После... +6

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Bleach

Пэйринг и персонажи:
Урахара, Йоруичи, чуть-чуть Айзен
Рейтинг:
G
Жанры:
Эксперимент
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Прогулка по Каракуре

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
12 марта 2012, 13:02
Кошка пришла в сумерках, села у входа, наотрез отказавшись входить в дом. Вместе с ней пришел снег, видимо, последний в этом году. Уже несколько дней как было непозволительно тепло для февраля.
- Что стоишь как неродная? - хозяин остановился у порога, глядя на гостью.
- Незачем в такую ночь под крышей сидеть. Пойдем, погуляем, Киске, - ответила Йоруичи.
- Ты подбиваешь меня на нехорошее! - усмехнулся Урахара и поправил панамку, - Подожди, хаори накину, - и скрылся в доме.
- Тоже мне, подбиваю его! Как будто он только и делает, что сеет добро и справедливость... - заворчала кошка и заметила девочку, выглядывающую из-за неплотно задвинутых седзи.
Уруру, еще более бледная, чем обычно, внимательно смотрела на кошку и не узнавала ее. После Битвы прошло уже около двух месяцев, и страшные раны успели затянуться, Киске на славу постарался, восстанавливая душу-плюс, но, видимо, память к ней так и не вернулась. Йору вздохнула - «Может, и к лучшему», - подняла мордочку к небесам, поймала пастью несколько крупных, неспешно падающих снежинок. Так уж получилось, теперь этот мир придется изучать с самого начала. Мир после войны...
***
Третье февраля, Япония с криками и гиканьем празднует Cэцубун*. Праздничные процессии и люди в масках наполняют улицы. «Они - вон! Счастье в дом!» и россыпь бобовых зерен.
Выходя из дома, Киске взял пакетик разноцветных бобов. Почему нет?
Город был ярко освещен. В этот вечер не жалели иллюминации. Снег искрился в искусственном свете, и, казалось, окрашивался во все радужные цвета. Красный у входа в большой супермаркет, оранжевый у небольшой кафешки на углу, желтый у клуба с игровыми автоматами, зеленый у книжного магазинчика, голубой у фешенебельного ресторана, синий у неприметной лавочки, фиолетовый у входа в казино...
Яркие маски, пышные демонские гривы, замысловатые костюмы - все добавляло безумия этому дню.
«Они - вон! Счастье в дом!»
- Мир не изменился, Йору. Ни на полмизинчика, - Урахара шел, чуть сутулясь, словно на плечи ему легло неподъемное бремя. - Те же пути ведут за горизонт, те же звезды смотрят с небес. И снег, снег...
- В тот день тоже шел снег.
- Шел. И что?
- Ты говоришь о внешней стороне. И сам прекрасно знаешь, как изменилась внутренняя.
- А что внутренняя? - деланное безразличие чуть раздражало. - Ну, стало дышать труднее, неприкаянных душ днем с огнем не сыщешь, все сгребли подчистую. И что? Это как-то повредило городу? Смотри, - Киске остановился и обвел руками вокруг, - жизнь продолжается, не этого ли мы добивались?
Кошка дернула хвостом и фыркнула.
- Ты сам-то веришь в то, что говоришь?
Мимо промчались дети, смеясь и крича, за ними, подвывая, боком скакал мужчина в красномордой маске они. Киске бросил ему под ноги горсть бобов, тот зашипел, затряс головой, очень правдоподобно изображая демонские мучения, но был вынужден отступить.
Йору от греха подальше забралась на плечи Урахаре и устроилась там воротником. А детям было радости! Они окружили лавочника, благодаря его за чудесное спасение. Ручонки тянулись к кошке - погладить...
- Пошли-ка отсюда, а? - наконец не выдержала Йоруичи.
«Они - вон! Счастье в дом!»
***
- Вон там, в переулке, жил, если можно так сказать, призрак старика-цветочника. Его сбила машина, когда он шел со своим лучшим букетом на день рождения внучки. У того дерева была девушка, что-то там с несчастной любовью связанное. Там дальше - мальчик лет семи. А вот здесь из-за угла обычно выскакивал лезущий лизаться терьер. На другой стороне иногда появлялась пожилая женщина, ведущая на поводке таксу. Десять шагов туда, десять обратно - вот и вся прогулка. А если зайти вон в ту подворотню, то можно было бы увидеть небольшую стайку крыс. Там ресторан, и когда-то всех грызунов нещадно травили. Если и дальше идти по вот той улочке, можно встретить женщину, которая ищет сына. А вон там когда-то разбился мотоциклист, - Киске замолчал, переводя дыхание.
- Зачем ты мне все это рассказываешь? - поинтересовалась кошка.
- Тебе? Да нет, скорее себе. Пытаюсь найти отличия теперешнего и прежнего мира. Ведь, вроде бы, жизнь продолжается, но так и хочется спросить у небес: где, где все это? Но, несмотря ни на что, я уважаю Айзена. Уважаю в первую очередь за то, что он, как всегда, непредсказуем. Кто же подумать мог, что он не тронет реальный мир, зато духовный выжмет до последней капли?
Йоруичи невесело усмехнулась.
- Такое ощущение, что ты хочешь его оправдать.
- Отнюдь, - Киске остановился посреди улицы, глядя на красочную процессию демонов, идущую прямо на него.
- Мир не изменился.
- Ты твердишь это как мантру.
- Пытаюсь поверить? - засмеялся и прикрыл глаза, когда демоны, подвывая и смеясь, закружили вокруг.
***
А в парке, куда они свернули с центральных улиц, было на удивление тихо. Кто бы поверил, что совсем недавно здесь была битва за Каракуру.
- Как Комамура? - Урахара остановился на краю большой поляны.
- Унохана-тайчо молчит.
- Значит, плохи дела.
- Может еще выкарабкается. Звери живучи.
Только кивнул, вспоминая...
***
Старик встретил Владыку лично у разверзнутой пасти гарганты. О чем они говорили, не знает никто. Да и кому какое дело? Главный итог - битва, к которой готовились, которую ждали.
Первыми ударили шинигами.
Урахара не видел начала битвы, был занят тем, что открывал проход в Уэко, чтобы освободить запертых в мире пустых капитанов. Времени на это ушло порядком - Айзен был мастер создавать проблемы.
Когда подкрепление прибыло на поле боя, стало понятно - вовремя.
Кенпачи тут же бросился на врага, не дожидаясь приказов, рейацу било фонтаном во все стороны, а потом его движение стало более направленным. И никто бы не обратил на это внимание, если б не Унохана-тайчо.
- Не думала, Урахара-сан, что ты способен создать абсолютное оружие, - покачала она головой и вызвала банкай.
Да, готовились и ждали совсем другого. Чего угодно, но не этот поток чистейшей энергии, который подчистую слизывал, вбирая в себя, все духовные частицы вокруг.
Накрыло не только Каракуру, но и окрестности.
***
- Для людей ничего не произошло. Только самые чуткие ощутили головную боль.
- А квинси? - кошка потянулась.
- А что квинси? У них осталась гордость, а это немало! Хотя, знаешь, думаю, что скоро уровень духовной энергии в округе восстановится.
- Скоро? Лет сто-двести?
- Не знаю. Если подсчитать количество людей и общее число вырабатываемой ими духовной энергии за миллисекунду по формуле... - Киске забормотал что-то совсем неразборчивое на каком-то тарабарском языке. Кошка терпела это ровно пару мгновений, а после куснула лавочника за ухо и велела командным тоном:
- Вернись!
Киске выплыл из расчетов, в которые погрузился:
- Ай, Йору! - но тут же замер, подняв лицо к небу, с которого все еще падал крупный, пушистый снег.
- И все же, как изящно! Даже я не думал, что мое изобретение способно на такое. Как ловко, - хмыкнул. - Практически одним ударом убить трех зайцев: почти лишить своих преследователей силы, набрать достаточно энергии, и уйти туда, куда нужно, - облизнулся, - Интересно, чем он там таким сейчас занимается?
- Думаю, мы очень скоро об этом узнаем.
- Прошло уже два месяца! Сейретей почти полностью зализал раны. Только Комамура, полезший на рожон, еще не пришел в себя. Пора бы новоявленному ками хоть как-то проявиться!
Йору хотела что-то сказать, но промолчала. Она знала, что Киске ждет с нетерпением, когда же Айзен проявится снова, хотя его интересовал не новоиспеченный Владыка, а возможности, которые открывает хогеку. Каждая новая грань этого изобретения была как бальзам на душу.
- Они - вон! Счастье в дом! - раздалось почти над самым ухом.
- И кого гонят? Некого же гнать! - недовольно фыркнул Киске, разглядывая очередную процессию ряженых, а потом усмехнулся и прикрыл рот веером. - Хотя людям об этом знать не обязательно.
***
Йору скрылась в темноте. Киске какое-то время смотрел ей в след, а потом развернулся и пошел к магазинчику.
Вечер благополучно перетек в ночь, снег все не прекращался, наоборот, усилился и покрупнел. Звуки терялись и заглушались, иногда возникало ощущение, что ты в этом мире абсолютно один. Коснувшись створок седзи, Киске все же помедлил, не стал заходить в дом сразу, а лишь только собрался, как они распахнулись сами, и на пороге появилась Уруру.
- Урахара-сан, а у вас гость.
- В такое время... - Киске достал пакетик с остатками бобов и очень выразительно им потряс. - Ну, пошли выгонять того, кто нарушает наш покой.
***
Он ждал Киске в той же комнате, где когда-то хогеку сменило хозяина.
- И что тебя опять привело ко мне, - насмешливо, - Владыка?
- Пришел поблагодарить.
- Надо же...
- Не надо.
А потом они молчали и просто сидели друг напротив друга, и миру не было до них дела - он как всегда был сам по себе.
Ушел Айзен глубокой ночью, и Киске, глядя ему вслед, бросил за порог остатки разноцветных бобов - не пропадать же.
Они - вон, счастье в дом.
_______________________
* Сэцубун переводится как «раздел сезонов». Считается, что в этот день начинается весна. Празднуется 3-4 февраля. Праздник сопровождается ритуалами изгнания демонов.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.