Путь разведчика +77

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Shingeki no Kyojin

Пэйринг и персонажи:
Гриша Йегер, Райнер Браун, Бертольт Гувер, Энни Леонхарт, Марко Бодт, Эрвин Смит, Майк Захариус, Леви Аккерман, Эрвин; Анни; Бертольд; Райнер; Ханджи; Ривай; молодые разведчики; Марко, Григорий Йегер, Майк Захариус . Большое количество ОМП и ОЖП.
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Экшн (action), Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Изнасилование, ОМП, ОЖП, Элементы гета, Элементы фемслэша
Размер:
Макси, 158 страниц, 16 частей
Статус:
заморожен

Награды от читателей:
 
«За красивую работу и доброго а» от Artem9090
Описание:
На Легион началась настоящая охота, и, чтобы остаться в живых, Ривай и Ханджи уводят верных людей за Стены, за которыми только титаны, смерть и предатели. Эрвин Смит, оставшийся в главном городе, попал в руки властей как предводитель дезертиров.
В работе рассказывается о людях, живущих во внешнем мире, правлении Координат и Знающих, дружбе и смерти. Также, упоминаются Марко Ботт и Майк Захариус.
Временные рамки: 51 глава манги + 2 месяца.

Посвящение:
Близким мне людям, которые, несмотря на всю мою неуверенность, поддерживали и помогали мне писать.
Отдельное спасибо моему бете Modi и Пине Коладе.
Благодарю SofiaSain за неоценимую помощь в исправлении текста (главы 1-7)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Работа начала писаться в начале 2014 года, поэтому некоторые мои сюжетные задумки и события манги случайно совпали.
Временные рамки: 51 глава манги + 2 месяца. Похищения Хистории и Эрена не было, но разведка понесла значительные потери в стычках с тайной полицией.
Предысторией можно считать мою работу "Она наблюдала за Армагеддоном" http://ficbook.net/readfic/1238327 (о судьбе Анни, ее отца и Григория)

Шаг 13. Магазин "На перекрестке"

8 сентября 2015, 16:33
Примечания:
* Морис - персонаж упоминается в моей работе "Она наблюдала за Армагеддоном"
Фрид (Фридрих) - (если кто-то забыл) ОМП, см. главу Шаг 3.
17 декабря. Шантра. Торговый уровень

― Ты только глянь! ― Саша прильнула к стеклу, практически утыкаясь в него носом. ― Озеро под землей!
Остальные тоже не могли оторвать взгляда от открывшегося перед ними вида.
Стены вагона, места в котором Эрвин полностью выкупил для своего отряда, представляли собой стеклянные пластины, которые совершенно не мешали наслаждаться красотами города. Поезд как раз выехал из очередного туннеля, разделяющего районы Шантры, и оказался в самой старой, если верить современным историческим книгам, части города.
Первое, что бросилось людям в глаза ― огромное пространство, заполненное водой. Железная дорога проходила по мосту, проложенном сквозь это подземное озеро, отчего могло показаться, что поезд едет практически по воде. Мимо пролетали какие-то незнакомые разведчикам птицы, свет сотен ламп придавал воде неестественные, но красивые оттенки. Стремительно приближалась набережная, которая вся сплошь была уставлена мелкими судами и огромными статуями величественных женщин. Самые высокие из них доставали руками до потолка уровня. Некоторые держали в руках фонари или заменяли собой колонны.
― Люди кажутся такими маленькими, ― Хистория слегка подвинула Эрена плечом и забралась на диванчик с ногами. Так было удобнее всего.
― Не толкайся, ― возмутился Йегер, но конфликтовать не стал: перебрался на соседнее кресло. ― Армин, смотри, корабль.
И действительно, параллельно быстро едущему поезду двигалось судно. Судя по символике, он принадлежал клану „Рычащего леопарда“, но вряд ли был флагманом. Глубина и размеры озера позволяли делать суда намного большего размера.
"Почти как море. Наверное", ― подумал Армин и тут же удивленно воскликнул:
― Это что титан?
И действительно, по широкой набережной шел титан метров двенадцать в высоту. Но никто, казалось, не обращал на опасное существо внимания. Не было слышно ни испуганных криков, ни предупреждающих возгласов полицейских, приказывающих горожанам немедленно проследовать в безопасное место.
― Черт, да он же разгружает тот вагон, ― заметил Эрен. ― Круто. Это так экономит время.
Он вспомнил, как еще до поступления в кадетское училище подрядился вместе с Армином таскать ящики с дровами (разгрузку продовольствия беженцам не доверяли). Оба работали весь день, хотя сделали, по сравнению со взрослыми, не очень много, и под конец еле держались на ногах. А тут один титан одной рукой перетаскивал из вагона и ставил на корабль столько, сколько они переносили за день.
― Тише, командор смотрит, ― шепнула Микаса. Она не одобряла, когда кто-то начинал восхищаться обществом титанов. Что-то в ней инстинктивно вопило, что поддаваться этим облегчающим жизнь новшествам нельзя. Это же так неестественно, и люди, должно быть, из-за всего этого становятся жутко ленивыми. Не способными бороться за выживание.
Эрен послушно затих. Командор Эрвин действительно не отрываясь смотрел на расшумевшихся рядовых, изредка отвечая на вопросы Ханджи. Было в этом взгляде что-то такое, из-за чего Эрену стало не по себе. А может это просто последствие усталости или реакция на сытость? Он не помнил, когда наедался так сильно в последний раз, и время от времени его клонило в сон. Подзабыл это ощущение.
"Но командор действительно какой-то странный в последнее время", ― подумал Эрен, но тут же мысленно отругал себя. Откуда ему вообще знать, какой командор на самом деле? Да и обсуждать командование ― прямая дорога к поражению. Даже Жан, который прежде часто заговаривал о несовершенстве системы, себе такого больше не позволял. Может и думал что-то эдакое, но ни с кем мыслями не делился.
Эрену стало совсем тоскливо. Захотелось поболтать с кем-нибудь, может даже подраться, хотя бы шуточно. Только чтобы спустить пар. Но Жана и Конни оставили в доме с Эммой, а задиру Имир, которая в последнее время вела себя чересчур тихо, дали им для подстраховки. Никто из рядовых так и не понял, почему командор в последний момент отдал такой приказ. Было бы намного логичнее усилить отряд еще одним титаном, а не охранять странный полупустой дом. Но никто из рядовых не высказал свои соображения командованию. В конце концов, старшим же виднее.
Поезд стал тихо замедлять свой ход и, в конце концов, остановился на перроне. Первое, что бросилось в глаза вышедшим из вагона разведчикам ― невероятная чистота. На станции, обложенной белым мрамором, не было ни намека на грязь. Повсюду стояли прямоугольные металлические ящики, называемые "урнами" (это слово, как и многие до этого, пополнило лексикон разведчиков). Многочисленные полицейские стояли на своих постах и ревностно следили, чтобы пассажиры курили только в специально отведенных для этого местах.
― На мой вкус здесь слишком много легавых, ― буркнул Ривай, и Ханджи не могла с ним не согласиться. В книгах о Шантре, которые она читала в последние дни, было сказано, что вокзалы, водные пути и системы вентиляции ― это объекты высшего приоритета безопасности. Но они-то были на самой обычной станции. Не самой большой, не самой важной ― рядовой.
"Может все это из-за их праздника Жизни? ― Ханджи старалась вычислить в толпе тех, кто следит за группой разведчиков. Никого пока не обнаружила, но чувствовала чей-то незримый интерес. ― А может мы причина этого скопления полицейских? "
Размышляя об этом, Зоэ вместе с остальными вышла со станции и оказалась в заполненном людьми просторном помещении. Купол из стекла создавал ощущение защищенности, а отсутствие стен не лишало свободы.
Эрвин подозвал к себе девушку, одетую в форму служащей железной дороги, и вместе с Ханджи отошел в сторону. Нужно было договориться о наёме экипажей. Рядовые остались с Риваем. Тот приказал стоять на месте, но больше ничем не ограничивал: можно было свободно разглядывать горожан, читать вывески на стенах, разговаривать.
Хистория шепнула Микасе, что немного расстроена из-за их однотипной одежды ― обычные штаны и белая рубашка сильно выделялись на фоне искусно сделанных нарядов горожан из верхних уровней. Но она не нашла поддержки. Все-таки, Хистория и Микаса никогда не были близки.
Тем временем, Армин и Эрен заметили необычное оружие у одного из охранников. Чем-то оно напоминало привычное ружье полицейского, но имело только одно дуло, и было намного короче. Парни сошлись на том, что было бы здорово обзавестись такими для защиты. Достанешь в каком-нибудь районе Троста или даже в столице, и человек сразу же убежал бы! Испугался бы неизвестного оружия.
А вот Саша слегка заскучала. Лишившись компании Жана и Конни, она почему-то почувствовала себя неуютно. Ей даже показалось это забавным, ведь с мальчишками Саша только дурачилась. А тут откуда-то скука взялась. У нее, у девушки, которая всегда старалась дружить, но не задруживаться, чтобы потом не делить ни с кем излишки пищи и других благ…
"Может я стала воспринимать всех как семью? Ханджи ― строгая мама, мы все братья и сестры, которые должны друг о друге заботиться. А капрал и командор ― строгие дядья с безумными идеями и воспитательными методами. А чем это пахнет? "
Остальные тоже обратили внимание на сладковатый запах, который, казалось, наполнил весь воздух. После недолгого принюхивания и обследования станции, подростки нашли источник: в дальнем углу зала открылась палатка, торгующая фруктами в меду. Хоть молодые разведчики и были сытыми, но сладость так пьянила.
― Давайте быстро сбегаем и купим на всех. Деньги-то есть, ― как раз сегодня Ханджи выдала каждому по три местные монеты.
Но никто не сдвинулся с места, ведь Ривай стоял совсем близко. Правда, смотрел в другую сторону, как будто подопечных и не существовало.
― Саша, не подведи, ― Армин быстро оценил обстановку. ― Ты же самая быстрая из нас. И незаметная. Как раз успеешь, пока командор вернется.
― Ага, раз такой умный, может, сам сбегаешь? ― Саша и сама обдумывала этот вариант, но кое-что ее пугало. ― И с капралом потом сам разбираться будешь.
Остальные промолчали, ведь никто, даже Микаса, не смел вызывать недовольство Ривая.
― Жалко-то как… ― вздохнула Хистория. ― Там же кроме фруктов еще что-то продают.
― Интересно, что это такое коричневое и плоское? ― рядовые видели, как какая-то женщина купила и отдала своему сыну плитку сладости. Ребенок выглядел очень довольным. Он тут же впился в угощение зубами, тем самым вызвав зависть у разведчиков.
Они так засмотрелись, что не заметили, как к ним подошел Ривай. Оказалось, что командор уже нанял два экипажа и вместе с Ханджи ждет на улице. Микаса и Армин должны были ехать вместе с Риваем и командором, а Саша, Хистория и Эрен ― с Ханджи. Смит не исключал того, что на них могут напасть. Он начинал опасаться мести из-за ревности со стороны Андрэ и Николаса, хотя и не озвучивал свои мысли. Хватало и того, что, для подчиненных, он не желал рисковать общим делом. Если с ним что-нибудь случиться, Ханджи снова должна была возглавить разведчиков и принять предложение Анни. Эрвин полагал, что Ядвигу вряд ли заинтересует союз без его личного в нем участия.
"Ханджи смогла бы сговориться с Знающими. Судя по всему, они ученые. Враждебно настроенные хранители знаний прошлого, которые исчезли по неизвестной причине… Хоть бы они еще были живы, а то весь план полетит в глотку титана", ― так думал командор, дожидаясь возвращения Ривая. Остальные уже давно заняли свои места. Извозчики смиренно ждали приказа тронуться.

Ривай появился через несколько минут. Невозмутимо занял свое место у окна и сообщил, что отучал одного сорванца лазать по его, Ривая, карманам.
Любой коренной житель Шантры очень удивился бы этому событию, ведь на верхних уровнях такие правонарушения происходили крайне редко, но люди из Застенного Королевства не придали этому большого значения. Подумаешь, карманник. На любой рыночной площади их по пять штук водится!
Только Эрвин, проживший в Шантре чуть дольше, мысленно улыбнулся этой отговорке. Садясь в экипаж, он заметил, как Ривай, временами оглядываясь, ― не следит ли кто ― подошел к палатке со сладостями, на которую с таким интересом смотрели рядовые. В начале, Ривай взял пять порций фруктов в меду, но затем, подумав, купил еще две. Должно быть, для Жана и Конни.
"К Имир он еще не скоро проникнется доверием", ― подумал командор и отвел взгляд от топорщащейся из-за свертка жилетки Ривая. Экипаж наконец-то мог трогаться.

***



― Госпожа, какой приятный сюрприз, ― старческий голос Маи звучал так слащаво, что Анни начало подташнивать. Это же надо так стелиться перед Великой Матерью, которую всего пару минут назад ни во что не ставила!
"Хотя, чему я удивляюсь? Хочешь жить ― умей вертеться, а хочешь жить хорошо ― вертись еще больше", ― Анни прошлась по комнате взад вперед и, убедившись, что за ней никто не следит, проскользнула за дверь, скрытую занавеской.
Она точно знала, что там находится библиотека хозяйки магазина "На перекрестке". В прежние времена Анни сама не раз бывала в этом укромном уголке. Там хранились крайне любопытные и редкие рукописи. Как раз ради одной из них Анни и пришла к Мае за три часа до назначенного времени. Но разговор не заладился с самого начала: все время появлялась более волнующие их обеих темы.
Время было очень скоротечно, а Мая как будто чувствовала, что Анни хочет забрать одну из ее драгоценных книг. Нужно было действовать аккуратно: намекнуть, что книга потом вернется на место и подсластить временную утрату подарком. Специально для этого случая Анни принесла свою нашивку, отпоротую от полицейской куртки. Эмблема выглядела слегка потертой, но девушке это даже нравилось. Так она казалась более значимой. К тому же, Анни руку могла дать на отсечение, что ни у кого в пределах владений Великих Матерей не было такого сувенира.
Анни, стараясь не издать ни звука, быстро прошла между узких рядов из стеллажей. Ей повезло: за комнатой и состоянием книг ухаживали, поэтому нигде не было значительных слоев пыли, на которых могли бы остаться хоть малейшие следы её пребывания.
Анни точно знала, что ей нужно. Толстая книга в сером переплете из твердой кожи стояла на самой нижней полке. Анни случайно ее заметила, так что очень воодушевилась успехом. Но пропажу книги, пусть даже так далеко убранной и заставленной другими рукописями, могут заметить. Был только один выход.
Точно зная, какой именно раздел ей необходим, Анни раскрыла книгу на нужной странице. Усмехнулась, порадовавшись, что память ее не подвела, и резким движением вырвала желанный раздел. Получилось слегка неаккуратно, поэтому какое-то время пришлось потратить на доставание оставшихся неровных краев. Сердце билось где-то в горле, слух был обострен до предела, но руки не перестали действовать последовательно и аккуратно.

Когда Анни вернулась в комнату, Мая все еще была за ее пределами и беседовала с Ядвигой.
"Значит, прошло не больше пяти минут", ― Анни заняла свое прежнее место, сделала глоток остывшего чая. Пульс постепенно замедлялся, стал совершенно ровным, будто Анни ничего не крала минуту назад. Девушка и сама старалась внушить себе, что все время была в комнате, практически поверила в это. Только сорок страниц из книги "Происхождение и особенности элитных войск", написанные Знающим Анхэлем Леонхартом, казались обжигающе горячими. Но это была приятная теплота.
Меньше, чем через минуту Анни покинула комнату Маи, чтобы поприветствовать Великую Мать Ядвигу в соответствие с этикетом.

***



"Интересно, она приехала только сейчас или все время скрывалась здесь? "― Ядвига улыбалась, выслушивая приветствие Анни, но встреча не вызывала в ней никаких теплых чувств. Скорее ― раздражение и интерес, ведь Леонхарт смогла ускользнуть из-под наблюдения и оставаться незамеченной целых двое суток. Но, в любом случае, нахождение здесь Анни было нежелательным.
Ядвига специально отменила встречу с главами торговых гильдий, чтобы иметь возможность понаблюдать за разведчиками с близкого расстояния, а Анни точно не даст этого сделать. Трудно даже сказать, из-за чьего присутствия будут сильнее нервничать люди: из-за Анни или из-за неё, Ядвиги.

― Я тоже рада тебя видеть, ― Великая Мать обняла Анни, как старую подругу. ― Я уже начала переживать, не случилось ли с тобой чего-нибудь. Ты так внезапно исчезла.
― Я просто не хотела никому доставлять беспокойство, ― Анни переняла этот дружеский тон. ― Походила по родным местам, навестила старых знакомых, почитала прессу за последние годы ― всего понемногу. Мир как всегда не стоит на месте. Столько событий.
― Да, но все могло бы быть лучше, если бы ты тщательнее подходила к выполнению поставленных задач.
"Она обошла всех, кто хоть что-то мог знать о местоположении Анхэля. Но нашла ли она хоть что-то? Возможно, Эрвин знает", ― Ядвига отпустила охрану, дала знак Мае, чтобы та подготовила заказанное Великой Матерью, и пригласила Анни прогуляться.
Магазин "На перекрестке" на самом деле был огромным зданием, растянувшемся сразу на четыре уровня. Здесь шили одежду, изготавливали ювелирные украшения и оружие, занимались внешним видом посетителей и подавали прекрасные блюда. Правда, покупатели никогда не спускались ниже второго уровня здания. Побывай они там, они бы ужаснулись тем условиям, в которых жили и трудились слуги госпожи Маи. Хозяйка магазина набирала к себе на работу исключительно титанов, хорошо платила, но не очень заботилась о безопасности работников. Большинство титанов, особенно из числа тех, кто работал над созданием оружия, умирали в возрасте до двадцати лет. У некоторых даже не успели появиться первые признаки "титаньей" болезни.
Зато два верхних этажа являлись маленькой сокровищницей проспекта Торговли. Соседи-завистники даже в своих снах не смогли бы нарисовать эти ровные ряды, заставленные оружием, воссозданным по чертежам прошлого.
Но Ядвига выбрала более мирное направление: пошла в сторону галереи, где хозяйка Мая повесила картины из своей личной коллекции. Туда тоже мог входить не каждый посетитель, а сегодня, в день, когда кроме разведчиков никого не ожидали, там даже слуг не должно было быть. Не исключалось намеренное подслушивание, но вероятность была мала, ― Мая всегда опасалась Великих Матерей.

― Что-то я не заметила, чтобы ты была против Эрвина, ― как только за ними закрылась плотная дверь, Анни стала защищаться. ― Если бы я довела дело до конца, его бы здесь не было. Давно бы червей кормил.
― Эрвин, конечно, интересный человек, но не стоит того, чтобы мои солдаты умирали в неравной войне.
Обе прекрасно понимали, о чем говорят. Уже двадцать с лишним лет вдоль границ так называемых "Диких земель" возросла активность гигантов. Как будто какая-то сила гнала орды кровожадных монстров в сторону Стен и территорий, управляемых Великими Матерями. На это не обращали особого внимания: специальные патрули, посланные Ядвигой, либо уничтожали неугодные группы, либо натравливали гигантов на редкие экспедиции разведки.
Но все изменилось, когда сразу пять разведывательных отрядов Великой Матери не вернулись назад. Шестой же отряд, оказавшийся более удачливым, сообщил о сильном титане со способностями Координаты. Описывали необычный вид: тело, покрытое шерстью, длинные передние конечности, умение говорить. Информацию тут же засекретили, свидетелей либо устранили, либо заставили молчать, ― Ядвига не могла допустить, чтобы ее народ знал, что монстр, которым уже несколько поколений пугают детей, существует на самом деле.

И, если верить рассказу Ядвиги, Знающий Анхэль и выдвинул теорию, что Морис* ― обезьяноподобный титан ― хочет использовать население Застенного Королевства для получения бойцов в свою армию.
"Люди там забыли свою историю, ― пересказывала Ядвига слова Анхэля. ― Они не смогут дать достойный отпор. Меньшая часть погибнет, а все остальные, под действием сил Мориса, обратятся гигантами. Обладая такими силами, он вполне сможет сокрушить защиту границ Ядвиги и, если не полностью уничтожит клан "Голубого цветка", то сведет его численность к минимуму".

Анни услышала эти слова в первый час после пробуждения из кристалла в доме Знающих, и приняла их на веру. Не задумываясь, почему отец дошел до такого отчаяния, что решил уничтожать невинных. А когда Анни узнала, что они уничтожили город, в котором жила семья Григория, она совсем засомневалась в том, что приказ исходил именно от отца.
Анхэль и Григорий часто ссорились, обвиняли друг друга в общих ошибках, но даже тогда продолжали действовать сообща.
"Даже исчезли они примерно в одно и то же время", ― размышляла Анни, выслушивая сдержанные обвинения Ядвиги. Про себя она давно решила, что главный ее враг ― Великая Мать. Она могла подделать письмо. Она была доверенным лицом как для Знающих, так и для самой Анни. И именно ей, ради сохранения своего народа, было выгодно подстроить уничтожение части человечества.
"Если бы я только поняла это раньше. Тогда бы я ни за что не привела сюда Эрвина. Отца здесь нет", ― Анни сформулировала эту неприятную мысль, но внешне осталась невозмутимой.
А что бы она смогла сделать по-другому? Ничего.
Анни прекрасно помнила, в каком состоянии был командор Смит, когда они встретились, ― не выдержал бы, побеги она в другое место. Повезло еще, что она не направилась в клан Синей Совы, не зная, что их кто-то уничтожил.
"Но по дороге к Кровавой капле нас встретила Ядвига. Неужели какой-то шпион сопровождал нас всю дорогу и весточку успел послать хозяйке? И про захваченных разведчиков Ядвига знала, и про их маршрут как будто кто-то ей на ухо шептал. Неужели…" ― Анни замерла на месте в нерешительности глядя на Великую Мать, но толчок пола сбил ее с толку.
В тот момент обе Координаты молчали. Многое было высказано, еще больше ― недосказано, но обе предпочли не продолжать этот разговор. Незачем было портить отношения раньше времени.
И Анни, и Ядвиге для своих планов нужен был Эрвин. Так уж в человеческой природе заложено: толпа идет за сильным лидером-вдохновителем, который зажигает огонь в их сердцах. За таким люди идут на смерть с улыбкой на губах и искренней верой в правоту своего дела.
Эрвин как раз был проверенной кандидатурой на этот пост. Вот только ни Ядвига, ни Анни не собирались им делиться. Анни пришлось признать, что, подпустив Ядвигу к Эрвину, она совершила недопустимую ошибку.
"Прошлый командор Смит практически мертв", ― толчок повторился снова, и предыдущая мысль-догадка была окончательно потеряна.

― Простите за беспокойство, ― Мая вбежала в комнату с впечатляющей для пожилого человека прытью. ― Надеюсь, вас не сильно напугала эта тряска. У нас маленькая авария в ювелирном цеху.
"Ага, настолько маленькая, что заслуживает первой полосы в газетах. Такое в моем городе, ― Ядвига скрестила руки на груди и мысленно оценила силу толчка. В цеху как минимум взорвалась основная печь. Если подряд произойдет минимум восемь таких аварий, то одна из несущих колон торгового уровня может покрыться трещинами. ― И сделать с Маей ничего нельзя. Прижать нельзя ― сердце у нее слабое. Помрет, а смены нет".
― Госпожа, ― Мая тем временем опустилась перед Великой Матерью на колени и, казалось, совсем не замечала Анни. ― Ваш заказ готов и ожидает вас в комнате номер четыре. Желаете посмотреть наш каталог? Может чего-нибудь еще?
― Бутылку белого вина. Я задержусь, ― Ядвига заметила, что от ее последней фразы Анни дернулась.
"Да, милая, ты все правильно поняла. Я не отступлю".

Больше Координаты не сказали друг другу ни слова. Только когда два экипажа без гербов заехали во внутренний двор магазина "На перекрестке", Анни покинула свой наблюдательный пост. Девушка слегка нервничала перед встречей с разведчиками. Эрвин сейчас не опасен, а вот остальные… Анни старалась морально подготовиться к любому исходу.
Ядвига же осталась стоять на месте. Она внимательно наблюдала, как из экипажа выходят люди. Первым на улицу вышел Эрвин, и Ядвига невольно засмотрелась. С каждым днем мужчина выглядел все лучше: жизнь как будто вернулась к нему за короткий промежуток времени. Если бы не отсутствие правой руки, ни у кого даже мысли не возникло усомниться в превосходстве его физических данных.
Но на мгновение Ядвига пожелала вырвать ему и вторую руку, увидев, как Эрвин подает ее темноволосой девушке. Та явно смутилась из-за этого жеста, но помощь приняла, ― ступеньки в наемных экипажах часто были сильно расшатаны. Затем вышел светловолосый парень и Ривай, ― его имя Ядвига запомнила из-за интереса к его персоне. Ей слишком редко встречались люди, неподвластные силе ее взгляда, и Ядвига не верила, что это случайность или банальное совпадение.
На второй экипаж женщина взглянула лишь мельком: заметила, что с командором приехала его заместитель, Ханджи Зоэ, и еще три солдата. Имир среди них не было.

Больше Ядвига не медлила. Она быстро прошла по коридору, пугая слуг громким стуком каблуков, и, зайдя в комнату номер четыре, хлопнула дверью. Вино уже принесли, а на круглом столе стояли два ящичка с заказами.
Но было в этой комнате и инородное присутствие, о котором не знала даже госпожа Мая. В кресле напротив белоснежного диванчика, на который присела Ядвига, вальяжно развалился рыжеволосый парень. Выглядел он как характерный наемник, но одевался щегольски: не скупился ни на элегантную броню от пуль из металла и кожи, ни на дорогие сигары. Как раз одну из них он купил сейчас, закинув ноги на стол.
― Ты долго, ― заметила Фридрих, когда Ядвига вошла, и даже не сделал попытку поприветствовать ее как велит этикет. ― Неужели Анни тебя так уболтала?
― Ты забываешься, ― Ядвига не потрудилась начать оправдываться. Велика честь. ― Надеюсь, ты тут ничего не трогал.
― Нет, госпожа, ― гость намеренно исказил голосом последнее слово. ― Нечего мне делать, кроме как по женским тряпкам лазать, ― и засмеялся громко и как-то так неприятно, что Ядвига поморщилась. Раньше он смеялся совсем не так. Добрее, что ли…
Парень тем временем все хохотал и, казалось, не собирался замолкать. На его губах выступила желтоватая слюна, а рыжие пряди волос, прежде аккуратно прикрывающие лоб, откинулись назад, обнажая полузажившую ссадину, ― даже у титанов с многолетним стажем раны в Шантре заживали крайне медленно.
― Фридрих! Фрид! ― в определенный момент Ядвига начала нервничать. Уж слишком у этого неуравновешенного мужчины-Координаты расширились зрачки.
"Хоть бы не обратился прямо здесь", ― мелькнула у нее в голове.
Но опасение оказалось напрасным. Фрид, бывший член клана "Голодные Охотники", неожиданно замолчал и помрачнел.
― Ты изменилась. Стала более сдержанной. Лет сто назад ты бы мне нож промеж ребер уже воткнула, ― он снова улыбнулся. ― Аж тошно!
Ядвига среагировала тут же. Секунда ― и она нависла над Фридом, приставив к его горлу изящный кинжал. Выглядела она довольно агрессивно.
― Как низко ты пал, Фрид. Ты животное, ― ее голос переполняли брезгливость и раздражение. ― Хотя нет, животные чувствуют угрозу, а ты даже об инстинкте самосохранения забыл, ― она хотела убрать кинжал от горла Фридриха, но тот не пожелал этого. Резко подался вперед и намеренно оцарапал себе горло лезвием. Улыбнулся еще безумнее, когда заметил, что Ядвига следит за каплей крови, выступившей и уже начавшей скатываться вниз по светлой коже.
― Врешь ты все. Мое чутье бесподобно, и я точно знаю, что ты терпишь меня только по одной причине, ― Фрид облизнул нижнюю губу. ― Не хочешь пачкать свои милые пальчики в чьей-то кровушке. Так ведь?
На мгновение Ядвиге захотелось встать и отойти от Фрида как можно дальше, чтобы никогда с ним не говорить и никогда его не видеть. Но она сдержалась.
Еще до того как её начали называть Великой Матерью, Ядвига встречала разных людей и титанов, медленно училась взаимодействовать с ними, но всегда знала, что самыми опасными являются полусумасшедшие люди. Такие не чувствуют страха за собственную жизнь, совершают поступки, которые не поддаются логике обычного разума. А иногда встречаются и те, что упиваются чужими смертями.
Фридрих как раз был одним из них. Когда-то он чтил жизнь, теперь же отнимал ее, не задумываясь и с улыбкой на лице. Ему просто нравилось видеть, как тускнеет жизнь в глазах поверженной жертвы. Фрид искренне расстраивался, если пропускал этот момент.
А недавно Ядвиге сообщили о новой страсти старого знакомого. Фридрих увлекался дрессировкой диких гигантов.
Координата прибыл в Шантру под конвоем, но сидя на плече у своего гиганта-марионетки, и сразу же заявил, что хочет встретиться лично с Ядвигой. Конвоиры только посмеялись над ним. Не узнали, за что и поплатились. Фрид всего лишь щелкнул пальцами правой руки, и казавшийся спящим гигант сорвался с места. Он действовал так четко, бил так смертоносно, что даже опытные и готовые к неожиданностям бойцы не смогли сдержать его натиск. Когда прибыло подкрепление, в живых остался только один перепуганный до полусмерти солдат. Фридрих всегда сохранял жизнь хотя бы одному противнику: он любил, чтобы кто-нибудь рассказывал о его бесчинствах, но не терпел выдумок не присутствующих на событии людей. Если он убил пятьдесят стражников, то должны и говорить о пятидесяти, а не добавлять десяток другой.
Но была у Фрида и еще одна слабость. Кроме кровавых расправ, он любил примерять на себя какие-нибудь одному ему понятные роли. Прежде, чем он предстал перед Ядвигой, Фрид развил паранойю у половины своих конвоиров, а вторую половину послал к праотцам.
Зная все это, Николас ― на момент прибытия Фридриха в Шантру только он был в состоянии повлиять на Ядвигу, ― был категорически против встречи Великой Матери и этого неуравновешенного убийцы. Но Ядвига никого не слушала. Она ведь знала Фридриха давно. Ядвига пошла одна, как требовал того Координата, и долго с ним беседовала, не желая терять такого важного информатора.
Эта встреча состоялась двенадцатого декабря. Эрвин и Анни уже начали обживаться в столице, а от Андрэ было получено несколько донесений, но Ядвига все равно хотела знать все из первых уст. Она заставила Фрида рассказать каждую деталь о плененных им разведчиках, хотя Координата и утаил знание, что Ривай является Аккерманом. А еще Ядвига поблагодарила за сообщения о перемещениях клана "Голодные Охотники", которые Фрид присылал ей все это время. Ее благодарность заключалась в финансовой поддержке и в не обращении внимания на убийства молодых светловолосых девушек. Это было довольно неприятное условие, ведь убийства потрясли всю Шантру, но Ядвиге нравилось отмечать в жертвах одно милое сходство. Все они были похожи на Анни.

― Раз ты все и так знаешь, ― Ядвига коварно улыбнулась, ― немедленно езжай на место и делай то, что умеешь лучше всего. Убей их всех. Адрес ты знаешь.
Фридрих снова рассмеялся и, ничего не сказав, поднялся со своего места. В коридоре он накинул на себя капюшон, чтобы не привлекать к себе внимания. Не торопясь спустился по лестнице, проскользнув мимо прислужника, который шел сообщить Эрвину, что Великая Мать ожидает в комнате номер четыре. Спускаясь к выходу, он чудом не столкнулся с Риваем и остальными разведчиками и еле сдержался, чтобы не напасть. Идея была соблазнительной, интерес велик, но Координата смог уговорить сам себя, что время еще не пришло.
Его ждала более интересная охота в доме Знающих.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.