"Мэйд ин Раша"-2: Сколько можно о магических школах? +27

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Клуб Винкс: Школа волшебниц, Ведьма (кроссовер)

Пэйринг или персонажи:
Альтернативные аналоги
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Фэнтези, AU, Мифические существа, Учебные заведения
Предупреждения:
Смерть основного персонажа
Размер:
планируется Макси, написано 93 страницы, 11 частей
Статус:
в процессе

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Не все мечтают вырваться из привычной жизни и стать студентом настоящей магической школы. Не всем нужны там встречи с новыми друзьями, влюбленности и враги - кому-то достаточно и старых (особенно врагов). Не все почувствуют в магии свое истинное предназначение, и уж совсем немногим придется с первых же курсов окунуться в невероятные приключения, чтобы, как минимум, спасти мир. Или захватить, к чему уж больше склонности.
Но без среднего волшебного образования никак - что героям, что злодеям!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Начала все-таки вывешивать первую часть https://ficbook.net/readfic/3684601 эта разморозится, когда закончу.

Часть первая. 6. Дарья Кукушкина

7 ноября 2016, 07:07
Сентябрь в этом году почти не отличался от лета, по крайней мере, в самом своем начале. Первое число выпало на выходные, так что как что въехать и заселиться в общежитии ученикам предстояло за целых два дня до начала занятий, которого Даша ожидала с нетерпением, хоть и с изрядной примесью тревоги.
       Поскорее бы разрешилось это недоразумение с распределением! Может, волшебство огня и было идеальной боевой магией, но сама девочка уж точно не была боевым магом – ни идеальным, ни вообще каким угодно! То, что иногда ей все же приходилось использовать это волшебство – когда не было вообще никаких вариантов – ни о чем на самом деле не говорило. И Дарья совсем не хотела, чтобы какие-то тренировки и соревнования отнимали время, которое она могла потратить на изучение самой сути магии и волшебного мира, то, за чем и следовало приходить в эту школу, а не пытаться делать это методом тыка, влипая в приключения и прочие неприятности. С другой стороны – София Премудрая ведь сказала девочкам, что, проявив иные способности и склонности, они могут перевестись на другой факультет. Уж за этим дело стать не должно!
       Хотя и неловко будет проявить себя в нынешней учебной группе… не в лучшем свете. Но это было бы до невыносимого неловко той отличнице, которой Дарья была с самых младших классов, не доведись ей минувшей весной попрактиковаться в нарушении правил – хотя бы в тех случаях, когда именно это было действительно правильным!
       «Но теперь все мы в школе магии – и это главное!» – может быть, подруги и не осознавали это так же хорошо, как сама Даша, но все же осознавали. Даже Евгения в конце концов изменила свое мнение на этот счет, да и Виктория приняла, наверное, непростое решение, ей точно было нелегко расставаться с Матвеем именно тогда, когда у них все, кажется, наладилось. Ведь Алине так ли иначе предстояло в конце каникул поддерживать общение с Эдиком Линейкином только по переписке – закончится лето и ее приятелю предстоит переехать от дедушки обратно к родителям, а сама Даша…
       Никиту совсем не обрадовала новость о ее переезде, и, похоже, ничуть не утешило предложение вести переписку и навещать друг друга при возможности. Она и без того уделяла ему не слишком-то много времени, слишком уж захлестнуло желание узнать о магическом мире как можно больше. Увы, единственными, по сути, источниками информации были Монастырь и книжный магазин, где все еще зачем-то продолжал работать Сергей Змеев. Все, что мог предложить Интернет – ворох какой-то чепухи и городских легенд, Вике порой удавалось раскопать что-то, оказывающее реально полезным, но Вика и в половину не разделяла рвение подруги в таких поисках, а напрягать ее просто так Даше было неловко. А у самой мало что получалось, да и сведениям из настоящих книг подсознательного доверия было как-то больше. Было бы… И Монастырю, и, тем более, Змею в определенных аспектах неразумно было доверять. Хотя, если сочетать полученную информацию, можно было взаимно заполнять пробелы. О том, чтобы кататься из города в Безымянный Монастырь или, тем более, проводить там целые дни никакой речи не шло (Даша даже представить опасалась, что сказала бы по этому поводу мама, которая и без того отнеслась без одобрения к увлечению «сказками»), так что у магазина оказалось определенное преимущество. Не только из-за книг, не все из которых там были обыкновенными, если знаешь, что искать, но и благодаря самому Змею. Может, общество Дарьи и не было ему особенно интересно, но, за неимением любого другого – а посетители в магазин заглядывали нечасто – привычной болтливости это не умаляло. Особенно что касалось возможности поговорить о себе любимом, а девочка постепенно научилась вычленять из бесконечных автобиографических баек полезную информацию. Уметь бы еще отличать, когда именно и в чем именно Сергей врет – непременно, хоть из чистой любви к искусству. Дашу, аналогично, не особенно интересовало общество самого Змея, не будь он одним из немногих источников нужных ей знаний, девочка предпочла бы не иметь с ним дела вовсе. Но Никита, кажется, не особенно ей в этом верил – и трудно его было осуждать…
       Хоть сами Берегини и были уникальным явлением, то сами по себе волшебные способности у людей, как быстро выяснилось, проявлялись периодически. Ну, как сказать, у преимущественно людей, поскольку причиной появления волшебников были какие-то волшебные существа, малоотличимые от людей на непросвященный взгляд. Правда, это могло с равным успехом проявиться или нет, так что не было ничего необычного и в том, что, не считая Алининой бабушки, родственники Берегинь не проявляли никаких магических талантов. Возможно, способности самих девочек так толком и не пробудились бы, если бы в их руки не попали «талисманы», но все же эти способности были собственными, врожденными и, оглядываясь назад, можно было вспомнить странные мелочи, происходившие с Дарьей и раньше. От того, что именно за волшебное существо оказывалось в предках, зависела, так сказать, специализация волшебных способностей – и природная стихия и основное направление. Довольно грубо и обобщенно стихии подразделялись на старые алхимические категории – те самые «Огонь, Воду, Ветер и Землю», обозначая, по сути, основное умение управлять либо энергией, либо материей в жидком, газообразном или твердом состоянии. Относить ли в таком случае управление электричеством к «стихии огня», а, например, звуковыми волнами – к «воздуху»? Но колебания, вызывающие звук, могут распространятся по любой материи. А еще являются ли таким «волшебством звука», к примеру, песни лебединых дев, способные подчинять чужое сознание, сводить с ума или, наоборот, возвращать душевный покой, или же это просто сродни колдовским чарам, ведь колдовство вообще стоит особняком? Разобраться во всем этом самостоятельно при помощи имеющихся источников Дарье никак не удавалось, а все, к тому же, почему-то считали, что она слишком во все вдумывается.
       Поистине, приглашение в магическую школу было для девочек просто подарком судьбы. Пусть с распределением ей как-то не очень повезло, но, главное, библиотека теперь в полном распоряжении! Кроме того, тех, кто не происходил из семей действующих магов, должны были специально вводить в курс дела. Поскольку случайным образом волшебники рождались не так уж часто, а проявлялись их способности и того реже, большинство магов предпочитало жить родовыми диаспорами разной степени закрытости – последнее касалось не только обыкновенных людей, но и магов другой «природы». Большинство их будущих одноклассников прибудут в школу, имея позади детство в магической семье, а не неполный год странных приключений! Большинство, но все-таки не все… Будут и другие, знающие, быть может, еще меньше, чем Берегини.
       Поразмышляв, Дарья решила, что то, что первое сентября пришлось на субботу, тоже было исключительно удачным стечением обстоятельств, ведь так у них оставалось время заселиться без всякой спешки и осмотреться как следует. А если к тому же в субботу окажется можно уже получить всю нужную учебную литературу, то еще и наскоро рассмотреть, что вообще им предстоит изучать.
       Жилой корпус оказался длинным трехэтажным зданием из светлого дерева: на первом этаже располагались залы для отдыха, а на втором и третьем, поделенных каждый на два сектора – жилые комнаты. Аналогичное здание с общежитием мальчишек зеркально протянулась с противоположной стороны от внутреннего двора и учебных корпусов. Жизнь вдалеке от дома вызывала определенные опасения у Даши, никогда даже в летних лагерях не бывавшей, но и тут ей повезло: жилые комнаты оказались двухместными и единственной непосредственной соседкой оказалась Виктория. Жаль, Алине с Маргаритой предстояло жить этажом выше секторе здания, а Еве – вообще в другом секторе по соседству непонятно с кем. Разумеется, остальные девочки оказались в несколько меньшем восторге.
       - Нет, ну подумать только! – оглядев симпатичное здание снаружи и сверившись с картой расселения, проворчала Маргарита. – Какое вообще отношение посещаемые факультативы имеют к тому, где и с кем жить!
       Без сомнений, белокурая Берегиня предпочла бы соседство Елены. Даша согласно кивнула – к тому же, Алина и Ева куда вернее поладили бы в качестве соседок.
       - На этот раз она права! – нехотя призналась Евгения.
       Елена печально обвела всех громадными серыми глазами.
       - Вы не совсем еще понимаете. Между некоторыми факультетами весьма натянутые отношения.
       По замыслу дух здорового соперничества должен был поощрять молодых магов в учебе и развитии, но на практике любое соперничество в среде подростков от четырнадцати до восемнадцати лет очень уж часто перерастало в формы нездоровые.
       - Между факультетами – или у учеников Змиулана натянутые отношения со всеми остальными? – с подозрением переспросила Виктория, но Елена уже снова спрятала взгляд. Евгения, припомнив по случаю, что «пострадала» при распределении сильнее всех, недовольно надулась. Что ж, по крайней мере, общего энтузиазма у нее в последний момент прибавилось.
       - Какое это для нас имеет значение! – Алина широко улыбнулась, уставившись на остальных снизу вверх, и, широко взмахнув руками, обняла Дарью и Еву. – Мы-то все равно все останемся подругами! И, если понадобится, продемонстрируем, что взаимопомощь людей с разными склонностями и талантами делает все гораздо проще, что это куда лучше, чем соперничество по каким-то странным ярлыкам! Правда?
       - Да… но я все равно надеюсь, что смогу как можно быстрее перевестись к Софии Премудрой, – Даша слегка виновато покосилась на Вику, надеясь, что та не примет это за нежелание жить с ней лично.
       - И я… куда-нибудь! – поддакнула Ева. Елена промолчала.
       - Мы все разные, и именно поэтому мы такая прекрасная команда, где можно расширять горизонты и поддерживать друг друга – сильными сторонами для каждого! Ведь мы пятеро…
       - Шесть! – сухо вставила Марго, но сама Елена, то ли из смущения, то ли в привычной ей манере утонув в собственных мыслях, не обратила ни на оговорку, ни на замечание никакого внимания.
       - М-м, да! – Алина слегка порозовела от смущения. – В общем, давайте сохранять оптимизм и пойдем уже, наконец, заселяться!
       Елене и недовольно оглядывающейся Еве пришлось свернуть к другому входу, а на лестнице и оставшаяся четверка разделилась, Марго и Алина продолжили подниматься, а Дарья вместе с Викой свернули в просторный деревянный коридор второго этажа.
       - Интересно, как тут с правилами пожарной безопасности? – подумала вслух Дарья. Обстановка, конечно, была красивой, но десятка три подростков с пробуждающейся магией сами по себе были фактором небезопасным, чтобы вспомнить и оговорку Евы про озеро, отделяющее территорию школы от дорог. А ученики Победоносца в этом плане вызывали несколько больше опасений, чем ученики Софии наверху.
       - Раз это место предназначено для обучения, наверное, магией же все и защищено! – подбодрила подругу Виктория. Да, возможно, в противном случае школа и одного учебного года бы не простояла…
       …Некстати всплыла в памяти оговорка о «только проведенном ремонте» во время тестирования…
       «Наверное, я действительно чересчур на всем зацикливаюсь…»
       Двухместные комнатки оказались очень симпатичными, хотя и несколько тесноватыми. Два письменных стола с одинаковыми стопками книг, тетрадей и наборами письменных принадлежностей на каждом, полки над ними, по стулу рядом, две кровати, две тумбочки и две внутренние двери, за одной из которых обнаружился стенной шкаф, за другой – туалет и раковина, увы, без ванны или даже душа (когда Дарья с родителями и старшим братом отдыхала в отеле на море, там клетушка еще меньших размеров служила душевой).
       - Компьютеров нет… – недовольно пробормотала Виктория, пока Дарья воодушевленно рассматривала книги из стопок. Хоть и с примесью разочарования – раз учебная литература уже поджидает их в комнате, то вряд ли библиотека окажется открыта для учеников раньше понедельника, а так хотелось там побывать! Впрочем, заглянуть все равно можно попытаться, да и имеющихся книг вполне может хватить на то, чтобы рассмотреть в ближайшую пару дней. Примерно половина оказалась самыми заурядными учебниками – для восьмого класса у самой Дарьи и для девятого, соответственно, у Вики.
       - В школе должен быть компьютерный зал, – девочка перелистнула брошюру с картой. Кажется, ее подругу это утешило слабо. – И, может быть, в комнате отдыха внизу.
       - Эти маги что, живут в прошлом веке? С них, конечно, сталось бы и в позапрошлом.
       – Брось. В брошюре же написано, что Школа Чародейства и Волшебства была основана только в семьдесят пятом году. Прошло меньше полувека…
       Вообще-то, магическая школа невольно ассоциировалась с мудростью из древних времен и рисовалась в воображении скорее величественными каменными замками на острове, вроде той, что была в книгах о «Земноморье». Вряд ли Даша заранее, ничего еще не зная, могла бы сопоставить ее с комплексом деревянных теремков на окраине небольшого города.
       - Спасибо, что хоть писать нам предложили не перьями и чернилами! – буркнула Виктория и, пинком отправив под кровать свой рюкзачок, сама растянулась на покрывале, закинув ноги на спинку.
       - Эй! Сними обувь и переодень уличную одежду сначала! – невольно вырвалось у Дарьи. Ответом был полный недоумения взгляд. – Извини… ну, конечно, это твоя кровать, но так будет лучше…
       Вика со смешком мотнула головой. Похоже, ее мама не отличалась столь же жесткими требованиями, как Дашина собственная – иначе подобные мелочи просто въедались бы в подкорку.
       - Расслабься, ты же сейчас далеко от дома и родителей, так что можешь делать все, что тебе самой нравится! Даже… ну, не знаю, что такого ТЫ могла бы себе позволить… м-м… читать в кровати после отбоя?
       - Не все родительские требования такие уж бесполезные! – с улыбкой возразила Даша. – Так что, раз уж мы с тобой живем тут сами, давай все же постараемся не разводить помойку с тараканами и…
       Под кроватью Вики что-то шевельнулось и шмыгнуло наружу, заставив Дарью взвизгнуть, прижать к себе книгу и плюхнуться на другую кровать, подобрав ноги. Для таракана или даже мыши нечто выглядело крупновато…
       - Эй, а как же снять уличную одежду? – подколола подругу Вика, усаживаясь, чтобы взглянуть на деловито ползущего вверх по покрывалу зверька. – Орешек! Как ты оказался в сумке, я же оставила тебя у Матвея?!
       Даша украдкой перевела дыхание, пытаясь справиться одновременно с глухим смехом и бешено колотящимся сердцем. Да уж, она просто прирожденный боевой маг – так отреагировать на появление чертовски страшной белочки! Орешек продолжил подъем уже по одежде и с хозяйским видом устроился у Вики на плече.
       - Он что, будет жить вместе с нами? Я даже не уверена, что здесь это разрешают…
       - Ну, не возвращаться же в Вересково! – отмахнулась подруга с таким видом, словно между городами было не от силы пара часов пути на автобусе. – Мама подкинула мне с собой немного денег… предполагалось, что на полгода, правда… В общем, у нас же целые выходные, поищем в городе зоомагазин, купим клетку – раз уж ему клетка больше нравится, чем просторный вольер! – и еду. Если держать их здесь запрещено, просто буду прятать в шкаф или под кровать, когда кто-то может увидеть.
       - Серьезно?
       - Угу. Слушай, может, посмотрим, что там внизу за «зона отдыха» такая? Только я сначала позвоню Матвею, чтобы не волновался за пропажу этой бессовестной зверюги!
       Дарья понятливо кивнула. Вообще-то она предпочла бы разобрать дорожную сумку, как следует разложив все в шкафу, рассмотреть все книги со стола, а не несколько, но обосноваться в комнате можно и чуточку попозже, подслушивать разговор Вики с Матвеем, в котором речь наверняка пойдет не только о сбежавшем бельчонке, все равно было бы неловко.
       Зона отдыха на первом этаже оказалась несколькими сквозными комнатами-залами. Вдоль стен были расставлены кресла и диванчики, почти полностью занятые стайками девчонок: болтающих, листающих книги и показывающих друг другу мелкие магические приемы. Еще тут было несколько шкафов с книгами, большой телевизор на стене в одном из залов и, вопреки ворчливым опасениям Вики, два или три компьютера на столах. В самой дальней комнате без внутреннего прохода «в сектор» чародеев, было четыре шахматных столика, мишени для дартса и даже стол настольного тенниса. Дарья неуверенно огляделась, на нее никто не обратил особого внимания, а сама девочка все же робела обращаться к кому-то с вопросами или даже садиться с незнакомками рядом, поэтому принялась рассматривать книжные полки, занятые, как выяснилось, самой заурядной развлекательной литературой, да еще в большинстве «девчачьей» тематики. Ничего, что касалось бы магического мира или будущего обучения! Наверное, стоило прихватить книгу с собой из комнаты, но Дарья рассмотрела их слишком торопливо и отвлекаясь на разговор, чтобы толково выбрать.
       Вскоре на первый этаж спустилась Алина – Марго явно предпочла сперва распаковать вещи, а потом заглянула и Ева, тут же пожаловавшаяся на неудобную планировку, из-за которой из сектора в сектор можно было попасть только снаружи, а Вика так и не появилась.
       - А пошли в вашу комнату! – махнула рукой Ева, повертев головой, но мест на диванчиках, теперь еще и для целой компании, так и не освободилось. – Заодно поболтаем все впятером.
       - А где Елена? – снова поджав губы на «впятером», спросила Маргарита. Ева мотнула кудрявыми каштановыми хвостиками.
       - Она со мной не пошла. Мы же тоже живем отдельно, не знаю. Я пока вообще не видела, кто моя соседка.
       - Не пошла, или ты ее и не звала? – еще суше уточнила блондинка.
       - Не звала. Я вообще на их этаж не поднималась. Сама с ней поговоришь, когда захочешь, я всех созывать, знаешь ли, не нанималась! Ну, пойдемте к Вике? Папа еще говорит, что это я слишком много болтаю по телефону, пф! – демонстративно расправив плечи, Евгения первой направилась к лестнице. – Что-то я не вижу никакой разницы в обстановке, что на той стороне, что на этой. Толку-то в этом отгораживании? Только бегать туда-сюда!
       - Гораздо ближе, чем из дома друг другу в гости! – оптимистично возразила Алина, догоняя ее.
       Виктория действительно продолжала болтать по мобильнику, но, когда дверь распахнулась, сбивчиво попрощалась и, покраснев, спрятала трубку.
       - Эй, мы тут все, вроде, свои! – с наигранным возмущением заявила Ева, усаживаясь на кровать рядом. Марго и Алина заняли стулья, так что Даше ничего не оставалось, кроме как тоже сесть на кровать. – Но, ты права, завязывай трепаться, у меня важные новости! Завтра после торжественной церемонии открытия планируется танцевальный вечер!
       - Обычно праздники устраивают к окончанию учебного года, а не началу! – с сомнением заметила Маргарита. – Ты точно ничего не навыдумывала и это не обычное приветствие учащихся?
       - Что значит, «навыдумывала»! – Евгения недовольно скривила губы. – Отличная традиция, чтобы помочь всем новичкам поскорее влиться в коллектив! Наверняка мы сможем снова увидеть тех ребят со второго курса, а то, кажется, первое впечатление получилось каким-то…
       - Таким, что нет абсолютно никакого желания получать дальнейшие впечатления от общения с ними! – отрезала Марго.
       - У тебя нет, так и не говори за всех! – надулась Ева. – И я, вообще-то, говорила о нас!
       - Правда! – тихонько вставила Алина. – Я чего-то затормозила тогда, хотелось бы поблагодарить Рината за то, что спас меня, если мы снова их увидим.
       - Не заметила, чтобы он был расположен слушать чьи-то благодарности. А тебе, Ева, вообще поменьше стоит думать о всякой ерунде, если ты собираешься добиться перевода, то стоило бы сосредоточиться на том, куда ты будешь переводиться и что для этого делать.
       - Ну, так, значит, мне полезно будет пообщаться с более опытными волшебниками-учениками. Уймись, стоит узнать нас всех получше, как тебе быстро перестанут докучать вниманием – при первой встрече легко ошибиться. А Даша вон вообще где-то бродила, когда мы встретились.
       - Ничего не потеряла!
       Дарья сидела молча, уставившись на свои сложенные на коленях ладони. Знакомиться с кем-то у нее действительно не было желания, как и отправляться на какие-то танцевальные вечера с людьми, которых еще только предстояло узнать. Влиться в коллектив! Да сначала требовалось хоть несколько месяцев вливаться в коллектив перед тем, чтобы на подобном мероприятии у тебя не дрожали коленки. Даша любила танцевать, но не перед толпой же незнакомцев.
       - Кажется, нам опять не помешали бы маскарадные костюмы, чтобы некоторые чувствовали себя увереннее! – хохотнула Вика. Холодный взгляд зеленоватых глаз Маргариты переместился на нее.
       - У нас никаких костюмов нет! – напомнила блондинка. – В культурном обществе приглашения на мероприятия рассылают за несколько дней и сообщают, какая форма одежды там положена. Да и вообще, мой багаж еще не доставили. Я не собираюсь впервые появляться здесь на публике и выглядеть нелепо!
       - Кто-о-о же тут только что говорил о том, что «всякая ерунда» думать о производимом на кого-то впечатлении! А сама носу не высунешь, не подобрав идеа-ального наряда! Кто тут на самом деле поверхностный, а?
       - Выглядеть должным образом нужно вовсе не для того, чтобы понравиться кому-то! – уязвлено буркнула Маргарита. Все ненадолго приумолкли, Дарья было подумала, что тема танцевального вечера на этом будет закрыта, раз уж почти никого из подруг он тоже не заинтересовал, и даже успела порадоваться как тому, что сможет провести больше времени с книгами до начала занятий, так и тому, что не придется оказываться в гуще событий, не успев толком привыкнуть к новому коллективу…
       - Вообще-то, мне подкинули немного денег с собой, может, поищем в городе что-нибудь? – задумчиво предложила Алина.
       Марго вынула из маленькой сумки прямоугольничек пластиковой карты и недовольно на него уставилась.
       - Мне папа тоже кое-что перевел на счет. Но это на случай необходимости, а не для того, чтобы в первый же день спустить в магазинах на всякую чепуху. Кроме того, сомневаюсь, что в этом городке есть достаточно приличные бутики.
       - Ну так не узнаем, пока не проверим! – Ева подскочила, едва не уронив сидящую рядом Вику. – Все равно до вечера у нас полно времени! Пойдем, прогуляемся!
       - Круто! Я как раз собиралась поискать зоомагазин и купить клетку для Орешка! – не без труда восстановив равновесие, поддержала рыжеволосая.
       - Надеюсь, тут все различают смысл фразы «папа перевел мне денег на счет» и «я стану платить за ваше барахло»! – сквозь зубы процедила Марго, но тоже встала. – А ты как вообще додумалась притащить в школьное общежитие белку? Сомневаюсь, что здесь вообще разрешают держать животных!
       Виктория с улыбкой развела руками.
       - Я, наверное, лучше останусь…
       - Не глупи! – подруга легонько хлопнула Дарью по плечу. – Хоть эта суета из-за каких-то нарядов и глупость, но у нас действительно есть свободный день и неплохо будет посмотреть городок, пока есть время.
       - А еще более неплохо – разобраться, что нам предстоит изучать! – Даша кивнула на стопку книг, так и оставшуюся лежать на столе.
       - Я тебя умоляю, прекрати ты уже прикидываться занудой! – патетически воззвала Евгения. – Здесь не Вересковская школа, мы можем свободно от давления прошлого начать здесь ту жизнь, что сами захотим с новыми нами, свободно проявляя то, что мы уже не те, что прежде! Неужели нет ничего, в чем ты хотела бы, чтобы все было по-другому? Есть шанс, что все так и будет! И маски на этот раз не нужны, ведь здесь никто не знает нас прежних и смеяться не станет!
       В старой школе над ними тоже не смеялись. Ну, во всяком случае, никто, чьим мнением можно было бы дорожить. И вообще Дарью не особенно воодушевляла перспектива сбегать от своего прошлого, в чем смысл, если на самом деле она все такая же и так же стремится поступать правильно. Может быть, только теперь полагаясь на себя в решении, что правильно, а не позволяя другим указывать. Да и вообще, что-то довольно обидное было в том, чтобы считать свой характер свойством исключительно привычки да родительских жестких требований.
       - Ну… в чем-то, может быть. Но точно не в том, чтобы сходить с ума, едва оказавшись вдалеке от дома.
       - Можно забрать Дашу от Тамары Глебовны, но Тамару Глебовну у Даши не отнимешь! – увлекая подругу по коридору к лестнице, весело поддержала Вика. – Слышали бы вы, как она меня отчитала за то, что валяюсь на кровати в одежде! Ну, не сердись… нам лучше все-таки держаться вместе.
       - Может быть, тогда Елена пойдет с нами?
       Однако в комнатах отдыха «чародейской половины» Елена не нашлась, а на третий этаж никого из девочек не пожелала впускать тощая женщина неопределенного возраста (невозможно было даже понять, старшеклассница это или местный комендант) с резким лицом. Минут семь Маргарита пыталась ее переупрямить, но так ничего и не добилась.
       - Кто тут спрашивал, зачем нужно отгораживание? И, главное, кому…
       - Чего я совершенно не понимаю, так это почему из всех вас мобильный телефон есть только у Вики! – огрызнулась разозленная бесполезностью усилий и почти глухим игнорированием ее аргументов Марго. – В конце концов, вы уехали далеко от дома, стоило бы позаботиться и о связи!
       Дарья мысленно порадовалась, что ни о чем подобном не подумала ни она сама, ни родители. Иначе отчеты беспокоящейся маме пришлось бы выдавать по двадцать раз за день.
       - Ладно, так уж и быть, пойдем впятером!
       «И вообще, почему Елена может остаться, а я нет? Если я что-то действительно захотела изменить в своей жизни, так это привыкнуть, наконец, настаивать на своем и не слушаться постоянно окружающих. У меня это даже получается… но это, когда вопрос действительно серьезный, а обижать девочек из-за повседневной ерунды все же неприятно…»
       До города с остановки на противоположной стороне озера ходили автобусы, как выяснилось, еще и бесплатные для учеников. Правда, до остановки опять еще предстояло прогуляться вдоль высокого берега, под возобновившееся ворчание Евгении в адрес не удосужившихся построить мост магов.
       - Ты у нас управляешь жидкостями и потоками, вот сама бы что-нибудь и сделала, чтобы перейти озеро! – Алина подскочила на месте. Ей самой, наследнице легендарной Берегини Летавицы, подобные преграды были незначительны. – Позволить нам пройти по воде или воду расступиться на время. И возможность продемонстрировать волшебную силу, наверняка же со стороны города никто ничего лишнего не увидит!
       - Таким занимались, насколько помню, не Дана и русалки, а библейские герои! – напомнила Маргарита. – Ну уж нет, я пас. Стабильный эффект у нашего волшебства через два раза на третий. Прогуляемся в обход. Тебе-то ведь не предлагают перетащить всех нас по воздуху!
       - Ну, пока я не пыталась поднимать других…
       - А тут я пас! – встревожившись, поспешила вставить Дарья. – Марго права.
       - Рассуждая логически, теперь мы в месте, где не нужно скрывать свои волшебные способности. Совсем неплохо было бы с их помощью свободно облегчить себе жизнь хотя бы в бытовых мелочах – мы вполне это заслуживаем, учитывая, как сильно наша жизнь из-за всего того усложнилась. Должна же быть компенсация! Правда… – Ева неуверенно почесала нос. – В общем, управлять водой в целом озере я пока что не рискну, понятия пока не имею, долго ли оно сможет продержаться…
       К большому мысленному облегчению Даши, от экспериментов не только Евгения, но и Алина воздержались. Возможно, после неудачной попытки увернуться от летящего камня, о которой рассказали девочки, Аля и сама не переоценивала свои способности управлять полетом.

Город, быть может, с точки зрения выросшей в Петербурге Маргариты или аналогично не так давно переехавшей из Москвы Вики был совсем небольшим, но Дарье, почти не покидавшей в жизни родной городок Вересково, Краснокаменск в сравнении казался куда более крупным, шумным и современным. Возможно, он и не был действительно больше по территории, но здесь преобладали не частные домики с огородами, а многоквартирные дома были значительно выше трех-четырех этажей, легко получилось бы вообразить, что девочки попали в один из центральных районов какого-нибудь большого города. Магазинов, салонов и разнообразных кафе здесь было как-то даже чересчур много – хотя Даша, наверное, в этом не разбиралась. У нее куда больше интереса вызвало резное каменное здание центрального музея. А еще в Краснокаменске был огромный парк с аттракционами.
       - Что ж, скучать нам тут, по крайней мере, не придется! – прогулка вдоль пары улиц снова настроила Еву на веселый лад. Маргарита приглушенно хмыкнула, Даша хотела было напомнить, что скучать они и не планировали, но вовсе не из-за развлечений, но вспомнила свое замечание насчет кровати и решила промолчать. Все равно от таких напоминаний все только досадливо отмахиваются. – Кажется, двух дней нам и не хватит, чтобы все тут осмотреть. К тому же сегодня у нас уже есть планы! Так что для начала… пожалуй, зайдем куда-нибудь и пообедаем! С самого этого переезда ни росинки во рту!
       - И что же, в таком случае, было просто не дождаться обеда в школе? А «самый переезд» был от силы три часа назад…
       - Вообще-то, я, пожалуй, тоже проголодалась! – оборвала Маргаритины возражения Аля, в очередной раз зачем-то подпрыгивая на месте по обычной своей привычке не то выплеснуть избыток энергии, не то слегка компенсировать небольшой рост. Сложная фигура из косичек подпрыгнула в такт движениям. – Идем искать кафе?
       Особого труда поиски не составили – хотя бы потому, что все закусочные в Краснокаменске девочки видели впервые, а симпатичных местечек оказалось предостаточно. Только заходи в первое приглянувшееся.
       - Хотя, надеюсь, что-нибудь более фешенебельное здесь все-таки найдется! – оглядевшись на живописно обвитой диким виноградом летней веранде пиццерии в поисках подходящего столика, легонько поморщилась Маргарита. – Официантов тут явно нет, но, кажется, в меню выбор вполне сносный.
       - Не всем из нас по карману заведения, которые ты сочла бы фешенебельными! – ворчливо напомнила Евгения. – Или предпочтешь ходить по ним в одиночестве?
       - Ты решила, что денег у тебя достаточно для похода по магазинам в первый же день! И для того, чтобы планировать развлечения на полгода вперед, даже не зная…
       - Кроме того, мы ничего не узнаем, не попробовав для начала! – снова попыталась пресечь спор Аля. – Кто какую пиццу предпочитает? Тут написано, что ее приготовят прямо в печи! Не возражаете, если я сделаю заказ, хочу взглянуть поближе, в конце концов, я, может быть, заново открою кафе «Лукоморье» в Вересково – надо взять на заметку, как все сделать лучше!
       - Разве ты не собиралась стать модельером? – удивилась Марго. – В прошлом году ты все уши прожужжала о том, как собираешься создавать наряды…
       - Ага…
       - Это было до знакомства с Эдиком! – с улыбкой возразила Вика. – За это лето Аля прожужжала всем уши уже своим намерением изучать космос, просто ты уже вернулась в Петербург. Неужели ты опять передумала?
       - Ага… ну… разумеется, я хочу создавать наряды! И изучать космос – Эдик столько потрясающего мне рассказал об этом! И кафе – это же память о бабушке, я не могу допустить, чтобы оно навсегда закрылось. И…
       - И, по-моему, тебе стоит определиться хоть в чем-то! – сухо оборвала Маргарита. – Взявшись делать все и сразу ты ничего не сможешь сделать действительно хорошо!
       Погрустневшая Алина, притихнув, забрала у всех выбранные пункты меню и удалилась внутрь маленькой пекарни.
       - Ну зачем ты так? Ей всего четырнадцать, разве не естественно мечтать о самых разных вещах? – осуждающе взглянула на блондинку Вика. – Это даже здорово. Я год назад, наоборот, не могла придумать ничего, к чему хотела бы стремиться…
       - Кроме того, теперь мы будем учиться волшебству, а значит, сможем гораздо больше всего! – Евгения всплеснула руками. – Может быть, в волшебном мире ей и не нужно будет тратить время на то, чтобы продумывать и шить наряды, просто придумываешь внешний вид и – пуф! – создаешь, как Крестная Золушки! И о космосе при помощи магии, наверное, можно узнать куда больше и быстрее! И еще останется время, чтобы…
       - Ева, за год с тех пор, как мы столкнулись с магией, она не помогла нам решить ни одной проблемы, зато добавила кучу новых!
       Виктория, кажется, хотела возразить, что многое в их жизни изменилось и к лучшему, Даша вполне ее в этом поддерживала, но обе девочки промолчали. В конце концов, Маргарита имела все основания рассуждать так.
       - К тому же Аля, в отличие от тебя, не лентяйка, чтобы ждать от магии, что за нее просто осуществит все то, что ей самой хотелось бы сделать. Ты уже могла бы убедиться…
       - Да что, черт подери, плохого в том, чтобы использовать возможности магии и получить что-то немного проще?! Я же не собираюсь наколдовывать себе искусственного идеального бойфренда!
       На щеках Маргариты вспыхнули лихорадочные пятна, Ева запоздало замолкла и пристыжено съежилась под взглядами Дарьи и Вики.
       - Или привораживать к себе просто какого-то тупого красавчика – опять? – прищурившись, колким, как сухой лед, тоном предположила Марго. – Или наколдовывать себе идеальную внешность? Или при помощи чар добиваться победы в музыкальном конкурсе? Или…
       - Я, пожалуй, пойду посмотрю себе что-нибудь еще на десерт! – Евгения подскочила, едва не уронив стул. Ее собственные щеки заметно горели куда более ровным, но оттого не менее отчаянным румянцем, вряд ли на перечисление былых косяков.
       - Я всего лишь пытаюсь сказать, что ты чего-то могла действительно добиться и действительно стать лучше, если бы взяла себя в руки и поработала над этим, а не пыталась вечно искать, в чем бы схитрить! – уже человеческим, хотя и недовольным тоном, закончила Маргарита.
       «А ты сама могла бы быть по-настоящему любима настоящим парнем, если бы не обозлилась на саму идею только из-за того, что волшебное воплощение всех твоих ожиданий в итоге не соответствовал твоим ожиданиям!» – мысленно ответила Дарья. Сказать это вслух было очень уж жестоко, но совсем об этом не думать тоже не получалась. Старшему брату Дарьи, Петру Кукушкину, очень нравилась Маргарита, хоть подруга сестры и была несколько моложе тех девчонок, с которыми Петя, уже студент академии искусств, встречался до того, но Марго сперва слишком уж отвлекали мечты об исключительной любви, а потом разочарование любыми отношениями в целом. Если бы Дашу кто-то спросил, она сказала бы, что Марго подвели слишком уж невероятные ожидания и слишком уж непоколебимая вера. Ведь все остальные приняли то, что все в первой любви оказалось не в точности так, как они успели себе нафантазировать… ну, кроме Алины, в разнообразие фантазий которой вписалось бы абсолютно все.
       - Знаете, я завидую Але на самом деле! – сказала Дарья вслух вместо всего, что пронеслось у нее в голове. – Какая бы мечта ни осуществилась: о живописи, дизайне, космосе, возрождении бабушкиного кафе – у нее все равно будет ее осуществившаяся мечта.
       - Одна осуществившаяся и еще с десяток тех, о которых придется забыть! Алине и Еве просто пора хоть немного повзрослеть и начать мыслить здраво!
       - Но ведь в этом все и дело! – немного сбивчиво возразила Вика. – Надо замечать разные перспективы! Даже если в чем-то приходится разочароваться, всегда остается в жизни что-то еще. Я… я помню, как мне казалось, будто весь мой мир рухнул, когда мама решила подать на развод, когда мы с ней переехали в Вересково, все будто перевернулось вверх тормашками – хотя, наверное, жизнь, которая у меня есть теперь даже лучше той, что была раньше и что я так жаждала непременно удержать. Может, когда переживаешь разочарование, немного после и не видишь той ценности в том, что так боялась потерять.
       - Жизнь твоих родителей – это их жизнь, а не твоя! – окончательно помрачнев, отрезала Марго.
       Даша собиралась продолжить разговор. Почему-то хотелось заговорить о Петьке, о его переезде, академии… о том, что Петька, может быть, рассчитывал еще увидеться с Маргаритой, хоть та и ясно пресекла все попытки с ней сблизиться, хоть это было достаточно наивно – огромный многолюдный Петербург это совсем не их родной городок, в котором все жители рано или поздно между собой пересекаются, – и вот, именно теперь она сама уехала оттуда, чтобы учиться в Краснокаменске. Хоть во всем этом и не было, наверное, смысла. Маргоша так непременно заявит, что смысла нет, но заговорить все равно хотелось.
       А еще Маргарита вряд ли что-то сможет «пережить», если продолжит просто пытаться игнорировать все то, что ей не по нраву. Даша не льстила себе умением разбираться в людях только из-за того, сколько папиных книг по психологии прочла за детство, но это было понятно всем подругам…
       Однако стоило только приоткрыть рот, как блондинка с несвойственной даже ей (по крайней мере, с подругами) резкостью вскинула узкую ладонь и шепнула «тихо!», глядя куда-то поверх дашиной макушки. Даша и Вика повернули головы, проследовав за взглядом.
       - Ох…
       Позади, растянув сжатые губы в неприятной улыбке и чуть подавшись вперед в демонстрации пристального внимания – только что уши не подергиваются! – стояла тощенькая остролицая девочка примерно одних лет с ними. На свету, проникавшем сквозь вьющуюся цветочную стену террасы, темные волосы и бледная кожа в россыпи мелких, как маковые зернышки, веснушек отчетливо отдавали прозеленью.
       - Криста, – легонько передернув губами, констатировала Вика. – Фима, кажется, говорила, что ты живешь у матери на время каникул.
       В Вересково сестрички Кристина и Фима Сорокины были чем-то вроде мелкого, но всеобщего и абсолютно вездесущего бедствия, примерно того же уровня, что самопровозглашенная мафия школьного хулиганья. У самой Дарьи конфликтов с Сорокиными не случалось, но она в числе многих еще с младших классов привыкла о чем бы то ни было в школе разговаривать, лишь предварительно осмотревшись. И уж определенно не скучала об этом, оказавшись теперь вдали от родного городка.
       - Так и есть. Мы с мамой в деловой поездке, – с явным разочарованием, но преувеличенно-приветливо пробормотала Криста. И тут же недоверчиво прищурилась. – А сами-то вы что здесь делаете?
       - Гуляем с подругами, – холодно ответила Маргарита.
       - И даже ты, Романова, ты же вроде, вернулась с родителями в Петербург? Вот уж не поверю, что там кафешки, магазины и парки развлечений чем-то хуже, чем в этом захолустье, а если заскучала по своим свитским, так проще бы было прямо в Вересково и приехать. Надеюсь, не случилось ничего…
       - Мы тебе не раздаем советы, где вам с твоей мамой по всем этим вашим делам разъезжать!
       Криста тихонько скрипнула зубами, но тут же снова оскалилась в приветливой, как ей, должно быть, казалось, улыбке.
       - Всего-то лишь проявляю беспокойство, мы все же бывшие одноклассницы, и ни к чему так задирать нос! Что ж, у богатых свои причуды. Приятно было увидеться…
       Отвернувшись, Кристина шмыгнула внутрь кафе, едва не налетев по пути на Еву и Алину. Дарья и Вика взволнованно вскочили.
       В отличие от Даши, которую сплетни не особенно задевали просто потому, что большую часть жизни с ней ничего, стоящего бы слежки и слухов, и не происходило, Ева, обожающая приключения, стремившаяся принимать как можно более бурное участие в жизни любого коллектива, и сама при этом не очень-то умеющая держать язык за зубами, периодически конфликтовала с Сорокиными всерьез, так что ничего хорошего эта встреча не обещала. Что отрицать, поболтать – а иногда и сболтнуть откровенно лишнего – Евгения и сама умела, а в каком-то смысле даже и любила. И это только значительно ухудшало ее отношения с обеими Сороками в вересковской школе, ведь, имея с ними дело, нужно было снова и снова прокручивать в голове фразу киношных полицейских «все сказанное может быть использовано против вас!». Использовано, вывернуто наизнанку, пересказано не тому человеку под таким углом, а то и снабжено такими дополнительными ремарками, что ссоры в итоге было почти не избежать. И если Фимка, учившаяся тогда в одном классе с Евой и Алей, просто бездумно растрепывала чужие секреты, закладывала всех учителям, то старшая сестрица была умнее и подлее, как следствие, уже в младших классах догадалась, как использовать подслушанное и в какой пропорции его следует мешать с довиранием для собственных интриг и выгод. Чтобы вместо Евы сыграть роль на школьном спектакле во втором классе. Чтобы ее, а не Дарью, отправили представлять Вересково на междугородней олимпиаде. Даже недавно переехавшей Вике и то успело достаться: когда под конец года рыжая сумела, наконец, подтянуть оценки по истории, по школе моментально пошел гулять слух, что учитель-историк ухаживает за викиной мамой и попросту завышает оценки, подлизываясь к потенциальной падчерице. И, поскольку тетя Жанна с Денис Денисычем действительно встречались, а Вика к тому времени несколько смягчила позицию на его счет, отмахнуться от сплетен, как от полностью совсем уж надуманной чепухи было непросто. Тогда, правда, Сорокины случайно сами себя наказали, принявшись под настроение громко рассуждать о том, как Виктории с преподавателем тут повезло: химик вон с собственных школьных лет к матери Егора Горшкова неравнодушен, однако Егору по этому поводу ничего, кроме придирок не перепадает. А химик Савелий Трофимович Северинов, в отличие от дружелюбного историка, человеком был вредным и мстительным, так что после совершенно неожиданного теста по всему пройденному средний балл почти круглой отличницы Кристины со свистом рухнул в самом конце года. Та, конечно, тут же забыла и про Вику и про историка, принявшись скандально доказовать злой умысел Северинова, но как-то без успехов.
       У Кристы, конечно, не было причин обвинять кого-то из девочек…
       - Мне ассорти с ягодами на вынос! – донесся деловитый голос Кристы. – …Ждать, когда приготовится следующая партия, некогда, так что я лучше доплачу за срочность и возьму вот эту…
       - Эй! – вполне ожидаемо взорвалась в ответ Ева. – Ты не обнаглела ли вконец?! Не припомню, чтобы мы пропускали тебя без очереди!
      - В отличие от некоторых у меня нет целого дня, чтобы болтаться тут без дела, так что могли бы и пропустить!
       - Можно было, по крайней мере, попросить об этом вежливо… – примирительно вставила Аля, но была проигнорирована обеими сторонами.
Девочки на веранде переглянулись, кажется, стоило вмешаться, пока дело не зашло слишком далеко, а Евгения не сотворила какую-нибудь глупость.
       - А нам-то какое должно быть до этого дело?!
       - Тебе лично пару раз пропустить десерт будет только на пользу!
       - Пожалуйста, ну, прекратите вы обе…
       Прежде, чем Даша и Вика вбежали во внутренний зал, там что-то громыхнуло и вскрикнуло на три голоса. Правда, задребезжавший вскрик Кристы без труда перекрыл остальные.
       - Что вы здесь творите?! – рыкнула Виктория, ворвавшаяся в зал раньше, но резко притормозившая, обнаружив на пути опрокинутый легкий столик. Кристина сидела на полу возле витрины с выпечкой, вся в разноцветных пятнах крема и варенья, изуродованные пирожки валялись вокруг, а Ева нависла сверху, сжимая в руках опустевшее блюдо. Зажмурившаяся от испуга Аля держалась чуть в стороне.
       - Спроси у своей чокнутой подруги! – огрызнулась Сорокина и, проигнорировав протянутую Дарьей руку, резко встала.
       - Эй, я же отдала тебе все, как ты и просила! – крикнула Евгения. – Как насчет расплатиться?
       Но Кристина уже выбежала вон, обогнув отступившую с каменным лицом Маргариту на входе. Ева запоздало обратила внимание на далекие от одобряющих взгляды всех четырех подруг.
       - Эй, в чем дело? Это она все…
       - Судя по всему, платить придется все же нам. – устало отчеканила Марго. – Хотя мне есть что-то расхотелось… Так-то ты решила «менять свою жизнь».
       - Я-то тут при чем? Изменишь ее, когда даже в другом городе именно на Сороку первым делом и нарываешься! – Ева поджала губы и слегка надула щеки, сама став немного похожей на какого-то грызуна. – А больше всего положительных сторон в смене школы было именно в том, чтобы никого из них больше вообще не увидеть!
       - Краснокаменск и Вересково не так уж далеко, наверное, они заехали сюда по дороге. И мне совершенно не интересно, зачем… а теперь извинись перед хозяином кафе за свою выходку, и мы…
       - Почему я должна извиняться, когда Сорока, которая куда больше в этом виновата, может просто сбежать?! Я всего лишь отпустила блюдо, когда она дернула у меня из рук, откуда я знала, что она грохнется?
       - Потому что, надеюсь, она все-таки не тот пример, на который ты станешь равняться.
       - Я могу помочь убрать тут все, – примирительно добавила Алина, но Ева все равно продолжала кипеть от возмущения и смотреть на всех подруг, как на предательниц. Минут шесть продолжала – подолгу находиться в дурном расположении духа, если это не встречало благодарной реакции у невольных зрителей, было не в ее правилах.

- Что ж, надеюсь, в этом городе есть приличные магазины одежды, – ни к кому конкретно не обращаясь, сказала Маргарита, когда подруги выходили из кафе. Как бы блондинка ни изображала недовольство Евиной выходкой, Дарье казалось, что Марго с облегчением восприняла прерванный и на время как будто позабытый остальными разговор. Ева ехидно буркнула:
       - Боюсь, нам всем не по карману окажется то, что ты считаешь «приличным»!
       - А я, по правде говоря, вообще одежду покупать не собираюсь, – Вика пожала плечами. – Лучше поискать зоомагазин, клетка мне реально необходима…
       - Но разве вам не интересно посмотреть на платья? Даже если мы ничего и не купим… если там есть что-нибудь интересное, я просто хочу посмотреть, а потом можно переделать какое-нибудь из платьев попроще. Хотя посмотреть на птичек и щеночков я тоже хочу… у нас целый день, все еще успеем!
       - Но в первую очередь надо сделать то, что важнее, а потом уже прогуливаться по городу и просто глазеть.
       - Маргоша говорила, будто ей нет дело до того, понравится она кому-то или нет, однако без наряда, достойного принцессы, она на вечеринку не явится! – хохотнула Евгения.
       - При чем тут «понравиться». Чтобы ты знала, выглядеть достойным образом – это вовсе не повод кого-то привлечь. Это часть культурного воспитания, если тебе это о чем-то говорит.
       - Говорит – не говорит, а я хочу успеть найти платье, которое смогу купить, а не только поглазеть! Фр-р! Ну, вы можете искать что хотите, я думаю, девочки…
       - Извини, – Аля по-детски виновато глянула снизу вверх. – Я бы все же хотела сначала пойти с Маргаритой. Может, потом встретимся… например, здесь?
       - Ага, разбежимся все по незнакомому городу…
       - Я, если не возражаешь, с тобой пойду, – Дарья тоже совершенно не собиралась покупать никаких платьев, да и вообще, лучше взглянула бы поближе на центральный музей, который они мельком видели, проезжая, но решила приободрить Евгению. Встреча в кафе уже достаточно подпортила той настроение, чтобы расстраиваться из-за того, что решившие погулять всей компанией подруги теперь разбредаются, кто куда. – А попозже к нам и Вика присоединится, правда?
       Рыжеволосая подруга, хоть и без видимого восторга, но кивнула. Наверное, тоже совсем не хотела оставаться одна.
       - Ну, хорошо. Следите за временем, встретимся здесь в два часа.
       Дарья в престижности магазинов мало что понимала, а ее представления о приличности, похоже, не вполне соответствовали тому, что остальные девчонки вкладывали в это слово. Скорее, маминому представлению об необходимых аккуратности и скромности. Увы, как назло, при этом к «южной» внешности Даши подходили как раз те яркие цвета и необычные фасоны, появляться в которых, не мечтая при этом сгореть от стыда, хватало смелости очень-очень редко.
       - Тебе же понравилось выступать в ярком наряде, тогда, на Хэллоуине! – горячо напоминала Ева, в очередном магазинчике и далеко не в первый раз пытаясь вручить Даше платье ядовито-оранжевого цвета с красными и желтыми вкраплениями для примерки. – И твой волшебный костюм…
       - Это же был карнавал. А в волшебном обличье я вообще как будто и не совсем обычная я, – неохотно шепнула девочка в ответ. Как будто Евгения не знала, до какой степени на том самом Хэллоуине Дарья внутренне ежилась от ожидания, что вот-вот ее все узнают и начнут хохотать над вырядившейся отличницей.
       - Именно об этом я и пыталась сказать! – не унималась Ева. – Теперь-то все даже гораздо лучше, чем на маскараде. Здесь нас никто не знает, значит, никто из нас не будет заложниками привычной своей репутации, нас ждет та новая жизнь, что мы сами себе выберем!
       «До первой стычки со старым недобрым знакомым типа Кристы!» – будь тут Марго, она непременно произнесла бы что-то такое вслух, но Дарья, как это часто бывало, ограничилась мысленным замечанием. Не так уж она и изменилась. Хотя, наверное, прошлая репутация из Вересково и впрямь, может быть, самую малость ее тяготила. Однако с трудом верилось, что можно просто взять и придумать… новую себя. Или просто ту сторону настоящей себя, что опасалась показывать из страха перед школьными насмешками и маминым неодобрением. Всему этому можно было противостоять в действительно серьезных вопросах – этому Даша вынуждена была научиться – но проще было избежать в таких повседневных мелочах.
       - Так что, если тебе не нравится то, что я выбираю, присмотри, наконец, себе что-нибудь сама, а не заявляйся на вечеринку в белой блузочке и синей юбке, которые тебе Тамара Глебовна для торжественных моментов запихнула в чемодан!
       - Знаешь, если уж мы заговорили о том, чтобы быть собой и не уступать давлению, то я, если и решу потратить все отложенные на поездку деньги, то на что-нибудь более интересное и приятное.
       - Ну, так хоть примерь что-нибудь! Хоть какое веселье… Что толку ходить по магазинам, если просто стоишь и чего-то ждешь?
       - Я думала, компания тебе нужна для взгляда со стороны.
       - Ох, да вряд ли я хоть с кем-то из вас совпаду во вкусах. А Альке нравится абсолютно все. Ну же… ах, ты, черт!
       Не успела Даша недоуменно переспросить «что?», как шатенка схватила ее за плечо и рывком утянула за плотный ряд вешалок.
       - Да что ж это за мания преследования нас?! – прошипела Ева, щурясь в попытке разглядеть что-то сквозь пестрый занавес вещей на вешалках. Дарья с опаской потянула за край одной из цветастых блузок и тоже заглянула в открывшуюся щелочку. В магазин входили невысокая женщина с гладкими черными волосами в стильных остроугольных очках и… незабвенная Кристина Сорокина. Судя по притихшему виду последней, да и очевидных чертах, у взрослой выглядящих куда симпатичнее, это и была печально знаменитая мать сестричек Молва Сорокина. – Просто сделаем вид, что ее не замечаем!
       Если так, то, возможно, не стоило так демонстративно нырять в укрытие и перешептываться… С другой стороны, Кристина в присутствии матери наверняка предпочла придерживаться той же тактики, демонстративно принявшись рассматривать первую же подвернувшуюся витрину, как только девочки оказались в ее поле зрения. Значит, в целом решение Евы звучало вполне разумно. Хватило бы еще у самой же Евы терпения ему следовать.
       Терпения оказалось больше привычного. Упрямство тому виной или стыд за последствия стычки получасовой давности, за которую именно Евгения, хоть и при поддержке остальных, вынуждена оказалась извиняться, но не замечать друг друга получалось вполне успешно, Даша уже оптимистично посчитала, что им удастся мирно уйти из магазина… но, к сожалению, в этом Ева совсем не торопилась, продолжая с энтузиазмом археолога копаться в нарядах.
       И так самозабвенно погрузилась в это занятие, что в какой-то момент за очередное платье в ряду вешалок Кристина и Евгения, подойдя с противоположных сторон, схватились одновременно.
       - Ой…
       Синхронно подняв головы и увидев печально знакомое лицо поверх длинных вешалок, девчонки стали похожи на одновременно вскипевшие чайник и котелок.
       - Опять ты?!
       - Вам что, больше нечем заняться, кроме как донимать других?
       - Нам? Это ты уже второй раз притащилась за нами! И…
       - Тратить время впустую вы все можете и в любом другом месте! И оставь, наконец, в покое мое платье! У меня важное событие сегодня вечером…
       - Да неужели? Ну так, записывай последние новости: стоит поискать что-нибудь еще, по крайней мере, пока я не решу, возьму его или?..
       - Ты?! Какая отличная шутка! – Криста расплылась в гаденькой улыбочке. – Да тебе год следовало воздерживаться от пиццы и пирожных, прежде чем присматривать подобный наряд!
       - Вряд ли это платье тебе пригодится, если событие – не тематическая вечеринка огородных пугал, или где там еще одежду напяливают на жерди! – не стала оставаться в долгу Евгения. Даша бросила паникующий взгляд на Сорокину-старшую, однако женщина и не подумала вмешиваться, наблюдая за разрастающейся склокой со снисходительной скукой на резком длинноносом лице.
       - Как вам не стыдно, обеим? – попыталась тоном собственной мамы или хотя бы Маргариты вмешаться Дарья, но голос прозвучал слишком уж тихо и слабо, чтобы изрядно распалившиеся скандалистки обратили на нее хоть какое-то внимание. – Ева! Ты понятия не имеешь, подойдет ли платье, ты действительно его даже не мерила…
       - Как видишь, мне тут немного с этим мешают! – раздраженно огрызнулась подруга.
       - А тебе, что, трудно подождать? – без особой надежды обратилась Даша уже к Кристе. Та демонстративно вздернула острый носик.
       - Вот еще! Во-первых, платье было уже у меня в руках, когда эта ненормальная в него вцепилась, во-вторых, и так очевидно, что это размер не для нее! – она демонстративно перевернула болтающийся ценник. – Только растянет ткань, если вообще не порвет.
       А дерганием из рук в руки, значит, повредить ткань она не боялась!
       - Что?! Всего-то на один размер… это тебе, швабра, в него только заворачиваться! Носить поверх свитера собираешься, или поролоном лифчик набить?!
       - Тем более, вам обеим стоило спросить у продавца про другие размеры, а не…
       Дарья зажмурилась, понимая, что продолжаться это может вечно… или, что наиболее вероятно, пока их всех с позором не выгонят из магазина, но последнее «слово» за собой решил оставить сам предмет спора. Переливчато-синяя ткань издала негромкий треск, а скандалистки, только что клещами впившиеся в несчастное платье каждая со своей стороны, одновременно, словно обжегшись, выпустили его из рук и уронили поверх длинной вешалки.
       - Ну и кто будет платить за испорченный товар? – до сих пор без попыток вмешаться наблюдавшая за представлением продавщица моментально материализовалась рядом с раскрасневшимися и негодующе пыхтящими школьницами.
       - О, я, пожалуй, готова уступить, если ты так серьезно настроена! – с совсем уж насквозь фальшивой слащавостью попыталась было проворковать Кристина, но Ева, протянув руку поверх вешалок, цепко поймала ее за локоть.
       - Еще чего! Я не успела даже примерить, понятия не имею, подойдет ли мне оно, а теперь ты его еще и испортила, сама теперь и покупай!
       - Да неуже-ели, надо было думать об этом до того, как ТЫ его испортила – даже Кукушка пыталась намекнуть, что это тебе маловато!
       - Я ни на что такое не намекала! – возмутилась Даша. – Я боялась… именно этого я и боялась – теперь придется платить за платье, которое, возможно, ни одной из вас на самом деле не подойдет, потому что вы обе просто ведете себя, как дети малые!
       - Главное, что не мне. Если так будет легче, можете представить, что меня вовсе здесь не было – платье-то все равно бы лопнуло при ее попытке в него втиснуться… ай! Да отпусти меня уже, ненормальная!
       Евгения, не скрывая легкой злорадности, стиснула остренькое плечо Сорокиной сильнее, заставив ту вскрикнуть от боли. Продавщица невозмутимо наблюдала второй акт представления, правда, обменявшись взглядами с охранником.
       - Тем не менее, ты здесь была, так что оплатишь, как минимум, половину! – отрезала Дарья, надеясь, что голос не сорвется в самый неподходящий момент. – Вы обе вели себя глупо и вам обеим стоило думать заранее!
       - Мне нормально подходит этот размер! – мрачно невпопад вставила Ева. – Или почти подходит… я просто не знаю, понравится ли фасон…
       - Ну так и что теперь? – скривилась Кристина, за что тут же получила еще одну встряску за плечо.
       - То, что с платьем все было бы в порядке, если бы не ты, и именно ты его испортила!
       - Это у тебя психологическая самозащита – отрицать очевидное? – с наигранным пониманием уточнила Криста. – Я же сказала, можешь теперь…
       - Без сомнения. Но ты оплатишь половину стоимости за то, что его испортила.
       - Знаешь, с тем же успехом я могла заявить, что возьму его себе за половину стоимости – ты бы на это согласилась?
       - Можете сперва заплатить, а потом решать, кто его заберет, – добавила невозмутимая продавщица.
       - В любом случае, если мы покупаем это платье, то мы только его и покупаем, - скучающе сказала Молва Сорокина, так и пронаблюдавшая за спором, не приблизившись ни на шаг. Хоть Даша и не считала поведение Кристины нормальным, но на ее месте, наверное, обиделась бы на столь демонстративное нежелание матери вмешаться. – Даже половины стоимости достаточно для того, чтобы больше ни на что подходящее тебе не хватило.
       - Почему для Фимки подарки не имеют лимита стоимости?
       - Ты уже получила больше, чем Фима.
       Криста бегло осмотрела платье раздора и обнаружив повреждение – разошедшуюся у самого бокового шва ткань, пожала плечами.
       - Тогда я его возьму – и пусть Ларина оплачивает половину стоимости за порчу. Зашить его плевое дело, а для меня-то уж точно не проблема, если размер слегка ужмется. А так еще и сэкономим.
       - Можешь не беспокоиться, для меня это тоже не проблема! – Евгению совсем не обрадовал такой поворот. – Может, поспорим? Заплатим вскладчину – сейчас, чтобы у тебя не возникло соблазна сбежать – а потом примерим по очереди. Если мне оно действительно не подойдет, можешь забирать.
       Кристина слегка растерялась. Поскольку ее нападки на Евину фигуру были все же преувеличениями ради возможности уколоть побольнее, стопроцентной уверенности в том, кто в итоге окажется в просчете, не было.
       - Вот только еще окончательно расползти этот шов не хватало! – с сомнением пробурчала она. Ева заметно приободрилась. – Впрочем, если тебе так хочется выставить себя на посмешище, твое дело. Все равно его придется чинить…
       - Ты точно решила? – Молва демонстративно открыла сумочку. – Если я сказала, что покупаем что-то одно…
       - Не так уж оно испорчено, чтобы не окупила скидка в полцены, да еще забавное зрелище впридачу! – Криста с нарастающей уверенностью оскалила мелкие зубки. – Стоит на нее посмотреть, чтобы понять, насколько тут гарантированная победа. Она и весной-то в это платье не влезла, а уж сейчас…
       Евгения с затаенной нервозностью провела ладонями по бокам, но тут же скривила пухлые губы в ответном оскале.
       - Ну, не всем же, как тебе, вообще ни в одном месте за лето не подрасти! – фыркнула она, выуживая кошелек и с деланной невозмутимостью отсчитывая нужную сумму. – Не переживай так, годам к сорока это, наверное, и станет твоим преимуществом…
       - Смотри, больше его нигде не порви излишне рьяными попытками втиснуться! – разочарованно огрызнулась Кристина, понадеявшаяся было, что Ева сдастся без примерки, опасаясь неудачи и насмешек, но недооценившая упрямство.
       Даша взяла многострадальное платье, рассеянно разравнивая ткань в пальцах, и последовала за призывно махнувшей подругой в примерочную, пытаясь успокоить себя мыслями, что по-глупому потратить половину такой суммы все же лучше, чем полную стоимость.
       Ева тоже несколько преувеличивала в своих заявлениях. Ну, или правильнее было сказать – преуменьшала. Хотя надеть платье ей, конечно, удалось без проблем, ткань явно облегала теснее, чем задумывалось фасоном, а декоративный серебристый поясок уехал вверх, почти под грудь. Дыра между расклешенной юбкой и корсажем на боку открывала полосу кожи в форме веретена. У Даши были некоторые сомнения в том, что Ева планировала всю школьную вечеринку простоять, избегая лишний раз шевельнуться и неестественно прямо расправив плечи, как сейчас перед зеркалом, но, коль скоро это платье так или иначе уже было куплено, высказывать замечания не имело смысла. Только настроение окончательно испортить – а для этого и Кристины будет более, чем достаточно.
       - Не твой сегодня день, Сорочуха! – старательно разравняв ткань платья, Ева аккуратно развернулась на носочках и торжественно отбросила занавеску примерочной кабинки. Молва с ехидной усмешкой на тонких губах пожала плечами, но младшая «Сорочуха», отреагировала куда живее.
       - И долго у тебя получится не вдыхать, поджимая пузо? – кисло поинтересовалась она, рассматривая Еву со всех сторон. Та демонстративно вдохнула грудью, заставив, правда, тугой лиф платья слегка съехать, а Кристину сосредоточить презрительный взгляд на V-образном вырезе, который на Евгении смотрелся несколько менее скромно, чем обычно свойственно этому фасону. – Если ты на какое-то мероприятие в вересковской школе так вырядится решила, жаль, я этого уже не увижу.
       - Лично я рада, что больше тебя не увижу, в полной независимости от платья и обстоятельств! Хотя очень мило с вашей стороны помочь мне так сэкономить… могло б ведь еще и не хватить.
       - Да уж, заметно, что ты большую часть своих денег уже в той пекарне и потратила! Но платье и правда больше, чем написали на ценнике, раз на тебя налезло, хоть и как на барабан… мне оно не подходит.
       - Как мило, что ты способна признавать поражения! – Ева кокетливо изогнулась. – И правильно. Ни к чему горевать о несбыточном!
       - Ой, да я вообще невообразимо за вас с этим платьем рада! – Кристина шагнула было к матери, направляясь уже в сторону выхода, но все же обернулась и бросила через плечо. – Надеюсь, на вашем прекрасном союзе не поставит крест сегодняшний же ужин, поскольку еще хоть грамм – и оно расползется на ленточки!
       - Ты просто очаровашка! Не изводи себя надуманными переживаниями! – не менее ядовито крикнула вслед Евгения, но Криста уже юркнула мимо Молвы и выскочила за дверь. Выждав с полминуты, Ева шумно выдохнула, расслабившись и слегка опустив плечи. – Черт! Кажется, я и правда набрала вес за лето… совершенно же не было заметно.
       - Евгения, да кого ты слушаешь? Сама же мне год назад объясняла, что Сорокины за птицы и почему их не стоит принимать близко к сердцу!
       - Да плевать мне на Сорок! Сама же вижу…
       - Вообще-то, нам сейчас четырнадцать, для девочек обычно это фаза наиболее активного роста и физического перестроения, это естественно…
       - Только вот что-то никто из вас остальных, как я посмотрю, поперек не вырос! – расслабив живот под платьем, Ева, скривив губы, похлопала себя по бокам ладонями. Как-то ее резко швырнуло от преуменьшений к преувеличениям! Реально лишнего веса у Евгении не было, только общий типаж раньше остальных подростков округлившейся в определенных местах фигуры, да обычная неспортивность. Если бы не слишком узкое платье, никому и в голову бы не пришло, будто все это недостатки.
       - А что скажет Марго! – ущипнув себя за полосу кожи в образовавшейся на боку дыре, пробормотала Ева. – Ее, знаешь, выслушивать намного обиднее, чем Сороку. Эта только гадость ради гадости настрекочет, что бы там на самом деле не думала, а вот Марго только бы нос позадирать.
       - Вовсе нет. Ну, у нее просто манера восприятия очень строгая.
       - Угу… слушай, давай не рассказывать ничего девочкам. Ну, то есть, про Сороку и все это. – спрятавшись обратно в кабинку, Ева принялась аккуратно стягивать платье. – Скажу, что оно не для этой вечеринки, просто продавалось со скидкой из-за брака, жалко было упускать возможность, и попрошу Алю зашить. Раз уж я съезжаю от Анечки и ее домашней выпечки, думаю, уж получится до следующих праздников сбросить килограмм пять… или семь.
       - Ты ведь в курсе, что резко сбрасывать вес очень вредно. Даже пациентам с ожирением только под строгим наблюдением врача можно сбрасывать больше трех килограмм в месяц, кроме того, я ведь уже сказала, в четырнадцать лет у девочек…
       - Дашка, харе уже занудствовать! – решительно выходя из кабины и складывая в руках отвоеванное платье, одернула подруга. – Вы сами меня недавно убеждали, что пора взять себя в руки и все такое… Могла и поддержать!
       - Речь шла вовсе не об этом. Твой вес в пределах нормы, просто фигуры у людей имеют разные типы, то, что платье не очень подходит тебе, не нужно воспринимать, будто это ты не подходишь к платью, а…
       - Парни, которые всегда замечают только Марго, тоже, видимо, просто не подходят мне! Так? Слышать больше ничего не хочу, ты мне не бабушка, чтобы запугивать смертью от истощения за одно только намерение слегка поубавить стратегические запасы!
       Дарья устало вздохнула. Ну почему абсолютно все, что им говорили, люди воспринимали не то, что словно через фильтр, а еще добавляя от себя чужим словам каких-то невообразимых подробностей и смыслов.
       - Не говорила я такого! – шагая вдоль улочки мимо разноцветных витрин, возразила она. – А ты уже сейчас бросаешься из крайности в крайность. И… ну, само по себе похудение в границах нормы вреда не принесет. Просто ко всему надо подходить разумно, в твоем случае, скорее всего, просто стоит придумать, какая физическая активность будет тебе интересна. Слушай, я… ну, в общем, я подумывала здесь возобновить занятия танцами, если будет свободное время. Здесь много факультативов, и танцевальный класс тоже. Можешь ко мне присоединиться… тем более, одной, честно, мне немного неловко.
       Евгения кисло опустила было уголки губ при словах «физическая активность», явно припоминая попытки Ольги в прошлом году гонять Берегинь в спортивном зале, но при упоминании танцев приободрилась. Музыку, как помнится, она всегда любила.
       - Классная идея! Может, все впятером туда и запишемся… или хотя бы втроем, вот увидишь, Аля тоже непременно будет в восторге! – синие глаза подруги загорелись, а Даша мысленно перевела дыхание. А вот время на самостоятельное обучение, похоже, все-таки окажется на вес золота, если девочки вообще сумеют осуществить все свои планы сразу.
       - А мы ведь еще не нашли платье для тебя! Не жмись, первое впечатление очень важно!
       Ох, вот только этого не хватало! Ева словно успела забыть и о скандале, после которого и снаружи-то видеть магазины одежды не хотелось, и о своих недавних переживаниях, а Дарья совершенно не собиралась тратить еще и свои деньги на какое-то там платье. Ну когда уже закончатся эти выходные и неуместные вечеринки в самом начале года?!
       - Когда мы уже сможем начать УЧИТЬСЯ?! – воскликнула девочка вслух, но Евгения только фыркающее рассмеялась.
Примечания:
http://www.fanart.info/art/art-view/35613