Ждет критики!

Путь разведчика 81

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Shingeki no Kyojin

Пэйринг и персонажи:
Гриша Йегер, Райнер Браун, Бертольт Гувер, Энни Леонхарт, Марко Бодт, Эрвин Смит, Майк Захариус, Леви Аккерман, Армин Арлерт, Микаса Аккерман, Жан Кирштайн
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Экшн (action), Hurt/comfort, AU, Антиутопия, Дружба, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Изнасилование, ОМП, ОЖП, Элементы фемслэша
Размер:
планируется Макси, написано 162 страницы, 17 частей
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«За красивую работу и доброго а» от Artem9090
Описание:
На разведкорпус началась настоящая охота, и, чтобы остаться в живых, Леви и Ханджи уводят верных людей за стены. Эрвин Смит принимает решение остаться в кольце стен для отвлечения внимания военных. Практически сразу он попадает в руки властей как предводитель дезертиров.

В работе рассказывается о людях, живущих во внешнем мире, правлении Координат и Знающих, дружбе и смерти. Также, упоминаются Марко Ботт и Майк Захариус.
Временные рамки: 51 глава манги + 2 месяца.

Посвящение:
Близким мне людям, которые, несмотря на всю мою неуверенность, поддерживали и помогали мне писать.
Отдельное спасибо моему бете Modi и Пине Коладе.
Благодарю SofiaSain за неоценимую помощь в исправлении текста (главы 1-7)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Работа начала писаться в начале 2014 года, поэтому некоторые мои сюжетные задумки и события манги случайно совпали.
Временные рамки: 51 глава манги + 2 месяца. Похищения Хистории и Эрена не было, но разведка понесла значительные потери в стычках с тайной полицией.
Предысторией можно считать мою работу "Она наблюдала за Армагеддоном" http://ficbook.net/readfic/1238327 (о судьбе Анни, ее отца и Гриши)

Шаг 10. Правители Шантры. Часть 2

27 апреля 2015, 11:32

Примечание: рекомендуется ознакомиться с содержанием работы «Она наблюдала за Армагеддоном»



14 декабря. Шантра
      Трехметровые резные двери раскрылись перед ней плавно, не издав ни одного звука, хотя Анни предпочла бы, чтобы они сейчас растрескались на мелкие кусочки или слетели с петель. Она нервничала сильнее, чем могла себе позволить, но, судя по отражению в зеркале, на лице волнение пока не отразилось.
      Анни в последний раз вздохнула и сделала шаг в зал суда. Гул от ее шагов привычно разносился по каменному помещению, обрамленному мрамором, гранитом и малахитом ― цветами трех первых правительниц Шантры, но мысли, несмотря на всю важность момента, были довольно далеко. Чтобы немного унять волнение, девушка вспоминала, как впервые посетила этот город вместе с отцом и названным дядей.
      Это было примерно триста лет назад, когда Шантра еще называлась «Охраняемый объект 15937-L18» и носила гриф «совершенно секретно». Военная база средних размеров, которую правительство Италии поспешно переоборудовало в бункер, эдакий перевалочный пункт, в котором беженцы могли спастись от пандемии, охватившей половину мира. Азия и Америка пали, с Австралией потеряли связь около года назад, и мало кто верил, что там остались незараженные геном титанов люди.
      Анни исполнилось двадцать шесть в тот год, хотя выглядела она даже младше, чем когда приехала в гости к отцу-ученому в Берлин. Лет на десять, не больше, но те, кто встречался с ней взглядом, на мгновение замирали. То ли солдаты вокруг знали, что она дочь Анхэля Леонхарта, которого тогда называли не «Знающим», а предателем человечества, то ли видели в ней воплощение всего ужаса, что испытало человечество за последние годы. Видели маленькую десятилетнюю девочку с большими голубыми глазами, в которых не было совершенно ничего детского, только пустота, боль и одиночество. С Анни мало кто пытался заговорить, ведь даже те, с кем она была знакома до войны ― а таковых практически не осталось ― ее не узнавали.
      Из-за инъекций и таблеток, которыми много лет подряд пичкал ее отец, организм постепенно перестроился, стал более живучим и выносливым и, в конце концов, приобрел необычные свойства. Тело Анни стало регенерировать также быстро, как и у подопытных образцов, а в стрессовой ситуации девушка бессознательно несколько раз подчинила себе неразумных гигантов. Но главным достижением постепенной мутации стало образование непробиваемых наростов, схожих по структуре строения с алмазами, и летаргический сон, длящийся десятилетия.
      В первый такой сон Анни погрузил ее собственный отец, когда стало ясно, что объединённая армия не сможет сдержать натиск диких гигантов, гонимых чьей-то волей. Леонхарт боялся за свою единственную дочь и ценные вакцины, введенные ей в тело. Такие свойства и способности к регенерации как у нее были только у самого ученого и его коллеги, так что риск был вполне оправдан.
      Время пробудиться пришло только через десять с лишним лет, когда отряд, перевозивший кристалл с девушкой на новую базу, попал в окружение и был полностью уничтожен. Когда последний из группы человек, умирая, подполз к алмазу, глупо надеясь, что сможет за ним спрятаться и переждать опасность, Анни проснулась. Так она узнала, что разбудить ее может запах крови и смерти. Кто-то рядом должен стоять одной ногой в могиле. А еще в тот раз девушка узнала, что способна сама стать титаном, драться в этом человекоподобном обличье, убивать и ощущать при этом невообразимый восторг ― считать себя практически бессмертной, высшей, непобедимой.
      В таком состоянии ее и нашла вышедшая на подмогу группа во главе с Анхэлем Леонхартом.
      Это было слишком давно, но Анни помнила каждый прожитый год, как будто это было вчера. После того случая она несколько раз засыпала и снова просыпалась помолодевшей на десятки лет, чтобы снова стать оружием в руках Знающих. Она смерть, убийца, которого отправляют туда, где поселилась угроза для относительно спокойного существования Альянса свободного народа.

