Путь разведчика 77

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Shingeki no Kyojin

Пэйринг и персонажи:
Гриша Йегер, Райнер Браун, Бертольт Гувер, Энни Леонхарт, Марко Бодт, Эрвин Смит, Майк Захариус, Леви Аккерман, Эрвин; Анни; Бертольд; Райнер; Ханджи; Ривай; молодые разведчики; Марко, Григорий Йегер, Майк Захариус . Большое количество ОМП и ОЖП.
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Экшн (action), Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Изнасилование, ОМП, ОЖП, Элементы гета, Элементы фемслэша
Размер:
Макси, 158 страниц, 16 частей
Статус:
заморожен

Награды от читателей:
 
«За красивую работу и доброго а» от Artem9090
Описание:
На Легион началась настоящая охота, и, чтобы остаться в живых, Ривай и Ханджи уводят верных людей за Стены, за которыми только титаны, смерть и предатели. Эрвин Смит, оставшийся в главном городе, попал в руки властей как предводитель дезертиров.
В работе рассказывается о людях, живущих во внешнем мире, правлении Координат и Знающих, дружбе и смерти. Также, упоминаются Марко Ботт и Майк Захариус.
Временные рамки: 51 глава манги + 2 месяца.

Посвящение:
Близким мне людям, которые, несмотря на всю мою неуверенность, поддерживали и помогали мне писать.
Отдельное спасибо моему бете Modi и Пине Коладе.
Благодарю SofiaSain за неоценимую помощь в исправлении текста (главы 1-7)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Работа начала писаться в начале 2014 года, поэтому некоторые мои сюжетные задумки и события манги случайно совпали.
Временные рамки: 51 глава манги + 2 месяца. Похищения Хистории и Эрена не было, но разведка понесла значительные потери в стычках с тайной полицией.
Предысторией можно считать мою работу "Она наблюдала за Армагеддоном" http://ficbook.net/readfic/1238327 (о судьбе Анни, ее отца и Григория)

Шаг 4. Великая Мать.

11 декабря 2014, 10:59

Отрывок из истории общества титанов, составленный правительством Шантры



      С момента падения человеческой расы и до смерти последнего ее представителя, обязуемся чтить и соблюдать написанное здесь, дабы выжить. Нарушение наших законов — личное оскорбление для предков, пожертвовавших собственной кровью, чтобы жили мы, и карается смертью.

      Наш мир сгорел в беспощадном огне междоусобной войны, а его остатки утонули в крови людей и титанов, рожденных благодаря разуму ученых. Те, кто смог выжить, попытались построить на руинах новое государство, но из-за разногласий стали враждовать еще ожесточеннее. В конечном итоге, после ста лет совместной жизни, нация разделилась на два лагеря: консерваторов, людей, ненавидящих своих братьев с даром превращения в гигантов, и свободный народ, верящий, что сможет научиться жить в новом мире.
      Консерваторы, путем лжи и угроз, заставили три клана, предводителями которых являлись Координаты Сина, Роза и Мария, подчиниться людям и создать живой заслон из собственных тел: три Великие Стены. Заковав себя в камень, разумные титаны подарили человечеству возможность выжить, навсегда потеряв себя. В память об их жертвенности и решимости, к Стенам запрещено приближаться ближе, чем на два километра, чтобы не тревожить глупцов, добровольно заточивших себя в их кольце. Люди сами выбрали свою судьбу, позабыв о славном прошлом человечества и поверив лживым предводителям. Так пусть останутся в заточении, пока последний предатель не погибнет в междоусобной войне.
      Мы же, свободный народ, пошли своей дорогой: создали новый мир, где люди и титаны существуют как единое целое. Путем проб и ошибок была выбрана самая оптимальная форма общества — матриархат. Женщины-титаны в нашем народе способны жить долго, каждые три года рожая нового потомка, а мужчины, к сожалению, редко проживают больше двадцати трех лет, но становятся могучими воинами. Такова плата за дар: кровь титанов дает нам силу, но она же разрушает разум. Эмоции и гормоны, проявляющиеся во время взросления, пробуждают в нас убийц, способных забыть любую мораль и даже уничтожить собственных близких.
      Но женщины-воины из нашего народа нашли выход — пока они рожают детей, красавицы остаются молодыми и прекрасными. Воительницы обречены жить, наблюдая как умирают их сыновья, любимые и братья. Но таков наш мир…

