан ухватили воздух вместо его брюк, и, выругавшись вслух, она встала, чтобы броситься вслед за другом. Она бежала на звук, пытаясь разглядеть хоть чей-то силуэт в ночи. Секунда — другая, и её глаза заметили пару едва различимых фигур.       «Ох, чёрт… Это же Гарри и Снейп!»       Лилиан бежала, стараясь глубоко вдыхать, когда наступала на левую ногу. С каждым шагом становилось хуже — ногу пронзала острая боль где-то ниже колена. Недолго думая, она выхватила волшебную палочку дедушки и взмахнула ею.       — Ферула, — спустя секунду на ноге появилась тугая повязка. Стараясь двигаться как можно быстрее, девушка направилась к ним.       До мужчин оставался какой-то десяток шагов, когда Снейп и Гарри одновременно взмахнули палочками. Заклинание Поттера рассеялось в воздухе, а сам парень подлетел вверх и рухнул на землю. Лилиан задохнулась от ужаса и её сердце сжалось, когда чёрная фигура склонилась над её другом. Голос, бывший — словно тысячу лет назад — родным, казался надломленным и хриплым.       — Ты посмел использовать против меня мои же заклинания, Поттер? Это я их изобрел — я, Принц-полукровка! А ты обратил мои изобретения против меня, совсем как твой гнусный отец, не так ли? Не думаю, что… Нет!       Лилиан чуть слышно вскрикнула, когда Гарри метнулся к своей палочке, но Снейп выпалил заклинание, и она отлетела на несколько футов во тьму и скрылась из глаз. Волна холода пробежалась по спине девушки, и та крепче сжала свою палочку. Она была готова напасть.       — Ну так убей меня! — задыхаясь, сказал Гарри. — Убей, как убил его, трусливый…       — НЕ СМЕЙ! — взвизгнул Снейп, и лицо его внезапно стало безумным, нечеловеческим, что заставило Лилиан похолодеть. В эту минуту она испугалась и не могла узнать в нём того человека, которого она любила. — Не смей называть меня трусом!       Он рассек палочкой воздух: словно раскаленный добела хлыст ударил Гарри по лицу, вдавив его в землю. Парень закричал так громко, что у Лилиан снова сжалось сердце. Гриффиндорка бросилась к ним, вытянув перед собой волшебную палочку своего деда. Мир словно замедлился и кто-то отключил все звуки. Не было слышно ни шороха. На всём свете не существовало никого, кроме Лилиан и Снейпа, который заставил её друга страдать. Он предал её. Северус Снейп предал её, её деда и пытается убить её друга. Он заслуживает этого.       — Не трогай его! — звонкий голос, полный решимости, эхом раскатился по всей территории. Снейп резко обернулся и отступил, опустив палочку. Мужчина не собирался навредить мальчишке, но голос Лилиан отрезвил его, дав понять, что он перешёл черту. Гриффиндорка была похожа на Валькирию — вся в грязи, с горящими глазами, полными решимости, девушка подходила всё ближе. Она была прекрасна. Снейп впервые видел её такой.       «Не заставляй меня атаковать. Иначе ты об этом пожалеешь…» — Лилиан подходила всё ближе, крепче сжимая древко палочки.       Он поднял свою палочку и она остановилась. Лилиан быстро дышала, стараясь не терять концентрацию на случай, если придётся драться. Снейп выжидал. Она хочет отомстить? За смерть Дамблдора или маленькую игру с Поттером? В любом случае — если она нападёт, она не оставит ему выбора.       — Думаешь, меня это остановит? — Северус кивнул на её палочку. — Ты ошибаешься, Джонс.       Где-то рядом стонал, приходя в себя, Поттер. По большому счёту Снейпу было плевать на вынужденного слушателя этого диалога. Если девчонка вообще станет говорить.       — Почему ты его убил? — голос девушки не дрожал, несмотря на то что она была на грани истерики. — Я не могу поверить в то, что профессор способен убить директора школы прямо на глазах у студентки.       