"Мэйд ин Раша"-2: Сколько можно о магических школах? +32

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Клуб Винкс: Школа волшебниц, Ведьма (кроссовер)

Пэйринг или персонажи:
Альтернативные аналоги
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Фэнтези, AU, Мифические существа, Учебные заведения
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 237 страниц, 28 частей
Статус:
в процессе

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Не все мечтают вырваться из привычной жизни и стать студентом настоящей магической школы. Не всем нужны там встречи с новыми друзьями, влюбленности и враги - кому-то достаточно и старых (особенно врагов). Не все почувствуют в магии свое истинное предназначение, и уж совсем немногим придется с первых же курсов окунуться в невероятные приключения, чтобы, как минимум, спасти мир. Или захватить, к чему уж больше склонности.
Но без среднего волшебного образования никак - что героям, что злодеям!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Первая часть https://ficbook.net/readfic/3684601

Глава первая. 3. Виктория Чубайс

21 февраля 2016, 10:10
Не то, чтобы Виктория об этом задумывалась, но, если бы все-таки задумалась, наверное, считала бы, что письмо в волшебную школу должно приходить как-нибудь… необычно? Появиться, например, прямо перед тобой в виде перевязанного свитка с печатью, зависнув в воздухе среди искорок. Или чтобы его доставила маленькая, похожая на птичку колибри, фея. Ну, или просто какая-нибудь птица, подходящая для образа из сказок: сова или, например, ворон. Вряд ли – Сорока.
       А если бы даже и сорока, то все таки та, которая птица, а никак не знакомая по школе девчонка, прозванная так не столько за фамилию Сорокина, сколько за вечную суетливость и болтливость, а так же хроническую страсть к распространению разнообразных сплетен, снабжаемы в процессе изрядной долей привирания. Не тот человек, с которым вообще приятно иметь дело. И уж тем более неприятно невольно предоставлять какую угодно информацию о себе!
       Единственным, пожалуй, положительным моментом оказалось то, что это была младшая сестренка, Фимочка, учившаяся на класс младше. Свою одноклассницу Кристину, старшую сестру Фимы, Вика была бы еще менее рада случайно увидеть в подъезде между лестничными пролетами первого и второго этажей, с чем-то возящейся возле почтовых ящиков – хотя бы потому, что тощая остроносая Крыска умела чужие секреты не только разбалтывать, но и мастерски вынюхивать.
       - А-а, как ты невероятно вовремя! – на кругленьком, но тоже с фамильными острыми чертами, лице расцвела такая искренняя улыбка, что Виктории стало не по себе. В школе они с обеими Сороками не особенно ладили, так что столь бурная радость от встречи посреди каникул будила смутные, но гадкие предчувствия. – Письмо-то как раз тебе!
       Фима суетливо протянула немного помятый конверт, который явно неизвестно уже сколько времени вертела в руках, не решаясь ни расстаться с ним, ни вскрыть чужое письмо.
       - Если мне, то зачем ты его взяла? И как? – Вика бросила короткий взгляд на ящик, но тот был привычно заперт. Вряд ли, конечно, проблема что открыть, что закрыть обратно, а то и выдернуть конверт через щель за самый край…
       - Взяла? Я? Что ты! – в притворной обиде Сорокина выпучила небольшие, темные чуть зеленоватые глаза. – Я просто еще не успела его бросить в ящик!
       И продемонстрировала переброшенную через плечо сумку с какими-то бумагами.
       - Подрабатываю в каникулы на почте, и подарочек пришелся как раз кстати. Но теперь-то, раз уж ты здесь, то, может, сразу и прочитаешь?
       Понятно. Сама совать нос в конверт Фима, может, и не рискнула – тут она несколько уступала сестре по беспардонности – но теперь сгорала от любопытства в надежде, что Виктория сама выдаст какую-нибудь информацию. Когда кто-то меньше года назад переехал в небольшой городок из столицы, когда чьи-то родители едва сумели не доводить дело до суда, борясь за опекунство после развода, когда, наконец, кто-то не так уж давно впервые в жизни начал встречаться с мальчиком – как тут, пусть и не первой, но не менее старательной сплетнице упустить возможность хоть краем глаза проследить, приходят этому «кому-то» письма от старых друзей, отца, комиссии по делам несовершеннолетних, а, может быть, и от возможного дружка из старой школы!
       - А. Понятно, – как можно спокойнее кивнула Виктория, забрала конверт, к едва ли не слезному разочарованию Фимочки, не глядя, сунула его в карман и продолжила спускаться по лестнице. – спасибо.
       Удрученно посопев, Фима торопливо рассовала по ящикам газеты и конверты и бросилась следом, вероятно, ожидая, что Вика коварно распакует письмо, закончив спускаться. Сама она, наверное, не выдержала бы дольше трех минут, не выяснив, что же это. Однако Виктория никаких важных писем не ждала, тем более, по бумажной почте, тем более, если в конверте и впрямь что-то серьезнее рекламной рассылки, то выяснять это перед посторонними сороками особенно не стоит.
       - А что если кто-то снова начал рассылать порошок сибирской язвы? Или еще что-нибудь… страшное? – приноровившись к шагу, взволнованно предположила Фима.
       - И что, всем подряд такое разослали?
       - Э-э… нет.
       - Тогда с чего бы присылать именно мне? Что во мне такого особенного, чтобы стать целью террористов?
       - Твоя фамилия… к примеру. Ну, кто-то же мог подумать, что… наверное…
       Вика коротко выдохнула, хотя и не собиралась как-то реагировать на заброшенные крючки. Ее фамилия была Чубайс, унаследованная от отца вместе с темно-рыжими волосами и необходимостью не только выслушивать по этому поводу всевозможные «оригинальные» шутки, но и опровергать нелепые предположения на полном серьезе. Устать от этого девочка успела давным-давно, поэтому только неопределенно дернула плечом и ускорила шаг, надеясь выйти из подъезда и сбежать подальше на «открытой территории». Однако отделаться от Фимы оказалось не так-то легко.
       - Наверное, ты права, что там может быть интересного? Когда ты только пришла в нашу школу, знаешь, все думали, что ты окажешься, ну, особенной. Но почти год прошел, а в тебе нет ну абсолютно ничего необычного…
       «Еще бы!»
       - …Логично, наверное. Те, кто необычный, ведь из маленьких захолустных городков в столицу переезжают, а не наоборот! Вот, может быть, я, наконец, перееду жить к маме, когда Крыску отправят в этот ее колледж. Мама ее считает талантливее, но еще посмотреть, кому больше повезло.
       Мать сестричек Сорокиных была талантливым, но так скандально известным журналистом, что многие, зачастую весьма крупные издания охотно покупали у нее материал, но ни одно не рисковало ни брать в штат, ни печатать без псевдонима. Как следствие, Молва постоянно разъезжала по стране и ближайшему зарубежью, то раскапывая какой-нибудь очередной взрывоопасный материал, то скрываясь от чересчур громких последствий выкопанного ранее. Дочери жили в Вересково с бабушкой и видели ее разве что по исключительным случаям.
       - У мамы появился ухажер в Москве и, похоже, у них все серьезно, судя по тому, как он старается нам угодить! – напряженно выждав несколько секунд, но так и не дождавшись наводящих вопросов, пояснила Фима. – Вот, ты только зацени!
       С неожиданной ловкостью обогнув Вику на крыльце, она широким жестом указала на маленький пурпурный скутер, припаркованный буквально в паре шагов.
       - Недавно подарил, на мое четырнадцатилетие! И почту развозить в два счета, и ни у кого больше в Вересково такого нет!
       - В Москве на дорогах такое творится, а машин столько, что подростку на скутере ездить там чистое самоубийство, это тебе не здешние тихие улочки.
       - Ну-у, тебе лучше знать, ты же там жила… хотя, полагаю, скутера у тебя там просто никогда и не было! – неприятно ухмыльнувшись, Фимка забросила сумку в корзину на багажнике. – Вряд ли вы от хорошей жизни сюда переехали.
       Кажется, возможность похвастаться немного компенсировало Сорокиной обиду за сокрытие письма, настроение у нее явно приподнялось. Виктория не без облегчения пошла, наконец, своей дорогой, постепенно переходя на медленный бег. Москва Москвой, а вот в городке вроде Вересково иметь подобную игрушку вместо обычного велосипеда было и впрямь неплохо. Хоть и пешком можно всего за пару часов пройти от окраины до окраины, а ездить особенно-то и некуда… Фима явно преувеличивала тут повод для зависти.

Хотя лето уже постепенно приближалось к завершению, утром по-прежнему было уже светло. Вика совсем не была уверена, что найдет в себе достаточно силы духа, чтобы продолжать ежеутренние пробежки осенью и зимой, даже в выходные, когда только и предоставляется редкий шанс просыпаться не в темноте.
       - Ну что, Орешек, двигаем в парк?
       Услышав свое имя, белка выскользнула из капюшона легкой летней толстовки и деловито перебралась на плечо Виктории. После того, как его несколько раз принимали за мохнатую крысу излишне впечатлительные соседки, орешек сам, почти без указаний хозяйки, приноровился прятаться, когда она разговаривала с кем-то посторонним. В руки к людям бельчонок попал совсем еще маленьким, когда Матвей Олесин подобрал его, собиравшегося уже умирать, на улице и подбил дедушку-ветеринара на благотворительную помощь. Орешек выжил и даже выздоровел, но возвращать его, успевшего подрасти и привыкнуть к людям, на волю поостереглись, опасаясь, что самостоятельно о себе заботится белк с непривычки не сможет. Поскольку дома у Матвея жили две кошки и собака, а еще постоянно квартировали на передержке пушистые пациенты дедушкиной практики, а в ветеринарной клинике тем более не водилось места для тех, кто уже выздоровел, бельчонок в итоге достался Виктории в качестве оригинального романтического подарка. Может, не настолько нарочито-дорогого, как всякие там скутеры, однако же и куда более ценного.
       Сдалось вообще опять думать об этом скутере! Вот уж поистине, стоит встретить с самого утра Сорокину – и день уже порядочно подпорчен.
       Обычно Орешек не только не убегал, но и сам старался не отставать от Вики, если в парке во время прогулки или пробежки она ненадолго его отпускала. Но сегодня, стоило только свернуть с продольной улочки на одну из дорожек, сам сорвался с плеча, перелетев на ближайшее дерево, и куда-то понесся по веткам, не обращая внимания на испуганно воскликнувшую хозяйку. Виктория приглушенно чертыхнулась сквозь зубы и, свернув уже с парковой дорожки на травяной ковер, бросилась между деревьев, стараясь не упускать стремительно летящую между ветвей белку из виду.
       Что на него-то вдруг нашло?!
       Минуты через три-четыре взволнованной погони между деревьями наметился просвет, срезав напрямик, Виктория добежала до пологого берега небольшой городской речки. Собиралась уже свернуть, продолжая преследовать беглеца, но открывшееся в просвете зрелище заставило на несколько секунд замереть.
       На травянистом склоне девушка в необычном, словно для сценического выступления в каком-нибудь ансамбле, наряде волчком вертелась, пытаясь при помощи сияющих на солнце то ли лент, то ли струй отбиться от нескольких существ, напоминающих уродливых красновато-коричневых собак. Несмотря на все ее усилия, существа неторопливо, но планомерно теснили ее от реки в сторону леса, а все, что могли сделать извивающиеся ленты – это лишь ненадолго их отгонять, разбиваясь об загривки и оскаленные морды взрывами блестящих брызг. Полностью сосредоточившись на зверях, девушка совершенно не следила за тем, что происходит за ее спиной, только лишь и не позволяя атакующим окружить себя, а оттого и заметить не успела, как позади с невероятной для столь массивной туши ловкостью возник лишь отдаленно напоминавший человека верзила.
       - Осторожно! – невольно крикнула Виктория, девушка резко обернулась, но было уже поздно: похожие на окорока ручищи уже сграбастали ее в медвежьи объятья. Воздух задрожал от пронзительного визга, а уродливые собакоподобные звери повели оскаленными мордами, оборачиваясь уже к самой Вике. – Приглашаете присоединиться?!
       Девочка прищурилась, приподнимая ладонь. Никакого оружия на утреннюю пробежку в парк она, конечно же, и не подумала захватить, однако возникший над рукой маленький сияющий сгусток тоже выглядел достаточно красноречиво.
       - Ну нет, на двух волшебниц мы не договаривались! – не с первой попытки, но все же запечатав пойманной девушке рот здоровенной ладонью, пробасил громила.
       И разжал руки. Собакомонстры, рядом выстроившиеся между ним и Викой, исчезли, словно испарившись. Девушка с приглушенным «уф!» не особенно ловко спрыгнула на траву и, выпрямившись, пригладила пышные растрепавшиеся кудри.
       - Привет Ева, привет, Витек! – втянув светящийся энергетический шарик обратно в ладонь, Вика помахала рукой. – Надеюсь, я не помешала?
       - Может, будем считать одной из моих волшебных способностей то, что друзья обязательно придут такой душке, как я, на помощь? – с кокетливой надеждой предположила Ева, искоса поглядывая на недавнего противника. – Истинная наша сила в нашем единстве и взаимовыручке, все дела…
       Великан шумно вздохнул и на глазах сдулся до размеров массивного, но все же вполне в пределах обычного человека, верзилы. Костяные наросты с лысого черепа пропали, а кожа сменила бордовый цвет на просто раскрасневшийся.
       - Ты хочешь сама чему-то научиться или уже передумала? Чары будут действовать далеко не на всех возможных противников.
       - Да поняла я уже, не нуди!
       С боевым волшебством у Евгении Лариной, Берегини водного начала и наследницы легендарной русалки Даны дела обстояли заметно хуже остальных в команде. Любая из сил имела как достоинства, так и слабые свои стороны, и, похоже, достоинства волшебства Евы все сплошь сосредоточились не в боевой сфере. Иногда власть над водой приходилась весьма кстати и в бою, но лишь благодаря нечастому и непредсказуемому стечению обстоятельств.
       - Хватит, пожалуй, на сегодня! – взмахнув руками, девушка тоже уменьшилась, превратившись в девочку примерно одного возраста с Викторией, пониже подруги ростом, полненькую и круглолицую, правда, в отличие от Фимы, с красивыми чертами, лишь ненамного менее яркими, чем в волшебном обличье, и большими синими глазами. Наряд из белой блузки с золотым шитьем на пышных рукавах, синей, расшитой кувшинками безрукавки, такой же синей юбочки и венка кувшинок с голубыми, как водные струи, ленточками, превратился в простую джинсовую юбку и яркую кофточку, только жемчужные бусы на шее продолжали переливаться гигантскими капельками воды. – Как ты здесь оказалась, Викусь?
       - Вышла побегать, а тут Орешек…
       Упомянутый белк, как ни в чем ни бывало, спустился по стволу, быстро-быстро перебирая лапками, и перепрыгнул с дерева прямо на коротко остриженные рыжие волосы хозяйки.
       - А ты-то почему выбралась так рано?
       Евгения была известной любительницей поспать, так что в каникулы утро, по ее представлению, начиналось только в одиннадцать. Желание потренировать магические способности, пока никто их случайно увидеть в парке, тоже не могло служить объяснением – внушить случайному прохожему ничего не замечать у водяницы получилось бы куда успешнее, чем ее попытки бить монстров. Может, волшебство воды просто не для боя предназначено – конечно, когда воды не настолько много, чтобы кого-то притопить? Все-таки монстрособаки не зря не позволяли Еве приблизиться к реке.
       - Витек нашел новую работу и опять переезжает, скоро нам не на ком будет оттачивать свои умения! – с насмешливым упреком объяснила Евгения.
       Громадный и жутковато выглядящий, но мирный и не особенно-то храбрый бес Витек по жизни был не особенно удачлив. Не то, чтобы он был тупым, но простодушие и покладистый характер вынуждали постоянно находиться под чьим-нибудь влиянием и играть роль то расходного громилы на побегушках у не самых положительных личностей, то подельника и исполнителя – а частенько и козла отпущения – в чужих авантюрах, то просто старательного работника, пашущего постоянно на кого-нибудь стороннего. Обычно тяжело физически пашущего. Вика искренне надеялась, что хотя бы на этот раз найденная им работа окажется нормальной – или хотя бы не заставит влипнуть в неприятности.
       - Кто тут на ком еще «оттачивал»…
       Распрощавшись с Витьком, дальше по парку девочки пошли уже вдвоем. Кажется, о пробежке уже можно было забыть – Вика даже и не надеялась, что подружка пожелает присоединиться.
       - Чем тут еще можно заняться? – тоскливо вопросила Евгения, когда они перебрались на ведущую как раз вдоль берега парковую дорожку. – Алинке не до нас, вот всю жизнь она меня каждые каникулы по утрам будила и пыталась куда-нибудь сдернуть, а теперь со всеми этими полуночными наблюдениями за звездами с этим ее Эдиком – ее саму по утрам не добудишься! Не будь это наша Алька, я б предположила, что парень на ночные прогулки отнюдь не ради звезд да НЛО приглашает!
       Вика не ответила. В отличие от Сорокиных, Ева не была любительницей намеренного злословия, но поболтать – в том числе и о личной жизни подруг – склонность имела. В действительно серьезных секретах ей вполне можно было доверять – что поможет понять это лучше, чем собственный общий секрет, связанный с магией и вообще волшебной стороной мира! Эдиком же звали симпатичного паренька, с которым Алина Шевралиева, младшая в их компании Берегинь, последнее время сдружилась, он проводил в Вересково летние каникулы.
       - Только и слышно от нее теперь, что про этих инопланетян! – продолжала ворчать Ева. – Впрочем, кому я это говорю? Ты у нас вечно с Матвеем в клинике его дедули-Айболита пропадаешь! Даже у Дашки теперь есть приятель, хоть она-то целыми днями не с ним, а в книгах копается! Никита постоянно на нее жаловался, когда мы с ним вместе в летнюю школу ходили. Только у меня ведь парня нет! И подруги все в своих делах неимоверной важности… теперь вот даже Витек бросает! И…
       Клокочущее негодование стихло, сменившись уже искренней грустной подавленностью.
       - … И ведь Марго, наверное, больше не вернется!
       Ответить опять оказалось нечего. Маргарита вместе с семьей вернулась в Петербург, незадолго до того объявив, что по горло сыта всем этим волшебством и приключениями, в которых к тому же словно и смысла никакого не оказалось. Ей, конечно, пришлось тяжелее всех… но Вика не представляла, могут ли они обойтись без любой из Берегинь – даже теперь, когда в волшебном мире все, казалось, пришло в норму и успокоилось после напряженного и богатого на события года, как раз после переезда Виктории в Вересково прошлой осени, того самого, что убедил Фиму Сорокину, что в Вике «нет совершенно ничего особенного», зато на саму Вику вывалил внезапно открывшиеся волшебные силы, миссию по защите мира людей от магических существ и иногда наоборот, множество новых знакомств, приключений и первую – и единственную, как очень хотелось верить – любовь. Иногда девочка думала, что лучше было бы просто встретить Матвея и обойтись без всех этих чудес и происшествий, но, с другой стороны, не пройдя с подругами через приключения, решилась бы она хоть на что-то, в том числе и в своих чувствах, или так и осталась бы нервным неуверенным подростком из прошлого? Сумела бы остаться в Вересково, когда папа захотел их вернуть? Кто знает… Но, кажется, меньше чем за год в жизни произошло больше, чем за тринадцать с лишним лет до того!
       Теперь все, пусть уже на новый лад, но входило в повседневную колею. Хотя кто бы мог подумать, что об уехавшей Маргарите сильнее всего будет сокрушаться Ева, которую вечно раздражала «заносчивость» чересчур серьезной и обстоятельной блондинки из Питера.
       Хотя дело могло быть и в том, что лучшая подруга сейчас с головой ушла в свою детскую полувлюбленность, у Вики тоже не всегда находилось время, а Дарья, по выражению самой Евы, «копалась в книгах», стремясь теперь как можно больше разузнать об открывшемся девочкам волшебном мире.
       - Тут ничего не скажешь заранее, – уклончиво сказала Виктория, хотя даже не представляла, при каких обстоятельствах Маргарита могла бы вернуться в Вересково. Или даже захотела бы… – Будь она тут, у тебя точно не хватило бы бестактности ныть об отсутствии парня!
       Еве не очень везло в попытках завязать отношения. Но Маргарита пережила по-настоящему несчастную любовь, и все, включая Еву, прекрасно понимали разницу. Водяница удрученно вздохнула.
       - Зайдешь с нами позавтракать? Тетя Жанна-то, наверное… м-м…
       - Со мной сегодня завтракать мама не будет, – корректно подтвердила Вика, рискуя снова прорвать плотину жалоб «у всех есть бойфренды, кроме меня, даром, что я тут самая очаровательная». Хотя, наверное, даже для Евы было бы немного странно называть чьим-то «бойфрендом» школьного учителя истории, с которым сейчас встречалась викина мама… – Так что с удовольствием! Только Орешка домой заброшу.
       Семья Лариных жила не в многоквартирном доме, а в небольшом двухэтажном коттедже. Частных домов в маленьких городках типа Вересково было достаточно, хотя по большей части «пригородные» все-таки больше напоминали деревенские дома с соответствующими участками и огородами. Хотя снаружи Вике, после ее московского детства, тихие утопающие в кустах сирени и жасмина улочки и маленькие домики напоминали скорее дачный поселок, чем город, внутри особнячки вроде принадлежавшего Евиной семье были вполне оборудованы не только электричеством, но и водой и газом. Хотя и на гордое имя загородного особняка по московским меркам дом скромного провинциального милиционера претендовать не мог, это не та шикарная вилла, почти маленький замок, что снимала в прошлом году семья Маргариты. Эх…
       Когда девочки подходили к калитке, Виктория замешкалась, остановившись взглядом на зеленом почтовом ящике, прикрученном на забор рядом с воротами.
       - Надо все-таки взглянуть, что это за письмо такое…
       Евгения тоже остановилась и с любопытством обернулась. Вика продемонстрировала извлеченный из кармана конверт, о котором успела уже и позабыть.
       - Оу! Погоди, сейчас я достану, что там нам пришло, папа сегодня свою газету забрать не успел, а потом вместе посмотрим, что это тебе прислали! – подружка деловито открыла ящик, вытряхнув в пухленькую ладонь пару газет, несколько рекламных бумажек и… – Ого! Погляди-ка!
       Еще один конверт, близнец полученного Викторией, без обратного адреса, но с характерной печатью-узором: разделенным на четыре части ромбом, в каждой из «четвертинок» которого красовались разноцветные квадратные точки. Чем-то рисунок напоминал фигуру фольклорной вышивки. Для пущей картинности Ева взяла конверт в другую руку и протянула вперед, демонстративно сравнивая с протянутым Викой.
       - Обяза-ательно вместе посмотрим! А пока пошли! – пересекая дворик, Евгения демонстративно потянула носом. – Анечка свой фирменный пирог собиралась испечь…
       В чей-нибудь еще дом было бы неловко заявляться к завтраку без приглашения, но Анечка – мачеха Евы – просто обожала всех угощать своими кулинарными шедеврами, поэтому гостям была неизменно рада. Пока подруга бегала на кухню с новостями, Виктория, присевшая на низкий диванчик в проходной «гостиной», сама уже не сумела совладать с любопытством и все-таки вскрыла конверт.
       - Здесь написано, что руководство Краснокаменской школы-лицея заинтересовалось моими успехами в прошлом учебном году и теперь предлагает обучение по специальной программе для оптимального развития способностей.
       Довольно-таки странно, учитывая, что хорошими оценками Вика могла похвастаться разве что по одному-двум любимым предметам. Проблем, по сравнению с первым полугодием, стало меньше, но все-таки не настолько, чтобы кого-то всерьез впечатлить.
       - Реклама все-таки? – разочаровалась вернувшаяся Ева. – И какую цену за такое удовольствие просят?
       - Написано, что за мои спортивные успехи и официальное участие в соревнованиях будет предоставлена стипендия.
       Евгения торопливо разодрала второй конверт и пробежала по тексту глазами.
       - То же самое. Ну, только стипендию предлагают за мои творческие успехи…
       У нее с учебой все было еще более сложно. Сообразительность, артистичность и хорошо подвешенный язык позволяли Еве неплохо выкручиваться на устных ответах, но тесты и письменные работы успехом было хотя бы только не завалить совсем уж позорно. Помимо этого, в начале весны девочка много пропустила из-за болезни после одного несчастного случая, поговаривали даже об угрозе остаться на второй год, но все удачно обошлось посещением летней школы.
       - А мы вообще проходили какие-то тестирования?
       - Ну да, Гавриил в мае давал электронные опросники для профориентации или чего-то в этом роде. Во всяком случае, восьмому классу. Странно, правда, мы же не девятый закончили, чтобы выбирать между обычными старшими классами и какими-нибудь там колледжами. В седьмом тест тоже был?
       - Вроде бы… – уклончиво протянула Евгения, на уроках информатики куда больше внимания сосредотачивающая на симпатичном преподавателе, чем на занятиях. – Наверняка это какая-то разводка, я тебе как дочь милиционера говорю, уж о всяком мошенничестве наслушалась…
       Вика о превратностях работы милиции знала немного, но оттого неожиданные приглашения не меньше смущали возможным подвохом.
       - Матвей вот девятый класс уже закончил. Причем почти с одними пятерками – и что-то я не слышала, чтобы его куда-нибудь приглашали.
       - Может, это только для девочек? Вот! Заманивают, наверное, а потом продают в рабство, я про такое сюжет по телевизору видела.
       - Как будто ты его наяву не видела, когда Кощей тебя похитил, пообещав сперва проспонсировать для тебя карьеру певицы! Но… если это может быть правдой, мы, как Берегини, должны точно все проверить – вдруг там нужна наша помощь? – понизив голос, предположила Виктория.
       - Если этим занимаются не волшебные существа или не опять какой-нибудь колдун, то ничего такого мы не должны. Хотя проверить… тут-то мы можем ничего не бояться.
       Не настолько девочки освоились пока со своим волшебством, чтобы совсем уж ничего не бояться, особенно если где-то и впрямь оказались бы замешаны колдуны или магические существа, но теперь они просто обязаны были все непременно проверить.
       - Попробую поискать в интернете, что там есть об этой Краснокаменской школе и существует ли она вообще. Мобильников Даша и Алина так и не завели…
       - Но я знаю, где их искать и соберу, если надо! Только после завтрака, ладушки? – Ева скорчила умилительную мордашку. – Анечкин пирог надо есть, пока он еще горячий!

Школа-лицей в городе под названием Краснокаменск, располагавшемся, как оказалось, совсем недалеко к югу от Вересково, в паре часов пути, действительно существовала. Основанная в середине семидесятых явно в качестве элитарного учебного заведения, она послужила заметному подъему Краснокаменска как за счет негласной поддержки отдельных выпускников и родителей, так и буквально, фактически превратив небольшой поселок в студгородок. Невероятным образом пережила и полностью сохранила свой статус и в перестройку. Но более полной информации, как Виктория ни старалась, в сети не нашлось, все упоминания оказывались косвенными, собственной странички краснокаменский лицей не имел, явно не нуждаясь в наборе потенциальных учащихся со стороны.
       А в них, получается, нуждался? Уж явно не в Вике и Еве, происходивших из самых простых семей и, к тому же, не блещущих в учебе. А по скудным крохам сведений о таинственной школе и не угадаешь, могли ли действительно оттуда прислать приглашение.
       - Я дозвонилась Алине и – угадай! – торжественно объявила Евгения, отвлекая от преимущественно бесполезных попыток найти в сети хоть что-то толковое.
       - Алина тоже получила письмо, – откинувшись на спинку поскрипывающего мягкого стула, устало предположила Вика. Круглое лицо подружки удрученно вытянулось, заставив даже на миг почувствовать себя виноватой.
       - А Даши нет дома, с раннего утра свалила в свою избу-читальню. Ну, не свою, в смысле, к удаву. Не успокоится, видно, если за каникулы все, касающееся волшебного мира, не перечитает! Я Альке сказала, что мы возле книжного встретимся и все вместе Дашку оттуда заберем. Ну… втроем…
       Девочки помолчали. Звонить Маргарите и уточнять, не приходило ли что-то подобное на ее питерский адрес, наверное, было глупо. Но… хоть Маргарита и заявила, что не желает больше иметь никаких дел с волшебством и их авантюрами, просто, чтобы знать – получили ли приглашение именно Берегини.
       - Я попыталась позвонить Марго, – словно прочитала мысли Ева. – но ее старый номер не обслуживается. Если только пробьешь по компу…
       - Это комп, а не ящик фокусника, из которого можно хоть кролика за уши достать! Значит… поедем туда вчетвером и сами все проверим?
       А что, если это ловушка, специально предназначенная для Берегинь? Непонятно, правда, кому и зачем такое могло понадобиться, но магический мир непредсказуем!
       - Ну, или можно узнать у Фимки Сорокиной, получал ли еще кто-нибудь в городе такие письма. Ты ж сама сказала, раз она их разносит…
       - А может, ловушка – это и не худшее, что может случиться!

Дарью девочки не нашли. Алина догнала подруг уже возле самого магазинчика раритетных книг. Честно говоря, Вика ни разу не замечала, чтобы там кто-нибудь что-нибудь покупал, возможно, до Дарьи единственным, кто интересовался в городе подобной литературой был работавший там же вроде как продавцом Сергей Змеев, тот самый, которого Ева в качестве «удава из избы-читальни», в существование полумифического «хозяина» не очень верилось, вернее, скорее всего им был сам же Змеев, сочинивший некого владельца, чтобы не объяснять, откуда у вчерашнего студента-фольклориста средства на собственный магазин даже без учета недешевой коллекции, когда Сергея не было в городе, магазин неизменно стоял закрытым. К Берегиням этот тип относился без приязни (и девочки платили ему тем же), но против того, что Даша использовала его книги для знакомства с историей и реалиями магического мира, благосклонно не возражал.
       - Она сегодня только вернула книгу, которую я разрешил взять домой, – равнодушно сообщил Змей, случайно или – по вредности душевной – намеренно всколыхнув множество смутных, но однозначно неприятных подозрений. Ловить на лжи было тут, вроде бы, и не в чем, но у Виктории случались подозрения, что причин поморочить кому-то голову ему и не нужно. Не столь уж давно Сергей, как подручный Князя Тьмы из магического мира, как и сам Князь, пакостным образом оказались не виноваты в тех злодеяниях, которые Берегини им приписывали, что вызывало некоторую неловкость и даже стыд. Возможно, не стоило обвинять кого-то в любом дурном поступке или обмане только лишь потому, что он негодяй или обманщик, так сказать, сам, по своей природе – в чем-то конкретном может быть и невиновен. – Кажется, торопилась на встречу с каким-то Никитой. А что-то случилось?
       - Ничего! – ответила девочка, протелепатировав «тебе-то какое дело?», хоть мысли Змей читать и не умел, по лицу и тону явно без труда догадался и проводил девочек, по недомыслию пренебрегающих честью поболтать с ним ни о чем, взглядом, исполненным чуточку разочарованного презрения.
       Не сказать, чтобы у этого пижона не было оснований мнить о себе невесть что, на многих ему удавалось произвести впечатление, однако, как Вика не старалась, но так и не смогла понять, чем этот скорее смазливый, нежели реально красивый «мальчик с обложки» ухитряется покорять, да еще и самых разных, непохожих между собой девушек.
       Хорошо еще, что Дарью интересовали исключительно знания, которыми, как истинный Змей, Сергей мог искусить не в меньшей степени, чем обаянием.
       - Ладно. Дядя Леня пообещал передать Даше, как вернется, чтобы перезвонила тебе на мобильник, а пока поехали втроем, хотя бы одним глазком глянем!
       - Я бы предпочла без риска второго лишиться! – осадила Еву Виктория, но уже и Алина так светилась непоседливым энтузиазмом, что сил препираться с их дружным дуэтом не чувствовалось. – Ну, хорошо. Но даже не вздумайте никуда влезть, пока мы все не изучим и не обсудим!
       Подруги так энергично закивали, что смутные предчувствия охватили Вику с новой силой. Решение никуда не влезть, да еще когда в команде нет ни Марго, ни Дарьи, попеременно выступавших командным здравомыслием, вряд ли выдержало бы минимальную проверку на прочность.
       - По крайней мере, без крайней на то нужды!

Окрестности Краснокаменска ничем особенно не бросались в глаза, Виктория даже не сразу поняла, когда начался город, а не очередная протянувшаяся вдоль дороги деревенька. Но, в отличие от Вересково, одно-двухэтажные домики частного сектора тянулись за окном автобуса совсем недолго, быстро сменившись неожиданно современно выглядящими для такого маленького и отдаленного городка центральными улицами. Парки развлечений, многоэтажки, пестрящие магазинчики, салоны и кафе, крупные торгово-развлекательные центры… пожалуй, за почти год жизни в Вересково Вика уже отвыкла от подобной обстановки на улице. Да откуда здесь жителей-то столько, чтобы на всю эту красоту был спрос? Особенно людными нарядные центральные улицы не показались.
       - И почти все закрыты, хотя уже не так уж рано! – заметила явно обратившая внимание на то же Ева. Миниатюрная Алинка коленями залезла на сиденье и по-детски прилипла к окну.
       - Вы поглядите, какой красивый музей! Надеюсь, он-то окажется открыт, мы непременно должны туда заглянуть, раз уж приехали! А вон библиотека…
       Может, и к лучшему, что Даша не с ними? Отвлечь Алю от музея подругам еще удалось бы, но то, что библиотека окажется первым в городе, что стоит осмотреть по мнению Дарьи, можно было не сомневаться. Почему-то Даша придерживалась мнения, что всю правду о жизни в любом из аспектов можно было узнать из книг.
       Потом и центральные улицы остались позади, автобус проехал по какой-то помеси парка и леса, где дорога обернулась зеленым коридором из деревьев и зарослей, сквозь которые солнечный свет проникал шустро бегающими по салону леопардовыми пятнышками, пока в просвете не заблестело озеро.
       - Ух, красотища! – снова прилипая к окну, воскликнула Аля. – Обязательно попытаюсь зарисовать! Прямо как в сказке!
       Издалека могло показаться, что комплекс деревянных строений, чем-то напоминающий иллюстрации некогда существовавшего царского дворца в Коломенском, будто бы не находится на противоположном от дороги и автобусной остановки берегу озера, а парит прямо над водой, так что со сказочностью зрелища Вика вполне согласилась. У основного здания было всего три или четыре этажа – разве что круглые и резные башенки приподнимались повыше – но даже с такого расстояния казалось огромным. Еще, как минимум, три немного более скромных по размерам бревенчатых построек-теремков окружали с разных сторон.
       - Как-то не очень это похоже на школу! – еще раз заглянув в приложенный к письму адрес, а потом – в сделанную с компьютера распечатку, Виктория на всякий случай убедилась, что пункт назначения верный.
       - Скорее, на еще один музей…
       - Да не, это точно она! В письме же была картинка! – нетерпеливо подскакивая, протараторила Алинка. Ева и Вика обменялись недоуменными взглядами. – Но настоящая все равно гораздо круче! Пойдемте скорее!
       - А я-то думала, ты переключилась со сказок на фантастику про пришельцев! – съязвила Евгения, но автобус уже плавно замедлялся у крытой остановки перед озером, так что девочкам оставалось только последовать за нетерпеливо метнувшейся Алей к выходу.
       - Пришельцы вовсе не фантастика! – строго возразила та. – Волшебство же оказалось вовсе не сказками!
       - Тихо вы! – шикнула Виктория. Перед ней на выходе неповоротливо замешкалась Ева. – И помните, мы тут только осмотреться, и никаких… Ой!
       Первым, что она увидела, как только удалось-таки выпрыгнуть на остановку, была смуглая девочка с переброшенной через плечо толстой черной косой.
       – Вот так-так! И она даже ничего нам не сказала, что тоже сюда собирается ехать! – с радостным негодованием завопила Ева, заставив дернуться от неожиданности и, резко обернувшись, испуганно уставиться сквозь стекла очков на подруг четвертую Берегиню – Дарью.
       Поторопилась, однако, Виктория, когда мысленно посчитала ее самой благоразумной!
       - И правда. Все вместе бы прокатились…
       - Тоже? – узнав девочек, Даша расслабилась, но по-прежнему выглядела недоуменно. – Вы что, тоже получили приглашения?
       Ну, конечно! Уж Дарье Кукушкиной, почти круглой отличнице, гордости школы и участнице многих междугородних олимпиад, подобное предложение о стипендии совсем не должно было показаться подозрительным, это же не Вика и Ева, сразу заподозрившие подвох, едва сопоставив столь лестное приглашение со своими оценками! Правда, еще год назад Даша была тихой и патологически послушной девочкой, которой и в голову бы ни пришло отправляться в соседний город совсем одной.
       Наверное, как раз появление здесь Дарьи совсем не должно было стать неожиданностью, напротив, напрашивалось, что раз приглашения получили три Берегини в Вересково, то с большой вероятностью должна была получить и четвертая.
       Куда более неожиданным совпадением выглядело, когда из притормозившего возле остановки минуты через три после отъезда автобуса «джипа», следом за двумя спутницами выбралась, изящно придерживая юбку, Маргарита Романова, которая вообще должна была сейчас быть в Петербурге, добираться из которого пришлось бы куда как дольше. И при виде компании подруг зеленые глаза блондинки не стали ни на градус теплее – скорее даже наоборот.
Примечания:
http://uploads.ru/TwuiD.jpg
http://wladlena.deviantart.com/art/From-the-Park-592579709