Где плачет рассвет 22

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
the GazettE

Пэйринг и персонажи:
Койю Такашима, Юу Широяма, Аой и Уруха
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Ангст Драма ООС Смерть основных персонажей Показать спойлеры

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Наказание за преступление.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это писалось в два часа ночи на бредовую головушку. Ошибок куча, нестыковок, но выставить хочется х)
20 февраля 2012, 00:09
Наш мир - обычная паутина, сковавшая нас всяческими способами. Мы никогда не задумывались о мыслях окружающих нас - плевать, знакомые люди или нет. Нам. Лично нам просто плевать на то, что происходит с жизнью человека, если он не имеет ничего важного в нашей жизни или она не зависит от него. И вот он я, Широяма Юу, пришел раскаиваться к твоей могиле. Скорее, уже нашей общей. Своей смертью ты утащил меня за собой в тот сырой мир. Здесь я лишь окончательно добиваю мечты других, не давая волям вырваться наружу. Прости. Я знаю, ты бы точно не хотел этого. Ты не такой, ты боролся с этим. Практически – ты боролся со мной, но это я убил тебя. Мне поступил заказ. Или я – или те подонки. Изнасиловать, задушить или утопить, и избавиться от тела любыми способами. Без разницы, кто ты для них. Им просто захотелось. Сыночку этой твари надоело, что ты не обращаешь на него своё внимание, ведь оно моё. Ты постоянно намекал на это своим взглядом. Сейчас я хочу быть лишь твоим. Сейчас я очень хочу снова увидеть тебя и молить о прощении всю оставшуюся нам вечность. Я бы отдал всё, за одну улыбку. Теплую и нежную. Самую нежную и любящую. Прости. Безумно хочется реветь, истерить, но вернуть тебя. Но ведь все знают, что слезами делу не поможешь. Прости, умоляю, просто я не смог бы жить с тем, что эти подонки убьют тебя, надругаются над твоим прекрасным телом. Если бы ты остался жив, они бы рано или поздно сотворили свои грязные планы. Они бы не оставили тебя в покое. Я хочу быть рядом с тобой. Примешь меня ты, или нет, но на мои извинения уйдет вся вечность, которая дается душе на житие. Я просто хочу быть с тобой. Снова сплести наши руки, как нити, соединяющие нашу связь, видимую лишь нам, но так нужную в тот момент. Серая, мокрая, могильная плита с изображением нашей общей фотографии и две алых розы. Это было твоё любимое фото, как и цветы. Ты, такой счастливый и беззаботный, и я, беззаветно влюбленный в тебя, держимся за руки. Как же сжимается сердце, при малейшем упоминании о прошлом, но нет, его не вернуть. Всё еще помню тот алый закат, когда ты с улыбкой на лице, заснул у меня на коленях – навсегда. Юта с Акирой силой оттаскивали меня от твоего тела, но они не знали всей правды. Они не знали, что я убил тебя. Они не понимали того, что я запачкан в твоей крови пожизненно. Скорее посмертно, ибо и правда, душой я заключен под этой плитой и лишь эта физическая оболочка не дает мне спокойно уйти от этого бренного мира. Скрыться за навесом тайны. Скрыться с тобой и лишь с тобой. И вот, Койю, я стою снова у твоей могилы с новыми розами, которые несчастно украсят твоё окаменелое изображение на камне. Ты и там, как живой. В гробу ты был с улыбкой. Когда умирал – тоже. Почему? Ты был рад, что не увидишь меня больше? В тот вечер я признался тебе. Точнее уже не тебе, а лишь мертвому телу Такашимы Койю, но именно в этот момент твоё лицо запечатало улыбку. Ответь любыми знаками. Напугай, забери с собой – я только и жду этого. Умоляю-у… На часах уже 5:37. Светает. На улице начальная осень и довольно холодно. А я не ухожу с кладбища. Я готов постоянно наблюдать за тобой на этом чертовом камне. Слезы идут сами, грозным потоком, вниз. Прямо на бутон положенных роз. Лепестки неловко содрогаются под навесом соленых капель и тут же замирают. Как твоя жизнь. Прости и прими меня к себе. Просто прими. Достаю припасенный шприц с препаратом. Даже не один, а не сколько. Друг за другом металлические иглы погружаются в мою вену, доставляя невыносимый дискомфорт. Раз, два, три, четыре, сбился… Плевать, хочу к тебе, не важен способ. Смотрю на небо. Солнце величаво окрашивает небосвод в алый и пурпурный цвет. Пошел дождь. Мелкий и сварливый, посылая безумную дрожь по телу, но мне плевать. Сейчас я приду к тебе. Я увижу тебя, может, и смогу обнять. У меня истерика. Дождь, подобно мне, изливается на землю, умирая в почве, листьях и самом мне. Мне приятно. Сейчас я вижу, как плачет рассвет. Наш с тобой новый рассвет. Глаза закрываются и я оседаю на землю, аккуратно укладывая половину туловища на твою могилу. Наступает вечный сон, который сведет нас вместе…