      …Кастовая система помогает нам выжить. Существует несколько рангов: Низшие, Воины, Лекари, Координаты и Знающие.
Низшие — рабы, совершившие преступление против своего народа, и дети (будущие титаны или люди), которые еще не достигли десятилетнего возраста. Чтобы познать радость короткой жизни, нужно сполна почувствовать лишения. Раб полностью зависит от своей госпожи (господина), которая является его опекуном, наставником и проводником в жизни. Именно посторонние люди, достигшие определенных высот, определяют таланты ребенка и помогают ему правильно выбрать дальнейшую судьбу.
Воины — чаще всего это люди, имеющие способность превращаться в титана. Весь смысл существования мужчин этой касты — служение и защита женщин нашего народа. Воин обязан защищать Координату ценой собственной жизни, дарить ей душу без остатка. Когда придет срок, и безумие титана возьмет верх над разумом юноши, он обязан уйти, чтобы не навредить семье.
      Воительницы, которые также нередко рождаются на нашей земле, вольнее своих братьев в выборе — могут жить долгие десятилетия, пока не потеряют способность рожать детей. После их также ждет печальный конец.
      …Данный класс подразделяется на несколько подклассов: Охотников, Защитников, Спутников и Убийц.
      Охотники знамениты своим обонянием. Усиленное кровью титана, оно становится таким развитым, что позволяет чувствовать и распознавать жертву на дальних расстояниях. Также как и Убийцы и Защитники, они с легкостью уничтожают как зверей, так и одичавших гигантов…
      Спутник – высший ранг Воина. Чаще всего это мужчина, заслуживший благосклонность Координаты. Госпожа может одаривать Спутника своей любовью или относиться как к брату, просто наслаждаясь его обществом. Спутник — главный советник и соратник Координаты. Он помогает главе дома управлять семьей или целым кланом. Спутником может быть и обычный человек…
      …Главной кастой являются Координаты — женщины, обладающие способностью управлять титанами. Они не стареют и не поддаются безумию, поэтому вольны жить, как пожелают. К сожалению, Координаты рождаются крайне редко, но ею можно стать. С помощью обрядов, секреты которых хранят Целители и Знающие — последние люди, которые видели прежний мир и дожили до наших дней, — любой человек может стать титаном и повести наш народ за собой. В обмен на долгую жизнь, Координата обязана пожертвовать своей свободой, взяв ответственность за клан…
      …Самыми загадочными представителями нашей расы являются Знающие. Неизвестна ни их численность, ни срок жизни, ни место, где они скрываются от внешнего мира. Как и Целители, способные забирать чужую боль себе и восстанавливать конечности пострадавших людей, они являются хранителями знаний прошлого. Мудрость их поистине безгранична, как и жестокость…

***



28 ноября. Внешний мир.