      Вот только во время последнего задания что-то пошло не по стандартному сценарию. Проснувшись от последнего вдоха умирающего, которого безжалостно бросили в зал, где она проспала больше двадцати лет, Анни увидела перед собой не собственного отца, как было прежде, а Ядвигу. Улыбающуюся и ведущую себя доброжелательнее, чем обычно. Оказалось, что у Великой Матери было послание для Координаты: небольшая весточка от Анхэля Леонхарта, в которой он приказывал отправиться ей в королевство за Стенами ― последнюю в своем роде резервацию людей, в жилах которых текла чистая кровь, без примеси титанической мутации, ― и сократить человеческую популяцию.

      «Все ради жизни нашего народа. Если Морис доберется до них раньше нас и подчинит себе, Альянс не сможет сдержать его натиск. Предпринимай те действия, которые считаешь нужными. Уничтожь одно кольцо, а дальше люди все сделают сами. Затаись, и постарайся научиться всему, что сможешь. Но не привязывайся к ним, не заводи друзей, не испытывай жалости. Первая же жизнь, которую ты пощадишь, разрушит все. Весь мир ― твой враг.
      Твой отец».


      Слова «Морис», «весь мир ― твой враг» и подпись «твой отец» не оставили сомнений, что это действительно написано рукой Анхэля Леонхарта. Он всегда так подписывался, всегда так напутствовал дочь перед очередным заданием. Старался внушить, что она сражается за правое дело, что все эти зверства и чудовищные массовые убийства, совершенные по его приказу, на благо общества.
      И Анни довольно часто в это верила, ведь, как и отец с дядей, она тоже видела странные сны. Это были даже не сны, а картины будущего, которые обязательно произойдут в той или иной форме. Когда-то, гуляя с другом по Берлину и еще ничего не зная о существовании титанов, она увидела образ остроухого монстра и зеленых кузнечиков, которых она раздавила одного за другим. Только триста лет спустя, девушка узнала, что титан ― это Эрен Йегер, а беззащитные кузнечики ― разведчики, ставшие незапланированными жертвами. Анни не планировала их убивать, но жажда крови, живущая в каждом титане и сдерживаемая три года подряд, дала о себе знать. Такое уже случалось в прошлом: разум заслоняла пелена, а когда девушка возвращалась в сознание, вокруг были только мертвецы.

      Но после пробуждения Анни об этом не думала. Ей вообще было трудно настроиться на новое тело с детской психикой и инстинктами, трудно было найти новую себя, вспомнить. Ведь двадцать лет, проведенные в кристалле, пролетели для нее как несколько секунд. Мгновение назад она была тридцатидвухлетней женщиной, в меру красивой, обладающей определенной властью и связями, а еще дурной славой. Большая часть жителей Шантры считала встречу с ней плохим знаком. Женщины утверждали, что она приносит несчастья, а всех мужчин, что пойдут за ней по жизни или в бой, вскоре заберет смерть.
      В это Анни и сама верила и предпочитала всегда быть одной: без друзей, а тем более без Спутников, без любви. Мужчин она избегала, частично опасаясь, что привяжется и не сможет потом отпустить, когда те начнут медленно умирать от титаньей болезни или состарятся. Правда, иногда она все-таки давала себе слабину: позволяла какое-то время оставаться рядом с интересными личностями. Военными чаще всего, сильными, эрудированными и способными влиять на других людей. Они-то и умирали в первую очередь, снова оставляя Анни одну.