Снейп тихо рассмеялся, заставив Лилиан вздрогнуть. Это его забавляет? Он в своём уме? Чёрные глаза смотрели на гриффиндорку. Холод и безразличие. Он никогда не смотрел на неё так. Как она могла всё это время не замечать его двойной игры? Зачем всё это было нужно? Он лгал ей, лгал каждую минуту. Он лгал им всем.       — Не думаю, что ты когда-либо узнаешь правду, Лилиан. — Снейп опустил палочку. — И не советую тебе пытаться узнать.       Она не замечала слёз, что текли по её щекам. В ней клокотала ярость, её магия требовала выхода. Лилиан хотелось кричать от разрывающих её чувств. Кричать так громко, чтобы её боль почувствовал весь мир.       — Я никогда этого не забуду, профессор.       Лилиан быстро стёрла слезы со щеки тыльной стороной ладони, когда Снейп повернулся, чтобы уйти. Она резко вскинула руку, а в голове набатом звенели два слова, которые гриффиндорка выкрикнула так громко, что заложило уши.       — Авада Кедавра!       Зеленый луч пролетел в считанных дюймах от Снейпа и растаял в воздухе. Мужчина замер и медленно повернул голову. Взгляд его Валькирии был сломленным и безумным. Рука, держащая древко палочки, направленной на него, тряслась. По щекам всё ещё текли слёзы. Её ярость и отчаяние — во всём этом виноват только он. Если бы она была чуть точнее, то сегодня он мог умереть.       — В следующий раз не промахнись, Лилиан…       Гриффиндорка стояла с вытянутой палочкой, смотря как тот, кого она любила… Тот, кого она пыталась убить, стремительно исчезал в ночи. Наконец, чаша переполнилась и девушка осела на землю, разрыдавшись. Теперь всё действительно было кончено…

***

Don't be scared now, А сейчас не бойся, Close your eyes, Закрой глаза, She holds guard tonight. Сегодня вечером она охраняет тебя. Go on forward, Иди вперёд, No remorse, Без сожалений, Life will take its course. Жизнь направит тебя. Hold on to memories, Храни эти воспоминания, See what lies ahead. Загляни в будущее. Life will go on and we are one Жизнь продолжается, и мы с тобой With every step you take. Каждый шаг сделаем вместе. The Last Dance (оригинал Within Temptation)

      Гарри Поттер в очередной раз за этот вечер старался восстановить связь с реальностью. Голова жутко болела, по телу словно пробежалось стадо взрывопотамов.       «Палочка. Нужно найти мою палочку.»       Юный волшебник поднялся на колени, руками стараясь нащупать в траве волшебную палочку. Гарри старался искать как можно быстрее, но чем дольше он искал, тем чётче в голове всплывала мысль — поздно. Они ушли. Когда он, наконец, нашел своё оружие и из последних сил встал, Снейп вышел за территорию Хогвартса и с громким хлопком трансгрессировал.       — Лили, — волшебник неловко опустился на землю около подруги и обхватил свой лоб ладонью. Он с трудом видел всё вокруг: глаза резало от яркого пламени, перед глазами всё плыло. — Ты цела?       Гриффиндорка всхлипнула и кивнула головой, не в силах что-то сказать. Гарри медленно придвинулся ближе к подруге, сев на колени и неловко погладил её по плечу.       — Я слышал то, что он тебе сказал… — Гарри крепче сжал её плечо. — Ты ни в чём не виновата. Ни в том, что он его убил, ни в том, что он вёл двойную игру, ни в том, что он обманул всех нас. Ты слышишь, Лили? Это всё не твоя вина. Мне жаль, что ты промахнулась.       Лилиан всхлипнула, уронив ладони на колени. Её лицо было красным от слёз, то тут то там виднелись разводы от пыли после битвы в замке. Гарри старался вложить в свой взгляд всё желание поддержать и сказать ей: «Ты не одна. Я понимаю и я рядом.»       — Он это заслужил… — Лилиан прокашлялась и обернулась к хижине лесничего. Нехорошие подозрения заставили волосы зашевелиться. — Гарри, а ты видел Хагрида?       Ужас, отразившийся в глазах друга, заставили её предчувствия укрепиться.       — Хагрид?!       Гарри с трудом поднялся и поковылял было к горящей хижине, но тут из пламени показалась гигантская фигура лесничего, несущего на спине Клыка. Гарри радостно выдохнул и упал на колени; всё его тело содрогалось и болело, каждый вдох отдавался в груди острым уколом.       Лилиан с тяжёлым вздохом поднялась с земли и медленно пошла к горящей хижине. Подойдя ближе, она заметила, что Хагрид, бережно опустивший Клыка около Гарри, был ранен, а кожа волкодава слегка обгорела.       «Ох, Мерлин! Что они наделали?!»       Лилиан осторожно опустилась рядом и стала гладить пса, пытаясь его успокоить.       «Бедняжка… Он, наверное, так испугался…» — девушка плакала, осторожно гладя дрожащего пса, и проклинала Пожирателей, которые осмелились поджечь хижину вместе с одним из её обитателей. Клык тихо поскуливал. Хагрид, сбив пламя, медленно поедающее остатки его плотной куртки, наклонился, стараясь ближе рассмотреть ребят.       — Ты цела, Лилиан? — девушка быстро кивнула. — И ты Гарри?       — Цел, — Гарри всё ещё потирал рукой голову, которая, казалось, вот-вот взорвётся. Свободной рукой он осторожно гладил Клыка между ушами. — А ты как, Хагрид?       Лилиан была не в силах что-либо сказать. В воздухе стоял запах гари, подпаленной шерсти и кожи. Содержимое желудка грозило вот-вот его покинуть, Лилиан старалась глубоко дышать ртом.       — Всё в порядке, меня так просто не возьмёшь… Нужно возвращаться в замок. — ответил Хагрид и, подхватив Гарри, осторожно поставил того на ноги.       — У тебя кровь на лице… — голос Гарри звучал обеспокоенно, что заставило Лили обернуться к ним. — Ты ранен…       — Ничего страшного, мадам Помфри меня подлатает. Помоги Лилиан и пойдём.       Гарри подошел к подруге, чтобы помочь ей встать с земли. Девушка старалась подняться, но боль в ноге вернулась с новой силой и Гарри просто помог ей сесть поудобнее.       — Ладно, Лилиан пока не может идти. Надо потушить дом, — Гарри поднял палочку. — Агуаменти…       — Вот ведь помнил же, что надо сказать что-то такое, — пробормотал Хагрид и, вытащив из-за пазухи слегка дымящийся розовый зонт, произнес: — Агументи!       Лилиан сидела около Клыка и наблюдала как огонь постепенно гаснет. Хагрид и Гарри довольно ловко справились с горящим домом. Или тем, что от него осталось. Пёс потихоньку приходил в себя и уже лёг, поджав под себя длинные лапы.       — Ладно, не так уж оно и худо, — Хагрид осматривал дымящиеся развалины с разных сторон. В строении с трудом угадывалась некогда достаточно просторная сторожка лесничего. — Дамблдор тут всё в момент поправит, да…       Родное имя снова резануло слух и узел внутри живота сжался с новой силой. Лилиан не могла сказать этого вслух. На её глаза снова навернулись слёзы. Ужас произошедшего затоплял её среди воцарившихся вокруг безмолвия и покоя.       — Хагрид… — голос Гарри был наполнен горечью.       — Перевязываю я лукотрусу лапки, вдруг слышу — идут, — Хагрид продолжал суетиться вокруг остатков своей хижины. — Они ему все прутики опалили, бедняжке…       — Хагрид…       Лилиан сглотнула ком в горле, подступивший в тот момент, когда Гарри снова позвал лесничего. Они оба понимали, что Хагрид ещё не знал о происшествии на Астрономической башне.       — Что случилось, Гарри? Как эти Пожиратели из замка удирали, я видел, но Снейп-то с ними какого рыжего дьявола делал? И куда он подевался — за ними погнался что ли?       — Он… — Гарри запнулся на полуслове и повернулся к Лилиан. Она очень хотела ему помочь, но не могла. Он не могла произнести этого вслух. — Он… убил его, Хагрид…       — Кого убил? Кто и кого убил, Гарри? — Хагрид в удивлении уставился на гриффиндорца. — О чём ты толкуешь? Снейпа убили?       — Нет, — самообладание Гарри подвело его и, набрав в лёгкие побольше воздуха, Лилиан ответила за друга на одном дыхании. — Снейп убил Дамблдора.       Она чувствовала новую подступающую волну истерики и, решив, что активные действия помогут, она с трудом поднялась с земли, стараясь как можно меньше опираться на левую ногу. Гриффиндорка обошла Клыка и встала рядом с Гарри. Лесничий молчал и в недоумении переводил взгляд с Лилиан на Гарри. Та часть лица, какую не закрывали волосы и густая борода, казалась пустой и непонимающей.       — Что ты такое говоришь, Лили? Как Снейп мог убить Дамблдора?       — Дамблдор мёртв, я тоже это видел. Его убил Снейп, — Гарри осторожно обхватил Лилиан за талию, дав ей возможность опереться на себя.       — Не говори так, — грубо оборвал его Хагрид. — Снейп убил Дамблдора — дурь какая, Гарри.       — Хагрид, это правда. — Лилиан говорила очень тихо, словно боясь разбудить бурю эмоций, что недавно бушевала в ней. Каждое слово о Дамблдоре или Снейпе причиняло ей чудовищную боль. Хагрид тоже очень любил её дедушку. Он должен был знать правду.       — Нет, не может этого быть. — Хагрид потряс головой. Ему тоже не хотелось в это верить. — Там, наверное, вот что было: Дамблдор велел Снейпу пойти с этими Пожирателями, — лесничий указал в сторону школьных ворот, стараясь говорить уверенно. — Чтобы они его не разоблачили. Слушайте, давайте-ка в школу потопаем…       Ни Гарри, ни Лилиан не стали с ним спорить. Лилиан обнимала Гарри за плечи, стараясь опереться и чувствовала, как её друга била неудержимая дрожь. Он тоже не хотел возвращаться в замок. Тогда можно было притвориться, что ничего не произошло. Тогда можно было притвориться, что где-то подле самой высокой башни Хогвартса не лежит тело директора.       Хогвартс выглядел спокойным и уютным. В башнях замка и некоторых галереях светились окна – словно ученики готовились ко сну, доделывали последние домашние работы, дописывали последние строки на чистовиках своих эссе. Сегодня в замке из уст в уста передавались не шутки и сплетни. Сегодня на него напали Пожиратели смерти, над школой висит Чёрная Метка. А значит — кто-то убит.       Лужайка перед главным входом и подъездная дорожка были залиты светом из распахнутых дубовых дверей. Осторожно и неуверенно ступеньки заполнялись преподавателями и учениками в пижамах с палочками наготове — все они были готовы продолжать защищать замок. Все нервно оглядываясь и всматривались в темноту в поисках каких-либо признаков скрывшихся в ночи Пожирателей смерти.       Внутри Лилиан всё похолодело, когда она заметила у подножия Астрономической башни бесформенную груду. На деле же они были слишком далеко, чтобы рассмотреть хоть что-то.       «Нет… Только не это… Это не может быть он…»       Лилиан тихонько всхлипнула, заметив, что уже многие направились в ту сторону. Значит, ей не показалось.       — На что это все они смотрят? — Хагрид, очевидно, тоже это заметил. Гарри шёл очень медленно, стараясь не дать Лилиан упасть. Клык ковылял поблизости, держась как можно ближе к хозяину. — Что там лежит на траве? — лесничий резко свернул с подъездной дорожки, чтобы сократить путь к башне, у подножия которой уже собралась небольшая толпа. — Ты видишь, Гарри? Прям около башни? Под самой Меткой... ах, чтоб тебя... думаешь, кого-то сбросили...       