Поругаться и помириться 5

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Антон\Вика
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Повседневность
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Такая приятность – поругаться и помириться, правда? (с)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
12 марта 2012, 01:30
Она прикусила замочек застегнутой под горло водолазки и посмотрела в окно. Глупые серые тучи лениво ползали по небу, не желая ни уходить, ни делиться чем-то большим, чем липкая морось. Противные мутноватые капли стекали по оконному стеклу, затрудняя и без того скудный обзор. Чуть подрагивали от ветра грязные лужи, покрываясь рябью от мелких капель. Серенькая тощая кошка пряталась под тронутым ранней зеленью кустом. Счастливая парочка подростков, счастливо и туповато улыбаясь, прошлепала по лужам.
- Эмм… Кофе будешь?
Вика сделала вид, что не заметила подошедшего со спасительным напитком парня. Через пять томительных секунд пытливого взгляда и неуместной улыбки игнорировать его стало нереально, поэтому, недовольно скосив глаза на предложенную чашку, а затем и на мужчину, она быстро протянула руку, пристроила чашку между ладоней и сделала глоток. Кофе всё-таки хотелось.
- Горячий…
«Как-то безэмоционально вышло…»
- …Спасибо.
Антон едва слышно хмыкнул и тоже посмотрел в окно – всё та же серость. Скучно.
- О чём грустишь, Вичка? - шутливо и с упором на последнее слово произнес он.
- Пошел к чёрту! - беззлобно, но веско.
Желание разговаривать у нее совершенно отсутствовало. Только смотреть на серую хмарь и беспричинно грустить. Кофе резко расхотелось, поэтому во рту снова оказался уже изрядно покусанный замочек. Чашка немного обжигала замерзшие ладони. Зато грела. Антон снова хмыкнул и уселся в кресло чуть позади нее.
Лениво прорегистрировав его действия, девушка снова погрузилась в себя.
«Что ж, не мучит вопросами – оно и к лучшему. Всё равно ответить-то нечего».
И они молчали. Каждый о своем.
Она считала грязные капли и рисовала пальцем по запотевшему от ее дыхания стеклу. Он, словно большой кот, развалился в кресле и, полуприкрыв глаза, наблюдал за ней, потягивая кофе.
- Дурацкий день.
- Несомненно. А почему?
«Ох, вечно он так! Согласится и переспросит! Вот дурак!»
- Потому что.
- Лаконично, - досадливо фыркнув, Антон совсем закрыл глаза.
Кофе в ее руках немилосердно стыл. За окном ничегошеньки мало-мальски интересного не происходило.
«Скоро придется оборачиваться, иначе помру со скуки».
Вика грустно вздохнула. Всё-таки было что-то заманчивое в такой вот странной и почти беспричинной грусти. Ужасающе медленно шли минуты. Смотреть в окно больше не было никаких сил. Она медленно развернулась и, стараясь не смотреть на Антона, пошла в сторону кровати, забралась на нее с ногами, положила голову на согнутые в коленях ноги, закрыла глаза. Поза получилась не особо удобной. Очень хотелось ее поменять. Но каждый случайный шорох казался слишком громким и больше напоминал грохот. Вика открыла глаза и сконцентрировала взгляд на чашке, оставленной на подоконнике. Обычная такая чашка: фарфоровая, белая, с мелкими сиреневатыми цветочками по ободку. Пар от недопитого кофе больше не поднимался.
«Совсем остыл», - отчего-то печально подумала про себя она.
Антон совершенно замер и, казалось, даже заснул. Она внимательно вглядывалась в знакомые черты: прямой с чуть загнутым книзу кончиком нос, волевой подбородок с ямочкой, тоненькая морщинка на высоком лбу, всегда появляющаяся, когда он был чем-то огорчен или озабочен, приятные узковатые губы. Его глаза были закрыты, но она точно знала, что даже сейчас они напоминают цветом карамель и полны задорного огня.
Внезапно по его губам расползлась довольная улыбка.
«Чёрт! Значит, притворялся!» - понадеявшаяся на сон друга Вика слишком пристально его рассматривала.
- Долго еще ты будешь на меня дуться? - хитро прищурившись, полюбопытствовал он.
- Дурак! - буркнула она и спрятала лицо за волосами.
- Эмм, ну да… Хотя и не ответ на вопрос.
Обижаться дальше было глупо. Да и не хотелось.
- Недолго… - уклончиво, зато с улыбкой.
Тяжко вздохнув, Антон поднялся с кресла, сел на кровать почти вплотную к ней, взял ее за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза. Она привычно обмякла и покорилась.
- Скажи, что любишь.
«Шантажист».
- Люблю.
Он широко улыбнулся и повалил ее на мягкие подушки…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.