      «Так написано в моей Судьбе», ― в который раз повторила себе Координата и остановилась в центре зала.
      Несколько десятков людей внимательно смотрели на нее. Кто-то с восхищением, кто-то с нескрываемой ненавистью, но в большинстве своем с недоверием. Многие уже забыли, кто такая Анни, дочь Знающего Анхэля, или никогда не встречались с ней в прошлом. Большинство же присяжных и молодых глав небольших, подчиняющихся Великим Матерям, кланов, в силу своего возраста, слышали о ней как о персонаже сказки. «О том, как Смерть ходила по земле», кажется, так она называлась. О светловолосой девочке, которая гуляла по охваченной чумой стране и одним взглядом убивала сильных людей.
      «Да, именно об этом они сейчас и думают», ― поняла девушка, когда очередная женщина-правительница отвела от нее взгляд. Только Великие Матери ее не боялись. Да и зачем им бояться слабой Координаты, единственный настоящий талант которой в способности молодеть? Без отца, верного Спутника и собственного клана, которого у девушки никогда не было, она ничем не сможет им навредить. Правда, если все пройдет, как Анни надеется, временный клан у нее появится. Крылатый клан.
      А вот перед ней и претенденты на первых членов этого клана. Десять знакомых фигур стоят к ней спиной на коленях. Мысленно Анни нарисовала на их спинах крылья и плащи зеленного цвета, еле подавила улыбку. Эти же люди с легкостью и даже радостью перережут ей горло, если она не предложит им нечто большее. Этим большим может стать Эрвин, а может и его не хватит. Пойдут ли они вообще за бывшим командором, когда поймут, что он начал попадать под влияние Ядвиги? А после того, как узнают, что он заключил с Анни договор?

      Молчание затянулось, но Координата как будто этого не замечала. Все продолжала смотреть на спины своих знакомых. Жан держится прямо, но вслушивается в каждый шорох, впрочем, как и стоящая рядом с ним Саша. Может он научился чему-нибудь полезному у этой охотницы, изменился? Анни помнила его гордецом, делавшим вид, что знает единственно правильный путь, а все остальные ― ложны. В этом отношении девушка видела в нем родственную душу, но не более. Он опасен, а разведка и месяцы борьбы после нее ожесточили его. Тем более, Жан искренне верит, что это она убила его лучшего друга, Марко Ботта. Этой верой он вполне мог заразить и других.
      Дальше Эрен, Микаса и Армин, Леви, Ханджи, Конни и Имир с Кристой. Каждый имеет право ее ненавидеть. Хотя и тут есть свои тайные ходы. Имир жмется к Кристе, которая определенно изменилась. Стала сильнее что ли? Это видно по прямой осанке, царственной, если можно так сказать. А ее прическа ― коса закрепленная ободком по периметру головы ― болезненно напомнила образ Координаты Сины, основательницы царского рода королевства за Стенами. Анни не верила в такие совпадения, а то, как Имир старается придвинуться к ней как можно ближе, чтобы создать иллюзию защищенности для своей девушки, разрушало все сомнения. Имир чувствует царское происхождение.
      «Итак, я правильно поступила, что во время осмотра подменила и ее кровь», ― улыбнулась про себя Анни и тут же отругала себя за слепоту. Она так увлеклась внезапной встречей с Йегером, что проглядела еще один необычный экземпляр в десятке сильнейших. Возможно, Криста как раз тот недостающий фрагмент мозаики, который ей так необходим. Только этим Анни и могла объяснить то, что Райнер, сразу после вылазки еще ожесточеннее сцепился с Имир.
      «Ничего, настоящие анализы крови у меня. А Эмма вполне справиться с их расшифровкой, если я прикажу».

      ― Здравствуй, Анни, ― начала разговор Тинаш, и девушка заметила, как вздрогнули и напряглись фигуры перед ней.

