Путь разведчика +76

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Shingeki no Kyojin

Основные персонажи:
Бертольт Гувер, Гриша Йегер, Майк Захариус, Марко Бодт, Райнер Браун, Ривай Аккерман (Леви), Энни Леонхарт, Эрвин Смит
Пэйринг:
Эрвин; Анни; Бертольд; Райнер; Ханджи; Ривай; молодые разведчики; Марко, Григорий Йегер, Майк Захариус . Большое количество ОМП и ОЖП.
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Экшн (action), Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Изнасилование, ОМП, ОЖП, Элементы гета, Элементы фемслэша
Размер:
Макси, 158 страниц, 16 частей
Статус:
заморожен

Награды от читателей:
 
«За красивую работу и доброго а» от Artem9090
Описание:
На Легион началась настоящая охота, и, чтобы остаться в живых, Ривай и Ханджи уводят верных людей за Стены, за которыми только титаны, смерть и предатели. Эрвин Смит, оставшийся в главном городе, попал в руки властей как предводитель дезертиров.
В работе рассказывается о людях, живущих во внешнем мире, правлении Координат и Знающих, дружбе и смерти. Также, упоминаются Марко Ботт и Майк Захариус.
Временные рамки: 51 глава манги + 2 месяца.

Посвящение:
Близким мне людям, которые, несмотря на всю мою неуверенность, поддерживали и помогали мне писать.
Отдельное спасибо моему бете Modi и Пине Коладе.
Благодарю SofiaSain за неоценимую помощь в исправлении текста (главы 1-7)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Работа начала писаться в начале 2014 года, поэтому некоторые мои сюжетные задумки и события манги случайно совпали.
Временные рамки: 51 глава манги + 2 месяца. Похищения Хистории и Эрена не было, но разведка понесла значительные потери в стычках с тайной полицией.
Предысторией можно считать мою работу "Она наблюдала за Армагеддоном" http://ficbook.net/readfic/1238327 (о судьбе Анни, ее отца и Григория)

Шаг 12. Шаги на ощупь

23 августа 2015, 12:05
17 декабря.
Газета «Новости Шантры»
«Сегодня в 4.30 утра по местному времени на территории шахты Занри (уровень 39) произошел обвал. Судя по показаниям свидетелей, погибло 56 человек. Власти пока никак не прокомментировали произошедшее. Напомним, что это уже одиннадцатое подобное происшествие за последние два месяца. Если верить статистике, то это самое опасное место в Шантре. Но не о чем волноваться. В шахте Занри работают только титаны-мужчины, близкие к окончательной потере человеческого рассудка и совершившие правонарушения категории С*. Благополучным гражданам попадание на уровень 39 не грозит…
* правонарушение категория С – убийство, преступление против страны, финансовые махинации, приведшие к смертям и бедствиям многих людей (титаны под эту категорию не попадают)».

Газета «Разговор обо всем» (издательство на территории клана «Рычащего леопарда»)
«….Все мы знаем заброшенный дом в тупике проспекта Славы, более известный как дом Знающих. Каждый, кто изучал историю нашей великой столицы, знает, что раньше здесь проходил тракт, ведущий в старый город. Но шестьдесят лет назад из-за утяжеления и подтопления уровня дорога была перекрыта, а на ее месте выстроен дом, в котором поселились так называемые Знающие.
Напоминаем, что Знающие ― это всего лишь миф о сверхлюдях. Как утверждают исследователи клана «Рычащего леопарда», если они когда-то и существовали, то давно умерли. Ведь давно доказано, что только Великие Матери могут жить вечно и творить чудеса. Тем не менее, мы все знаем, что в доме Знающих располагался штаб незарегистрированного клана, торгующий снадобьями. Он появился неожиданно и так же неожиданно исчез.
Дом был заброшен пять лет назад, но, как сообщают наши агенты, два дня назад в его окнах снова загорелись огни. Тревожный ли это знак? Связано ли это со странной активностью правительства? Стоит ли ожидать всплеска преступности и начала бедствий, которые всегда сопровождают «приход Знающих»? Мы будем держать вас в курсе событий».
«Хроники города»
«Очередное убийство в жилых кварталах. Граждане, власти просят сохранять спокойствие и не выходить после 11 вечера. Напоминаем, что это уже четвертое убийство. Все жертвы ― молодые девушки со светлыми волосами, невысокого роста и выглядящие примерно на 16-20 лет. Расследование ведется. Патрули на улицах утроены…»


