Нежданная гостья +25

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион»

Основные персонажи:
Элрос (Тар-Миньятур, Элероссэ), Эльвинг
Рейтинг:
G
Жанры:
Флафф
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
О том, как Эльвинг приплыла в гости к уже выросшему сыну.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
31 декабря 2013, 11:48
Каждый день в этой земле был особенным, невероятным. По крайней мере, так думал Элрос, сразу и всей душой полюбивший дарованный ему и его народу остров. Нет, не так — Остров. Остров Нуменор.
Вот к этому он привык не сразу — к тому, что народ теперь «его», не по именованию, не потому только, что он — часть этого народа, а потому, что его нарекли королем. И к тому, как легко и естественно это приняли эдайн, Элрос тоже еще не привык.
Однако привык, не привык, а дел было немало. Остров таил несметные богатства, однако их еще нужно было взять. И люди трудились от зари до зари, строили, ковали, пахали и сеяли. Никто из них не боялся труда, и Нуменор расцветал, потому что в него вкладывали души.
- Государь!
Элрос поднял голову от кипы чертежей на столе. Его оруженосец.
- Государь, корабли!
Он вскочил на ноги. Значит, снова приплыли эльдар, как и обещали! Это было важно для всех эдайн, потому что звездный народ очень помогал им, это было важно для него лично, потому что туда, на Тол-Эрессеа, уплыло немало друзей Эарендилиона. Тех, кто уцелел в Арверниене, тех, кто потом ушел на Балар или с ними под защиту Феанорингов, тех, кто потом, когда раздался Зов Эонвэ, следом за двумя мальчишками покинул леса Оссирианда и присоединился к войску.
Вот так вот, отдавшись накатившим воспоминаниям и почти не обращая внимание на происходившее кругом, Элрос торопился в гавань, гадая, кто из друзей приплыл на сей раз. Там и пристани-то настоящей не было, но разве ж это помеха эльфийским корабелам! Нет. Добравшись до берега, он понял, что увидели гостей поздно — корабли уже встали на якорь, с них спускали шлюпки. Или все дело просто в невероятной скорости эльдар?
Стоя на берегу, Эарендилион вглядывался в скользившие по заливу лодки. Их было много, едва ли не три десятка с пяти кораблей. С легким недоумением Элрос заметил на первой из шлюпок женскую фигурку, застывшую на носу. Или ему показалось?
Нет. Вскоре стали различимы лица, и он узнал эту эллет, не отрывавшую от него взгляда. Узнал - и застыл, почти что забыв об остальных гостях. Он не ждал ее здесь, не думал, что она покинет Аман...
Наконец, лодка мягко врезалась в берег. Элрос подхватил в объятия спрыгнувшую с борта женщину и понес на сухой песок.
- Матушка, - лицо короля обрело несвойственную ему мягкость, - я не ждал тебя...
- Я знаю, сынок, - Эльвинг крепко прижалась к сыну. - Но я упросила взять меня с собой сюда.
Гости, как видно, вполне понимали чувства короля, а потому удовольствовались лишь короткими приветствиями. А потому Элрос, довольно быстро поручив заботу о прибывших своим советникам, смог наконец остаться с матерью наедине.
Они много бродили по острову, Элрос показывал гостье стройку, дома, поля, пасшиеся стада и табуны красавцев-коней. А Эльвинг не могла наглядеться на сына. Она видела, как тот гордится своей землей, как рад показывать ее, достижения своего народа, как он счастлив этой жизнью. И радовалась за Элроса всей душой.
Тот очень изменился со времени их последней встречи. Словно бы раздался в плечах, заматерел, стал крепче на вид. Должно быть, такой отпечаток наложило на него его собственное решение. Элрос стал совсем человеком... Впрочем, это виделось в нем с самого детства: при всем внешнем сходстве с близнецом были в них глубинные различия, заметные лишь близким. Так оно и осталось...
- Ты счастлив здесь, - Эльвинг смотрела в сияющее лицо сына. - Эта земля в самом деле стала твоей.
- Да, матушка, - горячо откликнулся он. - Ты знаешь, я не думал, что смогу быть королем, но... За мной пошли, - он развел руками с каким-то недоумением.
- Ты хороший правитель, - сдержанно отозвалась мать. - Ты любишь свой народ и живешь его жизнью. Ты надежен, как скала, и на тебе можно построить могучее королевство.
Эльвинг всегда умела видеть самую суть душ.
- Ты прогостишь здесь, матушка? - Элрос был чуть смущен ее словами и постарался сменить тему.
- Не меньше месяца. Мне по душе эта земля.
Лицо короля омрачилось. Он рассчитывал, что мать останется здесь на более долгий срок, она же, судя по всему, намеревалась возвратиться с кораблями.
- Я не могу надолго покидать Аман и твоего отца, сынок, - угадав его мысли, объяснила Эльвинг. - Но я еще приплыву. Обещаю.
Настаивать или спорить он не стал. Элрос знал, что его кроткая мать умела быть непреклонной, когда дело касалось серьезных решений. Как видно, у нее были свои причины. А кроме того, в их отношениях чувствовалась... нет, не натянутость, но некоторая недосказанность, что ли...
Слишком плохо они знали друг друга.
Элрос обладал по-эльфийски цепкой и прочной памятью и хранил воспоминания даже самого раннего детства - но это и все, что было у него от матери. Потом были лишь две короткие встречи. И вот теперь - ее приезд.
Он всегда знал, что мама не бросила их. Что она обязательно вернется. Он засыпал в обнимку с Элрондом и видел во сне мать, ее улыбку, чувствовал тепло ее рук, слышал голос. Эти сны и сейчас приходили иногда - когда он падал в постель не смертельно измотанным. Или когда ему было плохо.
Эльвинг понимала все это без слов. И не могла простить себя за судьбу, постигшую сыновей...
Нимлот, давно вернувшаяся из Чертогов, выслушав исповедь дочери, погладила ее по волосам и вздохнула:
- Ты тоже росла без родителей с трех лет - но разве же ты разлюбила нас?
Эллет замотала головой. Конечно, брат ее деда и его супруга воспитали ее, как родную дочь, она любила их - но родители остались родителями. И все же Эльвинг не могла успокоиться.


Уже стемнело. Они стояли на террасе дома Элроса - на острове не было даже слабого подобия дворца, лишь деревянный рубленый дом. Король не искал роскоши..
Эарендилион укрыл мать своим плащом - с моря дул крепчавший ветер, разгоняя тучи над Эленной. Было тихо, только неумолчно пели цикады.
- Мама, - вдруг тихо позвал Элрос. Он никогда не называл ее так раньше. Эльвинг вздрогнула и обернулась к нему.
- Ты очень нужна нам. И мне. И Элронду. Правда.
Эльвинг слабо вздохнула и прижалась к сыну всем телом. Плечи ее вздрагивали. Элрос обнял мать, казавшуюся едва ли не девочкой рядом с ним - она была ниже на две головы.
- Я очень люблю вас, мальчики. Я очень скучаю по вам.
- Я знаю, мама.
Высоко в небе горела Звезда Надежды.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.