***


      «Анни», ― это короткое имя вызвало в каждом разведчике бурю эмоций. Удивление, недоверие, страх резко переходящий в злость и ненависть ― вот что быстро промелькнуло на их лицах, пока Координата, уже не таясь, шла за их спинами.
      «Это будет даже интереснее, чем я предполагала», ― подумала Ядвига, но Великая Мать даже мимолетным жестом не выдала своей заинтересованности.
      В голове сами собой стали появляться ходы, которые обязательно стоит сделать, чтобы расположить к себе чужаков и еще больше ожесточить их в отношении Анни. И возможно ей даже не придется прибегать к своим способностям Координаты, чтобы подтолкнуть этих людей к убийству Анни.
      «Это вполне может сделать тот мужчина, ― Ядвига скользнула глазами по небольшому списку, лежащему у нее на коленях. ― Леви Вагнер. Хм, странная фамилия для его внешности. А рядом с ним его сводная сестра ― Микаса Вагнер, ― Ядвига постаралась установить зрительный контакт с кем-либо из этих двоих, но не смогла: разведчики были слишком поглощены рассматриванием Анни.
      Дочь Знающего невозмутимо следовала по безопасной траектории ― не слишком далеко и не слишком близко от разведчиков ― и всем своим видом показывала, что ей такая реакция людей нравится. Что ж, это вполне может быть правдой в некоторой степени. Ядвига давно знала Анни и догадывалась, что иногда та получает удовольствие от вызванного страха и нелюбви. Без сомнения, это результат прекрасного самовнушения, ведь ни один здоровый психически человек не начинает непонятно с чего упиваться ненавистью к себе. Только если у него нет ничего, кроме этой самой ненависти.
      «Пусть пока поиграет», ― Ядвига кивнула вошедшей и три раза хлопнула в ладоши, тем самым давая сигнал всем посторонним выйти из зала. Всем, кроме Спутников и конвоя, разумеется. Эти не предадут и не станут болтать, ведь каждый истинный Воин на территории Альянса не позволял себя думать о предательстве своей Координаты.
      Но все спокойствие Ядвиги испарилось, когда массивные двери зала открылись, и сквозняк, дующий в ее сторону, принес женщине давно забытый запах.
      «Не может быть. Марсель? Но от кого?» ― женщина позволила себе отвлечься, сильнее, чем следовало по нормам приличия, втянула ноздрями воздух и замерла, медленно погружаясь в состояние охоты. В зале определенно пахло ее сыном, ее Бериком-Марселем, погибшим восемь лет назад. Вот только никто из здесь присутствующих, даже Анни, которая точно с ним не была знакома, не мог им пахнуть.
      «Сын Сиглинды и тот Воин уже отправлены на нижние уровни. Тогда кто?» ― и тут она замерла, встретившись взглядом с высокой темноволосой девушкой, все лицо которой было покрыто веснушками.
      Следующую минуту Ядвига не видела и не слышала ничего из того, что происходило вокруг. Просто сидела и всматривалась в убийцу собственного сына, изо рта которой до сих пор ощущался запах его крови.