Дом Знающих

Хистория открыла глаза и посмотрела по сторонам, убеждаясь, что события последних дней, казавшиеся сном сумасшедшего, ― реальность.
«Уж лучше бы это был сон», ― девушка села на кровать и оглядела комнату, которая три дня назад выпала ей по жребию. Это было довольно просторное помещение с камином, платяным шкафом, собственным письменным столом и большой двуспальной кроватью. Как и во всем доме, состоящем, по меньшей мере, из пяти уровней, сначала здесь было довольно холодно и сыро. Поэтому каждый разведчик, по приказу командора, который не желал связываться с ненадежным газовым отоплением, должен был поддерживать огонь в своей комнате. Благо, что поленьев на подсобном нижнем уровне было предостаточно.
Хистория накинула на плечи шерстяную кофту, выданную по приезду в «Кровавую каплю» и, заметив, что угли в очаге практически дотлели, неохотно спустила ноги на прохладный пол. Впрочем, он был уже не такой, как три дня назад: дом быстро прогревался и вполне уже был пригоден для жизни.
«Еще бы побольше тепла между людьми было, ― вздохнула Хистория и тут же отдернула себя. ― Ну, мне-то особо жаловаться нечего», ― и посмотрела на спящую на второй половине кровати Имир.
Еще до вытягивания жребия девушки решили, что останутся вместе, и были очень рады узнать, что командование не возражает. Как раз наоборот: майор Ханджи хотела, чтобы Хистория наблюдала за Имир, и, в случае чего, сообщила об угрозе.
«А смогу ли я?» ― задумалась Хистория, наблюдая за огнем, поглощающим новое полено. Конечно, Хистория осознавала, что рядом с ней не та Имир, которой девушка безмерно доверяла, но с ней все равно было спокойно. Девушка чувствовала, что Имир защитит и никогда по своей воле не предаст, и доверяла этому ощущению.
― Уходи-уходи-уходи! ― Хистория дернулась от неожиданности, вытащила из нагрудного кармана ножик, не сразу поняв, что это Имир кричит во сне. Девушка сразу же рванулась к ней, стала трясти за плечи, но та никак не хотела просыпаться. ― Я не хотела! Мне приказали!
― Приди же в себя! ― Хистория испугалась не на шутку, но не сдалась. Ударила по щеке Имир со всей силы, а когда это не помогло, вылила приготовленный вечером кувшин с водой. ― Проснись же.
Имир закашлялась и начала отфыркиваться. Села, стерла с лица воду и затравленно посмотрела на обеспокоенную Хисторию.
― Что со мной было? Я говорила во сне? ― губы ее подрагивали, как будто она готова была расплакаться. Разведчица никогда не видела ее такой слабой и напуганной.
― Ты пыталась кого-то прогнать. Оправдывалась, что не хотела делать что-то. Что тебе приказали это сделать, ― Хистория прильнула к девушке, обняла нежно и поцеловала в щеку, успокаивая. ― Что тебе снилось? Ты что-то вспомнила?
― Нет… ― Имир взъерошила себе волосы. Отвернулась, чтобы случайно не встретиться взглядом со своей Хисторией. Она и правда ничего не помнила о том, что ей снилось. Осталось только чувство страха, которое никак не давало сердцу замедлить свой ход. «Титанам никогда не снятся просто сны, ― как-то сказал ей Бертольд во время совместного путешествия. Имир тогда также разбудила титана, когда ему снился кошмар. ― Это отражение наших мыслей и будущего».
Тогда Имир послала его далеко и надолго, а теперь не могла выбросить эту фразу из головы. Ей было страшно, ведь она ничего не помнила о том, что было прежде. События из прошлого изредка напоминали о себе, но чаще всего это был какой-то бессвязный бред: скитания в обличье титана, охота на людей, какой-то темноволосый парень, который оттолкнул другого, спасая его, и сам погиб.
«Райнер и его друг Бэрик, ― поправила она себя. ― Странно, но это первое яркое воспоминание. Даже собственное имя только потом вспомнила. Когда охотилась в пределах Марии… ― Имир скривилась. Тогда она как будто очнулась от долгого кровавого сна. Вместе с именем она почему-то проснулась со знанием, что ей жизненно необходимо найти некую Хисторию Рейсс. Королевскую кровь».
― Я в порядке, ― наконец выдохнула Имир и поцеловала Хисторию в губы. Прижала к себе крепко, как будто боялась, что девушка растает в темноте комнаты. ― Просто странное чувство. Как будто мне надо немедленно уйти… Убежать.
― Ты странная, ― Хистория приложила голову к ее груди, прислушалась. Сердце титана до сих пор билось слишком быстро. «И снова что-то от меня скрываешь».
― Ладно, пора уже подниматься, ―Хистория первой встала с общей кровати, которая занимала практически всю их комнату. ― У нас впереди насыщенный день. Все будет хорошо.
Обе девушки сделали вид, что поверили в это. Но чувство тревоги никуда не исчезло.