Хагрид продолжил свой путь молча, по всей видимости, продолжая не верить в то, что ему сказали ребята. Гарри глубоко дышал — ему сильно досталось, но Лили совершенно точно не сможет идти сама. Несмотря на боль во всём теле, оба продолжали медленно, но уверенно шагать.       Последние силы покидали Лилиан. Каждый шаг отдавался болью в поврежденной ноге. Несмотря ни на что, она продолжала упрямо идти вперед. К месту, где уже столпились онемевшие от горя ученики и преподаватели. Она уже услышала, как Хагрид застонал от боли и потрясения, но продолжал идти вперед, надеясь, что то, что он увидел, было неправдой. Гарри осторожно вёл подругу сквозь бормочущую толпу.       — Пожалуйста, пропустите… — умоляющим тоном говорила она, пока Гарри свободной рукой расталкивал учеников, расчищая им путь. — Отойдите, дайте пройти!       Она хотела пройти сквозь толпу. И не хотела видеть то, что стало её причиной. Если бы Гарри не продолжал упрямо пробираться вперёд, то Лилиан бы наверняка остановилась. Ученики в центре круга сами расступились перед ними. Она увидела то, чего боялась больше всего на свете. То, что никогда не сможет забыть. Бездыханное тело Альбуса Дамблдора лежало на траве во дворе замка, которому он посвятил свою жизнь.       — Нет… НЕТ! — Гарри осторожно опустил Лили на колени, прижав её голову к своей груди. Лили взяла дедушку за руку и прижала её к своей щеке. — Нет…       Она плакала так, как могут плакать дети — искренне, с надрывом и навзрыд. Она держала его за руку и понимала, что надежды больше нет. Лилиан держала за руку своего мёртвого дедушку. И он пал от руки человека, которого она любила. Всё это было неправильно и казалось каким-то безумием.       — Лили…Мне жаль. Мне так жаль… — сквозь поток мыслей и слёз до неё стали доходить слова, которые кто-то говорил ей на ухо. Гарри обнимал её, убаюкивая, словно маленькую девочку. Она перестала раскачиваться и посмотрела на друга, который чуть отстранился, придвинулся к телу, поправил съехавшие с крючковатого носа очки-половинки и стер рукавом вытекшую изо рта струйку крови.       В толпе за спиной Лилиан негромко переговаривались люди. Прошло какое-то время, прежде чем она почувствовала в ладони дедушки что-то жесткое. Осторожно, так, чтобы никто не заметил, она вытащила его.       — Что это? — Лилиан говорила вполголоса, слегка коснувшись ладони Гарри, чтобы привлечь внимание. Гарри опустил глаза на медальон, который открылся – Лилиан слишком сильно сжала его в руке.       Люди вокруг стали поднимать волшебные палочки и зажигать огни. На лужайке становилось всё светлее и все смотрели куда-то вверх. Машинально, почти не думая о том, что делает, Лили вытащила пергамент, развернула его и прочитала:

Темному Лорду. Я знаю, что умру задолго до того, как ты прочитаешь это, но хочу, чтобы ты знал — это я раскрыл твою тайну. Я похитил настоящий крестраж и намереваюсь уничтожить его, как только смогу. Я смотрю в лицо смерти с надеждой, что, когда ты встретишь того, кто сравним с тобою по силе, ты уже снова обратишься в простого смертного. Р. А. Б.

      — Это то, зачем мы отправились, Лили… — в голосе друга была слышна боль и разочарование. Гарри умолк и закрыл глаза. — Всё было напрасно…       Напрасно…       На лужайке становилось всё светлее. Казалось, в эту ночь на улицу вышла вся школа. То тут, то там были слышны всхлипы, мальчишки украдкой прочищали горло – старались сдержать эмоции. Лилиан подняла взгляд вверх. Тысячи лучей освещали ночное небо.       Чёрная Метка растаяла, оставив после себя лишь синее ночное небо. Вдалеке слышались раскаты грома.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты