"Мэйд ин Раша"-2: Сколько можно о магических школах? +24

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Клуб Винкс: Школа волшебниц, Ведьма (кроссовер)

Пэйринг или персонажи:
Альтернативные аналоги
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Фэнтези, AU, Мифические существа, Учебные заведения
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 83 страницы, 9 частей
Статус:
в процессе

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Не все мечтают вырваться из привычной жизни и стать студентом настоящей магической школы. Не всем нужны там встречи с новыми друзьями, влюбленности и враги - кому-то достаточно и старых (особенно врагов). Не все почувствуют в магии свое истинное предназначение, и уж совсем немногим придется с первых же курсов окунуться в невероятные приключения, чтобы, как минимум, спасти мир. Или захватить, к чему уж больше склонности.
Но без среднего волшебного образования никак - что героям, что злодеям!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Начала все-таки вывешивать первую часть https://ficbook.net/readfic/3684601 эта разморозится, когда закончу.

Часть первая. 4. Томила Невея

26 марта 2016, 23:24
К дурным начинаниям Мила в компании сестер была наименее склонна. Иногда даже возникала мысль, что без этой компании она не была бы склонна к этому вовсе, хотя, будь так, она нашла бы, за кем еще последовать, а не влезала бы за компанию во все эти скверные истории, что словно сами собой заваривались вокруг Исидоры и Буяны. Иногда за компанию же приходилось отвечать за последствия – и «каникулы» в монастыре не стали исключением – но и определенную, неочевидную для других, свою выгоду Томила получала. Возможно, сама по себе она была бы чересчур осторожной, чтобы позволить себе хоть какое-то глобальное начинание, с сестричками же можно было играть более удобную роль.
       А то, что порой Ася и Янка просто выводили из себя своим непониманием, когда выгоднее подчиниться и просто пересидеть неприятности тихо, было допустимым изъяном. Как правило. В отличие от них обеих, Томила понимала необходимость компромиссов в жизни.
       Причина, по которой в бодании за лидерство в команде Томила всегда поддерживала Асю – та при своем упрямстве и почти полном неумении признавать в чем-то поражение, все же отличалась несколько большим здравомыслием. Или, по крайней мере, могла услышать совет, хоть впоследствии и полагала его собственным мудрым решением.
       - На месте Якова Соломоновича я непременно бы устроила провокацию, как испытание! – почти не размыкая губ, шепнула, склонив голову на плечо Исидоры, Томила. Все трое не спускали глаз с долговязой темной фигуры в плаще из отдельных полос ткани – «перьев» – но на лице Яны уже отразилось все чересчур доверчивое воодушевление. Порой трудно было поверить, что эта девчонка младше них всего на год!
       - Я уже на что угодно соглашусь, лишь бы свалить отсюда!
       Ася едва заметно раздраженно передернулась, не одобряя такой откровенности, но находясь на опасной грани того же мнения. Мила слегка опасалась, что их старшая сестренка даст слабину, редко, но все же случалось и такое, особенно летом, в жару, весьма паршиво влияющую на психику снежных гурий и фурий.
       - Это всего лишь предложение, от которого вы вполне можете отказаться, – без труда угадал их мысли мужчина в птичьей маске. Исидора, приосанившись, скрестила на груди руки:
       - Да уж, не ожидал же ты, что мы бросимся к тебе в объятья, распинаясь в обещаниях верной службы и сбежим куда-то, переполошив этот проклятый Монастырь, чтобы потом выяснить, что навсегда потеряли возможность вернуться в Школу, а деваться нам больше и некуда! Это после того, что мы уже здесь вытерпели!
       - Поверьте на слово, Серые способны обойтись с любым магом или магическим существом куда более жестоко, чем заставить полоть их огороды. Сейчас им не до нас – потому я и выбрал это время, чтобы поговорить.
       Выбрал? Или гигантская крылатая тень да пожар в одной из построек им же и подстроены?
       - Но требование, конечно, вполне здравое. Я и не предлагал вам бежать прямо сейчас в неизвестность. Однако могу посодействовать тому, что вас отсюда выпустят без всякого «переполоха», в конце концов, именно в Школе Чародейства и Волшебства мне нужна будет ваша помощь. Придете и узнаете, что делать, уже освободившись.
       - И что, мы непременно выполним договор, в котором не было даже магической клятвы? Не думаю, что ты сам настолько нам доверяешь!
       - О, я доверяю! – лица не было видно, но, судя едва заметной перемене в голосе мужчина под маской так же сухо и едва заметно усмехнулся. – Не настолько вы глупы, чтобы не понимать: если я смогу повлиять на то, чтобы старый ящер сменил гнев на милость – или что там у него – то могу поспособствовать и достаточным неприятностям, а ничего не зная обо мне, даже вы не пойдете на такой риск. Даже при том, как описывают ваши… хм, достижения. Вы праве отказаться, но не нарушать договоренности. Однако! – незнакомец вскинул тонкую руку, зыбкий отблеск сверкнул на перчатке, стилизованной под птичьи когти. – В чем я абсолютно не жду отказа, так это от возможности получить силу и знания, которых в Школе вы не найдете, даже если научитесь успешнее взламывать тайники Змиулана. Хотя там тоже есть много интересного, если знать, где искать.
       - Уж не это ли мы должны разыскать в качестве ответной услуги? – уточнила Исидора. Птичья маска отрицательно качнулась.
       - Нет. Придется сначала принять решение. И у вас не так уж много времени, я совершенно не хочу, чтобы монахи обнаружили меня здесь, пока вы колеблетесь.
       - Как думаешь, Мила, насколько Ворон Воронович с нами честен?
       Насколько вообще точно можно определить честность незнакомца за непроницаемой маской, слыша лишь довольно сухой голос – и это посреди выжженной, лишенной магии пустоши? Как точно смогла бы мама?
       - Здесь нельзя использовать чары. Но он и не сказал ничего конкретного, даже, говоря о возможности получить какие-то силы и знания…
       - Не обещал при этом, что мы действительно их получим! – перебив ее, сама закончила Исидора. Мужчину в маске это ничуть не смутило.
       - Ну, хорошо. Бонусом к освобождению получишь талисман, который расширит твои магические способности, как только вы приступите к делу. Думаю, он только поспособствует вашим возможностям, но как скрыть от школьного руководства – решайте сами.
       - Она получит? – вскинулась Янка. – А как насчет ме… нас?!
       - Не слишком ли много вы хотите в аванс? Сперва выполните хотя бы первое задание. Так вот…
       Выудив откуда-то из плаща крупное черное перо, Ворон Воронович как будто намеревался протянуть его Асе, но рука замерла на полпути. Повисла пауза.
       - Я все же не хотела бы рисковать, – призналась Томила. – мы даже не представляем, что нас ждет.
       - Зато представляем, что нас не ждет! Эти дурацкие огороды, дурацкие монахи, убивающие всю магию! Эй, а если я возьму перышко, можно, мне освобождение и талисман, а они пускай…
       Яна подалась вперед, но Исидора, моментально отмерев, первой выхватила перо из крючковатых металлических когтей.
       - Вас обеих я еще не спрашивала! – устало огрызнулась она. – Договорились, Ворон Воронович, если вытащите нас отсюда и не обманите – в качестве искренней благодарности мы выполним поручение… ну, только без убийств и без всяких там извращенческих требований – почти любое.
       Под маской не то хрипло кашлянули, не то поперхнулись вздохом.
       - Вот уж в чем можете не сомневаться, так в том, что за подобными вещами я обратился бы уж точно не к вам!
       - За подобными в смысле – за…
       Ася, сжав в одной руке перо, резко развернулась и шлепнула ладонью Янку по затылку. Обычно это было почти неосуществимым ходом, учитывая, что голову их младшенькой всегда окружало облако густых кудряшек, но за проведенное в монастыре время темные локоны уныло обвисли почти до плеч и лишь едва-едва кучерявились. Наверное, безумная прическа Буяны все же образовывалась благодаря непроизвольно вырабатываемому ее колдовской способностью электрическому полю.
       Ворон Воронович предпочел не обращать на возню никакого внимания и с несколько преувеличенной невозмутимостью закончил:
       - Это перо вне монастыря станет маячком, благодаря которому вы сможете меня найти. Надеюсь, не вынуждая меня вас искать.
       В традиции мультсериалов о Бэтмене, мужчина отступил назад в тень, однако, не используя магию, полностью раствориться там, конечно же, не получилось, так что Мила прекрасно видела, как он развернулся к ним спиной и бесшумно – стоит отдать должное, учитывая, сколько металла он на себя нацепил – пошел прочь.
       Однако… уладить подобное дело ни с кем, кроме Змиулана, не было ни одной очевидной для Томилы возможности, сколько ни ломай голову, тогда как же этот странный тип собирался вмешаться и освободить их, при этом оставаясь никак с ними очевидно не связанным? Это бы перечеркнуло всю идею шпионажа и тайных агентов – зачем бы они в школе ему ни потребовались!
       - Думаю, все это ловушка и, если вдруг это действительно сработает – мы должны сразу сообщить Змиулану, что кто-то из его окружения под него копает, и этот кто-то – тот, кто договорился на наш счет! – уверенно заявила Томила, как только они вернулись в отведенную им «гостевую келью». Сестры покосились в ее сторону почти с презрением. – Мы сможем отправиться к нему, сделав вид, что выполняем договор, если потребуется узнать больше, и просто будем следить, как развиваются события.
       - Почему же ты такая трусиха! – Янка картинно закатила глаза.
       - Потому что все еще велика вероятность, что нас проверяют, а если и нет – о Якове Соломоновиче мы хотя бы знаем больше. Понимаем, на что можно рассчитывать. Это называется здравомыслие.
       - И что, ты сама побежишь на нас стучать?
       Ася хмурилась, слушая их спор, но, кажется, Томиле удалось поколебать ее уверенность, что случалось не так уж часто. Янкины вспышки дурной инициативы, не встретив поддержки и реализации, проходили так же быстро, как и возникали, но вот когда Исидоре что-то вмятешивалось в голову, то весьма прочно там застревало – переубедить в уже принятом решении было делом почти невозможным. А учитывая склонность Аси переоценивать свои силы – это уже выходило всем троим крупными неприятностями. Пока что решение не принято и шанс все-таки есть.
       - Не позволим же мы неизвестно кому собой командовать!
       - А Змиулану, получается, должны позволить! При том, что этот так называемый наставник ничего действительно полезного просто так не раскроет! Толку-то от этой «общей программы», получи мы все школьные ресурсы в свое распоряжение – пользы вышло бы куда больше!
       - Мы не будем ничего никому говорить, пока, во-первых, не выберемся отсюда по-настоящему, что нам пока что без всяких гарантий пообещали, во-вторых, не выясним, что еще нам могут предложить. Если что не так – раскрыть карты мы всегда успеем. И очень надеюсь, Мила, ты не собираешься сама нас выдать Змиулану! – наконец, вмешалась Ася. Янка довольно улыбнулась, но колкий взгляд тут же переместился и на нее. – Однако, в чем Мила права, мы понятия не имеем с кем и с чем имеем дело, так что подписываться «на что угодно» ради красного словца больше никто тоже не станет. Вне Монастыря слова снова начнут быть не просто словами, а никому из нас не стоит попадать в услужение, да еще не успев толком узнать, как много мы получим взамен. Так что постарайся держать язык за зубами.
       - Да, может, все это вообще шутка какая-то дурацкая! – как обычно, в считанные минуты растеряв воодушевление, кисло откликнулась Буяна. – А никто и не собирался нам помогать! Вы как хотите, а я спать ложусь!
       Напоследок Янка так обвиняющее покосилась на Томилу, словно это исключительно скептическое отношение той уменьшало их шансы, что этот Ворон не обманет!
       Мила на сестер не обижалась. Они давно бы без всякого толку порасшибали лбы, если бы она всеми силами не снижала градус авантюризма. Исидора это, к счастью, понимала, и даже готова была перекинуть ответственность на Милу там, где ситуация требовала гибкости и осторожности, которых самой «снегурочке» не позволяло упрямство и самолюбие. А Янка через четверть часа способна забыть, о чем вообще был спор – сколько бы горячности ни демонстрировала в процессе. А отправиться спать – это было одно из немногих высказанных ею здравых предложений. Что за суматоха ни творилась в Монастыре этой ночью – да такая, что серые даже пропустили возможного чужака, бродящего по их территории – вряд ли из-за этого завтра отменят принятый здесь ранний подъем, который Мила не проклинала каждый раз лишь потому, что не чувствовала ни капли Силы!

Хоть это и было почти странно, но насчет первого пункта своих обещаний Ворон Воронович их не обманул. Утром вместо забавного брата Женевьева, обычно распределявшего фронт хозяйственных работ, ведьмочек встретил чем-то порядком взволнованный Тиберий, из-за своих длинных седых волос и роскошной бороды похожий на смесь Грендальфа и Санта-Клауса.
       - Поскольку весь магический мир сейчас празднует возвращение Пресветлой Княжны Лады, магическим преступникам, не совершавшим необратимого членовредительства, насылания неизлечимых смертельных хворей и принесшим ущерб менее чем на двести тысяч…
       - Змиулан-то вопил, что мы за разгромленный кабинет вовек не расплатимся! – вставила Буяна прежде, чем Ася, погруженная в недовольное обдумывание первой новости, успела тюкнуть ее локтем.
       - Значит, ущерб кто-то оплатил. Из ваших семей, может быть… В общем говоря, на этот раз ваше наказание решили сократить, так что право вернуться в Школу Чародейства вы уже получили.
       По тону казалось, что старик Тиберий совсем по другому поводу хотел бы как можно скорее от них отделаться, что немного удивляло – вот уж в Монастыре никто из ведьм ничем никому не насолил. Не считать же за пакость смущение Женчика, шокированного тем нарядом Янки, до ее полного обгорания на солнце, ведь паренек, кажется, смущался бы уже и самого факта присутствия здесь девочек своего возраста или немногим старше!
       Несмотря на то, что новость для них лично должна была стать весьма радостной, Исидора заметно помрачнела. Ну да, она так и не отказалась от своей затеи, в равной степени достойной определения «амбициозная» и «безумная», однажды свергнуть владыку темной стороны магического мира, Великого Князя, чтобы втроем с сестрами занять его место. То, что вторая правительница магического мира – Пресветлая Княжна – еще никак не проявляла себя в новом поколении, должно было, с точки зрения Аси, несколько снизить неосуществимость подобной затеи. При том, что исторически никто и никогда не захватывал власть над темными силами, не являясь Князем по рождению. И всегда Князь был мужчиной… Не то, чтобы Томила не верила в мечту сестры, в конце концов, втроем они, комбинируя сильные стороны каждой из сестер, образовывали идеал, но, будучи в этой идеальной триаде робким гласом здравомыслия, нельзя не понимать, какой огромный путь колдуньи-недоучки обязаны пройти, чтобы хоть увидеть подобную цель издалека! К счастью, от идеи, что все можно взять мощью и нахрапом, Исидора отказалась после первого серьезного провала… примерно год назад.
       И вот, соправителей волшебного мира снова двое – нельзя победить кого-то из них, не столкнувшись со вторым.
       «А относительно этого Вороновича все это по-прежнему ничего не говорит. Он мог заранее знать о Княжне и о том, что нам собираются срезать наказание, и просто воспользоваться этим. Вот только – кто оплатил ущерб? Яков Соломонович наверняка вкатил просто невообразимый счет!»
       Не то, чтобы их отец не имел такой финансовой возможности, но не стал бы вырывать крупную сумму из оборота ради девчонок, попавшихся из-за собственной глупости. Вернее, из-за Янкиной глупости, но в триаде нет смысла искать одного виноватого. Община снежных гурий, к которой принадлежала мать Исидоры, вообще была довольно отстраненной от человеческого – даже магического – мира. Никто из них тем более не стал бы вмешиваться. Что до мамы… конечно, чародейка из степей, ведущая род от легендарной Шамаханы, имела возможность убедить почти любого мужчину – теоретически даже и отца – расстаться с кругленькой суммой. Пусть ее собственным богатством были разве что подарки от поклонников. Что же, если родители оплатили ущерб или часть его заранее, а девочек теперь освободили из-за праздника в магическом мире, то они узнают об этом, как только вернутся домой.
       Что и следовало бы сделать прежде всего! Выяснить, что знали родители, восстановить выжатый и иссушенный магический резерв, а уже тогда…
       … Но добраться они успели едва до железнодорожной станции, когда черное перышко, выскользнув из сумки Исидоры, закружилось в воздухе перед из лицами.
       - Надо идти, – недовольно подытожила Ася, поспешно поймав перо в ладонь. Томила просто оторопела.
       - Серьезно? Сейчас, вот так, когда мы даже не можем…
       - В Школе остались наши накопители, с их помощью быстро восстановим силы, но долго медлить нельзя. Скажем, что нужно взять с собой кое-что из вещей в общежитии… тем более, что это чистая правда!
       С собой в Монастырь им позволили взять минимум даже всего самого необходимого, естественно, не включающий колдовских приспособлений, которые оказались бы там абсолютно бесполезными. Что ж, мысль была неплоха, если только Змиулан не присвоил себе все мало-мальски ценное вплоть до старенького мобильника, в качестве частичной компенсации школьному имуществу и своим нервам. Не то, чтобы он был настолько мелочным, но вполне мог решить, что это станет дополнительным уроком для проблемных учениц.
       Томила серьезно обдумывала вариант действительно все рассказать Змиулану самой, в тайне от сестер, но словно бы от имени всех, чтобы обезопасить их от действительно серьезных неприятностей. Если Яков Соломонович согласится использовать их как шпионок для раскрытия мотивов всего этого – можно будет еще и зарекомендовать себя полезной выслугой. И обезопасить – в случае, если это его собственная проверка. Это не будет просто, между собой у них не было серьезных секретов, и Исидора вряд ли ее простит, если все раскроется, один человек в жизни Томилы уже говорил, что никогда ее не простит – так, что она сразу ему поверила, и это оказалось неожиданно обидно услышать. А от сестры и заранее жутко, но возможны в жизни перспективы и пострашнее. Однако Якова Соломоновича в школе, когда они заехали туда за вещами, не оказалось, а искать с ним встречи специально, не выдав себя, у Милы не получилось бы.
       Все их вещи были на месте. Если комнату в школьном общежитии и обыскивали, то все оставили нетронутым, в том числе и припрятанные накопители для «запасной» энергии, похожие на фигурные флаконы духов.
       Поначалу колдовской резерв восстанавливался неохотно, энергия уходила, словно вода в высушенный до безжизненности песок. На пару мгновений сердце даже успело испуганно сжаться от опасения, что долгое пребывание в Монастыре могло необратимо повредить природному колдовскому Дару, но вскоре восстановление пошло на лад. Колдуньи собрали все нужное, параллельно по очереди вымывшись и переодевшись, наконец, в нормальную одежду.
       Не мог же Змиулан не знать, что они наверняка заглянут в общежитие за вещами. Значит, и не планировал больше никакой серьезной беседы? Шанс обсудить все заранее уходил.

Выпускать вороново перо на территории школы Исидора не рискнула. Как, впрочем, и на автобусной остановке или вообще в окрестностях городка – хоть директора и уверяли, что охранные чары действую только на территории самой школы, там их тоже наверняка могли отследить. Несколько раз Томила проверяла, нет ли за ними магической слежки, отчасти чтобы освоиться с восстановленными силами, отчасти из неуверенности, что все могло быть так просто, но так ничего и не обнаружила.
       Вот только ни о чем это не говорило! Прирожденная она чаровница или нет, а со знаниями и умениями опытных колдунов всерьез тягаться получится еще не скоро. В конце концов, Ася решила, что они уже достаточно далеко уехали. Выбравшись из автобуса на какой-то глухой просеке, все трое, объединившись, соткали мираж карты, на котором перо должно было – наверное – указать истинный пункт назначения. Но сработало все весьма неожиданно – едва вспорхнувшее с ладоней Исидоры перышко коснулось призрачной «карты», та разрослась резко вздувшимся сияющим шаром и образовала действующий портал. По другую сторону едва виднелось просторное полутемное помещение, кажущееся отсюда абсолютно пустым.
       Видимо, еще раз напоминать о своих опасениях было уже поздно. Исидора отвесила легкий тумак сунувшейся было вперед Янке, и, крепко взяв обеих сестер за руки, потянула шагнуть в магические врата одновременно.
       Продолговатый каменный зал с рядом колонн производил вполне приятное впечатление. В стилизованных магических факелах плясал холодный зеленовато-белый огонь, заставляя мраморно-агатовые узоры на стенах складываться почти живые сумрачные картины. В противоположном конце зала на возвышении располагался пустой трон из тусклого золота, спинку которого словно обнимал крыльями весьма искусно вырезанный из камня ворон.
       - Спасибо, что нашли время навестить меня! – прозвучал позади рассматривающих зал и трон девочек уже знакомый голос. Портал, через который они сюда попали, исчез, вместо него позади маячила в полумраке закутанная в плащ-крылья долговязая фигура.
       - Мы выполняем договор! – Ася явно копировала бесстрастный тон, но Мила прекрасно видела, как она скрывает нешуточное волнение. – Кроме того, освобождение – не все, что нам пообещали в оплату!
       Мужчина в маске приглушенно рассмеялся.
       - Я-то думал, вы сперва захотите получить ответы на вопросы!
       «Еще как хотим!» – недовольно подумала Мила, но спорить с Исидорой прямо перед ним не решилась.
       - Думаю, в чем заключается наше задание, мы узнаем так или иначе. Так что же вы говорили об амулете?
       Из плаща снова вынырнула рука в отделанной металлом перчатке. Над когтистой ладонью взлетел небольшой сине-зеленый самоцвет, в полете облачившийся в легкую голубовато-серебряную оправу-кулон на такой же серебряной цепочке.
       - Это усилитель для волшебства, а не для колдовства! – придирчиво нахмурилась Исидора, легонько оттолкнув воодушевившуюся Янку. Из них троих только Янка обладала не только колдовским даром, но и способностями стихийной волшебницы, ей даже при поступлении предлагали выбор – учиться у Змиулана колдовству или же волшебству у Победоносца. Но, конечно, о согласии отделиться так от сестер для нее и речи не шло.
       - Волшебный амулет водной стихии, – подтвердил Ворон Воронович, заставив разочарованно вытянуться уже мордашку Буяны. Ее волшебной стихией был воздух. – но это не просто усилитель. Он временно наделит тебя дополнительными способностями, успешно сочетающимися с твоей магией холода. Главное – не выдавай их в Школе, когда вы вернетесь туда.
       - Но почему именно ей?! – вспылила Янка, хмуро пронаблюдав, как Исидора забирает висящей перед ней в воздухе кулон. – Между прочим, это я убеждала всех, что мы должны согласиться с любым вашем предложением! И я…
       - Боюсь, пока что это невозможно, – прозвучал из полумрака еще один голос, мягкий и бархатистый, словно прикасающийся приятным теплом. Из темноты появился и встал рядом с Вороном Вороновичем грациозный мужчина с длинными русыми волосами, при виде которого Буяна тут же забыла об амулете и приглушенно взвизгнула от восторга.
       Он и правда был красив. Точеные резкие черты слегка бледного в полумраке лица, продолговатые глаза в удивительно ярких и густых – при довольно светлых волосах и коже – ресницах. Впрочем, в том, как он держал себя, Томила узнала привычные черты того, как она сама пыталась произвести впечатление на кого-то из парней, поэтому, вероятно, ее он в той же степени, что и Янку, не впечатлил. Скорее Мила отдала должное его мастерству, как сама знавшая в этом толк. Даже магические факелы засветились чуть ярче и чуть теплее, позволяя лучше оценить его выход – словно на сцену.
       - Валентин Перелесник – ваш новый коллега, девочки! – слегка издевательски объявил это появление Воронович. Янка еще раз взвизгнула, должно быть, едва сдерживаясь, чтобы не захлопать в ладоши.
       - Действие амулета основано на уникальном самоцвете – Око Моря. У нас нет возможности создать еще один подобный. Но! – красавчик нарочито задержал на Яне взгляд и проникновенно продолжил. – Скоро с вашей помощью мы раздобудем другой самоцвет, Душу Небес – обещаю, как только это произойдет, ты получишь свой собственный амулет ничем не хуже.
       - Круто! – не особо вникая в смысл сказанного, охотно воодушевилась Янка, не спуская с Перелесника сияющих глаз. Что, серьезно? Буяна всегда была довольно наивной для ведьмы, но тут капитулировала с какой-то просто оскорбительной простотой.
       - И где мы должны добывать этот камешек? – деловито уточнила Ася, тоже наблюдавшая за Янкой почти с раздражением.
       - Это вам предстоит выяснить в школе. Так сказать, первое задание! – хотя голос из-под маски почти ничего не выражал, кажется, Ворон Воронович рад был вернуться к разговору по существу. – Пока что можете отдыхать, занимайтесь своими делами, а когда начнется новый учебный год, мы сообщим, что нужно делать.
       Значит, то, что интересует таинственного типа в Школе Чародейства – это местонахождение каких-то камней… и при этом он готов использовать их для амулетов в оплату – значит, нужны ему и не сами камни. Это ничего не объясняло.
       Не говоря уже о том, что Томилу он не только не разубедил в ее подозрениях, но и не постарался ее хоть чем-то заинтересовать, как остальных. Думает, что, если она не лезет вперед, то ее роль в триаде менее значима?! Без сомнения, стоило поговорить обо всем этом с…
       - Если мы договорились, вы трое сейчас принесете колдовскую клятву, что не предадите меня и исполните свою часть договора честно.
       Упс!
       - Но, разумеется, вы можете и отказаться. Даже не возвращаясь в Монастырь – я просто заблокирую ваши воспоминания обо мне и обо всем, что вы здесь видели.
       Исидора непроизвольно сжала в кулаке только что полученный кулон, Янка прожигала мечтательным взглядом красавчика Валентина…
       И, кажется, ни малейшего шанса не влезать в очередную авантюру у Томилы не было. Не могла же она отказаться одна!
Примечания:
https://teinon.net/fanart/media/cache/61/f2/61f29e3f246f545a491ac603d8ab3157.jpg