***



― Сэр, ― Армин замер в дверях, отдавая честь, и внимательно посмотрел на командора. ― Вы хотели меня видеть?
Эрвин Смит отвернулся от окна и, коротко кивнув, жестом пригласил подчиненного подойти ближе. Прежде чем самому сесть за стол он потер пальцами глаза, чтобы хоть чуть-чуть прийти в себя. Отголоски прекрасной ночи никак не хотели отпустить его в реальный мир.

Когда, после получасовой езды, экипаж Координаты наконец остановился, Эрвин не поверил, что до сих пор находится в подземном городе. Повсюду росли и зеленели деревья, запах уже закрывающихся на ночь цветов привлекал запоздавших насекомых, а стеклянный купол, выкрашенный в это время суток в темные цвета, сиял сотнями лампочек-звезд. Завершалась картина легким дуновением ветерка и пением птиц.
И всей этой сказкой правила Ядвига. Женщина появилась неожиданно и совершенно бесшумно. Эрвин просто шел по указанной дорожке, размышляя над тем, что его ждет дальше, и вдруг услышал ее голос. Повернулся, посмотрел и больше не смог отвести взгляда. И ему было не важно, вызвано ли это чувство способностью Координаты или дело действительно в ее природном очаровании и симпатии ― он просто был счастлив.
Даже вернувшись домой в четыре часа утра и столкнувшись с молчаливым неодобрением Ривая, его настроение не изменилось.
Усталость пришла позже, когда часы пробили шесть, а мысли стали постепенно выстраиваться в логический ряд. Они же не просто мило беседовали о всякой чепухе. Да, в начале Ядвига рассказывала о ее вотчине и о самых необычных местах Шантры: о парке Бастьиен, по которому они сейчас гуляли, об огромной подземной бухте, в которую сбрасывалась очищенная вода из города, и о многих других чудесах. Особенно Эрвина заинтересовала гигантская дамба, через которую перебрасывали отработавшую свое воду. Глупость, казалось бы, но за счет этого вырабатывалось необходимое для города электричество.
«Интересно, а сколько еще важных технологий было потеряно?» ― подумал Эрвин тогда, но мысль была прервана изменившейся манерой поведения Ядвиги.
Должно быть, она решила, что Смит опьянел от выпитого вина или же поддался ее чарам, поэтому и заговорила о разведчиках. Точнее, ее больше всего интересовали Ривай, Микаса и, что очень удивило Эрвина, Имир. Похоже было, что фамилия «Вагнер» ее не убедила и даже наоборот ― прибавила подозрительности. Она целенаправленно задавала Эрвину вопросы о прошлом этих троих, их физических особенностях и послужном списке. Но говорила все это она буднично, в отличие от вопросов об Имир. Голос и мимика Ядвиги остались неизменными, но вот глаза… Эрвин точно увидел на дне их синевы искорки ненависти. Но, к его собственному сожалению, он совершенно не смог рассказать Ядвиге ничего нового о подчиненной.
Но вечер, так прекрасно начавшийся, не мог кончиться так плачевно. Они выпили еще, обсудили дальнейшие планы на пребывание разведчиков в Шантре, прогулялись. Провожая Ядвигу к экипажу через укромную аллею, Эрвин поддался порыву и впервые поцеловал Координату в губы. На поцелуй Ядвига ответила.

Эрвин подавил зарождающуюся улыбку и резко посмотрел на рядового Арлерта. Тот съежился под неожиданно холодным взглядом и явно начал обдумывать, в чем же он виноват.
― Я просил подготовить списки того, что нужно каждому члену отряда, ― командор быстро вернулся к запланированным делам. ― Ривай должен был донести до вас, что их нужно писать лично. Почему эти три списка написаны одним почерком?
Армин сжался, как будто готовился к удару, сглотнул, но честно ответил:
― Сэр, это моя вина. Во время уборки жилых помещений я случайно опрокинул баночку с чернилами, и несколько капель попало на списки, ― вообще-то, это сделал Эрен, когда ползал на коленках под письменным столом, ища остатки пыли, но Армин не хотел выдавать лучшего друга. ― Пришлось переписывать. Я готов понести любое наказание.
Командор какое-то время смотрел на рядового, потом перевел взгляд на исписанный лист. Ровный, понятный почерк, отсутствие ошибок, аккуратность линий, ни одного лишнего слова ― Арлерт определенно ценился бы в штабе за такие качества. К тому же, он вежлив, умеет держать себя в руках, безмерно предан разведке.
― Армин, у меня есть отдельное задание для тебя. С этой минуты ты мой секретарь: будешь сопровождать меня на встречи, когда в этом будет необходимость, будешь вести документы и изучать документацию по моему приказу. Сейчас ты пойдешь к майору Ханджи и получишь дальнейшие инструкции. Вопросы есть?
― Нет, сэр, ― Армин отдал честь. ― Благодарю за оказанное доверие.
― Можешь идти.
Когда за рядовым закрылась дверь, Эрвин откинулся на спинку кресла и посмотрел на Ривая, все это время скрывавшегося за портьерой.
― Ты уверен, что он достаточно подготовлен? ― в голосе командора звучало сомнение. ― Я не хочу в ближайшее время заказывать гроб.
― Армин не дурак, ― задумчиво отозвался капрал. ― И этого вполне хватило, чтобы его друзья дожили до сегодняшнего дня. Чем не доказательство его надежности? Вы прекрасно сработаетесь.
«А заодно ты и Ханджи успокоитесь. Эта опека невыносима», ―Эрвин и сам не понял, почему эта мысль вызвала вспышку злости, но ему хватило сил подавить ее:
― К нашему выходу в город все готово?
― Практически, ― Ривай подошел к окну и выбрал из стоящей на подоконнике вазы с фруктами свежее яблоко. Покрутил в руке, но положил его обратно, то ли из-за позволительного кивка Эрвина, то ли из-за воспоминания о том, что яблоки в этой стране выращиваются в подземных садах. Это было неправильно, неестественно, хоть и очень удобно. К тому же Ривай впервые за долгое время был сыт. ―Ханджи проводит последний инструктаж, а сама еле сдерживается, чтобы не выйти без приказа. Ей любопытно посмотреть на Шантру. Остальные слегка нервничают…
― Как и ты?
― Как и я, ― Ривай не видел смысла скрывать это. Чувство было такое, как будто он собирался впервые выехать во внешний мир.
― Ты выяснил, кто из наших вчера за нами шпионил?
― Выяснять нечего. Спрингер и Кирштайн сами пришли с повинной, ― фыркнул разведчик. ― Совесть замучила, либо наши надавили. Но это вряд ли. У нас крыс нет.
― Верно, ― Эрвин кивнул. ― Но спускать такое не стоит. Как наказал?
― Пусть разгребают зал для тренировок и жгут мусор. Работы им хватит на несколько дней. Остальным тоже дело найдется.
― Уборка ― это прекрасно, но не затягивай, ― командор разделял убеждение Ривая.
Дом был оставлен на довольно длительный срок, но сохранился в хорошем состоянии. Не обошлось, конечно, без грязи и крысиного гнезда. Его нашел Бандит, кот которого нашла Анни, и храбро вступил в бой. Придушил шесть штук и положил в ряд, за что сыскал любовь Саши. Вот только странно было, что хвосты у вредителей были слегка зелеными, как и у их умерших ранее сородичей, трупики которых были найдены в библиотеке.
Но все это: исследование дома Знающих, в надежде найти хоть какие-нибудь зацепки, изучение структуры общества Шантры и истории титанов, возобновление тренировок ― лишь слепые ходы, прощупывание почвы, которое может привести к гибели. Рядом не было ни одного сильного мира сего, которому можно было бы по-настоящему доверять. Ядвига, Анни, Николас, Марибет ― все они преследуют свои цели. На них нельзя положиться.
А еще Эмма. Эта молодая женщина была полна тайн и очень ревностно их оберегала. А еще она явно была знакома с Анни. Хотя бы косвенно, но знакомство было. Разговаривая с Эммой о ее прошлом и о городе, Эрвин не мог не заметить, как ловко она обходит неприятные для нее темы. Дом, семья, прошлое. И самое главное, она старалась всеми силами не выдать своей ненависти к Координатам. Но все-таки Эмма взболтнула лишнего, когда говорила с Конни: рассказала, что ее родной город был уничтожен неизвестными, наделенными необычной силой.
«Эта женщина как бомба. Только подожги ― тут же взорвется. Но лечит она прекрасно, ― рука не подавала признаков боли уже два дня. ― Надо оставить ее рядом еще на какое-то время. И найти тех, кто был вместе с ней в Шантре, когда Сов уничтожили. Она не могла быть одна».
― Ривай, наша гостья уже здесь?
― Ей было назначено к восьми, но она пришла раньше. Как ты и думал, ― Ривай недовольно покачал головой. ― Но она не такая как была во время поездки в Шантру. Сломлена.
― Сейчас это даже лучше. Такие люди легче поддаются на уговоры, ― «Я уже проверял это много раз». ― Пусть ее позовут. Будь рядом.

Клара Хоук бесшумно вошла в сопровождении Эрена и Жана в кабинет. Опустилась на колени, обнажила шею, как предписывал этикет, и осталась стоять неподвижно. Черный плащ, платок на голове, из-под которого все-таки выбилось несколько рыжих прядей ― все в ней было пропитано печалью и смирением.
«Перекрасила? Рыжий ― цвет вольных наемников и скорби в Шантре».
Но больше всего притягивало выражение ее лица. Осунувшееся за несколько дней лицо, выплаканные глаза и какая-то пустота в них. Как будто и не было той веселой общительной девушки, которая старалась подружиться с молодыми разведчиками и тайно вздыхала о человеке по имени Ривай, видя в нем надежду на лучшую жизнь. Клара смотрела перед собой и как будто не видела.
― Встаньте, мисс Хоук, ― командор указал девушке на стул перед своим столом. ― В этом доме никто не будет стоять на коленях. Особенно те, кому мы выражаем благодарность, ― Ривай, стоящий за спиной Эрвина, заметил, как по лицу Клары скользнула тень страха. ― Присаживайтесь, постарайтесь успокоиться.
― Да, господин, ― Клара чувствовала себя очень неуютно. Но все равно села перед мужчиной и внимательно посмотрела ему глаза. Вернувшись в Шантру, она услышала о загадочном мужчине-человеке, которого несколько раз видели в обществе Великой Матери Ядвиги. Об этом не писали в газетах, сплетни передавали шёпотом, не давая практически никаких визуальных зацепок, но Клара точно поняла, что это именно он. Дом Знающих славился тем, что притягивал к себе необычных людей с необычными талантами. А еще в городе кто-то из старожилов видел Анни Леонхарт ― дочь Знающего, которая, если верить городским поверьям, приносит несчастья и бедствия.
«Сейчас вообще много плохого говорят про Знающих. Не верят, что они были когда-то. А кто же тогда сохранил знания прошлого, кто восстановил Шантру, когда мир рухнул? Кто создал новых Координат, Целителей, клан Синей совы?» ― эти мысли успокоили и одновременно больно резанули по сердцу.
― Эрен, Жан, можете быть свободны. Ривай, подойди, ― когда капрал приблизился к Смиту, командор прошептал ему всего несколько слов.
Ривай коротко кивнул и поспешно вышел из помещения вслед за рядовыми. Тем самым оставив Эрвина и Клару наедине. Когда дверь за ним закрылась, девушка вздрогнула. Еще на входе в здание у нее забрали все оружие. Даже самый крохотный ножик из сапога вытащить не забыли, и Хоук чувствовала себя без него как будто голой.
― Мои подчиненные говорили, что вы смелее, ― Эрвин внимательно рассматривал девушку, искал в ее образе ту плохо сдержанную наглость и неудержимость нрава, о которой говорили разведчики.
― Мне редко приходится говорить с взрослыми мужчинами. Вы ― только второй.
― Тогда понятно. Я и мои люди никак не можем привыкнуть к нравам ваших городов. Забываем, что к таким как мы здесь относятся по-другому, ― Эрвин кивнул, но от его взгляда не скрылось, что девушка постоянно теребит пальцами свой манжет, в котором раньше был крохотный кинжал. «Она неуверенно чувствует себя без оружия. Что и следовало ожидать от наемницы». ― А теперь к делу. Вы знаете, для чего вы здесь?
― Да, в вашей записке, то есть вашем послании, ― Клара подбирала слова, ― было сказано, что вы хотите поблагодарить каждого, кто принимал участие в помощи вашим людям. Вчера другие наемники и солдаты из клана «Голубого цветка» уже получили щедрую награду золотом, а меня вы почему-то оставили на сегодня.
― И вы боитесь, что мы хотим за что-то отомстить вам? Нет. Нам просто нужны ответы на кое-какие вопросы. Но, если вы не хотите, я отдам вам деньги прямо сейчас и через секунду забуду о вашем существовании, ― Эрвин продемонстрировал увесистый мешочек с местными монетами. ― Вам решать.
Клара молчала не долго:
― Я не возьму эти деньги. Не имею на это права… Я ведь, ― она сглотнула. ― Встала бы на сторону ваших врагов, если бы могла.
― Врагов? Кого ты имеешь в виду.
― Райнера Брауна и Бертольда Фубара, сэр. Я знала их с самого детства. Райнер ― мой дальний родственник. ― Так весь этот маскарад из-за этого? ― Эрвин был слегка разочарован. Если эта девушка придается скорби из-за одной только вероятности, что ее знакомых из детства заключили под стражу и могут казнить, то ей определенно нечего делать среди разведчиков. Вся сила и боевая удаль, о которой рассказывали подчиненные, казались Эрвину ошибочными. Впрочем, он не торопился с выводами.
― «Маскарад», так вы это называете? ― от всей сдержанности Клары не осталось и следа. ― Ну-ну. Должно быть, вы будете веселиться, когда последний из ваших людей умрет! И не просто умрет, а будет казнен из-за чьей-то глупости! А этот кто-то будет стоять рядом и даже пальцем не пошевелит. И вы такой же! Бессердечный! ― и разом замолкла, осознав, что и кому говорит.
― Все сказала? ― голос Смита приобрел стальные нотки, а сам мужчина слегка подался вперед. ― И что же я по законам твоей страны имею право сделать с такой как ты?
― Все, что угодно, сэр. Вплоть до казни на месте, ― Клара ответила честно. Она ведь всего лишь вольнонаемная Охотница без клана и покровителя. Пропадет ― и мало кто заметит.
«Что делать? Бежать? Окно за его спиной слишком высоко, за дверью ― эти мальчишки, да и Ривай скоро вернется. Как вообще я такое ляпнула? И кому! Сейчас точно меня пристрелит, и поминай, как звали!» ― пронеслось в голове Клары.
Но никакого выстрела не последовало. Только скрипнул старый паркет под ногами мужчины, говоря, что Эрвин поднялся с места и сделал несколько шагов. Сама Клара этого не видела: снова опустилась на колени и прикрыла глаза, ожидая то, что ей подготовила Судьба. Бежать все равно было некуда.
Когда Эрвин подошел к ней максимально близко, Клара все-таки подняла на него взгляд и вздрогнула: столько равнодушного презрения было в глазах Смита. Кажется, он хотел что-то сказать, но тут дверь в кабинет открылась, и в комнату вошли двое.
― Господин, вы хотели меня видеть? ― начала Эмма, но, увидев разворачивающуюся в помещении сцену, застыла у порога. ― Клара? Это правда ты? ― Охотница, услышав знакомый голос, повернулась и тоже замерла, не веря своим глазам.
Один Ривай остался безучастным к этому возгласу: быстро прошел через комнату и занял свое место за плечом Смита. Эрвин, казалось бы, этого даже не заметил:
― Пей, паникерша, ― холодно произнес он и поднес к лицу Клары стакан с водой, который все это время держал. ― И слушай меня внимательно: чтобы такое было в первый и последний раз. Завтра ты снова придешь сюда и останешься здесь, пока необходимость в тебе не иссякнет. Если возникнут вопросы, скажешь, что сама нанялась помогать в восстановлении дома. Все ясно? И имей в виду, станешь болтать или не придешь, ― мы найдем тебя. Эмма, ― обратился он к побледневшей служанке, ― проследи, чтобы твоя землячка явилась завтра и ни в чем не нуждалась. Свободны обе.
Эмма и Клара тут же вышли за дверь, но их шаги не начали удаляться, а сразу затихли. Как докладывали потом Эрен и Жан, все это время остававшиеся на страже, женщины стояли в коридоре обнявшись.
― Резковато получилось, ― Ривай облокотился на край стола и внимательно посмотрел на Смита. ― Не похоже на тебя.
― По-твоему, я должен был устроить званый ужин с дорогим вином и музыкантами? ― Эрвин слегка улыбнулся. ― Нет уж. Кстати, Клара мне совершенно не понравилась. Не понимаю, как она с таким нравом дожила до своих лет. Она же совершенно ничего не знает о субординации. Истеричная особа.
― Я тоже не признавал субординацию, ― заметил Ривай. ― Но она прекрасный воин. Тренировки с ней пойдут нам на пользу.
― К тому же, она была доброжелательно к нам настроена и хорошо знает Шантру, ― продолжил мысль Эрвин. ―Все это я говорил тебе и Ханджи вчера. А еще она одна из выживших Сов. Почему-то мне кажется, что клан «Синей совы» уничтожили не просто так… Я чувствую это.
Ривай на это ничего не ответил, лишь подумал про себя, что сыт по горло авантюрами Смита, и перевел взгляд на настенные часы.
«Полвосьмого. Раз Клара уже ушла, можно выдвигаться в город».

***



Магазин «На перекрестке»
Магазин на перекрестке проспекта Торговли и Северного тракта сразу же выделялся из общей массы лавок. Его владелица, в отличие от остальных обитателей самого оживленного торгового узла Шантры, не стремились привлечь внимание покупателей огромными вывесками и яркими цветами стен. Это здание вообще можно было назвать скучным: ничем не примечательное здание серого цвета, козырек над стеклянной витриной, вышедший из моды много десятилетий назад, стандартное название «На перекрестке», ― многие продавцы в соседних магазинах недоумевали, почему в это заведение вообще заходят.
Недолюбливали и хозяйку магазина ― пожилую женщину по имени Мая. Говорили, что она древняя, как сам проспект Торговли и жадная, как все ее соседи вместе взятые. А еще злые языки называли Маю ведьмой. Дескать, это она виновата в смерти своего мужа-человека. Даже существовала версия, что с помощью обычных гадальных карт, которыми пользовалась и поныне, свела мужчину в могилу и присвоила его непрожитые годы себе.

― И эти глупцы действительно во все это верят! ― госпожа Мая всплеснула руками, отчего золотые браслеты на ее запястьях неприятно звякнули: ― И с каждым поколением этот дурацкий миф превращается во все более безумную истину. На меня повесили смерти нескольких торговцев-соседей только потому, что мы боролись за одну сделку. Невежды! Вот когда в Шантре был твой отец, такого неуважения не было!
― Вам просто так кажется, ― улыбнулась Анни и продолжила курить сигару, ранее любезно предложенную хозяйкой магазина. Сама же Мая терпеть не могла эти «мужские привычки» и предпочитала нюхательный табак. Когда Мая чихала из-за него, Анни старалась не смотреть, потому что память услужливо рисовала на месте старухи шарпея ― уж слишком морщинистой у Маи была кожа.
«А уши, кажется, вот-вот оторвутся под тяжестью этих рубинов. Кто вообще сейчас носит рубины и красный цвет? ― Анни отвлекала себя этими ничего не значащими мыслями, чтобы хоть немного расслабиться. ― Это же цвета Координаты Розы. Ее последователей повырезали лет сто назад, а эта старая карга ничего не боится. Как будто щитом от всего на свете отгородилась».
― Кстати, раз вы вспомнили о моем отце, ― осторожно начала девушка. ― Когда вы видели его в последний раз? Дело в том, что я привезла несколько сувениров из-за Стен, но никак не могу найти его адрес.
― Пути Знающих не исповедуемы, ― с достоинством произнесла Мая, но от Анни не скрылось то, как загорелись глаза старухи из-за слова «сувениры». Леонхарт знала, за какие ниточки дергать, чтобы поиски отца не казались, как говаривал один из друзей, «слепым тыканьем пальцем в небо». А Мая всегда имела слабость к вещам, которые сложно достать.
― Полно вам. Вы-то ведь выше всех этих деревенских предрассудков и знаете, что Знающие ― не Боги. Не то, что обыватели, которые начали сомневаться существовали ли дядя и отец или нет. Вы мудрая, ― от лести морщины на лице Маи слегка разгладились.
― Я и забыла, как это приятно общаться с учтивыми и понимающими тебя людьми. Я так ценю твою доброту, но, к сожалению, я совершенно не знаю, куда делся Анхэль. Твой милый дядя Григорий еще раньше пропал, а вот Анхэль… Я его лет шесть или семь не видела. Исчез вместе со всеми своими людьми и поминай, как звали. Хотя нет. Он оставил сторожа в доме, но тот то ли спился, то ли прирезали его в подворотне. Не помню, ― Мая вдохнула щепотку табака и снова чихнула. ― Странный-странный. А еще письмо мне отослал, чтобы я, если ты вдруг проснешься, весточку ему прислала, ― Анни, до этого откровенно скучающая, прислушалась. ― Ты ведь находилась в кристалле уже около семи лет ― понятно, чего он беспокоился. А вот как передать ему эту радостную новость, я даже не представляла. Когда ты очнулась, я сразу же выполнила приказ, написала письмо, и оставила его у себя на столе. Вернулась, а его уже нет. Сколько не выпрашивала слуг, все без толку. Правду говорят: «Знающие везде правду найдут».
― А может это не люди отца его забрали, а кто-нибудь другой? ― осторожно заметила Анни. Впрочем, она не исключала, что записку забрал кто-то из доверенных людей отца. У Знающего Анкэля было много хороших друзей и не меньше талантливых помощников. Самым влиятельным, без сомнения, был Вульф, хозяин «Лунного танцора». Его шпионская сеть больше тридцати лет оплела всю Шантру и выползла за ее пределы. Он-то мог внедрить на территорию магазина «На перекрестке» своего шпиона, чтобы тот, в свою очередь, не допускал утечку важной информации.
«Надо будет еще раз поговорить с ним. Как же надоело искать хоть какую-то зацепку. Найду отца ― ему мало не покажется. Еще и этот его приказ…» ― чем больше Анни общалась со своими старыми друзьями, чем внимательнее изучала произошедшие за время ее сна события, тем больше у нее появлялось вопросов.
Исчезновение Анхэля Леонхарта больше было похоже на незапланированное бегство, ведь он оставил даже кристалл с собственной дочерью внутри. А через несколько лет бесследно исчезает и Знающий Григорий.
«Тоже бросил сына на произвол судьбы, ― Анни вспомнила, как была поражена, что столкнулась с отпрыском названного дяди. Совпадение? Вряд ли. ― Еще надо будет с Эреном поговорить. Трудно будет объяснить ему все мягко. Еще психовать начнет, ― но о том, как и что говорить Эрену о его отце, можно было подумать потом. ― Григорий пропадает, и сразу же кто-то нападает и уничтожает клан «Синей совы» ― детище Григория. И при этом это родной город Бертольда и Райнера. Кто же на него напал? Может Ядвига только и ждала, когда Йегер ослабнет и будет занят другим? Ей давно не нравилось, что Сиглинда ― главная Целительница и глава клана ― набирает большую силу. Они же в родстве… И еще эта история с Бэриком. Хотя, месть в такое время даже для Ядвиги ― огромная роскошь. Непонятно, что за затишье на границах с Дикими землями».
― Хозяйка, ― в комнату вошла девочка-служанка и опустилась на колени. Анни сразу же обратила внимание на худобу ребенка и бледность. Похоже, некоторые слухи о Мае были правдивыми. ― К главному входу подъехали два экипажа.
― Вы кого-то ждете? ― Анни сразу же отбросила напускную расслабленность.
― Нет. Сегодня я специально отказала всем посторонним клиентам. Только ваши друзья из-за Стен, ― Мая улыбнулась, выдав, что у нее нет нескольких зубов. ― Но их мы ждем не раньше девяти.
― О, право же, не стоило, ― пока Анни улыбалась, стараясь скрыть раздражение из-за напускной лести хозяйки, по скрытым в стенах лестницам спускались бойцы. Они занимали свои позиции около окон и дверей в магазин, забирались на крыши соседних домов. Кто бы ни был этим загадочным гостем, и с какими бы намерениями он не прибыл, он встретит сопротивление.
Мая никогда не славилась гостеприимством к незваным гостям.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.