      — Вот и закат, — произнес Эрвин, обращаясь то ли к Анни в обличье титана, то ли к самому себе. — Давно я не видел в нем столько красного цвета.
      Это были первые слова, произнесенные мужчиной после состоявшегося ночного разговора, и, похоже, совсем не те, которые ожидала услышать Леонхарт.
      Примерно двенадцать часов назад, когда холодное зимнее солнце еще не думало вставать, а звезды уже начали клониться к западу, бывшая полицейская разбудила своего пленника и, не спрашивая его желания, начала говорить. Рассказ был путанный, девушка постоянно перескакивала с мысли на мысль, но командор, вначале с трудом улавливающий суть из-за нового приступа головокружения, смог ее понять. Он видел, что слова даются Анни с трудом, что она колеблется, и продолжал внимать, пока поток правды не иссяк вместе с ночью. Когда первые посланники нового дня осветили верхушки деревьев, Смит знал достаточно, чтобы сделать определенные выводы.
      Теперь же, после долгих часов молчания, огромные голубые глаза девушки постарались поймать в поле зрения отважного воина, не побоявшегося отправиться в неизвестную страну верхом на титане, но не смогли — уж слишком расчетливо тот расположился на ее плече. Эрвин намеренно скрылся за светлыми прядями, служившими ему щитом от ветра и непогоды, тем самым продолжая молчаливую битву совести и сознания.
      На протяжении последних часов оба противника были заняты обдумыванием странной ситуации, в которой оказались. И, если Эрвин страдал от недостатка информации и строил предположения на догадках и собственной наблюдательности, то молодая Леонхарт прилагала все усилия, чтобы не показать своего истинного расположения духа. Девушку практически трясло от двусмысленности ситуации: она, Координата, способная одним лишь жестом развязать войну между многочисленными разрозненными кланами за пределами Стен, нагло нарушает все писанные и неписанные законы и ведет в главный город врага. Причем каждый соплеменник подумает, что она наконец-то выбрала нового спутника жизни.
      «Мерзкие правила!» — беззвучно воскликнула Анни и побежала быстрее, чем того требовали обстоятельства. Скорость и мимолетное ощущение полета всегда помогали ей забыться, но только не теперь.
      Их путь лежал в город титанов, самое крупное поселение, оставшееся в разрушенном мире после вторжения гигантов. Раньше, еще до появления Стен, это была база военных — маленькое чудо архитектурного триумфа человеческой расы. Скрытая среди гор и скал, подземная твердыня являлась прекрасной оборонительной крепостью, способной выдержать многолетнюю осаду. Но самое главное — тайная база состояла из сорока уровней и представляла собой настоящий лабиринт из жилых и рабочих тоннелей, в которых даже на короткий миг не прекращалась жизнь.
      «Жесткая иерархия, кастовая система и безжалостные наказания, — припомнила девушка все прелести города. — И в это место я обязана попасть как можно скорее», — Анни точно знала, что без квалифицированной медицинской помощи Смит умрет. Собственная кровь, которой девушка продолжала тайно смазывать синяки, снимала боль и дарила мнимую уверенность, что организм поправится, но это всего лишь самообман. Нужен был врач.
      Тряхнув головой так резко, что Эрвин чудом не потерял равновесие, Леонхарт постаралась оградить себя от лишних волнений, но вместо этого титанша привычно спрятала свои истинные чувства вглубь себя. Как же все запуталось в этом безумном мире! Иногда Анни казалось, что она гуляет по перекрестку между двумя абсолютно разными реальностями: Застенным королевством, где ей приходилось играть опасную роль, и городом титанов. Она хорошо запомнила каждый день, проведенный в обоих мирах, но не хотела бы их знать. Не оба сразу.
      Но желания людей редко совпадают с их реальными возможностями. А реальность для Анни была неутешительна. Провалив задание, став убийцей и несколько раз нарушив инструкции, она рисковала стать изгоем или распрощаться с жизнью. Правда, Леонхарт не решилась бы вернуться в город, не имея козыря в рукаве. А потом, кто знает, возможно она заберет своего пленника и сможет добраться до отца.

      Вдалеке показалось огромное озеро. Окруженное вековыми деревьями, оно переливалось всеми красками уходящего дня и как будто наслаждалось своим величием. Кое-где на берегах был виден снег, не располагающий к привалу, но у Анни не было ни сил, ни желания продолжать путь.
      — Остановись вон там! — просчитав ее траекторию, крикнул Эрвин. Мощный голос потонул во внезапном порыве ветра, заставив мужчину повторить приказ во второй раз и сильно потянуть светлые пряди.
      За такое самоуправство Леонхарт мстительно дернула плечом, делая вид, что пытается сбросить попутчика, и направилась чуть правее. В глубине души Анни понимала, что разведчик указывал на идеальное место для лагеря — укрытую в подмороженных зарослях ложбину недалеко от озера — но назло Смиту решила расположиться выше по течению реки, впадающей в водоем.
      — Мы не заметим гигантов, если они подберутся к нам, — хмыкнул Эрвин, с некоторым трудом спрыгивая на холодную землю с опущенной вниз руки титанши. От долгого путешествия ноги затекли, а каждая клеточка тела отдавалась привычной болью и усталостью, как после продолжительной скачки на лошадях. Это было бы даже приятно, если бы не одиночество, заживо съедающее его изнутри. Оставалось только играть привычную роль, надеясь, что судьба подбросит новый сюрприз.
      — Здесь нет гигантов, и никогда не будет, — Анни ответила не сразу. Ей пришлось довольно долго и монотонно отделять себя от своего обнаженного воплощения и следить, чтобы кровь не попала на одежду и видавшие виды сапоги. Почему-то в этот раз мышцы намертво приросли к рукам и ногам и никак не хотели исчезнуть, став паром. Это заставило девушку идти на крайние меры — воспользоваться ножом и призвать все свое самообладание, чтобы не показать спутнику собственной слабости.
      Эрвин неотрывно следил за каждым жестом врага, упиваясь ее болью, и в то же время восхищаясь стойкостью. Ни одной прозрачной слезинки не скатилось по бледным щекам девушки, и только несколько капель крови, выступившие на чересчур сильно закушенной губе, выдавали ее состояние.
      «Интересно, ей сейчас так же больно как во время наших залпов или нет?» — мелькнула в голове неуместная мысль и тут же исчезла, смытая волной негатива.
      — Не смотрите так. Не хватало еще, чтобы меня жалел какой-то калека! — презрительно шикнула на него Леонхарт, заметив на себе сосредоточенный взгляд. Глупая попытка заглушить физическую боль моральной породила лишь ненависть. Холодная и острая, как кинжал ночного убийцы, она стала еще одной стеной между путешествующими вместе врагами.
      — Я видел в твоем багаже лезвие, подходящее для бритья. Принеси мне его, — безэмоционально произнес командор Смит, глядя сквозь обидчицу. — Нужно произвести достойное впечатление на жителей твоего города, раз мы уже близко.
      Анни показалось, что где-то рядом прогремел гром, даря всю мощь раската этому тихому, но властному голосу. Молодой Координате оставалось только смотреть на высокую фигуру, медленно удаляющуюся от нее. Эрвин явно решил показать, что, хоть и находится в полной власти предательницы, не собирается сдаваться и вести себя как пленник. На такой ход было трудно ответить достойно — пришлось порыться в небольшом мешке с собранными в деревнях вещами и выполнить приказ.
      «Мужская рубашка, кремень, пустая фляга… Черт, почему я не умею заводить союзников?» — ругала себя Леонхарт, время от времени поглядывая на уходящего мужчину. Непонятное чувство тревоги, вызванное то ли проснувшейся совестью, то ли пугающей, совсем неестественной тишиной вокруг, не давало ей покоя. Наконец, лезвие бритвы блеснуло в лучах садящегося солнца — можно было идти мириться.

      «Глупая девчонка. Она погубит нас обоих своим эгоизмом!» — Эрвин недовольно дернул вниз свой теплый плащ, завершая тем самым внутренний мятеж. Сказывалась многолетняя практика по самоконтролю, прошедшая в столице родного государства, которое Анни называла Застенным королевством. Разное говорили ему раньше, но внутренний щит, закаленный во множестве стычек, никогда не давал слабину в такой неподходящий момент. Не прямо во время разговора…
      «Наверное, это все из-за раны», — разведчик поправил съехавший с правого плеча плащ и продолжил путь к быстрому ручью, впадающему в озеро. До серебристого зеркала воды оставалось чуть больше сорока метров, поэтому не было смысла спускаться вниз и становиться мишенью.
      Опустив левую ладонь в прозрачную поверхность, Эрвин какое-то время наблюдал за своим собственным отражением и не верил глазам. Какой-то чужой, совсем незнакомый мужчина не отводил от него взгляда. Осунувшееся лицо, борода, свежие ссадины на щеках, отросшие и спутавшиеся в колтун волосы — как будто и не было никогда командора Смита. Осталась только тень славного прошлого, а впереди неизвестность.
      — Нет! — приказал воин и сильным ударом покарал лживый ручей — уничтожил на несколько секунд неприятную картину. Он не может сдаться так легко. Только не сейчас.
      Что-то зашуршало сзади, возвещая о появлении рядом еще одного человека. Практически бесшумно женский силуэт приблизился к Смиту и расположился в двух метрах от него. Эрвин не оборачивался, заранее зная, что это Анни принесла лезвие для бритья. У разведчика не было никакого желания начинать новый разговор и вообще видеть ненавистную убийцу друзей, но молчание затянулось.
      — Отдавай бритву и уходи. Ты сегодня сказала достаточно, — гордо произнес тринадцатый командор разведчиков. — И, если ты этого не сделаешь, я обещаю разрушить все планы, в которые ты меня втянешь. Клянусь.
      Ответом стал заливистый смех совсем не похожий на тот, что принадлежал Анни.
      «Враг», — мелькнуло в голове Эрвина. Не задумываясь над тем, что делает, разведчик схватил со дна ручья камень и с силой бросил его в неизвестного противника. Булыжник не достиг цели, но помог выиграть немного времени, дав мужчине возможность развернуться и достать из сапога небольшой нож. Этим предметом обороны его вчера снабдила Анни, но тогда Смит не оценил такой жест доверия. Уж слишком детским казалось ему оружие. Правда, сейчас Эрвин был рад даже этой железной безделушке.
      Но напасть он не смог. Просто замер, пораженный необычным зрелищем.
      Прямо перед ним стояла незнакомая женщина примерно тридцати-тридцати пяти лет отроду. Воительница, а именно об этом говорил внушительных размеров клинок на ее поясе, не мигая ловила каждый жест противника, но нападать не торопилась. Кажется, она прекрасно понимала, что легко одержит верх, если начнется схватка. Но надо было отдать незнакомке должное — высокая красавица не расслаблялась. Просто стояла и легонько поглаживала пальцами левой руки черную как смоль косу, продолжая очаровывать главного разведчика синевой своих прекрасных глаз.
      — Давненько я не видела обычного человека в этих краях, — улыбнулась незнакомка. Ее белые зубы сверкнули в угасающем свете дня, а голос, мягкий и приятный, ласкал слух воина. — Вы пришли с Анни? Я чувствую ее запах.
      — Вы очень проницательны, — отозвался мужчина, но ножа не убрал. — Кто вы?
      Женщина перестала гладить собственные волосы и внимательно посмотрела на собеседника. На мгновение взгляды людей из разных миров слились воедино, и Эрвин утонул в ярко-синих глазах незнакомки. Исчезли боль, сомнения и ощущение угрозы — остались только эти глаза, которые обещали говорить только правду и дарить блаженство. Даже образ крыльев свободы постепенно стал стираться из памяти.
      — Ее зовут Ядвига, — оказалось, что Анни наблюдала за этой сценой. Выдав себя, девушка вышла из-за ствола ближайшего дуба и стала рядом с временным союзником, жестом обещая поддержку и одновременно разрывая зрительный контакт. — А, если точнее, Великая Мать Ядвига. Она такая же Координата, как и я.
      Голос Анни был спокоен и размерен, но внутри уже клокотало раздражение. Нужно было быть полной дурой, чтобы не предвидеть такое развитие событий: Ядвига всегда делает то, что ей хочется, но за каждым ее жестом скрывается холодный расчет. Леонхарт не сомневалась, что женщина знает о ней и ситуации в Застенном королевстве больше, чем самой титанше хотелось. А еще она заинтересовалась Эрвином Смитом — другой причины появления главной правящей Координаты в такой дали от уютного трона Анни не видела.
      — Думаю, ты себе льстишь, — Смит не любил оставаться в долгу. Не торопясь, он приложил здоровую руку к груди и слегка поклонился новой знакомой. В голове появился еще один недостающий кусочек пазла. — Такой высокий статус не дается кому попало.
      — Благодарю, — Ядвига какое-то время изучала заинтересовавшего ее мужчину, но трудно было понять, о чем она думает. — А как ваше имя?
      — Эрвин Смит.
      — Хм, как интересно, — задумчиво произнесла Великая Мать, слегка изогнув тонкую бровь, да так естественно, что путники практически поверили ее искренности. — Думаю, Анни еще не рассказала вам о том, что вы находитесь на моей земле. А, значит, вы должны подчиняться нашим законам. Следуйте за мной.
      Воительница обворожительно улыбнулась, кинула странный взгляд на юную Леонхарт и, запахнув плотнее плащ, быстро пошла по незаметной тропинке.
      — Вот только законы этого мира диктуются ею, — шепнула Анни и отдала бритву разведчику. — Кажется, вам удалось произвести впечатление на Ядвигу и без наведения марафета, — она секунду помолчала, собираясь с силами. — Я хотела извиниться.
      — Забудь, — Эрвин вздохнул. — Просто помни, что мы в одной лодке и то, — голос приобрел металлические нотки, — что я при первой же возможности перережу тебе горло. Когда все закончится, разумеется.
      — Разумеется, командор Смит, — холодно отозвалась Анни и поспешила догнать Великую Мать.

      Путь разведчика и двух женщин, называющих себя Координатами, лежал через лес. Медленно и практически бесшумно трое поднимались вверх по склону, стараясь лишний раз не наступать на свежевыпавший снег и сухие ветки. Шли молча, и эта тишина давала время для раздумий и изучения спутников.
      Правда, командор так и не смог разгадать какую-нибудь новую черту Анни и Ядвиги. Леонхарт все время пути смотрела себе под ноги, как будто там кроется спасение от большинства ее бед, и шла чуть впереди, находя дорожку по оставленным Координатой следам. Великая Мать, напротив, вела себя приветливо и вежливо. Когда Эрвин, еще не достаточно окрепший для долгих пеших прогулок, замедлял шаг, чтобы немного прийти в себя, женщина как бы случайно останавливалась и делала вид, что увлечено рассматривает то отметины от оленьих рогов на стволе, то речную долину у подножья склона. Анни, заметив это в первый раз, лишь закатила глаза, но ничего не сказала — в конце концов, такое поведение может быть лишь актом доброй воли, призванной расположить к себе постороннего человека и в последствие выведать все его тайны.
      — Нам осталось совсем немного, — вскоре сообщила Ядвига и указала на столб дыма, поднимающийся над верхушками деревьев. — Вон там устроили привал мои люди.
      — Неужели нас примут как друзей? — задумчиво спросила Анни, поправив на плече сумку с пожитками, — перегружать и без того уставшего Смита бывшая полицейская не захотела. — Я так давно не была среди свободного народа, что забыла, каково это.
      — Обещаю, я тебя не разочарую, — уверила ее Координата и повернулась к разведчику. — Эрвин, могу я вас называть по имени? — мужчина кивнул в знак согласия. — Вы проделали такой долгий путь и, возможно, собираетесь отправиться дальше, когда наберетесь сил. Я буду рада, если вы проведете у меня в гостях несколько недель. Вместе с вашей спутницей, конечно, — синева глаз на мгновение утратила всю мягкость, когда женщина вспомнила про Анни, но это было так мимолетно, что перемены никто не заметил. — Я покажу вам мой мир, если вы расскажете о своем.
      — Почту за честь, — коротко отозвался мужчина и постарался улыбнуться как можно искреннее. Легкая фантомная боль в отсутствующей правой руке не отпускала, и приходилось беспокоиться, чтобы пожелтевшие зубы улыбки не выглядели как оскал безумца.
      Нужно было сказать что-нибудь еще, чтобы не разочаровать такую интересную личность, но совсем рядом послышался цокот лошадиных копыт. В шагах пятнадцати от замерших людей из леса выехал всадник, ведущий за собой на привязи еще двух скакунов. Своей силой и грацией животные не уступали ни лошадям из разведки, ни своему наезднику — широкоплечему мужчине лет тридцати.
      Эрвину еще никогда не случалось видеть такого необычного человека. Даже под неоправданно толстым слоем из шерстяной одежды читалась развитая мускулатура, которой позавидовала бы большая часть Легиона, а сам воин был сплошь обвешен многочисленными короткими кинжалами и прочим металлическим оружием. Карие, практически черные глаза на изуродованном длинным шрамом лице соседствовали с красно-рыжими волосами и ухоженной острой бородкой такого же цвета, а в правом ухе поблескивала золотая серьга. Но даже этот женский атрибут и крашеные волосы меркли перед цветом кожи всадника — темно-коричневой, слегка блестящей от жира, которым воин пытался защитить себя от пятиградусного мороза — судя по всему, он плохо переносил холод.
      — Моя госпожа, — незнакомец спешился и преклонил колено перед Великой Матерью. — Я рад, что ваши поиски увенчались успехом.
      — Я тоже, — улыбнулась женщина и протянула воину руку, давая знак подняться, но вместо этого всадник припал губами к ладони и как будто позабыл, что рядом стоят посторонние люди. Когда же он наконец встал в полный рост, настало время знакомства.
      — Андрэ, мой верный военный советчик, предводитель войска и мой Спутник, — произнесла Ядвига, делая ударение на каждом чине и не спуская глаз с разведчика. — А это Эрвин Смит из Застенного королевства, мой гость. Анни ты помнишь, разумеется.
      — Конечно, — Андрэ поклонился замершей Леонхарт, но не так усердно, как до этого своей госпоже. Лишь немного обнажил шею. Но даже во время поклона воин не перестал рассматривать Эрвина, и этот взгляд мужчине абсолютно не понравился.
      «Так оценивают врага, прежде чем напасть», — мелькнуло в голове у Смита в тот момент, когда Андрэ протянул ему правую руку для рукопожатия. Подлый ход, сопровождаемый показной улыбкой Спутника, не увенчался успехом — Эрвин без всяких мук совести и смущения пожал ее левой.
      — Госпожа, прошу меня извинить, но я не смогу сопровождать вас в город, — после короткого замешательства доложил воин и своими словами стер улыбку с лица Ядвиги. — Лазутчики сообщают, что на границе снова неспокойно.
      Координата какое-то время внимательно смотрела на Спутника, а потом повернулась к Анни и Эрвину:
      — Тогда нам придется ехать до ворот и дальше без эскорта, и чем скорее мы до них доберемся, тем лучше. Черный жеребец мой, две другие лошади — ваши. А мне нужно еще кое-что обсудить.
      Странное чувство посетило Эрвина, пока он смотрел, как Ядвига и Андрэ отходят от него все дальше и дальше, говоря о проблемах. Хотелось подойти и увести женщину подальше от этого странного человека, защитить от всего, и это желание было настолько сильным, что командор на мгновение забыл о своей неполноценности.
      — Эрвин, — чуть громче, чем следовало, шикнула Анни и потянула его за плащ. — Очнитесь же, наконец.
      — С каких это пор ты стала звать меня по имени? — нахмурив брови, отозвался мужчина и приблизился к серой кобыле, выглядевшей довольно смирной — он не был уверен, что справится сейчас с более строптивым животным. Под пронизывающим взглядом Леонхарт бывший командор с трудом взобрался в седло и постарался как можно удобнее в нем устроиться. Не хотелось упасть с лошади на скаку и угодить лицом в грязь.
      — С тех самых, когда вы перестали реагировать на "командор Смит"… Может, поедем на одной лошади? — неожиданно предложила бывшая полицейская и резко отвернулась, делая вид, что ничего не говорила, а все это время наблюдала за Ядвигой. Женщина как раз закончила что-то обсуждать с Андрэ и, дав ему какой-то небольшой сверток, неожиданно припала к пухлым губам темнокожего мужчины. Поцелуй был настолько умелым и страстным, что командор посчитал неуместным глазеть на Координату:
      — Я в состоянии сам ехать на коне, — бесстрастный голос заставил девушку напрячься. — Ты не сказала, что она замужем.
      — Но я сказала, что у нее есть Спутники, а это иногда больше, чем муж, — Анни в очередной раз поразилась моральным качествам Смита и его стойкостью — не каждый выдержит намеренную психологическую атаку опытной Координаты и начнет мыслить здраво так быстро. — У Великой Матери сейчас два Спутника — больше не позволяют нормы приличия — и каждый из них чтит свою госпожу как создательницу мира. Будьте осторожны в своих симпатиях, а то нас убьют раньше, чем мы въедем в город. Хотя, — голубые глаза сверкнули азартом, — мое чутье подсказывает, что первые недели в нем пройдут очень интересно.
      Эрвин почему-то тоже в этом не сомневался.
Примечания:
Глава была разделена на две части: "Великая Мать" и "Огонь битвы". Причина: трудное восприятие текста в таком объеме.
Пожалуйста, следите за датами.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.