***


      ― Ты опоздала, Анни, ― Марибет недовольно цокнула языком, провожая Леонхарт взглядом, и настойчиво предложила девушке сесть в кресло чуть ниже ее трона.
      Но Анни проигнорировала этот жест: еще раз прошлась вдоль ряда пленных разведчиков, бегло удостоверившись, что все ее сведения верны, остановилась напротив Ханджи и Леви и внимательно вгляделась в их лица. На секунду Анни оторвала взгляд от них и посмотрела чуть выше, туда, где в темноте в наблюдательной ложе скрывался Эрвин. Он там, девушка точно это знала, поэтому не стала тянуть с выполнением своей задачи.
      ― Прощу за это прощение, ― она слегка склонила голову в поклоне. ― Но я уверена, что вы не сильно из-за этого расстроились. Вы ведь все решили два дня назад, когда получили послание об их приближении. И знаете мою позицию, ― Анни добавила твердости своему голосу.
      ― Да, мы знаем, ― видя, что Ядвига на что-то отвлеклась, сказала Великая Мать Тинаш. Она говорила на общем языке, но со странным акцентом, поэтому отвыкшей от такой речи Анни приходилось прислушиваться сильнее, чем обычно. К тому же, она начинала нервничать из-за необходимости стоять спиной к разведчикам. В любой момент люди могли высказать что-нибудь лишнее, попытаться вырваться или спровоцировать конвой, разрушив тем самым весь план.
      ― Ты хочешь воспользоваться правом Координаты? ― спросила очнувшаяся Ядвига.
      ― Я хочу поступить так, как велит закон, принятый вами сто лет назад, ― легкая улыбка скользнула по губам Анни. «Ядвига ни за что не пойдет против этого закона. Дядя с помощью него спас ей жизнь в прошлом». ― А закон Альянса гласит, что жизнь человека и титана может быть выкуплена. Они никому не причинят вреда.
      ― Не причинят вреда? Наверное, ты пропустила эту новость, пока отсутствовала. В секторе, где были найдены эти люди, замечены гиганты. Целая стая, идущая след в след по их пути. Как ты думаешь, через сколько дней они найдут путь к нашей крепости?
      ― А в чем же здесь вина моих людей? ― Анни специально сделала ударение на слово «моих», хотя и подозревала, что теперь неприятного разговора со Смитом и еще большей ненависти со стороны остальных не избежать. ― Кому-то просто нужно увеличить число карательных патрулей.
      ― Кому-то нужно было ответственней подходить к поставленной миссии, ― возразила Марибет, проигнорировав недовольный взгляд Ядвиги. ― Это следствие того, что кое-кто не выполнил поставленную задачу, ― ее взгляд снова перевелся в сторону замерших разведчиков. Но огонек злобы тут же погас, заметив недоумение на лицах чужаков. Довольно улыбнувшись, Координата слегка нагнулась вперед, глядя прямо в глаза озадаченной Ханджи. ― Какая жалость. Похоже, вы даже не знаете, почему вокруг ваших хваленых Стен в последние годы стало гулять столько титанов! Видите ли, мы воюем уже больше пятидесяти лет, а ваш город оказался между двух огней.
      ― Но именно поэтому я настаивала, чтобы эти люди поскорее оказались здесь, ― Анни пришлось раскрыть часть своих карт, чтобы вернуть внимание слушателей себе. Она практически кожей ощущала, как ее продуманная игра разрушается под давлением ненависти, исходящей от каждого человека в этом зале. И это пугало. ― Члены разведкорпуса лучше остальных понимают хрупкость мира, в котором мы живем, и тоже имеют причину воевать с нашим врагом: месяц назад Координата, больше известный вам как Морис, не скрываясь, атаковал земли в пределах радиуса Розы.
      ― А ты объясни, почему он дошел до второй стены! ― не выдержал Жан, за что тут же получил тычок в бок от Леви. И это было не самое худшее: четверо надзирателей сразу же подошли к Кирштейну. Парень даже не успел испугаться, а уже оказался согнутым пополам из-за хорошо удара в солнечное сплетение. Воздух на секунду вырвался из легких, наполняя тело болью, а рот соленым привкусом крови. Кажется, Саша вскрикнула, а Леви и сидящий рядом Эрен, постарались прикрыть не сдержавшегося подростка от новых ударов.
      ― Не трогать, я сама с ним потом разберусь, ― приказала Анни, даже не посмотрев в его сторону. Вместо этого девушка сделала шаг к Великим Матерям. ― Разведчики славятся своей выдержкой, но когда их загоняют в угол, бросаются напролом, сметая все на пути. Так давайте же объявим решение, пока они полностью не утратили рассудок. Мы ведь давно все решили.
      ― Мы-то решили, ― Тинаш показательно повертела в руках кинжал. В свете немногочисленных ламп лезвие выглядело очень угрожающе. ― Но кто понесет наказание?
      ― Отыграйтесь на тех, кого вы уже забрали, ― с легкостью, будто выбирает маршрут для увеселительной прогулки, сказала Анни, тем самым намекая на Бертольта и Райнера.

      «Нет, они нам нужны!» ― хотела крикнуть Ханджи, но промолчала. Если она скажет хоть слово, все они могут погибнуть. Жан и так качнул чашу весов в противоположную сторону. Но таких ценных свидетелей, которых со временем можно было разговорить и сделать верными союзниками, женщине терять не хотелось.
      «Она предала своих же», ― успела подумать Ханджи прежде, чем ей завязали глаза. Плечи сдавили чьи-то жесткие сильные пальцы, а связанные руки дернули вверх, заставляя подняться на ноги.
      Говорить не было возможности, драться ― тоже. Ханджи слышала только стук собственного сердца и звук шагов своих людей.
      Их вели по коридорам, которые были настолько узкими, что люди терлись плечами о поверхность шершавых стен. Вели постоянно петляя и специально путая, чтобы никто не мог просчитать обратный путь. Примерно пятнадцать-двадцать минут спустя их, уставших и полностью потерявших ориентацию в пространстве, завели в какое-то теплое помещение и оставили без присмотра, предварительно разрезов веревки на запястьях.

      ― Капрал, вы здесь? ― неуверенно спросил Эрен, когда звук шагов провожатых слился с хлопком двери и затих.
      ― Да, ― отозвался мужчина и осторожно протянул руку на голос. Пальцы наткнулись на чью-то макушку с длинными волосами и, потеребив их, отдернулись в сторону. ― Арлерт, это ты? Быстро отозвались все, кто здесь находится. Не снимать маску ― они могут убить нас за это.
      После недолгой переклички осталось не названным только имя Ханджи, хотя Леви точно знал, что она здесь. Он слышал ее слегка тяжеловатый из-за травмы ноги шаг все время, пока шел под конвоем. Неужели он ошибся?
      ― Ханджи? Я знаю, что ты здесь, ― Леви начал волноваться. ― Только не снимай повязку.
      ― Она ее уже сняла, ― кому принадлежит этот голос, мужчина, как и окружающие его рядовые, понял сразу, но поверить не смог.
      Леви почувствовал, что у него трясутся руки. На лбу выступили капли пота, а повязка, которую капрал, наплевав на собственный запрет, пытался сорвать со своих глаз, никак не поддавалась ― узел был слишком тугим. Когда же мужчине удалось от нее избавиться, он прищурил глаза, стараясь защититься от света, шедшего откуда-то из-за спины, стоящего перед ним человека.
      Тут же нашлась и Ханджи. Женщина, которая за все время знакомства Леви видел плачущей лишь однажды, тщетно пыталась стереть с лица слезы. Губы ее следка подрагивали.
      ― Эрвин, ― ее голос сорвался, а рука, поднимающаяся вверх, чтобы указать на образ сгинувшего в застенках друга, упала мертвым грузом. ― Живой.
      Так и не определив галлюцинация это или реальность, старшие разведчики сделали шаг вперед. Ханджи первая достигла своей цели ― вцепилась в теплое, живое тело старого друга и приложила голову к его груди. Там мерно, чуть-чуть быстрее, чем следовало, билось сердце. И это было прекрасно.
      Леви же остановился в одном шаге от своей цели и, не веря, уставился на командора. Эрвин Смит стоял на нижней ступени каменной лестницы, задумчиво улыбался, обнимая Ханджи, и выглядел не совсем так, как запомнил его разведчик. Более живым и сильным что ли? Его лицо оставалось все таким же осунувшимся, но приобрело приятный естественный оттенок, избавившись от бледности. Черный плащ, украшенный вышитыми крыльями, скрыл отсутствие руки, создал иллюзию целостности тела разведчика. На секунду Леви даже показалось, что он видит сон, что все это неправда.
      ― Ты ведь остался в столице. Отвлек их на себя… Почему ты здесь?
      ― Так получилось, ― улыбка Эрвина померкла. ― Анни принесла меня сюда и вылечила. Я и вы выжили только благодаря ей и ее друзьям.
      ― Вот как… ― Леви сделал шаг назад и вытянулся по стойке смирно. Его примеру тут же последовали перешептывающиеся до этого рядовые и Ханджи, которая изменилась в лице, услышав имя Леонхарт.
      Люди практически синхронно отдали честь и замерли, внимательно смотря на вновь приобретенного предводителя.
      ― Мы ждем приказов, командор Смит, ― голос Ханджи прозвучал ровно.
      ― Эрвин, ― поправил ее мужчина. ― Больше никаких званий и фамилий. Не сегодня…

      А потом было много слез, вопросов и горьких, не верящих улыбок. Эрвин собрал всех за широким столом и долго рассказывал о своем путешествии вместе с Анни, о заключении в столице, о знакомстве с Ядвигой. Он старался уделить внимание каждому, но к такому непривычному потоку заботы и напряженного волнения он был просто не готов. Все было как в приятном сне, из которого совершенно не хотелось уходить.
      Но Эрвин знал, совсем скоро это чувство исчезнет. Он вернется в реальность, где снова придется бороться за жизнь и каким-то невероятным способом пытаться примирить своих людей с Анни.
      «Сегодня она не придет. У меня еще есть время», ― подумал мужчина, отвечая на очередной вопрос. Нужно еще многое сделать.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: