Корсар +106

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
One Piece

Основные персонажи:
Коза, Монки Д. Луффи (Соломенная шляпа, Мугивара), Нефертари Виви (Мисс Венсдей, Принцесса Арабасты)
Пэйринг:
dark!Монки Д. Луффи, Нефертари Виви
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Драма, Психология, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Многие любили королеву Нефертари. Вот только кого любила сама королева?

Посвящение:
Сашенька, ты на этом сайте меня, получается, дольше всех знаешь.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это что-то немного-очень странное. Собственно, это дарк-реалити версия ВанПиса, где пираты грубые и пиратские, Арабаста - государство, созданное на основе Египта, то бишь, вся эта муть с кучей украшений, разрисованными лицами и пр. и пр. Я считаю, что взрослый и немножко более реальный, Луффи будет именно таким.
12 января 2014, 20:02
Коза становится на колено и склоняет голову перед своей царицей. Огромная золотая корона сверкает словно солнце – и словно солнце же, ослепляет.

Да здравствует королева страны моря из песков!

Недосягаемая и богоподобная, в этих тяжелых прекрасных украшениях и дорогих тканях, правительница земли на двух реках, на пропитанных кровью врагов песках, на мраморных плитах древних дворцов – Коза, росший с ней, пивший из одного ручья, евший одно яблоко, любил её и потерял её.

Да здравствует королева, спасшая свою страну!

Принцессой, она носила легкие одежды и ходила с непокрытой головой, громко смеялась и не стеснялась танцевать. Народ любил её, а она любила народ.
Коза помнил солнечные блики в её волосах, цвет которым подарило само небо.

Да здравствует небесная королева!

Черноволосый пират ухмылялся от уха до уха, нагло разглядывая стоящую перед ним царицу. Несмотря на скованные цепью руки, он стоял гордо и прямо, смотрел в глаза королеве – о наглец! – и хихикал время от времени. На нем потертые штаны, ноги босые, а красная жилетка в темных пятнах не застегнута, обнажая шрамы на безволосой груди.

- Что ты забыл в нашем порту? – сурово спрашивает властительница, и Коза старается выжечь взглядом в нем дыру, дабы проверить, правда ли, что у пиратов нет сердец.
- Санджи предвидел этот вопрос и передал, что лично он забыл здесь вашу невинность. И хотел бы забрать по возможности оставленное по оплошности в прошлый раз. Ну а мне бы хватило и простого обеда.

Коза задохнулся от возмущения и схватился за ятаган у пояса, но остановился, увидев, что королева покачала головой.

- Знаешь ли ты, чем грозит тебе оскорбление царственной особы, оборванец? – всё не смог сдержаться Коза.

Пират смерил его ленивым взглядом.

- А знаешь ли ты, чем грозит тебе оскорбление короля, глупый пес? – растягивая гласные, произнес он.
- Хватит, - отрезала правительница, - Коза, уйди, пожалуйста.
- Правильно, - кивнул пират, - глупый Коза, пойди погуляй, воздухом подыши.
- Но Ваше…
- Иди.

Мужчина коротко поклонился и бросился к выходу. Конечно же, он не уйдет, как он может оставить свою властительницу без охраны, пусть бродяга и связан.

- Все эти побрякушки тебе не идут, ты знаешь? – без обиняков заявил пират. – Команда передавала тебе пламенный привет. Зоро сказал, что не собирается и шагу с палубы делать и тем более здороваться с тобой – учитывая то, что он так и не попрощался. Сказал, что все силы уходят на то, чтобы попросту не выкрасть тебя из чертового дворца и не вернуть туда, где твой настоящий дом.
- Мой настоящий дом с моими подданными, - тихо и четко произнесла Виви. – Передай им, пожалуйста, что я их очень люблю.
- Сама передавай.
- Но тогда Зоро просто не отпустит меня обратно, верно?
- Не верно, - покачал головой черноволосый, - не только Зоро. Я обещал не красть, не шантажировать, не угрожать и не умолять. Но если ты придешь добровольно, ты не уйдешь. Мне даже не придется связывать тебя – сама не сможешь уйти, ведь так?

По огромному пустому залу разнесся звонкий смех.

- И то правда, - тонкая, высокая и великолепная в своей богоподобной ипостаси, королева бросается со своего пьедестала как девчонка, которую Козу знал когда-то, с которой рос, с которой пил из одного ручья и с которой делил свои яблоки.

Женские руки обвились вокруг его шеи, и спина её сотряслась от рыданий. Пират попытался обнять её скованными руками.

- Ты знаешь, мы ведь не принимаем такие телячьи нежности, я ведь тебе не мерзкий принц какой-то, я король пиратов, ну, ну, хватит плакать, что ты, в самом деле – вся краска потекла, как же ты теперь своему псу глупому покажешься?
- Он не глупый, - икнула. – Господи, замолчи, пожалуйста, замолчи, я ведь не могу сбежать, не могу, понимаешь? Я ведь каждую ночь во сне море вижу, и редкие полеты с Пеллом не спасают!

Красная грязная жилетка из жесткой ткани натирала нежную кожу, но она только сильнее прижалась к пирату. Он гладил её по лопатке и терся щекой о волосы, изредка целуя в темя. Корона уже давно брошена с её головы и откатилась к трону, ненужная и забытая.
Коза смотрел на них, пару раз встретившись взглядом с незнакомым черноволосым разбойником, но тот остался безразличен к самопровозглашенному телохранителю королевы. Высокомерный выскочка.

- Ты несчастна? – он отстранил её от себя, чтобы иметь возможность смотреть в лицо. – Не пытайся врать мне, принцесса Виви.
- Я уже королева, - сквозь слёзы улыбается та, - и я счастлива сейчас настолько, что не могу поверить, что это всё происходит в самом деле.
- Ты думаешь это сон? – фыркнул пират. – Дурочка. Я делаю всё, что захочу, забыла? Я захотел увидеть тебя – и вот я здесь. И спрашивал я тебя не об этом. Я уйду, ты ведь знаешь, я не могу остаться. Но ты можешь пойти со мной.
- Ты клялся, что не станешь уговаривать, а примешь мое решение.
- Я меняю условия. Если понадобится, я тебя засуну в мешок, притащу на корабль и запру в каюте, пока мы не окажемся за три тысячи миль отсюда. Я буду стоять на коленях, я разнесу этот дворец к чертям, убью этого твоего белобрысого дружка, захвачу в заложники половину жителей твоей страны – да что угодно сделаю. Если ты сейчас же не скажешь мне, что счастлива здесь, что хочешь остаться, а не уйти со мной.

Сердце у Коза остановилось. Солнечные лучи, цветные, падающие через окна с витражами, танцевали в её волосах. А затем пират взял её лицо в ладони и в этом тихом спокойном поцелуе было столько, что он не выдержал и ушел.

По крайней мере, он был уверен, что её не дадут в обиду.

*

С пожелтевших плакатов широко улыбался черноволосый пират в соломенной шляпе. Правительница страны, благословляя, целовала в лоб младенцев и стариков и раздавала тяжелые украшения, драгоценные металлы и камни, оставив себе лишь разлетающиеся крыльями накидки и платья. Пренебрежение подарками оскорбляло царей, влюбленных в её непокрытую голову и голые круглые плечи, в её глаза, темнее арабской ночи, и чистый звонкий голос. Но солнечные зайчики отбрасывал ятаган у пояса её верного стража, который стоял не из-за зарплаты, долга или даже веры – он стоял из-за любви, не имея ни выбора, ни желания выбирать.

У берегов качался на волнах корабль с неопознанными флагами и рогатой химерой на носу. Капитан наконец надел сапоги и шляпу, отобранную стражами у несопротивляющегося гостя в царском дворце. Верный мечник сидел спиной к пескам, а доктор-оборотень глотал глупые детские слёзы. Кок одолжил свою куртку рыжему навигатору, дрожащему, словно осиновый лист.

Они все поднимают руки к небу, чистому и голубому, и на их руках темнеют шрамы в форме крестов, сделанные, кажется, вечность назад.

- Да здравствует королева Арабасты!

Король пиратов оглушительно смеется, бросая пустую бутылку из-под рома в море.

Давным-давно он забыл в этой стране свою жену. На пальце Виви Нефертари – колечко, сплетенное из соломы.
Луффи знал, что скоро у него родится сын.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.